home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 20

ВО ЧРЕВЕ ЗВЕРЯ

— Леди, — сказал Джек Томашек, — если вы надеетесь пройти через это, то нам с вами не по пути.

Сестра не отвечала. С реки Гудзон ей в лицо дул резкий ветер, и она сощурила глаза против колючих снежинок, летевших из черных облаков над ними, растянувшихся по всему горизонту как погребальный саван. Жиденькие желтые лучики солнца пробивались сквозь облака и перемещались как прожектора в фильмах о побегах из тюрьмы, угасая, когда дыры в облаках закрывались. Река кишела трупами, была забита плывущим хламом, корпусами сгоревших барж и катеров, все это медленно, как ледяная шуга, уплывало на юг, к Атлантическому океану. На другом берегу этой кошмарной реки нефтеперегонные заводы все еще полыхали, и черный густой дым от них вихрем сносило на берег Джерси.

Позади нее стоял Арти, Бет Фелпс и латиноамериканка, закутанные в разодранные на полосы занавески и в манто от холодного ветра. Латиноамериканка почти всю ночь проплакала, но сейчас глаза у нее высохли, все слезы кончились.

Ниже гряды руин, на которой они стояли, был въезд в Голландский туннель. Въезд был забит автомобилями, у которых взорвались бензобаки, но это было не самое худшее; самое худшее, что увидела Сестра, было то, что остальные из этих автомобилей стояли по колеса в грязной воде реки Гудзон. Где-то внутри этого длинного и темного туннеля его верхнее перекрытие вспучилось кверху взрывной волной и прорвалось, и в эту дыру втекала река, что еще не разрушило его, как Туннель Линкольна, но делало опасным переход через болото из сгоревших автомобилей, трупов и еще Бог знает чего.

— Что-то не хочется мне плавать, — сказал Джек. — Или тонуть. Если эта сволочь туннель свалится на наши головы, мы можем сделать нашими жопами прощальный поцелуй.

— Ну хорошо, а что, есть лучшее предложение?

— Пойти на восток к Бруклинскому мосту. Или пройдем через Манхеттенский мост. Все же лучше, чем здесь.

Сестра на мгновение взвесила в уме эти предложения. У нее на боку висела сумка, и через нее она ощущала края стеклянного кольца. Время от времени среди длинной ночи ей виделось то самое нечто, у которого горела рука, подкрадывающееся через дым по развалинам, глаза его искали ее. Это нечто пугало ее больше, чем полузатопленный туннель.

— А что, если мосты уничтожены?

— Как?

— Что, если оба моста уничтожены? — спокойно повторила она. — Поглядите вокруг и скажите, думаете ли вы, что если снесло Международный торговый центр и «Эмпайр Стейт Билдинг», то могли ли остаться невредимыми эти хлипкие мосты?

— Может быть. Мы не узнаем, пока не увидим.

— На это уйдет целый день. К тому времени туннель может полностью затопить. Не знаю, как остальные, но я не имею ничего против того, чтобы промочить ноги.

— Ну, знаете!

Джек потряс головой.

— Мне незачем туда лезть. У вас не все дома, если вы лезете. Послушайте, а кстати, зачем вам уходить из Манхеттена? Здесь можно найти еду, можно вернуться в подвал! Зачем нам уходить?

— Вам, может, и незачем, — согласилась Сестра. — А мне есть зачем. Это место для меня не подходит.

— Я иду с вами, — сказал Арти. — Я не боюсь.

— Кто сказал, что мне страшно? — отпарировал Джек. — Мне не страшно. Я просто не совсем еще тронулся, вот и все.

— Бет? — Сестра повернулась к девушке. — А вы как? Идете с нами или нет?

Она с испугом поглядела на забитый въезд в туннель, но в конце концов ответила:

— Да, иду с вами.

Сестра тронула руку латиноамериканки, показала на Голландский туннель и сделала шагающий жест с помощью двух пальцев. Женщина все еще была в шоке и не могла отвечать.

— Нам нужно держаться поближе друг к другу, — сказала Сестра Бет и Арти. — Я не знаю, насколько глубока вода в туннеле. Думаю, что нужно взяться за руки и идти, чтобы никого не потерять. Хорошо?

Они оба кивнули. Джек фыркнул.

— Вы с ума сошли! У вас у всех не все дома!

Сестра, Бет и Арти пошли вниз по гряде ко въезду в туннель. За ними последовала латиноамериканка. Джек закричал.

— Вы ни за что не пройдете там, леди!

Но остальные не остановились, чтобы оглянуться, и в следующий момент Джек спустился вслед за ними.

Сестра остановилась, когда холодная вода дошла ей до лодыжек.

— Дайте-ка мне зажигалку, Бет, — сказала она.

Бет отдала ее, но Сестра зажигать ее не стала. Она взяла Бет за руку, Бет ухватила Арти, Арти взял руку латиноамериканки. Джек Томашек заключил цепь.

— Хорошо.

Она услышала в своем голосе страх и знала, что нужно сделать шаг раньше, чем у нее сдадут нервы.

— Пошли.

Она зашагала мимо остовов автомобилей в Голландский туннель, и вода доползла ей до колен. В ней, как пробки, плавали дохлые крысы.

Меньше чем через десять футов вода в туннеле дошла ей до бедер. Она чиркнула зажигалкой, и слабенький огонек засветился. Пламя высветило кошмарную фантасмагорию перекрученного металла перед ними — автомобили, грузовики, такси, разорванные, полузатопленные, немыслимых форм. Стены туннеля были опалены до черноты и, казалось, поглощали свет вместо того, чтобы отражать. Сестра могла только догадываться, какой здесь был кошмар, когда взорвались бензобаки. Впереди на удалении она услышала отдающийся эхом звук падения воды.

Она потянула человеческую цепь вперед. Возле нее плавали предметы, смотреть на которые она избегала. У Бет от страха открылся рот.

— Надо идти, не останавливаясь, — сказала ей Сестра. — Не смотреть по сторонам, идти не останавливаясь.

Вода поднялась выше бедер.

— Я наступила на что-то, — вскрикнула Бет. — О, Боже…

Здесь что-то под ногами есть!

Сестра крепче стиснула ее руку и продолжала вести за собой. Вода дошла до талии, когда она сделала еще десяток шагов. Она оглянулась через плечо на въезд, от которого они отошли футов на шестьдесят, его мрачная арка тянула назад. Но она направила взгляд вперед, и тут ее сердце екнуло. Свет зажигалки блеснул на громадном спутанном клубке металла, почти полностью перегораживавшем туннель, куча того, что раньше было автомобилями, сплавившегося вместе от жара. Сестра повернула в узкое пространство между стеной и металлом, при этом ее нога на чем-то поскользнулась. Тут сверху стекали ручейки воды, и Сестра оберегала зажигалку, чтобы вода не залила ее. Впереди также слышался шум воды.

— Он вот-вот рухнет, — закричал Джек. — Боже…

Он свалится нам на голову!

— Идти, не останавливаясь! — заорала Сестра на него. — Не останавливаться!

Впереди них, не считая мерцания крошечного огонька, стояла непроглядная тьма. Что, если где-то он перекрыт совсем? — подумала она и ощутила быстро подступающий страх. Что, если нам не пройти? Успокоиться, успокоиться. По одному шагу. Один шаг.

Вода подступала к груди и продолжала подниматься.

— Слушайте! — вдруг сказала Бет и остановилась.

Арти налетел на нее и чуть не соскользнул в вонючую воду.

Сестра ничего не услышала, кроме усилившегося шума воды. Она стала тянуть Бет дальше, и тут над ними послышался глухой стонущий звук. Мы во чреве чудовища, подумала Сестра. Как проглоченный живым Иона.

Впереди них что-то заплескалось в воде. Падавшие вниз предметы создавали сильный грохот, словно стук кувалды.

Каменные обломки, сообразила Сестра. Боже милостивый, — перекрытие может вот-вот рухнуть!

— Он рушится! — закричал Джек, чуть не задохнувшийся от страха.

Она услышала, как он забился в воде, и поняла, что его нервы сдали. Она оглянулась и увидела, что он безумно мечется, ища другую дорогу. Он упал, поскользнувшись, в воду и выскочил захлебываясь.

— Я не хочу подыхать, не хочу подыхать!

Звуки его криков эхом разносились у них за спиной.

— Никому не двигаться! — скомандовала Сестра, пока другие тоже не сбежали.

Камни продолжали падать возле них, и она сдавила руку Бет так, что хрустнули пальцы. Цепь дрогнула, но стояла. Наконец камни перестали падать и также прекратился стонущий звук.

— Все в порядке? Бет? Арти, как женщина?

— Да, — ответил он, еще дрожа. — Хотя думаю, что наложил в штаны.

— С этим можно примириться. С паникой нельзя. Идем дальше или нет?

Глаза Бет стеклянно блеснули. Выкарабкалась, подумала Сестра. Может, так оно и лучше.

— Арти? Вы готовы? — спросила она, и все, что смог сказать Арти, это только пробурчать.

Они двинулись вперед наугад через воду, доходящую им до плеча. Впереди по-прежнему было темно, ни одного признака света в конце. Сестра вздрогнула, когда в десяти футах от них огромный камень, величиной с крышку люка, обрушился на смятый автомобиль. Шум водопада приближался, а над их головами туннель стонал, сдерживая напор реки Гудзон. Далеко за спиной слышался еле различимый крик:

— Вернитесь! Пожалуйста, вернитесь!

Она не желала зла Джеку Томашеку, но вскоре в реве водопада голос его пропал. Сумка ее наполнилась водой, одежда сильно стягивала тело, но она держала в вытянутой руке зажигалку. Руке было горячо, но она не осмелилась потушить ее. Сестра видела, как пар от дыхания стлался понизу, от воды ноги стали бесчувственными, колени ныли. Еще шаг, твердила она. Потом еще один. Не останавливаться.

Они прошли почти сюрреалистическую кучу железа, и латиноамериканка закричала от боли, когда под водой какая-то железка порезала ей ногу, но сцепила зубы и не дрогнула. Немного дальше Арти зацепился за что-то и упал, потом поднялся, отплевываясь и кашляя, но кончилось это благополучно.

И тут туннель повернул, и Сестра сказала:

— Стоп.

Перед ними, поблескивая в слабом свете, сверху лилась потоком вода, перекрывая туннель по всей ширине. Им предстояло пройти сквозь водопад, и Сестра знала, что это такое.

— Мне придется потушить зажигалку, пока мы не пройдем насквозь, — сказала она. — Всем держаться друг за друга как можно ближе. Готовы?

Она почувствовала, как Бет сдавила ей руку, Арти гаркнул:

— Готовы.

Сестра закрыла зажигалку. Тьма поглотила их. Сердце у Сестры стучало, она обхватила зажигалку рукой, защищая от воды, и пошла вперед.

Вода так сильно ударила по ней, что сбила с ног. Она потеряла руку Бет и услышала ее вскрик. Напуганная, Сестра попыталась встать на ноги, но на дне было что-то скользкое и вязкое.

Вода попала ей в рот, в глаза, она не могла вдохнуть и в темноте она потеряла направление. Левая ее нога застряла, зацепившись за какой-то предмет под водой, и из ее груди был готов вырваться крик, но она знала, что если сделает это, то они все погибнут. Она молотила свободной рукой по сторонам, пытаясь другой держать зажигалку, и пальцы уцепились за ее плечо.

— Я достала вас, — крикнула Бет, хотя ее и саму вода сбивала с ног.

Она поддержала Сестру, пока та с усилием не высвободила свою ногу, от чего кроссовка чуть не разорвалась. После этого, освободившись, она повела остальных подальше от этого препятствия.

Она не заметила, сколько времени им понадобилось, чтобы пройти водопад, может быть две минуты, а может и три, но вдруг он кончился, и она больше не хватала воздух ртом. Голова и плечи у нее были избиты, как будто она была боксерской грушей. Она крикнула:

— Мы прорвались!

И повела их в обход торчащего из воды железа. Потом взяла зажигалку пальцами и попыталась зажечь ее.

Искра сверкнула, но огня не было.

— О Боже! — подумала Сестра.

Попыталась еще раз. Брызги искр, но пламени нет.

— Давай, давай! — выдохнула она.

Третий раз без успеха. — Загорайся, черт тебя побери!

Но она не зажигалась ни с четвертой, ни с пятой попытки, и она стала молиться, чтобы зажигалка не намокла и зажглась.

На восьмой попытке появилось маленькое, слабое пламя, поколебалось и почти исчезло. Бензина на донышке, догадалась Сестра. Они должны выбраться отсюда прежде, чем зажигалка совсем выдохнется, подумала она, и только сейчас она поняла, насколько здравый смысл может зависеть от крошечного, колеблющегося огонька.

Рядом с ней измятая решетка радиатора и капот «Кадиллака» торчали из воды, как морда аллигатора. Перед ней лежал кверху колесами другой автомобиль, весь под водой, шины с колес сорваны. Они попали в лабиринт обломков многочисленных крушений, круг света от зажигалки стал заметно меньше того, каким был раньше. Зубы Сестры стали выбивать дробь, ноги от холода превратились в свинцовые чурки.

Они продолжали осторожно идти шаг за шагом. Туннель над ними опять застонал, и еще щебень стал падать в воду, но вдруг Сестра обнаружила, что вода спала до талии.

— Мы выходим! — закричала она. — Слава Богу, мы выходим!

Она выставила зажигалку вперед, но выхода не было видно.

— Не останавливаться! Мы почти на месте!

Она задела ногой что-то на дне.

Из воды ей в лицо вырвались пузыри, и перед ней из воды поднялся труп, черный и искривленный, как коряга, руки, застывшие на лице, рот раскрыт в беззвучном крике.

Зажигалка потухла.

Труп пристал в темноте к плечу Сестры. Она неподвижно застыла, сердце ее готово было лопнуть в груди, и она поняла, что либо она в этот момент потеряет рассудок либо… Она сделала судорожный вдох и локтем оттолкнула труп в сторону. Труп снова затонул, с шумом, похожим на смешок.

— Я выведу всех отсюда, — услышала она собственную клятву, и в голосе ее было такое упорство, какого она за собой не знала. — Насрать на темноту! Мы выйдем!

Она сделала еще один шаг, и еще один после него.

Постепенно вода опустилась до колен. Сколько времени спустя и через сколько шагов вперед, Сестра не могла сказать, они увидели перед собой выход из Голландского туннеля.

Они вышли на берег Джерси.


ГЛАВА 19 САМАЯ БОЛЬШАЯ ГРОБНИЦА МИРА | Песня Свон | ГЛАВА 21 САМЫЙ ЧУДЕСНЫЙ СВЕТ