home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Ники стоял у зеркала и с легкостью, достигнутой долгой тренировкой, завязывал сложный узел на галстуке, мысленно готовясь к тому, чтобы спуститься вниз, в гостиную. Он ожидал, что ему будет трудно и неприятно жить в одном доме с Джулианой, но совершенно не представлял себе, какая это будет адская неделя.

Но, слава Богу, это тяжелое испытание уже близилось к концу — оставалось лишь пережить вручение рождественских подарков. Завтра родители уедут, и он не собирается здесь задерживаться и на четверть часа после их отъезда.

Он по крайней мере чувствовал удовлетворение, что доставил удовольствие матери. Невозможно было не заметить, как ее глаза загорались радостью каждый раз, когда она наблюдала проявление нежных чувств между ним и Джулианой, и ему не оставалось ничего другого, как раз за разом разыгрывать этот спектакль.

Надо отдать Джулиане должное — она старалась вместе с ним. Она бросала на него нежные взгляды, отвечала улыбкой на его улыбку, смеялась его шуткам и открыто с ним кокетничала. Она брала его под руку, когда они спускались к ужину, и прижималась к нему плечом; восседая в конце стола, она вся лучилась в волшебном сиянии свечей и своего ума. Она одевалась так, словно главным ее желанием было угодить мужу, и носила любое, самое изысканное платье с изяществом и простотой, которым позавидовала бы любая из его знакомых женщин.

Она украшала собой его стол не хуже, чем любая безукоризненно воспитанная светская дама, но была более естественна и обладала большим чувством юмора.

Господи, до чего же она остроумна! Гостиная просто взрывалась от смеха, когда там была Джулиана. Она замечательно поддерживала беседу: умела и слушать, и вовремя вступить в разговор. Она рассказывала о своей писательской работе, если другим это было интересно, и даже о своей бабушке, к которой, похоже, была привязана гораздо больше, чем к матери.

Если бы Ники не знал, что все это — сплошное надувательство, если бы не презирал ее, то безмерно бы ею гордился. Случались моменты — и очень часто, когда он забывал, кто она в действительности. И позже, ложась спать, он помнил только очарование ее улыбки, доброту, которую она дарила его родителям, и то, как она умела заставить его смеяться. Уже дважды он незаметно подходил к ней, но не решался нагнуться и поцеловать ее в висок, хотя это было бы так естественно и так справедливо.

Конечно, все это — результат совершенно ненормальной ситуации, которую он сам спровоцировал и заложником которой теперь стал. Его мать придумывает имена для внуков, которых никогда не будет. Исправно работающая машина слухов и сплетен высшего света, конечно же, донесла ей в подробностях, почему он был вынужден жениться на Джулиане, но, несмотря ни на что, его мать настояла на своем праве сделать собственные выводы. Джулиана ужасно ей понравилась, и она ясно и недвусмысленно всем дала это понять. Она даже привезла с собой детские рисунки Ники, чтобы показать их Джулиане. Она знала — ей недолго осталось наслаждаться обществом своих близких и своей новой невестки, и явно стремилась использовать каждую минуту неумолимо уходящего времени, проводя почти весь день внизу, в гостиной, в обществе Джулианы и Ники.

Вчера вечером Джулиана сидела боком на подлокотнике его кресла, и ее стройное бедро почти касалось его плеча. Мать вспоминала что-то из детских проделок Ники, и вся семья покатывалась со смеху. Джулиана так смеялась, что, не удержавшись, соскользнула прямо ему на колени — и тут же вся вспыхнула от смущения. Она вскочила как ужаленная, но тело Ники уже успело предательски среагировать на искушение от ее такой желанной близости, и даже в эти несколько мгновений она наверняка почувствовала его восставшую плоть.

Как он ненавидел и себя, и свое тело за эту недопустимую слабость! Но прежде всего его мучила мысль о том, что если бы он тогда не поддался соблазну и удержал бы свои руки, то не оказался бы сейчас в таком неприглядном положении!

Покончив с завязыванием галстука, Ники обернулся к слуге, который уже держал наготове его парадный бархатный пиджак темно-красного цвета. Он сунул руки в рукава, внутренне настроившись пережить последнее и — как он надеялся самое легкое из этих, ежевечерних испытаний «семьей».

И вдруг его поразила мысль, что у него больше никогда не будет такого семейного Рождества, и он весь поник под грузом безысходности и сознания своего бессилия.

В конце концов, придумав это представление с Джулианой, он подарил своей матери успокоение и утешение. Она теперь полностью поверила, что он счастлив в браке и проводит ночи с женой в постели, усердно пытаясь обзавестись наследниками.

Завтра в это время он уже будет на пути к своему дому в Девоне.


— Ники уедет отсюда, как только наша коляска скроется из виду, — сказала мать Ники его отцу, когда они одевались к праздничному ужину.

В ответ он поцеловал жену в затылок и застегнул у нее на шее бриллиантовое колье.

— Ты все равно не сумеешь сделать больше того, что уже сделала. Тебе нельзя волноваться, это вредно для твоего сердца.

— Еще больший вред для моего сердца — знать, что после многолетних связей с бесконечной вереницей совершенно неподходящих для него особ Ники наконец ухитрился жениться на женщине, которая идеально ему подходит, и нужно добавить — мне тоже, но не хочет спать с ней в одной постели!

— Только не говори мне, пожалуйста, — сказал он с деланным возмущением, явно ее поддразнивая, — что ты опустилась до того, чтобы расспрашивать слуг.

— Мне не нужно никого расспрашивать, — грустно ответила она, — у меня есть глаза. Если бы он спал с Джулианой, она не смотрела бы на него с такой безнадежной тоской. Эта молодая женщина любит нашего сына.

— Но не можешь же ты внушить Николасу какие-то чувства к ней.

— О-о, он как раз питает к ней вполне нормальные чувства. Когда он забывает, что должен относиться к ней с ненавистью, то явно восхищается ею — ты же видишь. Она так красива и очаровательна, — добавила она, медленно поднимаясь, — и могу держать пари — он сразу же оценил все это в ней еще в ту злополучную ночь на маскараде.

— Возможно, — уклончиво ответил он.

— Ты же знаешь — он должен был это сделать! Вполне возможно, что Николасу частенько случалось пренебрегать правилами приличия в своей личной жизни, но никогда еще дело не доходило до открытого скандала, затрагивающего честь других людей. Он бы никогда не пригласил Джулиану в свою спальню, да еще у кого-то в гостях, если бы не был ею очарован.

Поскольку ее супруг не смог ничего возразить против такого довода, он просто улыбнулся и сказал, стараясь ее утешить:

— Может, все еще уладится само собой. Жена его понуро опустила плечи.

— Я думала было сказать Джулиане что-нибудь ободряющее, чтобы она не падала духом, но если она поймет, что я знаю всю правду, — это будет для нее страшным унижением. — Она взяла мужа под руку. — Только чудо способно соединить их.


Глава 10 | Чудо с замужеством Джулианы | Глава 12