home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Калле и Ева-Лотта с самого утра нетерпеливо ждали Андерса в саду булочника, чтобы выслушать его отчет о ночных событиях. Но время шло, а Андерс все не показывался.

— Странно, — сказал Калле. — Неужели его опять взяли в плен?

Они совсем было собрались идти разыскивать Андерса, когда он наконец появился. Он не бежал, как обычно, а медленно шел, и физиономия у него была необычайно бледная.

— Как ты ужасно выглядишь! — забеспокоилась Ева-Лотта. — Может, ты «жертва жары», как в газетах пишут?

— Я жертва вареной трески, — ответил Андерс. — Не переношу рыбу, сколько раз маме говорил. И вот вам доказательство.

— Какое? — спросил Калле.

— Да тошнило всю ночь. Я только и делал, что вскакивал и ложился, вскакивал и опять ложился.

— А Мумрик? Так и остался в комоде?

— Ты что! С этим я, конечно, раньше справился. Уж что я должен сделать, я сделаю, хоть на меня чума напади. Великий Мумрик — в глобусе!

У Калле и Евы-Лотты заблестели глаза.

— Здорово! — воскликнул Калле. — Расскажи! Сикстен не проснулся?

Они уселись втроем на мостик Евы-Лотты. Здесь, на речке было прохладно, ольха давала приятную тень. Ребята болтали ногами в теплой воде. Андерс сообщил, что это действует успокаивающе на треску у него в животе.

— Я вот думаю, — заметил он, — может, это не только из-за трески, может, это нервы тоже. Ведь я сегодня был в доме ужасов.

— Выкладывай все с самого начала, — сказала ЕваЛотта. И Андерс начал сначала. Он обрисовал очень драматично свою встречу с Беппо и то, как он заставил пса замолчать. Калле и Ева-Лотта то ужасались, то восторгались. Они были идеальными слушателями, и Андерс просто наслаждался рассказывая.

— Понимаете, если бы я не дал Беппо шоколаду, я бы пропал, — говорил он.

Затем Андерс описал еще более страшную встречу с почтмейстером.

— А ты бы и ему шоколаду сунул, — вставил Калле.

— Да я уже все Беппо отдал.

— Ну, а потом? — спросила Ева-Лотта.

Андерс рассказал, что было потом. Он рассказал все: про дверь Сикстена, которая даже не скрипнула, про тетку Сикстена, которая, наоборот, очень здорово скрипела, про то, как кровь застыла у него в жилах, когда она завопила, и как ему пришлось поспешно убежать. Единственное, о чем Андерс не упомянул, был теткин локон, который он утопил в реке.

Похождение Андерса захватили Калле и Еву-Лотту сильнее любой приключенческой повести, и они снова и снова заставляли его повторять все подробности.

— Вот это ночь! — с завистью воскликнула Ева-Лотта, когда Андерс наконец кончил.

— Так не мудрено и состариться раньше времени, — отозвался Андерс. — Ладно, главное — что Мумрик на месте. Калле усиленно забил ногами по воде.

— Мумрик — в глобусе! Попробуйте-ка придумать что-нибудь подобное!

Но ни Андерс, ни Ева-Лотта ничего подобного придумать не могли. Они пришли в еще больший восторг, увидев идущих вдоль берега Сикстена, Бенку и Йонте.

— Глядите, какие красивые белые розы растут вон на той ветке! -сказал Сикстен, когда его отряд подошел к мостику.

Бенка хотел воспользоваться случаем и свалить все три Белые розы в речку, но Сикстен остановил его. Алые пришли сюда не драться, они пришли жаловаться.

По законам войны Алой и Белой розы, тот, кто в данный момент владел Мумриком, был обязан хотя бы очень отдаленно намекнуть, где его надо искать. Подсказать лишь чуть-чуть, самую капельку. А разве Белые розы это сделали? Нет! Правда, их вождь, когда его как следует пощекотали, брякнул что-то насчет тропинки позади Усадьбы. Алые для пущей верности вчера еще раз облазили все вокруг и окончательно уверились, что Белые розы перенесли Мумрика в другое место. И вот сейчас они вежливо, но настойчиво требовали необходимых сведений.

Андерс спрыгнул в воду. Она ему доходила только до колен. Он стоял, расставив ноги, упершись руками в бока и весело сверкая темными глазами.

— Пожалуйста, мы вам подскажем, — сказал он. — Ищите в недрах земли!

— Благодарю вас, вы очень любезны, — ответил Сикстен. — Где прикажете начать, здесь или на Северном полюсе?

— Отличный намек! — подхватил Йонте. — Вот увидите, наши внуки найдут Мумрика прежде, чем сойдут в могилу.

— С такими вот мозолями на руках! — добавил Бенка.

— А вы лучше пошевелите мозгами, если они у вас есть, аленькие розочки! — возразил Андерс и провозгласил с театральным жестом: — Если вождь Алых пойдет к себе домой и исследует недра земли, он найдет то, что ищет!

Калле и Ева-Лотта изо всех сил заколотили ногами по воде, прыснув со смеху.

— Вот именно, ищите в недрах земли, — подтвердили они с загадочным видом.

— Подлые псы! — сказал Сикстен.

После чего Алые пошли домой и развернули обширные земляные работы в саду почтмейстера. Весь день они рыли и копали во всех местах, которые казались им хоть немного подозрительными. Наконец пришел почтмейстер и спросил, так уж ли это необходимо — портить именно его газоны или ребята могут доставить ему удовольствие и разорят чей-нибудь другой сад.

— Кстати, Сикстен, ты бы поискал Беппо, — добавил он.

— Разве он еще не пришел? — Сикстен даже перестал копать. — Где же он может быть?

— Вот я и говорю, что тебе надо пойти поискать.

Сикстен вскочил.

— Пойдете со мной? — спросил он Бенку и Йонте.

Конечно, Бенка и Йонте пошли. Но не только они хотели помочь в розысках Беппо. Андерс, Калле и Ева-Лотта, которые уже целый час лежали в кустах, любуясь усердием Алых, вылезли и предложили свою помощь. Сикстен с благодарностью принял их предложение. В трудную минуту розы забывали о вражде.

В самом сердечном согласии вся компания двинулась на поиски пса.

— Он никогда не уходил надолго, — заметил Сикстен озабоченно. — Ну, может быть, часа на два, не больше. А вчера ушел часов в одиннадцать, и с тех пор его нет.

— Нет, в двенадцать. Ведь…— Андерс осекся и залился краской.

— Ну да, с двенадцати, — ответил Сикстен рассеянно.

Но вдруг он подозрительно взглянул на Андерса.

— Постой, а ты откуда знаешь?

— А я, понимаешь, вроде ясновидца, — вывернулся Андерс.

Он надеялся, что Сикстен не будет вдаваться в подробности. Не мог же он сказать, что когда пришел с Мумриком около двенадцати часов, то видел Беппо в кухне, а когда через час удирал обратно через окно, Беппо уже не было на месте.

— Вот как! Выходит, нам повезло — нам как раз нужен ясновидец, — сказал Сикстен. — Не можешь ли ты посмотреть, где сейчас Беппо?

Но Андерс ответил, что может предсказать только время, а не место.

— Когда же мы найдем Беппо? — пожелал узнать Сикстен.

— Мы найдем его примерно через час, — совершенно уверенно заявил Андерс.

Но на этот раз ясновидец ошибся. Найти Беппо оказалось не так-то просто.

…Они искали везде. Они прочесали весь город. Они обошли всех собак, к которым обычно ходил в гости Беппо. Они спрашивали всех встречных. Но никто не видел Беппо. Он исчез.

Сикстен совсем приуныл. Он шел и чуть не плакал от волнения, но ни за что на свете не показал бы этого. Он только ужасно часто сморкался.

— С ним что-то случилось, — повторял Сикстен время от времени. — Он раньше никогда не пропадал.

Ребята старались его успокоить.

— Да что ты — ничего с ним не случилось, — говорили они.

Но они совсем не так твердо были в этом уверены, как хотели показать.

Долго они шли молча.

— Он был такой славный пес! — сказал наконец Сикстен дрожащим голосом.Все-все понимал, что ему говорили!

Пришлось опять высморкаться.

— Да перестань ты так говорить! — попросила ЕваЛотта. — Можно подумать, что он умер.

Сикстен ничего не ответил, только шмыгнул носом.

— Он всегда так преданно смотрел! — вспоминал Калле. — То есть я хочу сказать, он всегда так преданно смотрит, — поспешил он добавить.

Опять все долго молчали. Когда молчать стало невмоготу, Йонте сказал:

— Да, собаки очень славные животные.

Они уже возвращались домой. Продолжать поиски не имело смысли. Сикстен шел на полметра впереди других и толкал ногой камешек. Ребята прекрасно понимали, как ему тяжело.

— Слушай, Сикстен, а вдруг Беппо пришел домой, пока мы тут ходили и искали его! — воскликнула с надеждой Ева-Лотта.

Сикстен остановился посреди дороги.

— Если Беппо пришел, — торжественно произнес он, — я исправлюсь. О, до чего же хорошим я стану! Буду мыть уши каждый день и…

И он побежал, подгоняемый вновь пробудившейся надеждой. Ребята бежали за ним. Как они все хотели, чтобы Беппо с веселым лаем встретил их у калитки!

Но Беппо не было. Щедрое обещание Сикстена ежедневно мыть уши не произвело никакого впечатления на силы, управляющие собачьими жизнями и поступками. И уже без всякой надежды Сикстен спросил у мамы, стоящей на веранде:

— Беппо не приходил?

Мама покачала головой.

Сикстен молча отошел в сторону и сел на траву. Друзья нерешительно окружили его, силясь найти слова для утешения, но слова не находились.

— Я его взял совсем маленьким щеночком, — объяснял Сикстен дрожащим голосом.

Они же должны понять, что если у тебя была собака, которую ты взял совсем маленьким щенком, то ты имеешь право ходить с красными глазами, когда эта собака пропала.

— Знаете, что он однажды сделал? — продолжал Сикстен, словно для того, чтобы помучить себя. — Я вернулся домой из больницы — мне там аппендицит вырезали, — а Беппо встречал меня у калитки. Он был так рад, что повалил меня на землю, у меня даже все швы разошлись.

Все очень растрогались. Действительно, разве мог пес лучше доказать свою преданность хозяину, чем опрокинув его на землю, да так, что у него швы разошлись!

— Да, собаки славные животные, — подтвердил Йонте еще раз.

— Особенно Беппо, — сказал Сикстен и высморкался.

Калле впоследствии так и не мог понять, что заставило его заглянуть в дровяной сарай почтмейстера. «Собственно говоря, это было бессмысленно»,думал он. Ведь если бы Беппо случайно заперли там, пес лаял бы до тех пор, пока кто-нибудь не пришел бы и не открыл.

Но, хотя заглядывать в сарай было абсолютно бессмысленно, Калле все же заглянул. Он открыл дверь настежь, чтобы дать доступ свету, и в самом дальнем углу увидел Беппо. Пес лежал совсем тихо, и в первый момент Калле подумал с отчаянием, что он мертв. Но, когда Калле подошел поближе, Беппо с трудом приподнял голову и тихо заскулил. Тогда Калле выскочил и закричал что было мочи:

— Сикстен! Сикстен! Он здесь, в сарае!

— Беппо! Мой бедный, маленький Беппо! — говорил Сикстен дрожащим голосом.

Он стоял на коленях около собаки, и Беппо смотрел на него, словно спрашивая, почему хозяин так долго не приходил. Он ведь лежит здесь ужасно давно, ему было так плохо, он не мог даже лаять! Пес пытался обо всем рассказать своему хозяину, и голос его звучал необычайно жалобно.

— Послушайте, он же плачет! — И Ева-Лотта сама заплакала.

Да, несомненно, Беппо тяжело заболел. Он настолько ослаб, что совсем не мог двигаться. Он только тихонько лизал руку Сикстена, благодаря за то, что его больше не оставляют одного такого больного.

— Я сейчас же бегу за ветеринаром, — сказал Сикстен.

Но едва он поднялся, как Беппо отчаянно заскулил.

— Он боится, что ты уйдешь от него, — понял Калле. — Я сам сбегаю.

— Скажи, чтоб он поторопился. И объясни, что пес съел крысиный яд.

— Откуда ты знаешь? — удивился Бенка.

— Знаю, — сказал Сикстен. — Это видно. Все эти проклятые бойни! Раскидывают везде отраву, чтобы уморить своих крыс. Беппо туда ходит иногда за костями.

— А может Беппо… может собака умереть от этого? — спросил Андерс, широко открыв глаза от ужаса.

— Замолчи! — рассердился Сикстен. — Только не Беппо! Беппо не умрет! Ведь я взял его совсем маленьким щеночком. Эх, Беппо, и зачем ты съел этот крысиный яд?

Беппо преданно лизнул его руку и ничего не ответил.


предыдущая глава | Калле Блюмквист-сыщик | cледующая глава