home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

(Примечание: мои дорогие читатели, если вы обратили внимание на номера записей в моем дневнике, то непременно должны были отметить, что между этой частью и предыдущей существует необычно большой промежуток. Хотя в течение этого, пропущенного, периода и произошло множество интересных событий и мною было сделано множество наблюдений, все они мало относятся к сути моего повествования, и поэтому я отказался от включения их в данную книгу, отдавая предпочтение более важным событиям, последовавшим за ними. Возможно, если позволит время, я чуть позже опубликую некоторые из этих эпизодов, может быть, хитро замаскировав их под фантастику. Однако сейчас я просто коротко подведу итоги событий двух-трех недель, последовавших за известным вам соревнованием.)

Регулярная армия меньше всего была обрадована неспособностью "Красных коршунов" показать лучший результат, чем ничья, в соревновании с ротой Космического Легиона под командой моего шефа. Затем, как всегда, возникла еще и вероятность того, что их новые приказы просто затеряются в том бумажном потоке, который отравляет жизнь любой мощной организации. По какой бы то ни было причине, в целях наказания или из-за бюрократической волокиты, но "Красные коршуны" так и не получили нового назначения после подписания контракта, и потому остались прохлаждаться вместе с нами на Планете Хаскина. Лично я думаю, что произошло это из-за недосмотра, потому что если бы армия действительно хотела наказать их, они, несомненно, пребывали бы в самом мрачном настроении.

С первых же минут их появления здесь "коршуны" и легионеры жили словно в горящем доме, но во время совместных служебных дел и неизбежных встреч на вечеринках эти два отряда сблизились настолько, что можно было говорить о возникшей между ними дружбе. (Не говоря уж о взаимной пользе таких встреч.)

"Красные коршуны" были почти без ума от "Клуба", который легионеры считали своим домом, и очень скоро стали проводить там гораздо больше времени, чем в своих казармах. Разумеется, я нисколько не сомневаюсь, что легионеры извлекли огромную пользу из такого общения, поскольку "коршуны" были более чем рады поделиться с ними любой полезной информацией по огневой подготовке или по преодолению полосы препятствий. Кроме того, в обеих группах наблюдался, как и следовало ожидать, заметный интерес к занятиям по фехтованию, которые проводились для них совместно.

Возможно, наиболее значительным событием этого периода был тот факт, что мой шеф наконец-то почувствовал удовлетворение от того, что получил хотя бы поверхностное представление о тех, кто находился под его командой, и все внимание обратил на ту текущую работу, которую обычно принято называть административной. При этом при руководстве ротой в периоды дежурств он постепенно все больше полагался на своих лейтенантов, в то время как сам занимался более ответственными и перспективными делами.

К несчастью, именно поэтому он не присутствовал во время дежурства своей роты на болотах, когда, как говорится, оно и рвануло.

Дневник, запись №152

– И ты уверен, Г.Ш., что твой малый сможет доставить этот товар? – нетерпеливо спросил Шутт, в который уже раз поглядывая на входную дверь коктейль-бара. – Если все это выльется для меня лишь в потерю времени…

– Не стоит так волноваться, кэп, – сказал сержант-снабженец, отчаянным жестом показывая бармену, что пора подать очередную порцию для его командира. – Если мой человек сказал, значит, он достанет их… достанет. Я просто подумал, что было бы совсем неплохо, если бы вы лично встретились с ним прежде, чем в дело пойдут какие-то деньги, вот и все.

Предметом их обсуждения были ножи. Гарри похвастался, что нашел человека, который может обеспечить их большим количеством "быстродействующих" ножичков самой последней модификации, с пружинным механизмом. Вся их прелесть состояла в том, что лезвие у них вылетало из рукоятки прямо вперед, в отличие от большинства ножей такого типа, открывающихся сбоку, и только при нажатии на кнопку, но и при внешнем воздействии, за счет дополнительного пружинного механизма. В общем, это были маленькие смертоносные штучки, к тому же, еще и нелегальные… а, следовательно, дело требовало осторожного, как во всех тайных делах, подхода.

Человек, с которым связался Гарри, не захотел прийти в "Клуб", чтобы обсудить все детали там, а согласился на встречу с ними в их старой "берлоге", в баре отеля "Плаза". Однако легионеров очень хорошо помнили в этом месте, и беспокойство Шутта частично объяснялось тем, что их "связной" может перепугаться, если Песивец или кто-то еще из персонала отеля заговорит с ними при его появлении.

– А как идут дела с инвентаризацией? – спросил Шутт скорее для поддержания разговора, чем с какой-либо целью. – Закончишь на следующей неделе?

– Я буду готов в любой момент, когда вы скажете, капитан. – Сержант усмехнулся. – Только не забудьте одеть какой-нибудь старый мундир, а то все, что подлежит инвентаризации, прилично пропылилось.

– Ну, я, в общем-то, и не собирался заниматься аудиторской проверкой.

– А почему нет? – Гарри нахмурился. – Вы думаете, что мои ребята недостаточно подготовились к этому?

– Ну, не совсем так, – сказал командир. – Я попросил Суси вместо меня провести с тобой пару первых раундов.

– Суси? Это не очень здорово.

Суси, напарник Рвача, оказался не слишком осторожным, когда жаловался на криминальные достижения своего приятеля, и в результате эта история, как и дело о растрате, стала легендой, известной всей роте.

– Представь себе, Г.Ш., что ты посылаешь одного браконьера ловить другого. – Шутт улыбнулся. – Мне кажется, он довольно много должен знать о том, как и что следует искать, наверняка даже больше, чем я думаю. Разумеется, что его работу я так же проверю.

– Но уж не думаете ли вы… Ох-хо-хо. К нам идут неприятности.

Шутт проследил за пристальным взглядом сержанта. В бар только что вошел шеф Готц и тут же направился к их столику.

– Расслабьтесь, Гарри, – пробормотал Шутт. – Не следует показывать, что мы заняты делом.

– Хо! Это хорошая мысль, капитан.

– Добрый день, Уиллард… Сержант. – Теперь Готц уже стоял около их стола. – Не возражаете, если я к вам присяду, или я прервал вашу беседу?

– Вообще-то, шеф, – сказал Шутт, выразительно поглядывая на часы, – мы просто собирались здесь кое с кем встретиться.

Не обращая внимания на столь прозрачный намек, полицейский пододвинул стул и уселся на него, будто бы получил приглашение.

– Просто здорово, что вы упомянули об этом. – Он улыбнулся и махнул бармену. – Мы тут взяли одного парня, по имени Визель Хоункат. Задали ему пару вопросов по поводу взломов, произошедших вчерашней ночью, и знаете что? Вместо того, чтобы потребовать адвоката, как он всегда делает в подобных случаях, все, что он попросил, так это послать кого-нибудь сюда и сообщить, что он не сможет прийти на сегодняшнюю встречу… и вот я здесь, как добросовестный посыльный на общественных началах. Уж не вы ли его ждете?

– Гммм…

– Хорошо. Тогда, значит, у вас есть время, чтобы выпить вместе со мной и, может быть, ответить на несколько вопросов… например, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ОБЩЕГО МЕЖДУ ВАМИ И ЭТИМ ВИЗЕЛЕМ?

Последняя фраза прозвучала как рык, Готц оставил приятные манеры и уставился на двух легионеров.

– Он хотел поговорить с капитаном по поводу вступления в Легион, – проворно ответил Гарри.

Шутт едва сдержался от того, чтобы проглотить кубик льда.

– Вступить в Легион? – Брови полицейского поползли вверх и почти слились с линией волос. – Я знаю, что Легион малоразборчив, когда дело доходит до набора добровольцев, но мне кажется, этот Визель будет несколько ниже… даже ваших требований? На мой взгляд, вам вполне должно хватать одного укрывателя краденого и дельца черного рынка.

При этом он многозначительно уставился на Гарри Шоколада, который беспокойно заерзал на стуле.

– Как должностное лицо, я просто обязан побеседовать с каждым, кто заявляет, что хочет добровольно поступить на военную службу, – спокойно пояснил Шутт. – И вся его жизнь до вступления в Легион не имеет для нас никакого значения. Как вы уже столь тактично заметили, мы берем любого… мы даже бывших полицейских.

Это заявление было встречено хохотом со стороны шефа полиции, но Гарри смог выдавить лишь слабую улыбку.

– Ну, тут, капитан, вы меня взяли голыми руками, – признался Готц, шутливо отдавая честь. – Хотя я не думаю, что вы примите к себе этого Визеля. Это было бы для него слишком большим убытком… то есть, если конечно, вы не выдадите ему при поступлении на службу дополнительную премию лично от себя.

– Это пока всего лишь разговоры, – пробормотал Гарри, сидящий с пустым стаканом. – Вы знаете… так, ничего определенного.

Шеф помолчал некоторое время, поджав губы, затем кивнул.

– Хорошо, – сказал он. – В таком случае, пока оставим это и перейдем к светской беседе. Хотя я и должен сказать вам, что если появится шанс отправить этого Визеля с нашей планеты из-под моей юрисдикции, я с удовольствием помогу оформить все необходимые для этого бумаги.

Он сделал паузу, пока бармен подносил ему выпивку. По молчаливому согласию собеседников Готц заплатил за нее сам, исключая таким образом возможность разговоров о том, что он берет взятки с легионеров.

– Может быть, тогда я вернусь в "Клуб", капитан? – проворчал Гарри, начиная подниматься из-за стола, но Шутт, махнув рукой, заставил его остаться.

– Расслабьтесь, Г.Ш., – сказал он. – Ведь шеф только что сказал, что это всего лишь светский визит, и, между прочим, сейчас как раз самое удобное время для того, чтобы вы двое смогли немного лучше познакомиться друг с другом.

– А где же остальные ваши бандиты, если вы не возражаете против такой постановки вопроса? – сказал Готц, делая глоток. – Что-то сегодня их не видать в городе.

– Они на дежурстве, – объяснил Шутт. – Бесстрашные воины Космического Легиона сейчас, стоя по пояс в грязи, защищают шахтеров от местной экологии и прочих пороков. Тот факт, что мы с Гарри совершенно случайно назначили нашу… встречу в тот самый день, когда на самом деле должны были быть вместе с нашими товарищами, чистое совпадение.

– Да, именно так, – подтвердил Гарри, первый раз искренне улыбнувшись с тех пор, как вошел в бар.

– Скажите, – спросил шеф полиции, хмуро поглядывая на соседние столы, – уж не командир ли "Красных коршунов" сидит вон там, с этой маленькой репортершей… как-там-ее-зовут?

– Дженни, – ответил легионер, даже не поворачиваясь в их сторону. – Я в этом не сомневаюсь. А почему вы спросили?

– Я было решил, что у вас какие-то права на нее. Или она как раз та часть колонии, которая не разделяет вас и армию?

– Она принадлежит самой себе, – сказал Шутт. – По крайней мере, так оно было раньше, и это все, что я могу сказать на этот счет. А то, что мы пообедали с ней пару раз, вовсе не означает…

Пронзительный писк коммуникатора прервал его на середине фразы.

Раздраженный тем, что ему пришлось прерваться именно на тех словах, на которых прерываться не следовало, командир мгновенье раздумывал, принимать вызов, или нет. Решение не нарушать им же установленный порядок показалось ему достаточно разумным, и он включил прием.

– Извините меня, шеф… всего лишь секундочку… Шутт слушает, Мамочка. Что случилось?

– У нас беда, капитан, – донесся до него голос дежурной по связи, в котором не было и намека на обычные шутки.

– Что…

– Я хочу, чтобы вы выслушали это по прямой связи. Будьте готовы к приему сообщения от дозорной группы… Можете говорить, лейтенант.

– Капитан Шутник? Это Рембрант.

– Продолжайте лейтенант.

– У нас здесь трудности. Я решила, что должна известить вас как можно скорее.

Шутт почувствовал пустоту у себя в желудке, но старался говорить спокойно.

– Хорошо. Так что там у вас случилось? Начните с начала.

– Ну, Рвача ранила ящерица…

– Ящерица?

– Она выглядело, как ящерица… только намного больше. Пока что тип не установлен. Во всяком случае, она выстрелила в него в ответ на его выстрел, и…

– И что?

– Она выстрелила, сэр, и его будто током ударило. Он жив, но неподвижен. Мы столкнулись с отрядом неизвестной расы, появившейся на болоте. Разумной и вооруженной.


Глава 15 | Шуттовская рота | Глава 17