home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16


Ангел заказал еще одну порцию виски и повернулся, оглядывая помещение салуна. Для субботнего вечера в «Последнем бочонке» было довольно тихо, но это заведение было далеко не единственным в городе; Ангел же по привычке избегал более шумных мест.

За несколькими столами играли в карты, но его не тянуло испытать счастье. Куда больше он хотел сейчас напиться и позвать с собой какую-нибудь из трех девиц, которые всю ночь развлекали клиентов в комнатах наверху. Одна из них была довольно симпатичной, а он не смог бы отрицать, что нуждался в женской ласке, особенно сейчас, после того как провел три последние ночи рядом с женщиной, от которой его отделяла лишь тонкая стенка и к которой его все больше и больше влекло.

Однако Ангел не мог позволить себе как следует напиться, по крайней мере не мог сделать это в общественном месте. Это был бы с его стороны весьма опрометчивый поступок. Ангел же, напротив, отличался рассудительностью. И он еще не решил окончательно, будет ли брать себе женщину на ночь. Потребность в ласках он испытывал, но к доступным женщинам его влекло лишь на очень короткое время.

И это обстоятельство вызывало некоторое удивление. В том, что касалось женщин. Ангел отличался широтой взглядов. Ему было вполне достаточно, чтобы рядом лежала девица с теплым и мягким телом. Теперь же он стал слишком много думать об одной-единственной женщине — чего раньше с ним никогда не случалось, — и это его чертовски раздражало. Помимо, разумеется, всего прочего.

Ангела очень смущали одолевавшие его в последнее время чувства. Например, чувство, которое он испытал на следующий день после того, как застрелил Слэйтера, — ярчайший пример: прежде, убивая человека, Ангел не ощущал удовольствия и до конца не понимал, почему так случилось на сей раз. Чувство, надо признаться, было довольно примитивное. Он завелся так только потому, что ему кое-что сильно не понравилось. Ему в самом деле не понравилось, что этот человек пытался овладеть Касси. И единственная причина — только та, что Касси находилась под его покровительством и защитой. Все остальное представлялось сущей чепухой.

Ангел допивал третью, последнюю, порцию виски, когда в салун вошел Морган Маккейли. Точнее сказать, ввалился туда. Похоже, в этот вечер один из врагов Касси изрядно нагрузился. Причем Морган был не один. Рядом покачивался его брат, второй по старшинству. Как его звали, Ангел не помнил, но рассчитывал вскоре это выяснить, поскольку оба братца — Морган уже заметил Ангела у стойки бара — направились в его сторону.

— Никак жених мисс Стюарт? — усмехнулся Морган. — Если не ошибаюсь, Браун?

Ангел поставил стакан на стойку, освобождая руки. Братья Маккейли, рослые и широкоплечие, стояли перед ним в угрожающих позах, и на физиономии Моргана были написаны отнюдь не дружеские чувства.

— Меня зовут Ангел.

— Ага, мне так и говорили. Ангел Браун.

— Просто Ангел.

Морган покачнулся и едва не упал на спину. Ангел решил, что вряд ли Маккейли притворялся. Этому молодому человеку следовало бы сейчас находиться в постели, хорошенько проспаться, а не искать приключений.

— Вы хотите сказать, что Касси соврала? — Ни в коем случае. Просто меня зовут Ангел, вот и все.

— А, черт, — подал голос Ричард Маккейли. — Пойдем отсюда, братишка.

— Не суйся не…

Старший Маккейли оттащил брата в сторону и принялся что-то яростно нашептывать ему на ухо. Но Морган, видимо, решил не обращать на слова старшего внимания, в результате чего между ними завязалась потасовка.

Морган, оказавшись в медвежьих объятиях брата, злобно взглянул на Ангела и прорычал:

— Это правда? Вас в самом деле называют Ангелом Смерти?

Если взгляды посетителей салуна еще не были обращены на эту троицу, то после последних слов Моргана все тут же уставились на Ангела. Но он и бровью не повел.

— Кое-кто настолько глуп, что действительно так меня называет.

Морган был слишком пьян и слишком зол, чтобы понять намек.

— Какого черта убийца вроде вас надеется на брак с приличной девушкой? Предлагает ей выйти за него замуж?

Ну и вопрос! Ангел никому ничего подобного не предложил бы ни при каких обстоятельствах. Сама мысль об этом представлялась ему до крайности нелепой. Ни одна женщина в здравом уме не пожелает такого мужа, а собственная гордость не позволила бы ему сделать кому-либо подобное, предложение — чтобы не получить унизительный отказ. Но поскольку дама, о которой в данном случае шла речь, выдумала черт знает что и некоторые идиоты все же ей поверили, Ангелу оставалось лишь ответить на вопрос или промолчать. Он решил не отвечать, чтобы не создавать новых осложнений ни для себя, ни для Касси.

— Разве это вас каким-нибудь образом касается, Маккейли?

Кто-то из посетителей салуна, не менее пьяный, чем братья, громко крикнул:

— Да он сам собирался жениться на ней! Морган обернулся на голос, увлекая за собой Ричарда, до сих пор не ослабившего железной хватки… Но кто был тем негодяем, который заставил его покраснеть, Морган так и не выяснил. К тому же он хотел устроить драку именно с Ангелом, поэтому снова повернулся к стойке бара и сделал несколько энергичных попыток высвободиться из объятий брата.

Ангел изо всех сил сдерживал себя. Он прикидывал — не выхватить ли револьвер и не положить ли конец схватке еще до ее начала? Но тут его вновь посетило странное чувство, сродни тому, что он испытал на этой неделе, — ему подумалось, что он заслуживает наказания, хотя, за что именно, понятия не имел. Он подкинул на ладони свой револьвер и протянул его человеку за стойкой.

— Будьте так добры — присмотрите за этим. Бармену не надо было объяснять, за чем именно следовало присмотреть.

— С огромным удовольствием, если вы собираетесь заняться Морганом, — кивнул он с пониманием во взгляде. — Хотя я был бы вам весьма признателен, если бы вы проделали это на улице.

— Ничего не имею против, но, боюсь, мне не удастся уговорить его.

Морган между тем твердил брату:

— Пусти меня, Ричард, черт побери, пусти. Я вовсе не собираюсь пристрелить его, я просто хочу переломать ему кости.

Он подкрепил свою просьбу мощным рывком и высвободился из рук брата, но не удержался на ногах и споткнулся. Решив, что дожидаться атаки Моргана было бы глупо, Ангел выставил вперед колено и остановил падение противника. Когда гигант сложился пополам, Ангел провел мощный удар правой снизу.

После этого любой другой оказался бы на полу. И любого другого такой удар надолго вывел бы из строя. Но Морган — гора мышц более шести футов высотой — лишь уставился на противника с некоторым удивлением. К тому же он был настолько пьян, что почти не почувствовал боли. После его ответного бокового удара Ангел пожалел, что не напился до такой же степени.

Спустя десять минут он все еще жалел об этом, хотя теперь был рад, что Морган так напился. В противном случае ему, Ангелу, ни за что не удалось бы нокаутировать противника, хотя он и сам был удивлен, что все же довел дело до конца. Нанося последний удар, Ангел почти не испытывал радости от своей победы. Разумеется, на ногах он держался лишь усилием воли.

Завершив дело. Ангел протянул к бармену руку — за револьвером. Тот вернул оружие вместе с бутылкой виски и с улыбкой проговорил:

— За счет заведения, мистер. Я с огромным удовольствием наблюдал, как Морган впервые потерпел поражение. И не беспокойтесь о поломанной мебели. Счет оплатит его отец.

Ангел лишь кивнул в ответ. За его спиной Ричард Маккейли взял стакан пива с одного из немногих уцелевших столов и поднял его над головой брата, собираясь плеснуть ему в лицо. Ангел взял свою бутылку и вышел из салуна.

Несмотря на боль от ударов, он чувствовал себя неплохо. Теперь у него будет повод попросить мисс Касси «залатать» его.


Глава 15 | Ангел | Глава 17