home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Отель «Камерун», понедельник, пять часов двадцать минут дня. Редеют группы загорающих вокруг бассейна и в солярии на крыше отеля. Служащие бассейна и солярия, официантки, работающие на улице, разойдясь по укромным уголкам, подсчитывают чаевые за день, Всю смену они не покладая рук выжимали их из клиентов за полотенца, лосьоны, напитки и особое внимание при выборе места для шезлонга.

В это время дня народ стягивается в номера. Души работают на полную мощность, это час пик в потреблении воды. Рассыльные и официанты носятся вверх и вниз со льдом, закусками, напитками. У швейцара дел по горло. Продолжается регистрация гостей, а уже начинают приезжать на своих машинах и такси желающие посмотреть вечернее шоу, к тому же нужно поймать такси для тех, кто едет в другие места города, позаботиться, чтобы приехавшие на автомобилях быстро нашли место на стоянке, а уезжающие — выбрались с нее без задержки, и от всего этого в глубоком кармане униформы становится все больше серебряных долларов.

Начинают заполняться бар «Африк» и Малый зал. Появились отдельные посетители в просторном зале «Сафари». Пришли те, кто предпочитает пораньше сесть за столик, не торопясь выпить и закусить до начала большого представления. Бармены переключаются на самую высокую скорость, отрабатывая то, что не доработали в предыдущие часы своей смены.

Нарастает шум и гром приготовлений на кухне. Все плиты и столы в действии, шеф-повара предельно бдительны в своих родных залитых светом стальных джунглях.

В казино пока не работают три стола для игры в «двадцать одно», один — в крэпс и один — в рулетку, но вокруг них собирается народ, сейчас и они заработают. В комнате для отдыха сидят служащие казино, у которых сейчас перерыв. У них длинная смена, и они полчаса работают, полчаса отдыхают. Они наливают кофе из общего бачка в бумажные стаканы, лениво болтают о своих детях, газонах, о следующей поездке на рыбалку на озеро Мид.

В Малом зале пианистка играет все, что знает из Гершвина, а свободная от музыки часть ее мозга занята молитвой во здравие Скиппи, который так болен, так болен, что в последний раз даже не скандалил, когда его возили к ветеринару.

У стойки регистрации, где и так много работы, сотрудник в третий раз объясняет с подчеркнутой выдержкой, что «Камерун» не несет ответственности за фотоаппарат, забытый у бассейна.

В салоне красоты «Леди Элоиза», что располагается в пассаже, соединяющем отель и конференц-зал, и весь сдан в аренду, парикмахерша в торопливом ритме конца дня делает прическу явно расстроенной пышной даме, которая сегодня всем говорит одно и то же: «Он проиграл все наши сбережения, и теперь мне надо идти работать, а я не работала уже семнадцать лет. Я не могла остановить его, он как с ума сошел, честное слово». Мастер сочувственно бормочет что-то. Редко проходит неделя, чтобы она не выслушала три-четыре такие истории. Люди приезжают в Вегас отдохнуть, и им не с кем больше поговорить.

В баре «Африк» вокально-инструментальный секстет выколачивает собственную аранжировку известного мюзикла. Весьма интересная женщина, которая, сохраняя внешнее достоинство настоящей леди, пьет уже больше двадцати часов, внезапно валится с высокого стула у стойки бара, и инцидент так ловко ликвидируется персоналом, что лишь с дюжину посетителей успевают его заметить.

Звезда большого шоу в «Сафари» пока пьян, и его импресарио и любовница бьются над ним, чтобы к вечернему представлению привести его в божеский вид.

В центральной части города, в заведении Леффингсона и Фласса, в одной из дальних комнат, куда никогда не заходят опечаленные родственники и друзья, служащий быстро прилаживает бирку с адресом на специальный гроб, в котором можно перевозить тела обычными вагонами. Гроб должен быть доставлен в адрес похоронного бюро на востоке страны.

— Ну-ка помоги, — говорит он помощнику.

Гроб стоит на тележке. Вдвоем они везут его в холодильную камеру, где гроб будет находиться до отправки на станцию — до завтра.

— Стаскивай ящик, Элберт, — приказывает старший, а сам закуривает, прислонившись к стене.

— Занятно, — говорит Элберт, — два билета на одни... останки.

— Растешь. У тебя язык становится более профессиональным, Элберт.

— А зачем все-таки два билета?

— Такое правила. Но если, например, вдова захочет поехать по одному из них, то ей разрешат.

— Она не из тех, кому надо экономить на билете. А потом, сопровождать гроб — это здорово давит на психику.

— Ага, ты сам произнес это слово.

— Мне можно, я знаю, когда творить и когда нет. Та-ак, полей тут из шланга, Элберт, и мы закругляемся.

— А вот пока вы здесь, мистер Луден, сколько примерно народу попрыгало из больших отелей?

— Элберт! Ты удивляешь меня. Такие вещи надо знать. Счастливые отдыхающие Лас-Вегаса ни-ко-гда не прыгают с этих высоких зданий. Просто у некоторых из них бывают приступы головокружения. Объясняется это высоким содержанием кислорода в нашем бодрящем воздухе пустыни, Элберт. Они перенасыщаются кислородом.

— Ну да. Как тот мужик в прошлом месяце, который просадил все деньги и спрыгнул с гуверовской плотины на покатую сторону. Пока он докувыркался до крыши электростанции, с него содралась вся кожа. Во как, до чертиков, накислородился.

— Элберт, если хочешь профессионально расти, кончай эти разговоры. Хорошо, что не ты собираешь у нас статистику по смертям. Эта пустыня — самое здоровое место в мире. Давай сматывай шланг, вешай на место и пошли отсюда.


* * * | Легкая нажива | * * *