home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

На следующее утро в одиннадцать пятнадцать Лорен подъехала к «Синко». Она оказалась достаточно везучей и нашла место для парковки совсем недалеко, прямо напротив здания «Глобал индастриз». Со смешанным чувством страхуй надежды она вышла из машины и, оправив узкую бежевую юбку и строгий пиджак, решительно направилась на встречу с мистером Ветерби.

Несмотря на несколько заискивающую улыбку, он был сильно раздражен.

— В самом деле, мисс Деннер, — заговорил он, приглашая ее в свой кабинет, — и вы и я сэкономили бы много времени и нервов, если бы вчера вы мне сказали, что близко знаете мистера Синклера.

— А что, мистер Синклер позвонил вам и сказал, что я его друг? — с любопытством спросила Лорен.

— Нет, — ответил мистер Ветерби, силясь говорить спокойно, — мистер Синклер позвонил президенту моей компании мистеру Семпсону. Тот позвонил своему вице-президенту, который позвонил вице-президенту по операциям, который позвонил моему боссу. И вчера вечером мой босс позвонил мне домой и сообщил, что я обидел мисс Деннер, которая на самом деле очень способная и личный друг мистера Синклера. Затем он повесил трубку.

Лорен не могла поверить, что она вызвала такой переполох.

— Я прошу прощения за то, что доставила вам столько беспокойства, — сказала, она виновато. — Я провалила все тесты, а вы получили за меня нагоняй.

Мистер Ветерби уныло кивнул:

— Я сказал своему боссу, что вы не знаете, как карандаш в руки взять, но он ответил, что ему наплевать, даже если бы вы печатали пальцами ног. — Он поднялся из-за стола и пригласил:

— Пойдемте, я провожу вас в кабинет мистера Вильямса. Мистер Вильяме — наш вице-президент, и его секретарша переезжает в Калифорнию. Он хочет посмотреть, подойдете ли вы на ее место.

— А мистер Вильяме — тот самый вице-президент, который позвонил вице-президенту по операциям, который позвонил… — начала Лорен.

— Именно он, — прервал ее мистер Ветерби. Встревоженно размышляя о том, что даже если она будет отвратительна мистеру Вильямсу, он, будучи запуган своим боссом, все равно возьмет ее на работу, Лорен пошла за мистером Ветерби. Но через несколько минут она отбросила подобные мысли. Джим Вильяме в свои тридцать с лишним выглядел довольно-таки властным и энергичным, чтобы быть чьей-нибудь марионеткой. Когда мистер Ветерби привел Лорен в кабинет, он поднял взгляд от документов и холодно кивнул в сторону кожаного кресла, расположенного напротив его большого стола.

— Садитесь, — сказал он Лорен, мистеру Ветерби кратко бросил:

— Закройте дверь, когда будете выходить.

Лорен «ела, как ей было ведено, и стала ждать, что будет дальше. Джин Вильямс встал и; обойдя вокруг стола, прислонился к нему, скрестив на груди руки. Его взгляд, казалось, пронизал ее насквозь.

— Итак, вы Лорен Деннер? — спросил он бесстрастно.

— Да, — согласилась Лорен, — боюсь, что это так.

По лицу Вильямса пробежала улыбка, на секунду смягчив его холодное деловое выражение.

— Насколько я понимаю, ваши слова означают, что вы осведомлены о том, какую шумиху подняли вчера вечером?

— Да, — вздохнула Лорен, — во всех мучительных, смущающих подробностях.

— Вы можете по буквам произнести слово» мучительный «?

— Да, — ответила она, совершенно растерявшись.

— Как быстро вы можете печатать? Лорен вздохнула:

— Около ста ударов в минуту.

— Стенография?

— Да.

Не отрывая взгляда от ее лица, он достал из стола карандаш и блокнот. Передав их ей, сказал:

— Запишите это, пожалуйста.

Лорен удивленно уставилась на него, затем, опомнившись, начала писать под его быструю диктовку:» Дорогая мисс Деннер, как мой административный ассистент вы должны будете выполнять множество секретных обязанностей, а также быть эффективным посредником между мной и моими служащими. Вы должны будете в точности придерживаться всех правил, установленных для служащих нашей компании, несмотря на ваше знакомство с Ником Синклером. Через несколько недель мы переезжаем в здание «Глобал индастриз», и если вы когда-нибудь попытаетесь воспользоваться вашей дружбой с мистером Синклером, чтобы уклониться от своих обязанностей, я без промедления уволю вас. Однако если вы проявите интерес и инициативу, я доверю вам столько ответственной работы, сколько вы, захотите и будете в силах выполнить. Если вы согласны с этими условиями, то будьте готовы к работе в девять утра в понедельник через две недели «.

— Какие-нибудь вопросы, Лорен? Она подняла на него изумленные глаза:

— Вы хотите сказать, что я принята на работу?

— Это зависит от того, сможете ли вы напечатать это быстро и без ошибок.

Лорен была слишком ошеломлена такой нестандартной процедурой приема на работу, чтобы волноваться во время расшифровки стенограммы.

— Прошу вас, мистер Вильяме. — Она протянула ему блокнот.

Он пробежал глазами текст, затем взглянул на Лорен:

— Очень хорошо. Как это Ветерби могла прийти мысль, что у вас куриные мозги?

— Так получилось, что я создала такое впечатление, — уклончиво ответила Лорен.

— Может быть, вы мне расскажете, как это произошло?

— Ну, все это было… Мы просто не поняли друг друга.

— Ну хорошо, давайте оставим эту тему. Итак, нам что-нибудь еще нужно обсудить? Ах да, конечно, ваша зарплата.

Цифра, которую назвал Вильяме, была на две тысячи долларов в год меньше, чем предложил Филип. Но он обещал, что доплатит разницу.

— Ну что, вы хотите работать?

— И да и нет, — сказала Лорен со слабой улыбкой. — Я чувствую, что это было бы очень интересно и многое дало бы мне. Но мне не хочется думать, что вы предлагаете мне это место только потому, что… что…

— Вы знаете Ника Синклера? Лорен кивнула.

— Ник не имеет к этому никакого отношения. Я знаю его уже много лет, и мы хорошие друзья. Однако дружбе нет места в деловых отношениях. У Ника своя работа, у меня — своя, я не позволяю себе вмешиваться в его дела, и мне не понравилось бы, если бы он попытался решать за меня, кого мне брать на работу.

— Тогда почему вы решили встретиться сегодня со мной, несмотря на то что я вчера провалила все тесты?

— Ах это. Дело в том, что моя бывшая секретарша, которую я очень уважал, с самого начала не воодушевила Ветерби. И когда я узнал, что способная молодая девушка, ищущая место секретарши не поладила с ним, то подумал, что, может быть, вы еще одна Тереза. Вы не Тереза, но я думаю, что мы еще лучше сработаемся, Лорен.

— Спасибо, мистер Вильяме. Увидимся через две недели в понедельник.

— Зовите меня Джим.

Лорен улыбнулась, отвечая на его рукопожатие:

— Тогда вы можете называть меня Лорен.

— Мне кажется, я вас так уже назвал, — Да, действительно.

Его губы дрогнули в улыбке.

— Вы молодец, что не дали мне запугать вас. Лорен вышла из темного здания на ослепляющее солнце чудесного августовского дня. Ожидая зеленого света, чтобы перейти улицу, она не могла отвести взгляд от здания» Глобал индастриз «, возвышающегося напротив. Интересно, там ли сейчас Ник? Она сгорала от желания увидеть его.

Зажегся зеленый свет, она перешла широкую улицу, подошла к своей машине. Если бы Ник хотел ее еще раз увидеть, то он спросил бы ее телефон.

Может быть, он постеснялся. Постеснялся! Лорен с горьким смехом покачала головой, открывая дверцу машины. Ник Синклер был отнюдь не стеснительным. Весь его вид и ленивое обаяние… он, наверное, привык, что женщины сами кидаются ему на шею.

Стеклянная дверь стремительно распахнулась, и сердце Лорен радостно сжалось: это был Ник Синклер. Какую-то долю секунды Лорен думала, что он увидел ее около машины и вышел поговорить с ней, но он повернул направо к дальнему углу здания.

— Ник! — крикнула она почти невольно. — Ник!

Он оглянулся, и Лорен помахала ему рукой, чувствуя себя по-глупому счастливой, когда он широким шагом направился к ней.

— Отгадай, где я была? — Она лучезарно улыбнулась.

Его серые глаза потеплели, и в них появился дразнящий огонек, когда он окинул взглядом ее сверкающие медовые волосы, уложенные в элегантный пучок, очаровательный бежевый костюм, шелковую блузку и шоколадно-коричневые босоножки.

— Участвовала в показе мод в шоу Бонвит Тейлор, — предположил он с улыбкой.

Лорен просияла от комплимента, но постаралась сохранить спокойный вид.

— Нет, я была в здании напротив, в» Синко электронике «, и они предложили мне работу. И это благодаря тебе!

Пропустив мимо ушей упоминание о своей помощи, он спросил:

— Ты согласилась на их предложение?

— Согласилась ли я! Деньги фантастические, босс — потрясающий человек, и работа обещает быть интересной.

— Значит, ты довольна?

Лорен кивнула, затем подождала, надеясь, что он пригласит ее куда-нибудь. Но вместо этого он протянул руку, чтобы открыть для нее дверцу машины.

— Ник, — заговорила она торопливо, боясь, что смелость сейчас покинет ее, — я настроена отпраздновать это событие. Если ты знаешь хорошее местечко, где можно перекусить, то я угощу тебя ленчем.

После секундного промедления, нестерпимого для Лорен, на его загорелом лице появилась улыбка.

— Это самое лучшее предложение, которое я получил за сегодняшний день.

Вместо того чтобы показать ей, куда ехать, Ник сам повел машину. Через несколько кварталов он свернул с Джефферсон-авеню и с трудом нашел место на стоянке около кирпичного трехэтажного домика, как будто сошедшего с картинки в детской книжке.

Над дверью на вывеске из темного дерева вдавленными золотыми буквами было написано:» У Тони «. Они вошли в темный зал с дубовыми полами. Это был маленький уютный ресторанчик. Столики до блеска отполированы, на грубых кирпичных стенах развешаны в художественном беспорядке горшки и сковородки. Солнце лилось сквозь цветные оконные стекла, а салфетки в крупную бело-красную клетку усиливали ощущение почти домашнего тепла и спокойствия.

Официант встретил их около двери, вежливо поприветствовал Ника и проводил их к единственному в зале свободному столику. Ник отодвинул для Лорен стул, она села и с любопытством огляделась вокруг. Женщин было немного, в основном мужчины. Большинство из них были в костюмах и галстуках, и только трое, включая Ника, — в слаксах и спортивных рубашках с открытым воротником.

Около их столика появился старший официант, при виде Ника на его лице расцвела улыбка.

— Рад снова видеть тебя, мой друг. Затем он подал им огромное меню в кожаной обложке.

— Нам, пожалуйста, фирменное, Тони, — сказал Ник и в ответ на лукавый взгляд Лорен добавил:

— Фирменное блюдо — это сандвич по-французски. Подходит?

Поскольку Лорен пригласила его на ленч, то она подумала, что он спрашивает ее разрешения, чтобы заказать что-то дороже, чем обычный сандвич.

— Пожалуйста, заказывай, что хочешь, — сказала она легко. — Мы празднуем мое поступление на новую работу, и я могу себе позволить пошиковать.

— Как ты думаешь, тебе понравится жить в Детройте? — спросил он, когда Тони, который, по-видимому, был владельцем ресторана, ушел. — Ведь для провинциалки из Миссури это огромный город.

Провинциалка? Лорен была озадачена. Обычно она не производила на людей такого впечатления.

— Мы жили в пригороде Чикаго до того, как умерла моя мать. Мне тогда было двенадцать. После этого мы с отцом переехали в Фен-стер штата Миссури, в город, где он вырос. Он устроился преподавателем в школу, в которой сам учился в детстве. Так что, как видишь, я не совсем провинциалка.

Выражение лица Ника не изменилось.

— Ты единственный ребенок в семье?

— Да, но когда мне было тринадцать, мой отец вновь женился. Вместе с мачехой я приобрела сводную сестру, старше меня на два года, и сводного брата, который старше меня на год.

Он, должно быть, уловил нотку неприязни в ее голосе, так как спросил:

— Мне кажется, все маленькие девочки хотят иметь старшего брата. Ты тоже хотела?

Лорен не смогла сдержать улыбку, которая осветила ее живое лицо.

— Конечно! Но не Ленни. Мы невзлюбили друг друга с первого взгляда. Он немилосердно дразнил меня, дергал за косы и воровал деньги из моей спальни. Я отвечала ему тем, что говорила всем в городе, что он голубой. Правда, никто этому не верил, потому что он был отъявленным бабником!

Ник рассмеялся, и Лорен заметила, что когда он улыбается, уголки его глаз поднимаются вверх. Его теплый золотистый загар резко оттенял металлический блеск глаз, В них светились юмор и острый ум, в то время как твердые губы обещали возбуждающе-агрессивную мужскую чувственность. Лорен ощутила такое же восхитительное возбуждение, как и вчера вечером, и предусмотрительно опустила взгляд на его загорелую шею.

— А твоя сводная сестра? — спросил Ник. — Какой она была?

— Божественной. Стоило ей пройтись по улице, и за ней выстраивалась целая свита.

— Она отбивала этих молодых людей у тебя? Глаза Лорен весело сверкнули, когда она взглянула на него через узкий столик.

— Да у меня не было молодых людей, чтобы их отбивать. Во всяком случае, до семнадцати лет.

Его темные брови удивленно поднялись, в то время как он разглядывал классические черты ее лица, освещенные мягким солнечным светом.

— В это очень сложно поверить, — произнес он наконец.

— Честное слово, это правда, — сказала Лорен с улыбкой. С поразительной ясностью она вспомнила невзрачную маленькую девочку — себя десять лет назад. Хотя отдельные воспоминания были весьма болезненны, сейчас она не придавала большого значения такой ненадежной вещи, как внешняя красота.

Тони поставил на клетчатую салфетку две тарелки, на каждой из которых лежала хрустящая французская булочка, разрезанная вдоль и покрытая вафельно-тонким ростбифом. Потом рядом с каждой тарелкой появилась маленькая чашка с мясным соусом.

— Попробуйте, очень вкусно, — посоветовал он.

— Это действительно великолепно, — согласилась Лорен, попробовав сандвич.

— Очень хорошо, — обрадовался Тони, и его круглое усатое лицо осветилось отеческой улыбкой, — и разрешите Нику заплатить. У него больше денег, чем у вас. Дедушка Ника одолжил мне деньги на открытие этого ресторанчика, — признался он и кинулся в другой конец зала, чтобы отругать неуклюжего официанта.

Они ели молча, пока Лорен не начала расспрашивать о ресторане и его владельце. Из краткого рассказа она поняла, что семьи Ника и Тони были друзьями в течение полувека. И отец Ника работал на отца Тони, пока финансовая ситуация не изменилась настолько, что у дедушки Ника даже появилась возможность одолжить деньги Тони.

Как только они покончили с сандвичами, появился Тони, чтобы убрать тарелки.» Если бы он где-нибудь задержался!»— подумала Лорен. Они пробыли здесь всего тридцать пять минут, а она надеялась провести с Ником по крайней мере час.

— А как насчет десерта? — спросил Тони, глядя темными приветливыми глазами на Лорен. — Для вас у меня есть» каноли»— такая штучка, что пальчики оближешь! У меня десерт — это не то, что обычно в магазинах! — гордо сказал он. — Это настоящая вещь. Несколько слоев разноцветного мороженого различных сортов. Затем я кладу туда…

— Кусочки фруктов и много орехов, — закончила Лорен. — Моя мама так обычно делала.

Тони приоткрыл рот и с минуту изучал ее лицо. Затем он решительно кивнул и произнес, широко улыбаясь:

— Вы итальянка.

— Только наполовину, — поправила Лорен, — а другая половина — ирландская.

За десять секунд Тони выспросил у нее полное имя, имя ее матери и выяснил, что она переезжает в Детройт, где не знает ни души. Лорен почувствовала себя немного виноватой, не упомянув Филипа Витворта. Но поскольку Ник знает кого-то в «Синко», она решила не рисковать и не говорить о своем родстве с Филипом.

Она слушала Тони, сияя от счастья. Прошло столько времени, с тех пор как она жила в Чикаго и общалась со своими кузинами-итальянками, и так приятно было снова услышать этот родной акцент.

— Лорен, если вам что-нибудь будет нужно, приходите ко мне, — сказал Тони, похлопав ее, как Ника, по плечу. — У красивой молодой женщины в большом городе должна быть семья, куда она может прийти, если понадобится помощь. Здесь всегда для вас будет еда, — уточнил он. — Ну, так как же насчет моего чудесного десерта?

Лорен взглянула на Ника и затем на ожидающего Тони.

— С удовольствием, — объявила она, желая продолжить ленч и игнорируя растущий протест своего полного желудка.

Тони расплылся в улыбке, и Ник заговорщически подмигнул ему:

— Лорен любит сладкое, как все дети. Глаза Лорен потемнели от гнева и смущения, и какое-то время она безучастно рассматривала красный квадрат на скатерти, чертя по нему пальцем.

— Ник, можно задать тебе один вопрос? — мягко сказала она.

— Конечно.

Стиснув руки, она посмотрела ему прямо в глаза:

— Почему ты все время говоришь обо мне так, как будто я наивный ребенок?

Ник с интересом взглянул на Лорен и весело улыбнулся:

— Я этого не заметил. Но наверное, для того, чтобы напомнить себе, что ты молодая девушка, приехавшая из маленького городка в Миссури, и что ты, возможно, очень наивна.

Лорен была весьма удивлена его ответом.

— Я взрослая женщина, и то, что я выросла в маленьком городе, абсолютно ничего не значит! — Она замолчала на секунду, когда подошел Тони с десертом, и раздраженно добавила:

— И я не знаю, почему ты думаешь, что я наивна, это совсем не так.

Ник откинулся на спинку стула, что-то прикидывая в уме.

— Так, значит, это не так?

— Да, не так!

— В таком случае, — медленно произнес он, — какие у тебя планы на уик-энд?

Сердце Лорен радостно забилось, но она все же осторожно спросила:

— А что ты хочешь предложить?

— Вечеринку. Несколько моих друзей устраивают вечеринку в своем доме около Харбо-Спринг. Я как раз собирался ехать, когда мы с тобой встретились. Это около пяти часов езды отсюда, а вернемся мы в воскресенье.

Лорен намеревалась сегодня ехать в Фен-стер. Но с другой стороны, дорога туда занимает всего день, вещи она может собрать дня за три. У нее больше двух недель до того, как она должна начать работу. Таким образом, со временем никаких проблем нет, и она отчаянно хочет поехать с Ником.

— А ты уверен, что это будет удобно, если ты приедешь со мной?

— Вполне. Тем более они ждут, что я приеду не один.

— В таком случае, — улыбнулась Лорен, — я с удовольствием поеду. Между прочим, сумка с вещами уже у меня в багажнике.

Ник оглянулся через плечо и кивнул Тони, который подписывал их чек. Старший официант принес его и положил на стол около Ника, но Лорен проворно накрыла его рукой и пододвинула к себе.

— Я плачу за ленч, — сказала она, стараясь скрыть свой шок от увиденной на чеке суммы — этих денег хватило бы на хороший обед для пяти персон. Однако пока Лорен доставала свой кошелек, Ник положил на стол несколько банкнот и Тони забрал их — ей оставалось только беспомощно за этим наблюдать.

Увидев ее огорчение, Тони взял ее за подбородок, как маленького ребенка:

— Приходите сюда почаще, Лорен. Для вас здесь всегда будет свободный столик и что-нибудь вкусное.

— Я удивляюсь, — поддразнила его Лорен, — что с такими ценами не все столики здесь пустуют.

Тони наклонился поближе и произнес конфиденциально:

— У меня никогда не бывает пустых столиков. В действительности невозможно даже заказать столик заранее, если вашего имени нет в нашем списке.

Он поднял властную руку, и три молодых красивых черноволосых официанта подошли к ним.

— Это мои сыновья, — с гордостью представил Тони, — Рико, Доминик и Джоу. Рико, запиши Лорен в наш список.

— Нет, пожалуйста, не беспокойтесь, — быстро прервала Лорен.

Тони проигнорировал ее замечание:

— Такой милой итальянской девушке, как вы, нужна семья, чтобы заботиться о ней и защищать ее. Приходите к нам почаще, мы живем здесь же, на втором этаже. Рико, Доминик, — строго проговорил Тони, — когда Лорен придет, то вы смотрите за ней. Джоу, а ты приглядывай за Рико и Домиником! — Для Лорен Тони объяснил:

— Джоу женат.

С трудом подавив смех, Лорен взглянула на своих защитников: в ее глазах светилась счастливая благодарность.

— А я за кем должна смотреть? — спросила она шутливо.

Почти одновременно четыре смуглых итальянских лица повернулись в сторону Ника, который весело наблюдал за этой сценой, откинувшись на спинку стула.

— Лорен уверяла меня, что может посмотреть за собой сама, — сказал он спокойно, вставая из-за стола.

Ник сказал, что ему нужно позвонить, а Лорен в это время направилась через холл в туалет. Выходя оттуда, она увидела его в телефонной будке около входа. Он говорил тихо, но одно слово Лорен разобрала ясно: «Эрика».

«Странно, почему именно сейчас ему надо звонить какой-то женщине, — думала Лорен. — Или? Он сказал, что его ждут с девушкой, и, несомненно, он уже с кем-то договорился задолго до сегодняшнего дня. Он отменяет назначенную встречу!»

Ник уселся в ее спортивный «понтиак», повернул ключ зажигания, и на приборной доске загорелась красная лампочка, предупреждающая о неисправности двигателя. Ник неодобрительно посмотрел на Лорен.

— Вряд ли что-то случилось с двигателем, — торопливо сказала Лорен. — По дороге в Детройт я заезжала на станцию техобслуживания. Скорее, датчик в неисправности. Машине всего шесть месяцев, ей рано ломаться.

— Почему бы нам не проехаться на север и не проверить ее на ходу? — предложил Ник после небольшой паузы. — А то ты, чего доброго, еще застрянешь на шоссе по дороге в Миссури; если двигатель откажет.

— Прекрасно, — с готовностью согласилась Лорен.

— Расскажи мне побольше о себе и своей семье, — попросил Ник, когда они отъехали от парковочной площадки.

Лорен отвернулась, стараясь скрыть напряжение. Маленькая паутинка лжи становилась все больше и запутаннее. Поскольку Ник знал кого-то в «Синко», а она умышленно не упомянула в анкете о курсах в колледже, то она не хотела говорить о своей учебе там. Глядя в окно на великолепное здание в стиле ренессанс, она вздохнула. Человек по натуре честный, она уже соврала ему по поводу своего возраста, ведь до двадцати трех ей не хватает еще трех недель. И при нем сказала Тони, что у нее нет ни друзей, ни родственников в Детройте.

— Это очень сложный вопрос? — пошутил Ник.

Его улыбка сводила ее с ума. Воротник его рубашки был расстегнут, и Лорен с трудом сдерживала себя, чтобы не коснуться обнаженной мужской груди. Пальцами или… губами? Острый запах его одеколона дразнил ее, приглашая приблизиться.

— Да мне нечего особенно рассказывать. Моему сводному брату Ленни сейчас двадцать четыре, он женат, начинает самостоятельную жизнь. Моей сводной сестре Мелиссе двадцать пять, она вышла замуж в апреле. Ее муж работает механиком в компании по продаже автомобилей. Как раз там я и купила свою машину.

— А твой отец и мачеха?

— Отец у меня преподаватель. Он очень умный и талантливый, а мачеха — добрая и абсолютно преданна ему.

— Если твой отец преподаватель, то странно, что он не настоял на том, чтобы ты пошла в колледж, а позволил тебе работать секретаршей.

— Он настаивал, — уклончиво ответила Лорен, почувствовав огромное облегчение, когда они въехали в лабиринт старых переулков и Ник вынужден был направить все свое внимание на дорогу.

Наконец они добрались до семьдесят пятой зоны — пространства между штатами. Городской пейзаж — фабрики и большие здания — сменили маленькие пригородные домики, затем появился огромный торговый центр и пышные особняки.

— А ты не собираешься заехать домой? — внезапно спросила Лорен. — Тебе разве не нужно собрать какие-нибудь вещи?

— У меня есть кое-какая одежда в моем доме в Харбо-Спринг.

Легкий ветерок, врывающийся в открытые окна машины, слегка растрепал его густые каштановые волосы. Хотя они были тщательно подстрижены, но все же немного касались воротника рубашки. «Они достаточно длинны для того, чтобы в них могли затеряться женские пальцы», — размышляла Лорен. Ее пальцы. С трудом отведя взгляд от его профиля, она надела темные очки и повернулась к окну, вглядываясь в пробегающий мимо пейзаж. Она не смогла бы точно сказать, когда бесконечный пригород сменился открытой местностью, хотя смотрела непрерывно. Ника, казалось, окружало какое-то странное биополе. Лорен почти физически ощущала его близость. Когда она смотрела на его широкие плечи, то чувствовала себя совсем маленькой. Любуясь им, она думала, что он может быть очень опасен для нее.

Опасен? Даже то, что она согласилась поехать с ним на уик-энд, было совсем не в ее характере. А нежность, которую она чувствовала к нему, и вовсе не объяснима. Она позволила себе совершить необдуманный, опрометчивый поступок. А что, если Ник — маньяк, который собирается убить ее, разрезать на части и закопать в лесу? И никто никогда не узнает, что с ней случилось, потому что никто не знает, что она с ним, только Тони и его сыновья. Но Ник может сказать им, что она уехала в Миссури. Они поверят ему, и Ник будет спокойно жить дальше, такой же обаятельный и сильный.

Лорен тешилась этими мыслями, как ребенок страшной сказкой, потому что знала про себя — никакая опасность ей не угрожает. Во всяком случае, физическая.

Следующие три часа прошли как в восхитительном сне. Машина съедала милю за милей, приятный ветерок обдувал их лица, и они дружески болтали обо всем и ни о чем.

Лорен заметила, что Ник сразу же становился уклончивым, как только речь заходила о нем самом, но что касается ее жизни, то здесь он был просто ненасытен. Все, что она сумела узнать о нем, — это, что его отец умер, когда ему было четыре года, а воспитавшие его бабушка и дедушка — несколько лет назад.

В Гремлинге, который, по словам Ника, находится в полутора часах езды от Харбо-Спринг, они остановились около бакалейной лавки. Ник вышел оттуда с двумя бутылками коки и пачкой сигарет. Проехав еще несколько миль, он затормозил около придорожной закусочной.

— День просто божественный, правда? — Лорен запрокинула голову и с восторгом разглядывала кружевные белые облака на сияющем голубом небе.

Она взглянула на Ника и обнаружила, что он наблюдает за ней со снисходительной улыбкой. Не обращая внимания на его пресыщенный вид, Лорен сказала:

— Дома небо никогда не бывает таким синим, и там гораздо жарче. Наверное, потому что Миссури находится намного южнее.

Ник открыл обе бутылки и одну из них протянул ей. Он прислонился к столику, и Лорен попыталась вернуться к разговору, прерванному несколько минут назад:

— Ты сказал, что твой отец умер, когда тебе было четыре года, и тебя воспитывали бабушка с дедушкой. А что случилось с твоей мамой?

— Ничего с ней не случилось, — ответил Ник. Зажав в зубах сигарету, он зажег спичку, прикрывая рукой пламя от ветра.

Лорен смотрела на его темные волосы. Одна прядь упала ему на лоб.

— Ник, почему ты не хочешь говорить о себе? Он прищурился от попавшего в глаза дыма.

— Не хочу говорить? Да провалиться мне сквозь землю, если я не болтаю на протяжении сотни миль.

— Да, но ты не говоришь ни о чем действительно личном. Так что же случилось с твоей матерью?

Он рассмеялся:

— Тебе уже кто-нибудь говорил, что у тебя потрясающе красивые глаза?

— Да, но ты увиливаешь!

— И что у тебя очень правильная речь? — продолжил Ник, игнорируя ее замечание.

— Что совсем не удивительно, потому что мой отец, как ты уже знаешь, преподаватель английского языка.

Лорен вздохнула, рассерженная его постоянной уклончивостью.

Ник посмотрел на небо, его взгляд скользнул по деревьям, пустынному шоссе и затем остановился на Лорен.

— Я не чувствовал, как устал, пока не начал расслабляться. Для этого мне необходимо было вот так куда-нибудь уехать.

— Ты очень напряженно работал?

— Последние два месяца — около шестидесяти часов в неделю, а то и больше.

Ее выразительные глаза наполнились сочувствием, и Ник улыбнулся ей одной из тех теплых, обаятельных улыбок, которые заставляли взволнованно биться ее сердце.

— Знаешь, ты действуешь на меня очень расслабляюще, — сказал он мягко.

Она кисло посмотрела на своего спутника: в то время как он ее просто электризует, она его расслабляет.

— Спасибо. Я постараюсь тебя не совсем усыпить до нашего приезда в Харбо-Спринг.

— Ты можешь усыпить меня после того, как мы приедем, — предложил Ник. Сердце у Лорен подпрыгнуло.

— Я имела в виду, что я не хотела наводить на тебя скуку, — быстро пояснила она.

— Мне совсем не скучно, поверь. — В его голосе послышались чувственные нотки. — Между прочим, есть одна вещь, которую я хочу сделать уже со вчерашнего вечера, когда оглянулся с бокалом тоника в руке и увидел тебя, вышедшую из ванной. Ты стояла такая скромная и старалась не рассмеяться при виде моего раскрытого рта.

В смятении Лорен поняла, что сейчас он ее поцелует. Ник взял бутылку из ее слабеющих рук и, спокойно поставив на столик позади себя, стремительно привлек Лорен к себе. Она почувствовала прикосновение его сильных бедер к своим, и словно электрический разряд пробежал по ее телу, заставляя содрогнуться. Его ладони заскользили по ее рукам, и он нежно обнял ее за плечи. В беспомощном ожидании она смотрела, как его твердые чувственные губы медленно приближаются к ней.

Поцелуй был одновременно лениво-уговаривающим и захватывающе-настойчивым. Лорен отчаянно пыталась сохранить хладнокровие, но, как только его язык заскользил по ее губам, она проиграла битву.

С подавленным стоном она прильнула к нему и разжала губы. Его ответ был мгновенным. Руки обвили ее, прижимая к груди, рот жадно раскрылся, а язык, лаская, проникал все глубже и глубже. Что-то взорвалось у Лорен внутри, ее тело изогнулось, руки поднялись, лаская его шею и затылок, в то время как она отвечала на его страстный поцелуй.

Наконец Ник поднял голову. Лорен чувствовала себя как будто заклейменной этим поцелуем, сделавшим ее на какой-то миг его собственностью. Дрожа от внутренней неразберихи, она прислонилась лбом к его плечу. Его теплые губы коснулись ее виска и пошли дальше вниз. Он целовал ее шею, ухо, а мочку уха слегка прикусил и хрипло усмехнулся:

— Я думаю, что должен извиниться перед тобой, Лорен.

Она откинулась в его руках и взглянула на него. В обращенных к ней слегка прищуренных серых глазах затаилась страсть, и хотя он улыбался, это была скорее насмешка над самим собой.

— Почему ты должен извиняться?

Его рука лениво поглаживала ее по спине.

— Потому что, несмотря на твои уверения, что ты не маленькая наивная девочка, еще несколько минут назад я опасался, что этот уик-энд может принести тебе много неожиданностей.

Еще не придя в себя после поцелуя, Лорен растерянно спросила:

— А теперь что ты думаешь?

— Я думаю, — сдержанно проговорил он, — что этот уик-энд может принести неожиданности мне.

В ответ на ее невольную счастливую улыбку засветились его глаза.

— Еще я думаю, что если ты будешь продолжать так смотреть на меня, то мы приедем в Харбо-Спринг на два часа позже.

Он бросил многозначительный взгляд на мотель через дорогу, но, прежде чем Лорен успела испугаться, решительно опустил ей на нос темные очки.

— Эти глаза меня погубят, — объяснил он свои действия.

Затем он взял ее за руку и повел к машине. Лорен в изнеможении опустилась на сиденье, чувствуя себя как после урагана. Мотор заревел, а она заставила себя сосредоточиться и думать логически. Перед ней сейчас стояли две проблемы. Во-первых, стало совершенно очевидно, что Ник собирается переспать с ней. В его голове это решение уже укрепилось. Конечно, она могла бы просто сказать «нет», когда придет время, но вторая проблема заключалась в том, что она не была уверена, что хочет это сказать. Никогда раньше никто из мужчин ей так не нравился, и никогда поцелуй не производил на нее такого сильного впечатления. Никогда раньше ей ни с кем не хотелось заниматься любовью.

Лорен взглянула на его сильные умелые руки, лежащие на руле, на четкий профиль. Ник был настолько привлекателен, настолько мужествен, что женщины, наверное, таяли от одного его взгляда. Конечно, она сама не собирается стать столь легкой добычей. Или собирается?

«…с умом, приятель, вздумал ты с ума сойти», — вдруг вспомнила она строчку неизвестно откуда. Все всегда говорили, что она такая умная, такая здравомыслящая. Да, именно такой она и была, когда планировала, что Ник Синклер полюбит ее… потому что поняла, что сама уже влюбилась в него.

— Лорен, нельзя же всю дорогу молчать. Я хочу слышать твой голос. О чем ты думаешь?

Охваченная мыслями об их судьбе, Лорен, улыбаясь, повернулась к нему и медленно покачала головой:

— Если я скажу, то это до смерти тебя напугает.


Глава 3 | Битва желаний | Глава 5



Loading...