home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

На следующий день Лорен поднялась на восьмидесятый этаж. Поздоровавшись, Мэри передала, что мистер Синклер хочет видеть ее немедленно. Стараясь унять нервную дрожь, Лорен пригладила волосы, собранные на затылке в красивый пучок, и шагнула в его кабинет.

— Ты хотел меня видеть? — спросила она вежливо.

Ник отложил документы, которые изучал, откинулся в кресле и стал лениво рассматривать ее.

— В тот день, когда мы отправились в Харбо-Спринг, у тебя была точно такая же прическа, — сказал он низким чувственным голосом. — Мне она очень нравится.

— С этого момента я буду распускать волосы.

Он усмехнулся:

— Игра продолжается?

— Какая игра?

— Которую мы начали еще вчера.

— Я не играю в твои игры, — жестко ответила Лорен. — Я не хочу выиграть приз.

Но на самом деле она хотела. Она хотела навсегда выиграть его. И ненавидела себя за эту глупую слабость.

Удовлетворенно посмотрев на ее взволнованное лицо, Ник кивнул в сторону стула рядом со своим столом:

— Садись. Я как раз просматриваю досье.

Обрадованная, что он готов работать, Лорен села, но, взглянув на папку, застыла в удивлении и испуге.

«Секретно — личное досье», и ниже — «Лорен Э. Деннер, служащий ј 98753».

Лорен вспыхнула, вспомнив свои проваленные тесты и то, какие должности она перечислила в качестве желаемых. Ник увидит это и…

— Х-м-м, Лорен Элизабет Деннер. Элизабет — красивое имя, так же как и Лорен. Оба подходят тебе.

Не в силах выносить его заигрывания, Лорен сердито ответила:

— Я была названа так в честь двух моих незамужних тетушек. У одной из них косоглазие, а у другой — бородавки.

Проигнорировав ее замечание. Ник продолжил чтение вслух:

— Цвет глаз — голубой. Он взглянул на нее поверх папки, в его глазах плясали дразнящие искорки.

— Они действительно голубые. Любой мужчина потеряет голову от таких глаз — они божественны.

— Божественный правый косил, пока я носила очки, — весело сообщила Лорен. — Пришлось делать операцию.

— Маленькая девочка с косящими голубыми глазами и в очках, — усмехнулся он. — Наверное, ты выглядела очень мило.

— Совсем нет. Я выглядела заумной отличницей.

Ник вернулся к досье, и Лорен наблюдала, как он просматривает ее анкеты и тесты. Следя за ним, она сразу же увидела, что он дошел до предпочитаемых должностей.

— Что за… — изумленно воскликнул он и расхохотался. — Мне и Ветерби стоит быть осторожными. Какая из наших должностей тебе нравится больше?

— Никакая, — коротко ответила Лорен. — Я написала так, потому что по дороге в «Синко»я решила, что не хочу там работать, но о встрече уже договорилась.

— Поэтому ты намеренно провалила тесты, да?

— Именно так.

— Лорен… — начал он мягким, соблазнительным голосом, который тут же насторожил ее.

— Я имела удовольствие прочитать твое досье, — холодно прервала его Лорен. — Твое досье в отделе по связям с общественностью, — пояснила она в ответ на его удивленный взгляд, — Я знаю все про Бебе Леонардос и про французскую кинозвезду. Я видела твою фотографию с Эрикой Моран, сделанную на следующий день после того, как ты отправил меня домой, потому что должен был приехать твой «деловой партнер».

— И тебя это задело, — спокойно подытожил Ник.

— Мне было просто противно, — выпалила в ответ Лорен, отказываясь признаться, что это причинило ей боль. Взяв себя в руки, она спросила с прежним спокойствием:

— Может быть, мы все-таки будем работать?

Сразу же после этого Ника вызвали на совещание, которое длилось остаток дня. Для Лорен это были часы спокойствия. Ее волновали только задумчивые взгляды Мэри Калахен.


На следующий день в десять часов утра около стола Лорен появился запыхавшийся Джим:

— Только что звонил Ник. Он хочет, чтобы ты поднялась к нему прямо сейчас. Он сказал, что ему необходимо твое присутствие в течение всего дня.

Вздохнув, он посмотрел на доклад, который она готовила для него.

— Это я закончу сам, Когда Лорен поднялась наверх, Мэри на месте не было, но Ник сидел за своим столом и что-то писал. Он был без пиджака и без галстука, темные волосы взъерошены. Рукава его рубашки были закатаны, а воротник расстегнут. Взгляд Лорен скользнул по загорелой шее. Не так давно она прикасалась к ней губами, чувствуя биение пульса…

«Он — самый неотразимый мужчина на свете», — с тоской подумала Лорен. Но когда она заговорила, голос ее был ровным и бесстрастным.

— Джим передал, что я срочно тебе нужна. Что я должна делать?

Ник повернулся и, посмотрев на нее, улыбнулся:

— Ну и вопросики! А ты не знаешь? Лорен пропустила его сексуальные намеки мимо ушей.

— Если я правильно поняла, для меня есть срочное задание.

— Да.

— Какое?

— Сходи в бар и принеси мне что-нибудь поесть.

— Это, — возмущенно произнесла Лорен, — это ты называешь срочным!

— Чертовски срочным. Я голоден. Лорен со злостью сжала кулаки:

— Для тебя я, может быть, только незначительный сексуальный объект, но внизу у меня важная работа, и Джим во мне нуждается. Его доклад…

— Ты нужна мне, дорогая.

— Не смей называть меня дорогой!

— Почему нет? Ты такая сладкая.

— Тебе так не покажется, если ты еще раз назовешь меня дорогой, — пообещала Лорен.

Его брови удивленно поднялись, и Лорен пришлось вспомнить, что он все еще является ее боссом.

— Ну хорошо! — капитулировала она. — Что ты ешь на завтрак?

— Раздраженных секретарш.

Лорен гордо прошествовала в свой временный кабинет и обнаружила, что Мэри уже вернулась.

— Тебе не понадобятся деньги, Лорен, — сказала она. — У нас есть счет в баре.

Сразу две вещи потрясли Лорен. Во-первых, то, что Мэри назвала ее просто по имени вместо обычного холодного «мисс Деннер». Во-вторых, она улыбалась — и что это была за улыбка! Казалось, что она освещает лицо изнутри, смягчая строгие черты.

Лорен поймала себя на том, что улыбается в ответ.

—  — Что он ест на завтрак? — вздохнула она.

— Раздраженных секретарш, — подмигнула Мэри.

Как бы искупая вину за то, что он сорвал ее с рабочего места, Ник поблагодарил Лорен за сладкие булочки, которые она принесла, и галантно предложил чашечку кофе.

— Я сама сделаю, но все равно спасибо, — жестко сказала Лорен.

Но под взглядом Ника у нее задрожали руки. Он подошел к бару и, облокотившись на него, наблюдал, как она кладет в кофе сахар и сливки. Коснувшись ее плеча, он тихо сказал:

— Лорен, я прошу прощения за то, что сделал тебе больно. Поверь, я этого не хотел.

— Тебе не нужно больше извиняться, ответила она, осторожно убирая его руку. — Давай забудем то, что случилось.

Она взяла чашку и пошла к его столу. — Кстати, — как бы между прочим сказал Ник, — сегодня вечером я улетаю в Италию.

Приступлю к работе через неделю. Ты будешь нужна мне весь день.

— Это надолго? — испуганно спросила Лорен. Ник усмехнулся:

— До тех пор, пока я не выиграю эту игру. Таким образом, вызов был сделан, и предстоящая битва желаний вселяла в Лорен ужас.

Только она поставила на стол кофе, как раздался звонок. Началась работа. Ник составлял письмо Росси — итальянскому изобретателю. Диктовал он очень четко и чрезвычайно быстро. В середине фразы он вдруг мягко сказал:

— В твоих волосах запуталось солнце, и они сверкают, как золото.

Затем тут же вернулся к письму. Лорен, которая машинально застенографировала половину комплимента, послала ему убийственный взгляд, а он только хмыкнул.

В час дня Ник попросил ее присутствовать на совещании и делать заметки. На секунду подняв глаза от блокнота, Лорен поймала его тяжелый взгляд на своем колене. Вспыхнув, она попыталась убрать ноги под стул. Ник понимающе улыбнулся.

Когда совещание закончилось, Лорен встала, чтобы уйти, но Ник остановил ее:

— Ты уже начала перевод на итальянский списка вопросов, которые я тебе продиктовал?

Он необходим для того, чтобы Росси понял, что я хочу знать. — Посылая ей обаятельную виноватую улыбку, он добавил:

— Мне очень неприятно торопить тебя, дорогая, но я должен взять этот список с собой в Казано.

Почему ее глупое сердце так сильно бьется, когда он называет ее дорогой?

— Он готов, — ответила она.

— Хорошо. А ты поняла в процессе работы, что представляет собой проект Росси? Лорен покачала головой:

— Не совсем. Слишком много технических терминов. Я знаю, что Росси — химик, живущий в Казано, и что он сделал какое-то открытие, в котором вы заинтересованы. Насколько я понимаю, вы собираетесь финансировать его исследования и в будущем внедрять его технологию и продукцию.

— Мне следовало объяснить тебе все с самого начала. Это сделало бы твою работу интереснее и проще, — сказал Ник, неожиданно превратившись из соблазнителя в тактичного, внимательного босса.

— Росси разрабатывает химикат для получения непромокаемых, несгораемых, устойчивых к атмосферным влияниям синтетических материалов. Причем он не изменяет ни текстуры, ни внешнего вида ткани. Ковровые покрытия и одежда станут… ну, почти вечными. Это чрезвычайно практично.

Ник говорил с ней как с деловым партнером, и она впервые за это время расслабилась в его присутствии.

— И этот химикат действительно ничего не изменяет и не повреждает?

— Пока не уверен, — сухо сказал Ник. — Но во время этой поездки собираюсь все выяснить. Я хочу привезти оттуда образец для тестирования в лаборатории, но получить его будет нелегко. Росси просто помешан на секретности.

— Он же сумасшедший!

— Как все изобретатели, — вздохнул Ник. — Он живет в Казано. Это маленькая рыбацкая деревня в Италии. Он держит огромных собак для охраны дома, а его лаборатория, находящаяся в полумиле, никем не охраняется.

— А опыты он демонстрировал?

— Без тщательного тестирования они мало чего стоят. Например, его химикат может делать ткань непромокаемой для воды, но что случится, если на нее пролить молоко или вино?

— А если все, что он обещает, соответствует истине?

— В таком случае я организую консорциум между «Глобал индастриз»и двумя другими корпорациями, и мы представим миру открытие Росси.

— Он, возможно, боится, что если даст тебе образцы, то в лаборатории сделают их анализ и выяснят, какие Росси использует химикаты. И украдут его открытие.

— Ты права, — ответил Ник с улыбкой. Затем без предупреждения обнял ее и легко ущипнул за подбородок. И правильно, что без предупреждения: Лорен бы не разрешила!

— Я привезу тебе подарок из Италии. Что бы ты хотела?

— Серьги моей матери, — решительно ответила она, резким движением высвободилась из его рук и вышла из кабинета.

Провожая ее взглядом, Ник ощутил в себе нечто странное, делавшее его непривычно уязвимым. Ее взгляд радовал его, улыбка согревала, а прикосновения вызывали острое желание. В ней были уравновешенность и естественность, изящество и очарование. По сравнению с другими женщинами Лорен была невинным младенцем, и в то же время у нее хватило смелости противостоять его давлению.

Улыбка исчезла с его лица. Он давил на нее, чего никогда раньше не делал, добиваясь женщины. Он подкрадывался к ней, загонял ее в угол и сам себе был противен. И что еще хуже, не мог остановиться… Не чувствовал ли он к ней что-то большее, чем простое желание?

Эти незнакомые и нежелательные для него эмоции снова всколыхнулись в нем, но он решительно их отбросил. Она, безусловно, красива и не может не вызывать желания. Он хотел ее. Ничего больше.


В четыре пятьдесят пять Мэри сообщила, что начала поступать информация от участников назначенного Ником телефонного совещания. На линии были Калифорния, Оклахома и Техас. Ник попросил Мэри прислать Лорен.

— Тебе нужно будет записывать все цифры и данные, которые будут обсуждаться, — объяснила Мэри задачу юной секретарше.

Когда Лорен вошла в кабинет, разговор уже начался. Ник указал ей на свое кресло и встал, чтобы она могла делать записи сидя. Через две минуты после этого он обнял ее сзади и начал целовать ее волосы.

Потеряв всякий контроль, Лорен прошипела:

— Прекрати!

— Что? Что? Что? — раздались удивленные мужские голоса.

Ник наклонился к микрофону:

— Моя секретарша считает, что вы говорите слишком быстро, и ей хотелось, чтобы вы остановились на секунду и она могла все записать.

— Можно было бы попросить более вежливо, — ответил обиженный голос.

— Я надеюсь, теперь ты удовлетворен? — яростно прошептала Лорен.

— Пока нет, но добиваюсь этого. Лорен вышла из себя, захлопнула блокнот и попыталась отодвинуть кресло, чтобы вскочить и выбежать из кабинета, но Ник, стоя сзади, не дал ей этого сделать. Она повернула голову, чтобы высказать ему все, что думает о нем, и тут же его губы прильнули к ней в страстном поцелуе. Сердце ее бешено заколотилось, и мыслей в голове не осталось совсем. Когда он наконец оторвался от нее, она была так взволнованна, что только изумленно на него смотрела.

— Что скажешь, Ник? — раздался голос из микрофона.

— Я думаю, что все идет хорошо. С каждым разом все лучше и лучше.

Когда разговор был закончен, Ник нажал кнопку на своем столе, и дверь, ведущая в кабинет Мэри, автоматически закрылась. Он взял Лорен за руки и, подняв из кресла, повернул лицом к себе. Его губы приближались к ней, и Лорен почувствовала себя совершенно беспомощной перед его магнетизмом.

— Не надо, — попросила она. — Пожалуйста, не делай этого.

Он еще крепче прижал ее к себе.

— Почему ты не можешь просто позволить себе хотеть меня и наслаждаться?

— Хорошо, — грустно сказала Лорен. — Ты победил. Я хочу тебя… я признаюсь в этом.

Она увидела в его глазах победные искорки и гордо подняла голову.

— Когда мне было девять лет, я так же хотела обезьянку, которую увидела в зоомагазине. Его триумф угас.

— Ну и? — раздраженно спросил он, отпуская Лорен.

— Ее купили. И у меня все ноги были в синяках. Я прозвала ее Злюкой.

Ник не знал, то ли ему обижаться, то ли смеяться.

— Я думаю, за это она тебя и била, Лорен продолжала, не обращая внимания на его попытку пошутить:

— Я очень хотела иметь сестер и братьев. Когда мне было тринадцать, мой отец снова женился и у меня появились сестра, которая отбивала у меня молодых людей, и брат, который воровал карманные деньги.

— Но какое это имеет отношение к нам, черт возьми?

— Самое прямое! — Она нервно взмахнула руками, затем они безжизненно повисли. — Я хочу, чтобы ты понял: я не собираюсь давать волю своему желанию. Сбывшись, оно снова причинит мне боль.

— Я не сделаю тебе больно.

— О нет, сделаешь! — воскликнула Лорен, пытаясь сдержать слезы. — Не специально, но сделаешь. Уже сделал. Знаешь, чем я занималась, пока ты был в Палм-Спринг с одной из своих любовниц?

Ник спрятал руки в карманы и настороженно посмотрел на нее.

— Нет. И чем же?

— Я, — в голосе Лорен зазвучали истерические нотки, — я сидела около телефона, ожидая твоего звонка, и вязала серый свитер под цвет твоих глаз.

Она искала в его лице подтверждения, что он понял ее.

— Если у нас будет связь, то ты не будешь вовлечен в нее эмоционально, а я буду. Я не могу отделить свои чувства от своего тела, прыгнуть в кровать, прекрасно провести время, а потом забыть об этом. Я хочу серьезных отношений. Я буду ревновать, если заподозрю, что ты с другой женщиной. А если узнаю, что это так, то мне будет очень больно.

Если бы он попытался отшутиться или переубедить ее, она бы тут же расплакалась. Но он не сделал ни того, ни другого, и она смогла выдавить из себя улыбку:

— Ты хотел бы, чтобы мы остались друзьями, перестав быть любовниками, не так ли?

— Естественно.

— Ну так считай, что все уже кончено. Можем мы теперь быть друзьями? — Ее голос задрожал. — Я буду очень рада считать тебя своим другом.

Ник кивнул, но ничего не сказал. Он просто стоял и загадочно смотрел на нее.

Через некоторое время, направляясь к своей машине, Лорен поздравила себя с тем, что так умело справилась с ситуацией. Она говорила прямо и откровенно, она удержалась от соблазна и осталась верна своим принципам. Она сделала все правильно и от этого стала крепче и мужественнее.

Уронив руки на руль, она разрыдалась.


Глава 12 | Битва желаний | Глава 14



Loading...