home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Свежая кровь пахнет металлом, как только что поцарапанная медь. Этот чистый специфический запах, так поражающий вначале, по мере отмирания клеток быстро превращается в отвратительно сладковатый.

Если это кровь незнакомого человека, вы испытываете желание держаться подальше. Если это ваша собственная кровь, вам хочется знать, насколько плохи ваши дела. Вы превращаетесь в огромное ухо, которое вслушивается в самого себя, ожидая потери сознания, сопровождаемой глухим всепоглощающим ревом. Мозг в это время повторяет четыре вечных слова: пожалуйста, только не сейчас. Пожалуйста, только не сейчас.

Если это кровь друга...

Может, он тоже сказал: пожалуйста, только не сейчас... Но рев подхватил его, и он рухнул вниз...

В Лодердейле стояла прекрасная погода. День выдался ясный и безоблачный, дул прохладный февральский ветерок. Мы с Мэйером играли в нарды на борту моей яхты «Сорвавшийся флеш»[1]в окружении нескольких намазанных кремом для загара девчонок, дремлющих под навесом. Яхта стояла у причала «Ф-18» в Бахья Маре.

Снизу раздался телефонный звонок. Я спустился в каюту и снял трубку.

– Макги? – произнес чей-то как будто знакомый голос. – Эй, Макги! Это Тревис Макги?

Я сунул большой палец за щеку и осторожно ответил:

– Его нет. Я тут за всем присматриваю.

– Макги, дружище, ты что, надрался? Неожиданно я вспомнил этот голос. Это был голос Сэма Таггарта.

– Откуда ты звонишь? – поинтересовался я уже нормальным голосом. – Когда приедешь?

Голос Таггарта куда-то пропал, потом возник снова.

– ...слишком далеко, чтобы появиться в течете следующих девяти минут. Подожди, я посмотрю, что написано на двери телефонной кабины. Уэйкросс, Джорджия. Знаешь, я проезжал его и решил позвонить. А потом испугался, вдруг тебя нет.

– А я на месте. Тогда тебе лучше выспаться, пока ты никого не задавил.

– Трев, мне нужна помощь.

– Всем нужна помощь.

– Послушай, я серьезно. Ты все еще... занимаешься тем же, чем и раньше?

– Только когда нужны деньги. В данный момент я на отдыхе. Приезжай побыстрее. Здесь столько замечательных девчонок.

– На этом деле можно здорово заработать.

– Мне будет намного приятнее отказать тебе при встрече, чем по телефону. Сэм...

– Да?

– Хочешь, чтобы я кое-кому позвонил и сообщил, что ты скоро приедешь?

Это был вопрос с подтекстом, таким же завуалированным, как если бы его задала дохлая макрель. Как я и ожидал, наступила долгая пауза.

– Не шути так, – раздался наконец хриплый голос Сэма.

– А что, если это не шутка, Сэм?

– Не может быть! Если у нее под рукой окажется пистолет, она меня пристрелит. Мы оба прекрасно это знаем. Господи, ты же понимаешь, что ни одна женщина, особенно такая, как Нора, не стерпит подобного оскорбления. Я сам решил раз и навсегда выйти из игры. Послушай, я отлично знаю, от чего добровольно отказался, Трев. К тому же такая девочка не станет ждать три года. Так что лучше не шути так, парень.

– Она по-прежнему здесь. Сэм, ты когда-нибудь давал ей шанс простить тебя?

– Она никогда меня не простит! Поверь, никогда.

– У тебя кто-нибудь есть?

– Не будь дураком.

– Но почему, Сэм?

– Еще одна неудачная шутка.

– Она тоже до сих пор одна. По крайней мере была две недели назад. Может, в силу тех же самых причин, что и ты?

– Хватит! Я не могу думать об этом. Я не могу ни о чем думать. Я сейчас рухну от усталости.

– Тебе и не надо ни о чем думать. Нужно только чувствовать, Сэм. Она захочет повидаться с тобой.

– Откуда ты знаешь?

– Оттуда, что она рыдала на моем плече, кретин ты собачий!

– Господи, если бы ты только знал, как я хочу повидаться с ней.

– Сэм, ей будет очень плохо, если она узнает, что ты приезжал и не встретился с ней. Разреши мне позвонить ей. О'кей?

– Ты точно уверен в этом, Макги?

– Сэм, чертяка, я искал тебя все эти три года.

Таггарт опять замолчал, потом я услышал тяжелый вздох.

– Я должен был уехать. Послушай, я приеду завтра к вечеру. Что у нас завтра? Пятница. Найду где-нибудь номер...

– Приезжай прямо ко мне.

– Нет. Это будет глупо по причине, которую я объясню тебе при встрече. И еще... Мы должны поговорить с тобой, прежде чем я встречусь с Норой. Трев, скажи ей лучше, что я приеду в субботу. Сделай, как я прошу. Я... мне необходима помощь. Не задавай мне никаких вопросов. Просто сделай, как я прошу. Я позвоню после того, как устроюсь.

Положив трубку, я нашел номер магазина Норы Гардино. К телефону подошла незнакомая женщина, которая разговаривала с венгерским акцентом. Через минуту трубку взяла Нора Гардино.

– Макги! – с веселым озорством воскликнула она. – Я попробую угадать. Что-то между восьмым и десятым размером, кружева, высокая цена и, конечно, в отличной упаковке.

– Ничего подобного. На этот раз мне в подарок нужна сама хозяйка. В отличной упаковке. Я заеду сам. Часов в семь, хорошо? Стейки, вино, танцы и вкрадчивые беседы.

– Семь часов... Но почему? Мне, конечно, приятно и все такое, но что случилось?

– Потому что Макги никогда не сдается.

– Ах да, неугомонный Макги днем и ночью ухлестывает за мисс Гардино. Раз в год с поразительным постоянством кружит ей голову и не дает даже перевести дух. Лучше в половине восьмого. О'кей?

Я вернулся на палубу и проиграл и эту, и две следующие партии. Мейер проницательно посмотрел на меня.

– После телефонного звонка ты стал играть еще хуже, хотя хуже некуда.

– Старый друг.

– И, разумеется, со своими проблемами. Макги, выражение «старый друг» быстро устаревает и выходит из моды. В нашем доблестном новом мире остаются только новые друзья.

Отказавшись от последнего стаканчика виски, он спустился по трапу и поплелся к своей ужасной маленькой яхте, стоящей у соседнего причала. На транце золотыми буквами было выведено: «Джон Мейнард Кейнс».


Джон Д. Макдональд Смертельный блеск золота | Смертельный блеск золота | * * *