home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

Почти невесомый воздушный балкон тянулся вдоль стены, опоясывая огромный сборочный эллинг. Князь Бравлин, несмотря на магнитные подошвы ботинок скафандра, одной рукой держался за идущий вдоль балкона леер. Прямо перед ним в центре эллинга сверкал металлом и металлопластиком новейший ударный крейсер «Адмирал Нахимов». В отличие от предыдущих серий, корабль был шаровидным, благодаря чему габариты выросли только до восьмисот метров, зато масса возросла почти в два раза, до 900 тысяч тонн. Конструкторы смогли втиснуть в этот объем более мощные реакторы, усилили главный калибр, утолстили броню. Поставили «зеркальные» силовые щиты. Практически это был новый тип эскадренного корабля, настоящий линкор.

Сейчас, опутанный страховочными тросами, грузовыми лифтами, паутиной кабелей и продуктопроводов, корабль напоминал ребенка в колыбели. Еще два месяца, с корабля снимут путы крепежей и грузовых магистралей, экипаж займет свои места, откроются створки эллинга, и корабль, сверкая свежей полировкой брони, величественно выйдет в открытый космос. На его борту гордо раскинет крылья Звездный Сокол Руссколани. Первый корабль новой серии. А в соседнем эллинге Каменецкой верфи растет его собрат «Адмирал Бурлаков». Потом войдут в строй «Иван Калита» и «Владимир Путин». Целая ударная эскадра, каждый корабль по боевой мощи более чем в два раза превосходит прежние серии «Кромск» и «Рюрик».

Из грузового люка в стене цеха вылетела целая очередь серебристых контейнеров и исчезла в проеме в борту крейсера. Из-под балкона выскочила прозрачная кишка продуктопровода. Ее конец, сверкнув в воздухе, исчез в том же проеме. Два паукообразных робота сноровисто монтировали на поверхности обшивки выносной элемент антенны. Рядом по шву между бронеплитами быстро ползла яркая точка аргоновой сварки, вместе с точкой полз еле заметный червячок киберсварщика. Прямо сверху на корабль опускался тяжелый импульсатор главного калибра. Вот казенная часть приблизилась к проему, и несколько киберов бросились опускать и направлять ее точно в гнезда.

– Бравлин Яросветович, смотрите: в график укладываемся. Когда ждать новый заказ? – Стоявший рядом главный инженер верфи Поздняк Селиванов оторвал князя от созерцания феерического зрелища, развернувшегося в эллинге. Двое охранников в легких бронескафандрах держались поодаль от собеседников.

– Через месяц переведем аванс, тогда же получите и задание, – князь повернулся к Селиванову. При этом он крепко держался за леер. Чертова невесомость! Бравлин всеми силами старался не подать вида, что он по-детски боится потерять равновесие и оторваться от пола. Опозоришься еще на всю жизнь. Он давно не бывал на орбитальных заводах, вот и отвык от невесомости и скафандра.

Сборочные цеха Каменецкой верфи висели на стационарных орбитах над Каменцом третьей планетой системы Голуни. Безжизненный, с разреженной азотной атмосферой и низкой гравитацией Каменец со времен первопоселенцев был облюбован руссколанской промышленностью. Удобные для разработки богатые рудные месторождения, разряженная атмосфера и высокая интенсивность солнечной радиации на поверхности, благодаря низкой гравитации, невысокая стоимость вывода грузов на орбиту и, главное, соседство с Голунью, – все это позволило превратить планету в огромный промышленный комплекс. Постепенно несколько фабрик разместились и на спутнике Каменца Косаре.

Боги вообще щедро одарили русичей. Прекрасная удобная для человека Голунь, вторая планета системы. Первая планета – раскаленный близким солнцем Потерн скрывал на своей теневой стороне немыслимое богатство трансурановых элементов. По самым скромным подсчетам, этого могло хватить на тысячу лет. А самая дальняя шестая планета Снежана обладала сокровищами в виде легкодоступных запасов углеводородов. Естественно, поверхность и орбита Снежаны были облюбованы химическими концернами. По идее, только одна система Голуни могла обеспечить Руссколань всем необходимым на целые столетия, а еще были десятки других миров, как обитаемых, так и рудных.

– Можно ли заранее узнать, на сколько увеличится заказ? – полюбопытствовал Селиванов.

– Можно, можно, сейчас это уже не тайна. Еще четыре крейсера типа «Нахимов», тяжелый крейсер улучшенный «Рарог» и 26 фрегатов. Мощностей хватит?

– Должны справиться, Бравлин Яросветович, – не задумываясь, ответил главный инженер, – у меня через пять недель освобождаются три больших эллинга. А через полгода войдут в эксплуатацию два поточных цеха, – так назывались особые корпуса для конвейерной сборки небольших кораблей типа фрегатов, или малых каботажников.

– Смотри у меня, чтоб сроки не задерживали. А то передам заказ «Космозаводу». – Князь немного лукавил, «Космозавод» и так получил дополнительный заказ на 4 эскадренных катероносца. Также получили новый план и на третьей судостроительной компании Голуни «Звездная верфь». Но было нужно подстегнуть кораблестроителей, припугнуть их, дабы приложили все силы для выполнения госзаказа. Если у них не хватит мощностей, пусть лучше отказываются от иностранных заказов или расширяют верфи. Князь знал, что всего в трехстах километрах от эллинга в соседнем цеху «Каменецкой верфи» достраивался десантный авианосец для Латиноамериканского союза. Работа руссколанских кораблестроителей пользовалась спросом. Русичи умели собирать корабли быстро и качественно.

Завершив инспекцию, Бравлин, попрощавшись с Поздняком, отбыл обратно на Голунь. Скоростной правительственный бот в сопровождении восьмерки истребителей за считанные минуты домчал князя до космопорта Почайна. По дороге князь связался с Министерством Транспорта и поинтересовался вопросом расширения наземной транспортной сети на Длинном континенте Арктиды. За прошедшие три года на этот проект были выделены 24 миллиарда рублей, работы шли полным ходом, но строители немного не укладывались в график. Требовалось подстегнуть исполнителей и пообещать награды отличившимся. Обычно это работало. После вмешательства князя скорость исполнения проектов резко возрастала.

В Почайне Бравлин, не задерживаясь ни на минуту, пересел на свой флаер. Сегодня он был свободен до самого вечера, можно было отдохнуть в резиденции Ганица, пообщаться с внуками. Тем более сегодня в загородной резиденции собрались дети Игоря и Всеслава. Пикник на природе, рыбалка, купание в Живице. Молодежь сегодня утром уже должна была прогуляться за грибами в ближайший бор. В северном полушарии Голуни была осень, самое грибное время. Князь сам любил тихую охоту, но далеко не всегда удавалось найти свободное время. Даже сегодня, в воскресенье, он освободился только после обеда. А по грибы надо ходить утром.

На следующий день с раннего утра начнется обычный плотный рабочий график. Завтра предстоит торжественный визит министра иностранных дел Евразийской Федерации Максима Забродского. Вспомнив это имя, князь, не теряя время, позвонил в Минфин Костикову и попросил к утру подготовить доклад о последних изменениях финансовой политики Новгорода. После чего Бравлин, не убирая комп-коммуникатор, соединился со своим главой МИД Бронибоем Зубко. Министр хоть и оказался на пляже Хрустального берега, но был в курсе всех последних событий и помнил все, что было необходимо подготовить к утру. Зубко сам мог достойно встретить союзника и провести переговоры, но статус визита требовал обязательного присутствия на переговорах самого князя Бравлина.

Уже подлетая к сосновому бору, окружавшему резиденцию, Бравлин вспомнил, что забыл, совсем забыл выяснить, каковы успехи в школе у Вадима. Князю нравился этот жизнерадостный, не по годам сообразительный и целеустремленный паренек. С большой долей вероятности он мог стать следующим правителем Руссколани. И пусть пока официальным наследником престола считается его отец, князь Бравлин планировал уйти на пенсию только лет через 15–20. К этому времени лучше подготовить на престол не сына, а внука.

Князь должен быть молодым, энергичным и работоспособным человеком, тогда он сможет держать руку на пульсе государства и своевременно менять политику, полностью контролировать ситуацию. Бравлин надеялся, что это будет Вадим Всеславович, но мог быть и Арес Игоревич. Ребята пока молоды, еще неизвестно, кто из них проявит больше талантов, кто окажется более способным.

Неожиданно флаер сильно тряхнуло, князь, не удержавшись в кресле, кубарем покатился по салону. Один из телохранителей бросился вслед за князем, но догнал его только у двери летной кабины. Бравлин приподнялся над полом и негромко выругался, в машину явно стреляли.

– Не двигайтесь. Держитесь за поручень, – охранник присел на пол рядом с князем. Еще двое телохранителей остались в кормовой части салона, один из них успел нажать тревожную кнопку на браслете. Сигнал браслета должен был улавливаться во всех отделениях СГБ и МВД в радиусе тысячи километров. И, естественно, автоматически засекаться всеми спутниками наземной ориентации. Значит, помощь придет. Не позже, чем через десять минут в этом районе будет тесно от военных и сотрудников спецслужб, это не считая Гвардии, полк которой базировался под Детинцем.

Флаер падал, до слуха доносился противный свист воздуха в пробоине, через пол ощущалась аритмичная дрожь двигателя. Наконец летчик остановил падение энергичным тормозным импульсом и одновременно резко накренил машину. Видимо, он пытался помешать террористам повторить прицельный выстрел. Князь обеими руками схватился за приваренный к стене поручень, машину болтало. Встать он и не пытался, в падающей машине гораздо комфортнее на полу.

По прошествии минуты прекратился свист, в окне салона мелькнули зеленые ветви дерева. Затем последовал сильный удар в пол, флаер качнулся и замер на месте. Все, приземлились! Бравлин Яросветович не успел перевести дух, как телохранитель Молчан Волкович, не церемонясь, одним рывком поднял его на ноги. Второй охранник, выхватывая на ходу оружие, подскочил к люку и, быстро открыв его, выскользнул наружу.

За дверным проемом виднелись деревья, кусты, похоже, флаер приземлился в лесу. Через пару мгновений охранник вновь появился в проеме люка и призывно махнул рукой.

– Бежим! – Молчан подтолкнул князя к выходу. Бравлин, ничего не ответив, выпрыгнул из машины, не время спорить. Охрана действует совершенно правильно. На земле его подхватил Стоян и помог удержаться на ногах. Не теряя ни секунды, они рванули под прикрытие деревьев. Следом за ними мчались остальные двое телохранителей и пилот. Перемахнув через открытое пространство, Стоян, Бравлин Яросветович и летчик залегли за толстым стволом поваленного дерева в кустах, окружавших прогалину.

– Подгорину сообщили? – Первым делом князь вспомнил о начальнике своей службы охраны.

– Да, я включил автоматический маяк сразу после приземления, – ответил пилот. Бравлин вспомнил, что того звали Ингваром, раньше он работал в транспортной авиации и на службу в Детинец попал недавно.

– Нам, главное, пять минут продержаться, а затем тут будет тесно от вояк, – усмехнулся Стоян, профессиональным взглядом оценивая окрестности на предмет возможности держать оборону. Молчан и Глеб тем временем, не теряя ни секунды даром, разбежались по сторонам, изучая местность.

Некоторое время ничего не происходило. Поврежденный флаер мирно стоял на лужайке, охрана с серьезными лицами заняла оборону вокруг князя. Глеб при этом разместился на противоположной стороне полянки, в его задачу входило прикрыть основную группу огнем при отходе либо, наоборот, напасть на возможного противника с тыла. Мельком взглянув на сосредоточенное и в то же время жизнерадостное лицо Стояна, Бравлин решил, что ребята совсем не прочь продемонстрировать, чему их учили. Не хватает только объекта для демонстрации. Может, так и лучше. Сам князь был без оружия, это вызывало у него легкое раздражение и чувство неуверенности. Если неизвестные террористы решили довершить дело до конца и сейчас приближаются к группе, Бравлину придется играть малоприятную роль Особо Ценного Груза, не более. Никакой пользы от него в бою не будет.

Сверху донесся тихий приглушенный звук мотора. Князь попытался было разглядеть источник звука, но мешали кроны деревьев. Звук перемещался по кругу, то приближаясь, то удаляясь. Было ясно, над лесом кружит бот или тяжелый флаер.

– Пригнитесь, Ваше Величество, – Стоян заметил, что князь приподнялся над бревном, и поспешил попросить его вернуться в укрытие. В сотне метров левее шевельнулся Молчан, на секунду выглядывая из-под надежно укрывавших его еловых ветвей. Наконец тревожное ожидание завершилось, на полянку рядом с правительственным флаером опустился десантно-штурмовой бот, с эмблемой гвардейского корпуса «Святогор» на борту. Второй катер приземлился немного поодаль. Из распахнувшихся люков наружу посыпались солдаты в штурмовых бронескафандрах с «Турами» наперевес. Над лесом загремел репродуктор: «Ленивый вторник. Это говорит майор Славомир Корнилов, корпус „Святогор“. Ленивый вторник. Князь Бравлин, отзовитесь».

Только услышав правильный пароль, телохранители расслабились. Бравлин неторопливо поднялся на ноги, небрежным движением отряхнул пыль с брюк и двинулся навстречу солдатам. К нему немедленно подскочил командовавший группой майор и, отстегивая на ходу шлем бронескафандра, четко доложился по всей форме.

– Молодцы гвардейцы, – князь с дружеской улыбкой протянул руку офицеру, – быстро прибыли.

– Рады стараться! – Майор Корнилов осторожно ответил на рукопожатие, рукой в механической перчатке бронескафандра можно было легко завязать бантиком железный лом. – Подняли группу сразу по получении сигнала.

– Вижу, молодцы. Майор, я могу воспользоваться одним из ваших ботов? Мой флаер немного поврежден.

– Так точно, Ваше Величество! Куда летим?

– Пожалуйста, добросьте до Ганицы. Это недалеко, – попросил князь тихим мягким тоном. Майор бросил в микрофон пару фраз, бот с цифрой «14» на кормовом обтекателе оторвался от земли и, проплыв в метре над травой, мягко опустился на землю.

Открытый люк оказался всего в полуметре от князя. При виде такого лихачества Бравлин только покачал головой. Видно, ребята всеми силами старались произвести впечатление, и им это удалось. Можно было понять – далеко не каждый день удавалось продемонстрировать свою выучку перед Верховным Главнокомандующим. И покушения на князя происходят, слава богам, далеко не каждый день. Последнее было лет 70 назад, если не позже.

Неразбериха закончилась, солдаты прибыли, и князь вполне разумно рассудил: вылазка террористов это еще не повод отказываться от своих планов. Естественно, охрана резиденции была усилена. По дороге Бравлин Яросветович организовал экспресс-видеоконференцию с Крамолиным, министром внутренних дел Перваком Богумировичем Топляковым и начальником службы правительственной охраны Славером Подгориным. Все уже были в курсе дела.

Полиция и СГБ, не мешкая, запустили план «Бредень». В космопортах был усилен контроль, полицейские патрули на улицах городов получили новые указания, особое внимание уделено местам массовых скоплений людей. Одновременно активизировались внештатные сотрудники полиции и СГБ. Крамолин доложил, что только что его людьми обнаружена огневая позиция. Следы посадки флаера и брошенный импульсный лазер. Простенькая скорострелка, способная вести эффективный огонь на дистанции до километра. Князю повезло, что пилот в момент выстрела инстинктивно дернул машину в сторону, и луч рубанул по правой консоли, не повредив двигатель.

Сразу после планерки началась негласная гонка между СГБ и МВД, кто быстрее найдет террориста. Через час было установлено, что в районе Ганицы мелькал серебристый флаер марки «Альбатрос». Район не слишком оживленный, машины в небе появляются не часто. Информация была взята на заметку. Через полтора часа на улице Приморска, небольшого городка на берегу Светлого Моря, в ста сорока километрах от Арконы, нашли брошенный флаер. Серебристый «Альбатрос-74» со вчерашнего дня числился в угоне. В машине был обнаружен разряженный аккумулятор, приспособленный для питания зенитной установки. Подобные элементы продавались почти в каждом магазине, они шли без номеров, и установить происхождение аккумулятора оказалось невозможно. Облазив машину сверху донизу и снизу доверху, криминалисты нашли два темно-русых волоска.

Затем сотрудники СГБ опередили полицию и первыми доставили для беседы владельца машины. Простой рабочий с мебельной фабрики и сам был не рад возвращению флаера. Доброжелательные вежливые джентльмены в штатском заставили его вспомнить всех, кто за прошедший месяц мог оказаться внутри машины. Пришлось даже выложить адрес и имя любовницы. К вечеру с помощью полиции все люди из списка были найдены, и у них под разными предлогами взяли анализ ДНК. В результате все они выпали из списка подозреваемых. Волоски принадлежали неизвестному угонщику и террористу. Ночью флаер вернули владельцу, заодно пришлось заверить потерпевшего, что ничего из того, что он говорил, никто не узнает. Естественно, больше всего тот опасался огласки своих внебрачных похождений и, с облегчением вздохнув, подписался о неразглашении.

Поздно ночью пришел ответ из криминалистической лаборатории: волосы принадлежали мужчине, европейцу, около 30–40 лет, без наследственных заболеваний, рост выше среднего, телосложение атлетическое. Этот человек никогда не имел трений с законом на Голуни и никогда не проходил серьезного лечения ни в одной больнице планеты, в армии и полиции не служил. СГБ немедленно передало карту ДНК в свои инопланетные отделения, не раскрывая сути дела. В сопроводительном файле за подписью Крамолина требовалось как можно скорее найти обладателя этого набора генов. К обеду следующего дня стало ясно, что ни на одной планете Великого Княжества такой человек не отмечался. После потери последней ниточки руководивший расследованием начальник сектора «В» «политические и особо опасные преступления» Святослав Мухин поспешил на доклад в кабинет Крамолина. Начальник службы находился в штаб-квартире СГБ в Арконе. Выслушав все аргументы и проинформировав министра внутренних дел Топлякова, Владимир Рюрикович разрешил подключать к работе Интерпол.

За прошедшие с начала операции сутки ничего нового найдено не было, во всяком случае касающегося покушения. Проверки в портах ничего не дали, никаких провокаций или повторных попыток терактов не было. Правда, «Бредень», как и все подобные незапланированные операции, позволил выявить множество правонарушений, от незаконной иммиграции и нарушений визового режима до контрабанды. В космопорту Листвяница было найдено почти пять килограммов героина. За одну только ночь полиция выловила почти 200 человек, числившихся в розыске. Были разгромлены 76 притонов, подпольных казино и борделей. И все это не считая сотен мелких преступлений, раскрытых попутно. Топляков в разговоре с Крамолиным пошутил, что подобные авралы надо устраивать почаще. Результат был великолепным, но только основной вопрос оставался нерешенным, нить оборвалась.

Сразу после разговора с директором СГБ Мухин связался с представительством Интерпола на Голуни и объяснил проблему. Там обещали помочь. Ответ с Земли пришел только через сутки, с момента покушения прошло два дня. Но зато заархивированный и защищенный паролями файл хранил в себе ответы на вопросы. Волосы принадлежали гражданину Европейского Союза Антуану Григу, подозревавшемуся в контактах с террористической организацией «Солнечный ветер». Немедленная проверка в космопортах и визово-пограничной службе выяснила, что указанный гражданин никогда не ступал ногой на Голунь. Еще через полчаса стало известно, вчера днем из космопорта Почайна на Землю лайнером «Гинденбург» отбыл гражданин Евразийской Федерации Степанов Арсений Сергеевич, как две капли воды похожий на искомого Грига. До этого Степанов две недели провел на Голуни по делам бизнеса, хотя никаких контрактов он заключить не успел.

Решение было принято почти мгновенно: уже через три часа фрегат «Жемчужный» сорвался с орбиты Каменца и полным ходом ушел вслед за «Гинденбургом». На борту фрегата кроме сотрудников СГБ и представителя Интерпола был сотрудник посольства Европейской Федерации. МИД сработал очень быстро, послы заинтересованных держав были введены в курс дела самим Бронибоем Зубко, возражений у них не последовало. Только евразиец потребовал сначала прямо на лайнере взять у подозреваемого анализ ДНК и, только если это на самом деле окажется Григ, арестовывать. Это требование не выходило за рамки нормальной полицейской практики. Зубко прекрасно понимал, что господин Шредингер не может дать добро на арест гражданина своей страны без веских оснований, предъявляемых через суд. Но если окажется, что человек не тот, за кого себя выдает, тогда никаких претензий у посольства нет. По всем расчетам, «Жемчужный» должен догнать «Гинденбурга» еще в пространстве Руссколани.


предыдущая глава | Ограниченный конфликт | cледующая глава