home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 38


Когда они добрались до дома, почти совсем стемнело, но Касси вскоре все же оседлала лошадь и снова пустилась в путь. Разумеется, она не стала говорить об этом своей маме. Лишь старина Мак, бессменный конюх Стюартов, видел ее. Она попросила его передать Катарине, что ей захотелось проехаться верхом перед ужином — но только если мама хватится ее. Если повезет, она успеет вернуться домой до того, как мать начнет расспрашивать о ней.

Касси направилась обратно в Шайенн.

Увидев человека, похожего на Рафферти Слэйтера, она не просто испугалась — это мучило ее все время по пути домой. Мать, конечно же, была права: вероятно, это брат Слэйтера, более чем вероятно — брат-близнец. Но встретить его именно в Шайенне, откуда родом и она, и Ангел, — подобное представлялось ей не просто совпадением, вот почему эта встреча не давала ей покоя.

Даже если этот человек появился в городе не для того, чтобы отомстить за смерть брата, Касси все равно была обязана предупредить Ангела о его приезде. Рафферти когда-то пытался выстрелить Ангелу в спину, так что такие грязные приемы, очевидно, считались в этой семье обычным делом. Касси не хотела рисковать, потому что это касалось Ангела. Ей совершенно не хотелось лишиться мужа из-за какого-то трусливого негодяя именно тогда, когда она уже внутренне была готова остаться с ним навсегда.

Касси добралась до Шайенна быстрее, чем когда-либо прежде, но все же, когда она въехала в город, уже совсем стемнело, а облака, которые весь день ползли по небу, сгустились и почти не пропускали лунного света. Касеи стало ясно, что на обратном пути она не сможет скакать с прежней скоростью. И вполне может не успеть к ужину. Но придумать объяснение для мамы она еще успеет.

Касси знала, где можно найти Ангела, Обычно он останавливался в меблированных комнатах Агнесс, потому что их почтенная пожилая хозяйка любила его как сына и всегда держала для него свободную комнату, не сдавая ее, даже если он исчезал на долгие месяцы. Но где он проводил время сегодня вечером — это был уже другой вопрос. Касси надеялась, что ей не придется разыскивать Ангела по всему городу, но знала, что если потребуется, то она пойдет и на это.

Она привязала свою кобылу к стойке у входа в меблированные комнаты. Крыльцо было освещено только слабым светом, пробивавшимся из прихожей, но его вполне хватало, чтобы не споткнуться на ступенях, ведущих к двери. Однако добраться до двери Касси не удалось.

— Делайте только то, что я вам скажу, леди, и не издавайте ни звука.

В спину ей уперлось дуло револьвера, подкреплявшее весомость слов. Сама же Касси была безоружна. Прежде, приезжая в Шайенн, она никогда не имела при себе оружия. А на сей раз не захотела терять время на поиски — револьвер был среди только что распакованных вещей.

Лишь теперь Касси поняла, какую ошибку совершила: она даже не подумала об угрожавшей ей опасности. Одна мысль владела ею — предупредить Ангела. Но сейчас было слишком поздно, чтобы корить себя за беспечность, за то, что она не удосужилась повнимательнее присмотреться ко входу в дом, где жил Ангел. Теперь это вполне могло стоить ей жизни.

Рука незнакомца легла на ее плечо. Он развернул ее лицом к себе, и дуло револьвера уперлось ей в живот. Касси показалось, что мужчина ей знаком, и она тут же получила подтверждение этому.

— Как любезно с вашей стороны вернуться в город, чтобы облегчить мне труды.

Она никак не отреагировала на это замечание. Но все же не смогла удержаться от вопроса:

— Кто вы такой?

— Люди зовут меня Гайленом, — ответил он. — Но мою фамилию вы знаете, не правда ли? Не так-то легко забыть, кого именно убили с вашей помощью.

Касси смертельно побледнела, но все же нашла в себе силы произнести:

— Но вы же не Рафферти.

— Разумеется, нет, однако ни один человек на свете не сможет нас различить. Глядя на меня, вы ведь вспоминаете его, не так ли?

— Что вам от меня надо?

— Я собирался сначала разделаться с этим типом, с Ангелом, а потом уже заняться вами. Но теперь, когда удалось заполучить вас, я должен подумать. Ступайте вперед. Мой конь привязан за домом.

Он снова повернул ее спиной к себе. Почувствовав между лопатками револьверное дуло, Касси поняла, что у нее нет выбора. Она хотела закричать, но тотчас передумала: ей совсем не хотелось в следующий момент получить пулю в спину. Этот человек не стал бы долго раздумывать. Было темно, ни один лучик света не освещал темную равнину за домом, где находились меблированные комнаты. Не успел бы еще рассеяться пороховой дым, а убийца исчез бы; и она уже никому не смогла бы рассказать о нем.

Он посадил ее перед собой на коня, но не спрятал револьвер в кобуру, так что нечего было и думать о том, чтобы спрыгнуть на землю. Быстро выбравшись на равнину, они объехали город, не встретив никого по пути. Потом направились на восток, к подножию холмов.

Прошло не менее пяти часов, прежде чем он отыскал небольшую хижину, в которой была всего одна комната. К концу путешествия Касси даже начала подозревать, что Последние два часа он просто блуждал, сбившись с пути. Из близлежащей ложбины поднимались клочья тумана. Рядом с хижиной паслась лошадь. Увидев ее, Касси вспомнила, что она видела Гайлена в городе вместе с друзьями.

Теперь один из его друзей спал перед камином, свернувшись на матраце. Войдя в хижину, Гайлен даже не потрудился разбудить приятеля. Единственными предметами обстановки в хижине были стол и один стул, на вид не очень-то надежные.

Бросив свои переметные сумки на стол, Гайлен мельком взглянул на Касси и принялся рыться в своих вещах.

— У вашей родни ведь есть деньги? И, насколько я знаю, немалые?

— Да, но почему вы спрашиваете?

— Какая-то часть этих денег, думаю, поможет мне забыть потерю.

— И тогда вы оставите в покое Ангела?

— Этого я не говорил.

Достав из сумки шейный платок и сыромятный ремень, он отвел Касси в дальний угол хижины. Там связал шейным платком ей руки, а ремнем — ноги в коленях.

После чего снял с нее сапожки и швырнул их к противоположной стене.

— Я решил отправить с моими требованиями Гарри, — сообщил он Касси. — Так будет лучше, а я-то сначала не сообразил…

— Лучше — это как?

— Куда проще убить этого типа здесь, а не в городе. Не надо будет торопиться. Кстати, ведь ваше ранчо где-то поблизости?

— Откуда я знаю? — пожала плечами Касси. — Вы же не сказали мне, куда направляетесь.

— Да, думаю, оно где-то неподалеку.

Разговаривая со своей пленницей, Гайлен ни разу не повысил голоса. Более того, он совершенно не походил на человека, убитого смертью брата. Касси это показалось странным, надежда не покидала ее. Может, он не столь порочен, как Рафферти? Возможно, ему не очень-то хотелось сеять смерть вокруг себя. А может быть, он даже не представлял себе, каким человеком стал его братец. Касси решила сделать попытку открыть ему глаза.

— Надеюсь, вы знаете, какой образ жизни вел ваш брат. Он был отпетым негодяем. Он пытался…

— Не смейте обливать грязью моего брата, — ответил Гайлен, но даже эти слова прозвучали в его устах мягко.

Он подошел к спящему мужчине и пинком ноги разбудил его. Несколько минут они говорили вполголоса у огня, при этом Гарри несколько раз посмотрел в ее сторону. Он был гораздо ниже ростом, чем Гайлен, и весь его облик вызывал отвращение: тускло-серые глаза, темно-русые волосы, свисавшие на плечи грязными космами, перепачканная одежда явно с чужого плеча. Было очевидно, что этот противный человечек привык быть на побегушках.

Касси пыталась подслушать, о чем они говорят, но уловила лишь несколько слов. После того как Гайлен, воспользовавшись угольком из очага, начертил на обрывке старой газеты какой-то примитивный план, Гарри набросил на плечи куртку и вышел из хижины. Гайлен же принялся устраиваться на освободившемся матраце.

Касси подождала несколько минут, но, похоже, Гайлен собирался лечь спать, нимало не заботясь о том, чтобы накормить ее, прикрыть одеялом или хотя бы пересадить поближе к огню. Но она отогнала от себя эти мысли.

— И как же вы собираетесь заполучить сюда Ангела?

— Он должен привезти сюда денежки вашей матери.

— Но почему вы думаете, что он выполнит ваше требование? Скорее всего моя мама пошлет…

— Она пошлет сюда Ангела — или разговора не будет.

— Она может попросить его, но это не значит, что он согласится приехать, — заметила Касси.

— Он же наемный убийца, разве не так? И ваша мама может нанять его, если он не захочет сделать это задаром. А так как он не знает, кто вас похитил, не знает, что я собираюсь убить его, так почему бы ему не согласиться? Кроме того, я слышал, что вы с ним поженились, когда были в Техасе. Ведь муж обязан отправиться за своей женой, разве не так?

Касси не очень-то следила за его рассуждениями, но мысленно отметила, что Гайлен уверен: Ангел непременно приедет. И вновь ее охватил страх — страх за Ангела. Запомнила ли мама, что они видели в городе брата Рафферти, и сможет ли она сделать правильные выводы? А если да, то скажет ли об этом Ангелу?

Касси поняла, что должна что-то предпринять, должна выбраться отсюда и найти способ предупредить Ангела. Если бы Гайлен не связал ей руки за спиной, она могла бы броситься на него и ударить по голове одним из поленьев, сложенных у очага. А если бы он не снял с нее сапожки, она могла бы ударом ноги нокаутировать его. В очаге тлели два жалких полена, так что у нее даже не было возможности пережечь головней шейный платок, которым Гайлен связал ей руки. Может, попробовать сунуть руки в очаг, чтобы освободить их? Нет, не годится… У Касси не было уверенности, что к тому времени, когда ткань сгорит, она будет в состоянии что-либо предпринять.

Похоже было, что единственный выход — попытаться отговорить Гайлена от его замысла. Но когда Касси взглянула на своего похитителя — тот лежал у огня, закинув руки за голову, и казался совершенно спокойным, уверенным в себе человеком, — она лишилась всякой надежды на успех своего предприятия.

И все же она решилась заговорить:

— Разве вы не убили бы человека, который пытался выстрелить вам в спину, Слэйтер?

— Разумеется, убил бы.

— Ну вот. Поэтому Ангел и убил вашего брата.

— Леди, я наслышан о том, что там произошло. Этот ваш Ангел искал моего брата, чтобы убить его, а все прекрасно знают, какой он стрелок. Раф все равно не устоял бы против него, поэтому он и попытался использовать единственный шанс, который у него оставался, и я вполне могу его понять. Или вы хотите сказать, что этот ваш Ангел Смерти не собирался убивать его?

У нее не хватило духу отрицать это.

— Ваш брат пытался изнасиловать меня. Поэтому Ангел и хотел убить его.

Он впервые взглянул на нее с интересом. Даже с некоторым удивлением.

— Убить? Да за что же? Из-за вас убивать? Ведь и посмотреть не на что.

Лицо Касси залилось краской.

— Это не меняет того, что он…

— Даже если он и изнасиловал вас, — перебил ее Гайлен, — это еще не причина, чтобы его убивать.

Он, похоже, был искренне убежден в том, что его брат не заслужил пулю Ангела. Поэтому Касси решила сменить тактику:

— Вам это все равно ничего не даст. Даже если вам удастся убить Ангела, вы не сможете жить спокойно. Я найду вас, где бы вы ни…

Он снова не дал ей договорить:

— Леди, но почему вы решили, что я оставлю в живых вас? Я не пристрелил вас только потому, что этот головорез захочет увидеть вас живой, прежде чем приблизится настолько, чтобы я смог всадить пулю в него. Из-за вас погиб Раф, поэтому вы тоже умрете, как и этот тип.

Гайлен, вероятно, думал, что его слова заставят Касси замолчать, но он ошибся.

— Все равно вы просчитались. Сегодня днем я видела вас в городе. И рассказала об этом своей маме. Она достаточно умна, чтобы сообразить, кто вы такой, поэтому человека по имени Слэйтер будут разыскивать в каждом штате и по всему Западу. Если вы нас убьете, вам не видать спокойной жизни.

— Ну и что? Тогда я просто уеду из этой страны, — ответил он, пожав плечами. — И ничуть не расстроюсь из-за этого. Но вы надоели мне своими разговорами, так что придержите язык, пока я не засунул вам кляп в рот. Ваша мамаша сможет получить деньги только утром, когда откроется банк, так что ваш головорез появится здесь не раньше полудня. А до того времени я хочу вздремнуть.

Касси решила не сообщать Гайлену, что Катарина найдет его даже на краю света, где бы он ни скрывался. Он скорее всего ответил бы на это, что расправится и с ней.

Касси на время оставила Гайлена в покое. Утром она еще раз попытается поговорить с ним и с его другом Гарри. Тот малыш, похоже, более податлив на уговоры, он, возможно, сумеет образумить Слэйтера.

Но Касси не хотела оставлять последнее слово за ним.

— Я голодна, — пожаловалась она.

— Не вижу смысла кормить будущую покойницу. Последнее слово осталось все же за ним.


Глава 37 | Ангел | Глава 39