home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 41

ГОЛОВЫ ПОКАТЯТСЯ!

— Меня зовут Альвин Мангрим. Теперь я лорд Альвин. Добро пожаловать в мое королевство. — Молодой блондин-сумасшедший, сидя в своей кабинке-троне, повел рукой, указывая вокруг. — Вам нравится?

Джоша тошнило от запаха смерти и разложения. Он, Свон и Леона сидели на полу отдела домашних животных «Торгового Дома К» в глубине магазина. В маленьких клетках вокруг них были десятки мертвых канареек и длиннохвостых попугаев, мертвые рыбы плавали вверх брюхом, покрытые плесенью, в своих водоемах. В застекленной витрине несколько котят и щенят были облеплены мухами.

Он страстно желал ударить это скалящееся, белобородое лицо, но его запястья и лодыжки были скованы и заперты навесным замком. Свон и Леона были связаны вместе крепкими веревками. Вокруг них стояли плешивый неандерталец, человек с выпуклыми рыбьими глазами и около шести или семи других. Мужчина с черной бородой и карлик в магазинной тележке тоже были здесь, карлик сжимал в своих похожих на обрубки пальцах ивовый прут Свон.

— Я смог сделать ток, — заявил лорд Альвин, откинувшись назад в своем троне и поедая виноград. — Вот почему горит свет.

Его мрачные зеленые глаза переходили с Джоша на Свон и обратно. Леона все еще истекала кровью из глубокой раны в голове, и ее глаза вспыхнули, как только она очнулась от шока.

— Я подключил пару портативных генераторов к электропроводке. Я всегда разбирался в электричестве. И я также очень хороший плотник. Иисус ведь был плотником, вы знаете. — Он выплюнул косточки. — Вы верите в Иисуса?

— Да, — Джош подавил хрип.

— Я тоже. Однажды у меня была собака, его звали Иисус. Я распял его, но он не воскрес. Прежде чем он умер, он рассказал мне, что надо делать с теми людьми, которые живут в кирпичных домах. Надо отрывать им головы.

Джош сидел очень спокойно, глядя в эти зеленые бездонные глаза. Лорд Альвин улыбнулся, и в этот момент он напоминал мальчика из церковного хора, всего разодетого в пурпур и готового запеть.

— Я сделал здесь свет, чтобы привлекать побольше свежего мяса — такую же деревенщину, как вы. Чтобы у нас было побольше игрушек. Видите, все покинули нас в «Институте Путей». Весь свет погас, и доктора ушли домой. Но мы все же нашли кое-кого из них, например, доктора Бейлора. А потом я крестил моих учеников в крови доктора Бейлора и отправил их в мир, а кое-кто из них остался здесь. — Он склонил голову в сторону, и его улыбка исчезла. — На улице темно, — сказал он. — Всегда темно, даже днем. Как тебя зовут, дружок?

Джош сказал ему. Он мог чувствовать свой пот, выступивший от страха, даже сквозь запах гниения мертвых животных.

— Джош, — повторил лорд Альвин. Он ел виноград. — Почти Джошуа. Прямо-таки веет стенами Иерихона, не так ли? — Он снова улыбнулся и сделал знак молодому человеку с заглаженными назад черными волосами и обведенными красной краской глазами и ртом. Молодой человек выступил вперед, неся баночку с чем-то.

Свон слышала, как некоторые из мужчин возбужденно захихикали. Ее сердце все еще колотилось, но слез теперь не было, как будто черная патока заполнила ее мозг. Она знала, что эти сумасшедшие сбежали из «Института Путей», и она знала, что перед ней — это смерть; смерть, сидящая в кабинке. Ей было интересно, что же случилось с Мулом, и с тех пор как она обнаружила тела в манекенах — она быстро оттолкнула память об этом в сторону, — ни разу не раздалось больше тявканья терьера.

Молодой человек с красной краской на лице встал на колени перед Джошем, отвинтил крышку баночки и открыл белый грим. Он зацепил его своим указательным пальцем и провел им по лицу Джоша. Джош откинул голову назад, но неандерталец схватил череп Джоша и крепко держал, пока грим не был наложен.

— Ты прекрасно выглядишь, Джош, — сказал ему лорд Альвин. — Обещаю, ты получишь от этого истинное удовольствие.

Через волны боли в ее ногах и оцепенение от шока Леона смотрела, как накладывают грим. Она обнаружила, что молодой человек разрисовывает лицо Джоша так, чтобы оно выглядело как череп.

— Я знаю одну игру, — сказал лорд Альвин. — Игра называется смирительная рубашка. Я ее придумал. Знаешь, почему? Доктор Бейлор говорил: «Давай, Альвин! Прими свою таблеточку как хороший мальчик», — и я должен был проходить по длинному, вонючему коридору каждый день. — Он поднял два пальца. — Дважды в день. Но я очень хороший плотник. — Он остановился, медлен — но сощурился, словно пытаясь загнать обратно свои мысли. — Я строил собачьи домики. Но не просто обыкновенные собачьи дома. Я строил особняки и крепости для собак. Для Иисуса я построил копию лондонского Тауэра. Как раз того места, где отрубали головы ведьмам. — Уголок его левого глаза начал дергаться. Он молчал, уставившись в пространство, пока накладывались последние мазки на череп из грима на лице Джоша.

Когда работа была закончена, неандерталец отпустил голову Джоша. Лорд Альвин прекратил есть виноград и облизал пальцы.

— В игре «смирительная рубашка», — говорил он как бы между делом, — тебя отпустят перед входом в магазин. Женщина и ребенок останутся здесь. А теперь — у тебя есть выбор: что ты хочешь иметь свободными — руки или ноги?

— Это еще какого черта?

Лорд Альвин помахал указательным пальцем.

— Руки или ноги, Джош?

Мне нужно, чтобы ноги были свободны, размышлял Джош. Потом: нет, я все же могу прыгать или хромать. Лучше пусть руки освободят. Нет, ноги! Это невозможно решить без знания того, что будет происходить дальше. Он был в растерянности, пытаясь думать ясно. Он почувствовал, что Свон смотрит на него, и он взглянул в ее сторону, но она покачала головой, не в состоянии предложить помощь. — Ноги, — наконец сказал Джош.

— Хорошо. Они ведь не поранены, не так ли? — Снова хихиканье и шелест возбуждения среди наблюдающих. — Хорошо, тебя приведут ко входу и освободят тебе ноги. Потом у тебя будет пять минут на то, чтобы пробраться обратно сюда. — Он засучил правый рукав своего пурпурного одеяния. У него на руке было шесть наручных часов. — Видишь, я могу засечь время с точностью до секунды. Пять минут от того мгновенья, когда я скажу «идти» — и ни секундой больше, Джош.

Джош с облегчением вздохнул. Благодаренье Богу, что он выбрал, чтобы свободными были ноги! Он представил себя, ползущего и хромающего через «Торговый Дом К» в этом смешном фарсе!

— Ах да, — продолжал лорд Альвин, — мои люди попытаются сделать все, чтобы убить тебя между входом в магазин и этим местом. — Он радостно улыбнулся. — Они будут пользоваться ножами, молотами, топорами — всем, за исключением пистолетов. Видишь ли, пистолеты — это было бы несправедливо. Но не волнуйся слишком сильно: ты можешь пользоваться тем же самым, если найдешь — и если сможешь удержать в руках. Или можешь использовать еще что-нибудь, чтобы защитить себя, но ты не найдешь здесь никаких пистолетов. Даже дробовика. Правда, забавная игра?

Во рту Джоша появился привкус опилок. Он боялся спросить, но это было необходимо.

— А что… Что, если я не вернусь сюда…

Через пять минут?

Карлик прыгал вверх и вниз в своей тележке и указывал на него ивовым прутом как шутовским скипетром.

— Смерть! Смерть! Смерть! — визжал он.

— Спасибо, Имп, — сказал лорд Альвин. — Джош, ты видел мои манекены, не так ли? Правда, они хороши? К тому же, так похожи на людей! Хочешь знать, как мы их делаем? — Он взглянул на кого-то позади Джоша и кивнул.

В тот же момент раздалось гортанное рычание, которое вскоре поднялось в высокое хныканье. Джош почувствовал запах бензина. Он уже понял, что это за звук, и его внутренности сжались. Оглянувшись через плечо, он увидел стоящего там неандертальца, держащего жужжащую бензопилу, заляпанную запекшейся кровью.

— Если ты не вернешься вовремя, дружище Джош, — сказал лорд Альвин, выступая вперед, — женщина и ребенок тоже станут украшениями моей коллекции манекенов. Их головы, я имею в виду. — Он поднял палец, и пила перестала дребезжать.

— Головы покатятся! — Имп прыгал и скалился. — Головы покатятся!

— Конечно, — добавил сумасшедший в пурпурном одеянии, — если тебя по пути убьют, это уже не будет иметь для тебя большого значения, не так ли? Мы тогда просто постараемся найти достаточно большой манекен для твоей головы, правда? Ну? Мы готовы?

— Готовы! — кричал Имп.

— Готовы! — сказала чернобородая скотина.

— Готовы! — подхватили остальные, пританцовывая и прыгая.

Лорд Альвин подошел и взял ивовый прут у чертенка Импа, затем бросил его на пол в трех футах от себя.

— Пересеки эту линию, дружище Джош, и тогда ты еще кое-что узнаешь.

Джош знал, что он убьет их в любом случае. Но у него не было выбора. Его глаза встретились с глазами Свон. Она смотрела на него спокойно и твердо, пытаясь передать ему мысль: «Я в тебя верю». Он заскрежетал зубами. Сохраните дитя! Да! Мне придется сделать чертовски веселую работу, а?

Чернобородый мужчина и другие сумасшедшие подняли Джоша на ноги, затем наполовину вынесли, наполовину выволокли из отдела домашних животных, протащили через товары для дома, спортивные товары, а потом вдоль центрального прохода к ряду кассовых аппаратов у входа. Здесь их поджидал еще один мужчина, с двуствольным коротким ружьем и связкой ключей, свисающей с его пояса. Джоша бросили на пол, дыхание его со свистом вырывалось между зубами. — Ноги, — он слышал, что это сказал бородатый, и человек с ключами нагнулся, чтобы отпереть замок.

Джош осознал упорно ревущий шум и посмотрел в окно. Шел сильный ливень, потоки воды попадали и в магазин через разбитое окно. Не было ни признака лошади, и Джош надеялся, что для нее нашлось сухое место, чтобы умереть. Бог помогает всем нам! — думал он. И хотя он не видел ни одного из остальных маньяков, когда его привели ко входу, он знал, что все они на этом этаже — спрятавшиеся, ждущие, готовые к началу игры.

Сохраните дитя. Шипящий голос, исходивший из горла Поу-Поу, снова ожил в его сознании. Сохраните дитя. Он должен пересечь магазин за пять минут, и не имеет значения, что эти безумные говнюки набросятся на него. Он будет пользоваться всеми теми приемами, которые помнил еще со своих футбольных деньков, он должен сделать эти заржавевшие колени снова молодыми. О Господи, молил он, если Ты когда-нибудь благоволил немому дураку, прояви такую свою заботу прямо сейчас!

Последний замок был открыт, цепи сняты с ног Джоша. Его поставили на ноги, но запястья все еще были крепко скованы друг с другом, цепь вилась вокруг его предплечий, а также и вокруг рук. Он мог открывать и закрывать свою левую ладонь, но правая была неподвижна. Он посмотрел в сторону противоположного конца «Торгового Дома К», и его сердце сжалось — казалось, что этот чертов финиш находится через десять футбольных полей.

В отделе домашних животных Свон положила голову на плечо Леоны. Женщина дышала беспорядочно, стараясь не закрывать глаза. Свон знала, что Джош сделает все, что сможет, чтобы достичь их вовремя, но она также знала, что он может потерпеть неудачу.

Лорд Альвин блаженно улыбался ей улыбкой святого, выставленного на витрине. Он сверился с часами на своем запястье, потом наставил электромегафон в сторону входа и проревел:

— Пусть игра в смирительную рубашку…

Начинается! Пять минут, друг Джош!

Свон вздрогнула и стала ждать, что будет.


ГЛАВА 40 ЗВУК ЧЬЕГО-ТО ПЕРЕРОЖДЕНИЯ | Песня Свон | ГЛАВА 42 ИГРА «СМИРИТЕЛЬНАЯ РУБАШКА»