home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Шлюпка плавно опускалась на планету, пронзая слои атмосферы. Внизу под сверкающими на солнце гранями корпуса темнел материк Пангея. Чуть западнее расстилались воды Живого Океана, сквозь окна пассажирского салона шлюпки можно было разглядеть цепочки островов вдоль берега континента и длинный узкий перешеек, соединявший северную оконечность Пангеи с континентом Лемурия. Но пилота катера и пассажиров север не интересовал, можно будет потом, уже после окончания круиза, съездить на север. Кому по работе, а кто и в турпоездку на серебряные пляжи приполярного океана.

Следом за первой шлюпкой, выдерживая дистанцию, шли еще девять пассажирских ботов. Далеко за кормой катеров, на орбите, осталась громада пассажирского лайнера «Денеб». Звездный гигант дрейфовал над Голунью, отдыхая после рейса. К его борту уже пристыковались орбитальный танкер и ремонтная мастерская. Началась стандартная процедура послеполетного технического обслуживания.

Корабли такого класса, как «Денеб», никогда в жизни не опускались на планеты, они были слишком большие для этого. Построенные на орбитальных верфях, тяжелые звездолеты весь свой немалый срок службы проводили в космосе, планеты были для них слишком опасны. Огромные туши кораблей просто не могли бы вырваться из гравитационных колодцев планет. Ремонт, обслуживание, посадка пассажиров также проводились на орбите, в мягких условиях вакуума. И даже после списания изношенные корпуса превращали в астростанции или беспилотные автоматические заправочные станции.

А пока команда и техники «Руссколанских транспортных линий» готовили гиганта к новому рейсу, шумные, жизнерадостные, довольные прошедшим круизом пассажиры толпились на шлюпочной палубе, дожидаясь ботов. Люди спешили быстрее попасть на поверхность после межзвездного перелета. Все, рейс окончен, пора после космических далей и красот других миров возвращаться к своим обыденным делам. У многих заканчивался отпуск, приближались рабочие будни. Это еще на целый год, а потом можно будет взять билеты на очередной круиз. Космос огромен, и жизни не хватит облететь и изучить все обитаемые планеты человеческой ойкумены. Но к этому надо стремиться, не так ли?

Скоро короткий отдых «Денеба» над Голунью завершится, каюты займут новые туристы, и лайнер уйдет в очередной рейс. На этот раз по маршруту Голунь—Винета—Астроленд—Чихан—Голунь. Туристический круиз для отпускников. Обычная работа для лайнера. Развитые, достаточно обихоженные планеты, способные предоставить для туристов развлечения на любой вкус.

«Ну, вот и кончился отпуск, прокатился, отдохнул, пора и на работу. Точно больше двух дней побыть дома не дадут», – размышлял один из пассажиров бота Всеслав Сибирцев. Высокий, широкоплечий, коротко стриженный блондин с открытым, моложавым с правильными чертами лицом. Его спортивное телосложение и задорные серо-голубые глаза соответствовали двадцатипятилетнему возрасту, скрывая прожитые интересной и иногда опасной жизнью сорок шесть лет по стандартному времени. Сейчас он уютно расположился в кресле пассажирского салона шлюпки и задумчиво смотрел в окно на пелену облаков, объявшую бот. Сидевшая в соседнем кресле симпатичная темно-русая женщина толкнула Всеслава в бок:

– Веся, ты заснул? Скоро посадка.

– Эх, Милана, Милана, все хорошее когда-нибудь кончается, – Сибирцев с нежной грустью посмотрел на жену, его губы тронула легкая улыбка, – вот и завершился наш совместный рейд.

– Но мы же давно никуда не ездили вдвоем. За последние шесть лет первый раз выбрались и так хорошо отдохнули, столько повидали, прокатились на Зимерлу, увидели Юрский заповедник, – промурлыкала Милана, ехидно поглядывая на мужа. Она слишком хорошо знала Всеслава, чтобы воспринимать всерьез его пессимизм.

– Только создается, пройдет еще сотня лет, прежде чем он полностью вырастит свой животный и растительный фонд, – отозвался Всеслав, глубокомысленно уставившись в потолок. – Только тогда можно будет увидеть во всей красе и Юрский, и Триасовый, и Меловой, и Эоценовый, и Олигоценовый сектора.

– Всеслав, ты слишком серьезно смотришь на вещи, мы и так хорошо отдохнули. Где еще можно увидеть живого Аллозавра, пусть даже молодого? А вспомни Высокую Радугу, Винету, Арктиду. Кто из наших друзей может похвастаться таким круизом? Или ты сожалеешь, что на Зимерле запрещена охота? Помнишь, как ты на спор выбил в тире сто очков из ста десяти и отнял у Сенвича приз?

– Это было весело. Джон тогда ушел обиженным, – хохотнул Всеслав, вспоминая вытянувшееся лицо знаменитого английского аристократа. Неплохо они тогда оторвались. Помнится, Сенвич тогда с расстройства выпил целых две бутылки Арктидского рома и устроил дебош в баре.

– Ну, кто из наших друзей может похвастаться таким отдыхом?

– Многие, но не таким приятным. – Всеслав за свою жизнь успел побывать на многих обитаемых мирах, но одно дело командировка и совсем другое просто туризм. К примеру, только во время этой поездки он открыл для себя целый мир развлечений и приятного времяпрепровождения, процветающий на Винете. – А охотиться я не люблю, ты же сама знаешь.

Милана это уже знала: человек, профессионально охотящийся на людей, не любит убивать просто так. Ее муж и был таким охотником.

– Ты у меня молодец, Милана, всегда найдешь, что сказать в нужный момент, чтобы утешить и развеять грусть, – прервал затянувшуюся паузу Всеслав и нежно провел ладонью по руке супруги.

– Веся, мне самой ужасно неохота возвращаться на работу, но что делать, приходится. Люди ждут.

В этот момент шлюпка пробила тонкий облачный слой, и внизу показались светло-серые, стремительно приближающиеся прямоугольники космопорта. Вокруг расстилалась степь, и только на самом краю горизонта виднелась темная полоса леса. С другой стороны в двух десятках километров синело море. Бот плавно гасил скорость, снизу приближался космопорт. Последние минуты полета. Наконец катер остановил падение и плавно опустился у пассажирского портала. Открылись люки, и засидевшиеся пассажиры потянулись к выходу. Транспортная лента плавно подхватила веселую говорливую пеструю толпу и, пронеся по подземным коридорам, доставила в зал прибытия, прямо к таможне.

Гвардии старший лейтенант держался чуть в стороне у барьера, так, чтобы не мешать гражданским, и наблюдал за прибывающими. Зоркий, наметанный глаз дружинника сразу выхватил из толпы нужного человека: «Так и есть, выглядит прямо как на голограмме». Высокий, атлетически сложенный, коротко стриженный блондин идет, придерживая рукой свисающую с плеча сумку и весело болтая со своей спутницей. Слегка худощавое лицо, серо-стальные глаза, прямая осанка, в облике прослеживается некоторое сходство с Великим Князем. Это он.

– Гвардии старший лейтенант Меньшов. Всеслав Бравлинович, прошу извинить, вас срочно вызывают в Детинец. У меня приказ сопроводить вас до места, – шагнул вперед дружинник, заступая дорогу Сибирцевым.

– Хорошо, я готов. – Всеслав с грустной саркастической усмешкой на лице смотрел на встречающего. Он, уже входя в зал, заметил лейтенанта, но до последнего момента надеялся, что это не за ним. К сожалению, ошибся.

Должность начальника Сектора «Д» – спецопераций Службы Государственной Безопасности (СГБ) имеет свои минусы. В любой момент могут вызвать на работу, выдернуть из отпуска или отправить к черту на кулички на пару месяцев. Делать нечего, никто не заставлял выбирать эту профессию. В конце концов, минусы этой работы компенсируются хорошей зарплатой, льготами и возможностью заниматься в рабочее время любимым делом. А это самое главное – если ты не любишь свою работу, то зачем туда ходишь? Именно так было принято рассуждать в семье Сибирцевых.

Старший лейтенант быстро провел чету Сибирцевых через служебный ход мимо таможни. Всеслав сам имел дипломатический паспорт, позволяющий проходить таможню без досмотра и заполнения декларации. Но сейчас он не потребовался, видимо все формальности были улажены заранее, одним звонком в таможенную службу. Обычная схема, когда за дело берется СГБ. Вставший на пути Сибирцевых охранник только вежливо кивнул и отступил в сторону, увидев мелькнувший в руке дружинника жетон.

– Милана, извини. Я должен тебя оставить. – Всеслав нарушил молчание, только когда они вышли в зал ожидания, и, виновато улыбнувшись, развел руками – работа есть работа.

– Ладно, Веся, иди. Если сможешь, позвони, – с ласковой полуулыбкой ответила супруга, она давно привыкла к вечно занятому мужу. Что ж, у каждого свои недостатки, идеала нет. Он только в кино встречается.

– Забери детей у мамы, когда смогу, позвоню. Надеюсь к вечеру вырваться.

– Милана Пересветовна, вас ждет служебный флаер, – вежливо вмешался дружинник.

– Я тебя буду ждать. К ужину постараюсь испечь твой любимый пирог со снетком. – Улыбнувшись одной из своих самых обворожительных улыбок и махнув рукой, Милана направилась к сектору выдачи багажа. Комментарий лейтенанта она специально проигнорировала, но запомнила. Не надо будет тратить деньги на такси. Сейчас уже было бесполезно что-то говорить, она прекрасно знала, за кого вышла замуж. Но тем не менее почти восемнадцать лет вместе, за это время можно привыкнуть к ненормальной работе супруга, к его вечной занятости. В свое время у них была пара серьезных разговоров по поводу ненормированного рабочего дня Всеслава, но в конце концов Милана поняла, что для мужа работа важнее. Мужчина без любимого дела опускается. Больше споров у них не было.

– Флаер на служебной стоянке, – напомнил о себе гвардеец.

– Веди, показывай путь, славный дружинник, – негромко молвил Всеслав – видно, пора приступать к новым заботам, если все так срочно, – он уже понял, отвязаться от дружинника не получится. Если вызывают не в Контору, а в Детинец, – это серьезно.

Быстрым шагом, пройдя через зал, они скрылись за неприметной дверью служебного хода. Через пару минут скоростная машина оторвалась от термопласта закрытой стоянки и взяла курс на замковый комплекс, возвышавшийся на холме в двадцати километрах от окраин Арконы. Гвардеец вел машину профессионально, не лихачил и не рисковал, но летел на предельной скорости.

«Нелегко одновременно работать в СГБ и быть официальным наследником престола», – усмехнулся про себя Всеслав, наблюдая проносящийся за окном пригородный пейзаж. Степи, перелески, пара речушек, линия поросших лесом холмов окрестности Арконы не могли похвастаться особыми достопримечательностями – нормальный пейзаж западного Приморья. Изредка внизу проносились небольшие поселки и хутора.

Всего несколько минут полета, и флаер опустился на специальную стоянку у ворот Детинца. Бросив машину, Всеслав и старший лейтенант быстрым шагом поспешили к воротам. Охрана великокняжеской резиденции беспрепятственно пропустила их, Всеслава здесь хорошо знали, чтобы проверять документы или просить предъявить электронный карт-бланш пропуска. Служба Безопасности давно уже владела более надежными способами защиты объекта, чем примитивный контрольный режим. Пропуска использовались только как защита от посторонних зевак и журналистов.

Всеслав и молчавший всю дорогу гвардеец прошли через двор, свернув на боковую дорожку, обогнули фасад замка, затем они нырнули за неприметную металлическую дверцу в стене. Затем два поворота, десяток шагов по нешироким коридорам, спуск в полуподвальный этаж. Всеслав хорошо ориентировался в Детинце, все ему было знакомо и привычно еще с детства. Наконец они дошли до места, по дороге никто им не встретился. Полуподвальный этаж был пустынным, безлюдным, или, может, просто специально ради спокойствия участников совещания и службы безопасности сейчас сюда никого из посторонних не пускали. Дружинник довел Сибирцева прямо до дверей малого рабочего кабинета.

– Прошу, вас – офицер отступил в сторону, давая понять, что его миссия закончена. Дверной автомат просканировал сетчатку глаза посетителя и с довольным урчанием пропустил Всеслава внутрь.

Увидев, кто сидел за круглым столом, Всеслав окончательно утвердился во мнении, что остаток отпуска накрылся медным тазом. Ситуация была серьезной. В небольшом кабинете для рабочих совещаний кроме самого Великого Князя Бравлина Яросветовича собрались: начальник генерального штаба незаменимый Смолин Станислав Славомирович, главком флота Громов Виктор Корнеевич, главком армии Демьянов Игорь Ярославович, директор СГБ и непосредственный начальник Всеслава Крамолин Владимир Рюрикович. Здесь же присутствовали: адмирал космофлота и старый знакомый Всеслава Ратибор Святославович Кромлев и армейский генерал Ворон Владимир Добрыневич, в свои сорок лет прославившийся как нестандартно мыслящий талантливый офицер и самый молодой командующий Военным округом.

– Все в сборе, – констатировал Бравлин Яросветович, когда Всеслав занял кресло между Крамолиным и Кромлевым, и сразу перешел к делу: – Виктор Корнеевич, доложите все по порядку.

Приземистый коренастый адмирал поднялся с кресла.

– В 2446 году, – начал он, – экспедицией на крейсере «Пересвет» в рамках исследовательской программы была изучена система ЕН-8243: желтый карлик в секторе Леонид. Особое внимание специалистов привлекла к себе вторая планета системы – Тиона. Безжизненный, пустынный мир, гравитация 1g, давление 1,4 атмосферы, азот, углекислый газ, окись азота, немного кислорода, в стратосфере сплошные облака углеводородов и паров воды. На поверхности вечный полумрак, в основном пустынный ландшафт, в полярных областях мелководные озера. Есть небольшие моря.

– Подождите, личное имя у планеты? – перебил докладчика Станислав Смолин.

– Подождите, дайте человеку договорить, – оборвал его князь.

– Имеется вулканическая деятельность, но слабая, затухающая, – продолжил Громов, коротким кивком поблагодарив Бравлина Яросветовича. – В Центре планетарных исследований после изучения материалов пришли к выводу, что на Тионе в свое время существовала жизнь и планета пригодна для терраформирования. Месяц назад была отправлена вторая экспедиция. Девятнадцать дней назад тяжелый крейсер «Микула Селянович», фрегаты «Скорый» и «Надежный», научные суда «Путята Литвинов» и «Олег Титарев» вышли с Нежданы курсом на солнце Тионы. Двадцать шесть часов назад корабли были атакованы в системе звезды ЕН-8243 догонской эскадрой. «Микула» погиб, прикрывая отход транспортов. После получения рапорта капитана «Литвинова» все силы космофлота приведены в боевую готовность, навстречу экспедиции с базы «Рында-14» вышла патрульная эскадра. На данный момент больше никаких новостей нет.

Толковый, короткий доклад, все слушали внимательно, буквально впитывая информацию. Началась война, война с чужой расой. Один из самых худших вариантов, кои только может подкинуть судьба. Следовательно, от присутствующих на совещании требовалось максимально быстро выработать оптимальный вариант действий. Вариант, предполагающий быстрое решение возникшей проблемы, с минимальным расходом ресурсов. Нормальная, обыденная ситуация для генштаба Руссколани, привыкшего действовать в условиях численного превосходства противника. Впрочем, Всеслав, украдкой наблюдавший за реакцией генералитета на сообщение Громова, быстро понял, что решение уже принято и вопрос только в отдаче приказов и распоряжений. Кажется, почти ни для кого, кроме Ратибора и генерала Ворона, информация о войне не стала новостью. Отец быстро, почти следующей фразой подтвердил правильность этой догадки.

– Теперь вы все в курсе. Ситуация чрезвычайная. Сразу после получения спейсграммы с «Литвинова» на штабе главнокомандующих был разработан и утвержден план наших ответных действий. Записывать не нужно, – эта реплика касалась потянувшегося за блокнотом и стилом Кромлева. Адмирал коротко извинился и отодвинул пластинку блокнота в сторону.

– Все вооруженные силы, я повторяю – все, приводятся в состояние полной боеготовности, флоты стягиваются к границам догонского сектора. Командованию флота необходимо проработать оптимальное размещение флотов, предусматривающее прикрытие наиболее опасных направлений, возможность нашего удара по планетам догонов и возможность быстрой переброски на коатлианскую границу. Это первое. – Бравлин Яросветович демонстративно загнул палец. – Второе, формируется маневренная флотская группа в районе Нежданы с целью парировать возможный рейд противника. Мы должны быть готовы к вторжению. И третье, самое основное, нам необходимо нанести свой собственный удар и захватить Тиону. – Бравлин Яросветович окинул взглядом присутствующих, чуть задержал тяжелый взгляд исподлобья на Кромлеве и кивнул Смолину: – Станислав Славомирович, ваша очередь.

– Для удара и последующей обороны системы Рионы выделяется четвертый флот. Непосредственно высадку будет производить приданная вам, Ратибор Святославович, восьмая десантная эскадра. Сейчас она базируются на Высокой Радуге. Дополнительно выделяется третья эскадра авианосцев планетарного подавления: «Чкалов», «Кожедуб», «Крутень» и «Ларин». Рандеву на станции «Рында-14» 27 мая Голуньского летосчисления. После формирования ядра флота и проведения предпоходной подготовки вы первого июня выходите в рейд к звезде ЕН-8243. Задача: вытеснить космический флот догонов из системы, создать устойчивую оборону локального узла пространства и высадить десант. Чрезвычайно плотная, «зеркальная» стратосфера Тионы делает затруднительными орбитальное наблюдение и бомбардировку. Придется обеспечивать поддержку десанта только катерами и самолетами с авианосцев. Естественно, и у догонов будут трудности с применением противокосмических систем планетарного базирования. Так что минус на минус дает плюс.

– Вы знаете, космокатера в атмосфере сильно уступают самолетам, – заявил Кромлев, поглаживая ладонью подбородок, – добавьте еще пару авианосцев, хотя бы на время высадки.

– Посмотрим. – Смолин задумался и потянулся к своему комп-коммуникатору. – Так, сейчас проверим. Да, на Полоте базируются «Речкалов» и «Клещев», берите.

– Хорошо. Устраивает.

– Десантируйте войска только после того, как полностью очистите районы высадки. Впрочем, не мне вас учить. – Смолин перевел взгляд на Ворона: – Теперь вы, Владимир Добрыневич.

– Я готов. Со своими бойцами я очищу Тиону.

– Не торопитесь. Берете свой штаб, Голуньский округ оставляете на заместителя и формируйте группу армий «Самум». Выделяются 14-я и 24-я армии, 9-я бронетанковая, плюс штурмовые корпуса «Каменец» и «Гамаюн».

– Авиация?

– После высадки третья авианосная эскадра переходит в ваше подчинение, ну и штатные авиаполки, естественно. В основном берутся части Голуньского округа и с Высокой Радуги, так что формирование много времени не займет. Транспорты через три дня будут готовы к погрузке.

– Да, это так, – утвердительно кивнул Громов, – я дал приказ реквизировать шестнадцать крупнотоннажных грузовиков, вдобавок к флотским транспортам и десантникам. Места хватит на всех.

– Тем более на обратном пути, – тяжеловесно пошутил Крамолин.

– Не смешно, – сердитым тоном буркнул князь Бравлин, – сплюнь, Володя. Мы и так не представляем себе, какая у догонов армия. Неизвестно, что тебя встретит. Игорь Ярославович, будьте готовы к переброске подкреплений. К срочной переброске по первому требованию, – добавил он, ткнув свернутыми трубкой листами бумаги в сторону Демьянова.

– У меня все. – Начштаба смущенно пожал плечами. – Более подробную информацию о Тионе получите после совещания.

– Постойте, какое вооружение у противника? – остановил его Ворон.

– Трудно сказать, уровень догонской техники примерно равен земному, но, возможно, будут сюрпризы. Мы слишком мало о них знаем.

– Это мой вопрос, – поднялся с места Крамолин, – разрешите доложить?

– Говорите как есть.

– Как вы помните, – начал директор СГБ, – контакт произошел около сорока лет назад. И за это все время мы практически не узнали о догонах ничего нового. Информации мало, и она по большей части косвенная. Известно, что это очень древняя цивилизация стагнационного типа. Они вышли в космос тысячи лет назад, но современный уровень развития не многим отличается от нашего. На контакт практически не идут, торговля эпизодическая, дипломатические отношения не установлены. – Налив в стакан воды из графина и залпом выпив, Крамолин после короткой паузы продолжил выступление:

– Как я уже говорил, у них застывший, замороженный тип культуры. Развитие цивилизации догонов идет волнообразно: подъемы сменяются спадами. Сейчас у них наблюдается очередной подъем после долгого спада. Космическая техника практически не превосходит нашу. К примеру, стандартный догонский крейсер класса «Коралл» по боевой мощи соответствует ударному крейсеру типа «Стожар», то есть не выделяется из ряда наших кораблей. Но зато пауки имеют многочисленные эскадры эсминцев быстроходных торпедных кораблей, превосходящих наши фрегаты. Наземные войска оснащены эффективным стрелковым оружием, обладают быстроходными, вооруженными скорострельными автоматами и лучеметами, бронеходами на антигравитационной подвеске. Есть хорошие противотанковые системы и компьютеризованная артиллерия. По косвенным данным, имеются специальные танковые полки прорыва, вооруженные хорошо бронированными и вооруженными машинами.

– Какие особенности физиологии? Каковы ограничения по среде жизни?

– Догоны являются кислорододышащими членистоногими. Их родная планета, местонахождение неизвестно, по-видимому, имеет гравитацию порядка 1,3g, спектр солнечного излучения смещен в сторону ультрафиолета. Масса взрослой особи порядка 80—100 кг. Биохимия не изучена. Социальный строй на основе гибкой кастовой системы с элементами демократии. Нам известно, для догонов характерно острое чувство социальной справедливости и врожденный коллективизм.

– Что вам известно о союзниках?

– Ничего, ровным счетом ничего. Честно говоря, нам известны только две цивилизации, вышедшие в космос: Догоны и Коатлианцы. Об их взаимоотношениях неизвестно абсолютно ничего, возможно, они даже не вступили в контакт. Наши исследователи иногда наталкиваются на артефакты древних цивилизаций, о них известно еще меньше, чем о догонах.

– Еще раз, Владимир Рюрикович, – попросил Бравлин Яросветович, – вспомните все, что известно о военно-техническом потенциале противника.

– Как я уже говорил, их уровень развития мало отличается от земного. За последнюю тысячу лет догоны переживали взлеты и падения. Так что вполне возможны сюрпризы. Они превосходят нас в средствах связи и управления, в строительстве, в биологии, и как следствие: они гениальные терраформисты. Но слабым местом является транспорт, в частности воздушный, у догонов выраженный перекос в сторону рельсового и трубопроводного транспорта. Космические корабли оснащены генераторами надпространственного хода, подобными земным, отличия конструкции, естественно, неизвестны.

– А оружие?

– Здесь я ничего не могу добавить. Мы очень мало знаем. В основном, только то, что они сами нам показали. Как послать разведчика к паукам? – Крамолин развел руками и сел на место.

– Хорошо, – подвел итоги князь. – Вы сообщили все, что знаете, и не ваша вина, что мы так мало знаем. Владимир Рюрикович, выясните, узнайте, разведайте, разнюхайте все, что возможно, об этой расе. Прокачайте дипканалы коатлианцев, они должны контачить с догонами. Ищите где можете. Даю вам полную свободу действий.

– Попробую, – тихим грустноватым тоном ответил директор СГБ, – но ничего не обещаю.

Сохранявший молчание до этого момента Всеслав заметил, как у отца при последних словах Крамолина дернулась нижняя губа. Словно он хотел было что-то добавить, но в последний момент остановился. Вообще речь Владимира Рюриковича производила впечатление заранее подготовленной, в том числе и в плане ответов на «неудобные» вопросы. В спецшколе СГБ курсантов с первых же дней учили замечать такие нюансы, и Всеслав хорошо помнил, как отделять домашнюю заготовку от экспромта.

После основных докладов совещание велось в плотном деловом режиме с максимальной эффективностью в решении возникающих вопросов. Все, особенно исполнители, прекрасно понимали, что от них в первую очередь зависит успех войны и, с каким бы пафосом это ни звучало, жизнь и смерть миллионов сограждан. Уточнялись сроки поставок снаряжения, номера частей и степень их готовности. Периодически начальник штаба обращался к своему коммуникатору за дополнительной информацией. Время летело незаметно. Наконец дело дошло до Всеслава.

– Вам известно, – выдержав паузу, проговорил князь Бравлин, – что по законам Руссколани правящий князь, являясь Верховным Главнокомандующим, имеет право направлять своих личных представителей на театр военных действий с самыми широкими полномочиями и правом выражать волю правителя. Я назначаю своим личным представителем в системе планеты Тиона, четвертом флоте и в группе армий «Самум», – голос Великого Князя звучал торжественно, произнося формулу назначения, – Сибирцева Всеслава Бравлиновича, известного вам только с лучшей стороны – как достойный человек, блестящий офицер и верный, достойный гражданин Великого Княжества Руссколань. Я так повелел.

– Я принимаю назначение, – Всеслав встал, ловя заинтересованные взгляды присутствующих, – и ничто, даже сама смерть, не может мне помешать исполнить свой долг. Видит Перун, – добавил он уже тише.

– Совещание окончено, – закрыл тему князь Бравлин, – действуйте. Всеслав, останься, – добавил он, когда генералы и адмиралы направились к выходу. Бронированная дверь закрылась, оставив их наедине.

– Ну, как ты? Все хорошо? – Мужчины обнялись.

– Прекрасно: прокатились, отдохнули, все просто великолепно. Давно с Миланой вместе не отдыхали. Как мама?

– Ты же знаешь, в Ганице, возится с внуками. Твой старший, Вадим, получил права. Сейчас гоняет на флаере так, что за ним не угнаться. Хочет стать космофлотцем, как дядя. По тестам подходит. Смотри, поступит в академию и дома раз в год будет появляться.

– Летит время: парню уже шестнадцать стукнуло.

– Летит, – тяжело вздохнул Бравлин Яросветович, – я помню тебя вот таким карапузом.

– Да, папа, дети растут. – Всеслав вгляделся в лицо отца: «Великие Боги! Он уже поседел, а еще и семидесяти нет. Что с ним делает этот престол!»

– Игорь прилетал, погостил недельку и снова ушел в пространство, – расплылся в широкой улыбке князь. При этом он ткнул пальцем вверх, показывая, куда именно направился его второй сын.

– Как он? Еще не стал адмиралом?

– Нет, твой брат как командовал крейсером, так и будет. Ему уже дважды предлагали контр-адмирала, отказывается.

– Он такой, – Всеслав усмехнулся, вспомнив своего братишку, – жить не может без своего «Кромска».

Бравлин Яросветович подпер щеку ладонью и, тяжело вздохнув, поинтересовался:

– А как Милана? Как ей поездка? Понравилась? Такой круиз. Высший разряд.

– О-о, довольна, сил нет, но по приезде, похоже, сильно обиделась, – горько усмехнулся Всеслав. Лучше бы отец не напоминал о супруге, за работой Всеслав как-то позабыл неприятную сцену в космопорту.

– Как обиделась? Что такое? – недоуменно протянул отец. – Опять что-нибудь сморозил, – он укоризненно покачал головой.

– Да, сморозил. Не успели прилететь, как бросил на произвол судьбы и убежал.

– Так ты об этом… Ладно, прости, сам видишь, дело сложное. – Выражение лица князя приняло виноватый и в то же время серьезный вид. – Не мог я без тебя, некого было представителем назначать.

– Ладно, что было, того не изменить. Просто я надеялся сегодняшний день провести с семьей…

– Да, понимаю. Молодость, молодость, – добродушно хохотнул Бравлин.

«Папа, папа, я же прекрасно знаю, что ты не мог по-другому. И мама постоянно жалуется на твою безалаберность и сержантскую прямоту», – подумал Всеслав, но на душе как-то потеплело, они оба не могли долго сердиться друг на друга.

Бравлин Яросветович повернулся к столу, набрал заказ, и через минуту на панели линии доставки возникли кофейник, две чашки и бутерброды. Кабинет был обставлен соответственно вкусам его хозяина. Почти до всего необходимого можно было дотянуться, не вставая с кресла. Всеслав довольно потянулся при виде кофейника – он, как и отец, любил настоящий черный кофе с плантаций северных районов Гондваны, и без сахара. На его взгляд, любые добавки только портили вкус напитка.

– Давай-ка перекусим и вернемся к нашим догонам, – подмигнул князь, разливая ароматный черный кофе в чашки.

– Всеслав, – продолжил он разговор после второй чашки крепкого возбуждающего напитка, – на Тионе ты будешь официально наблюдать за операцией, но это только прикрытие. Главная цель – найти то, из-за чего догоны захватили планету.

– Понятно, – Всеслав нахмурил брови и провел ладонью по затылку, – они не просто так появились в системе. Должна быть серьезная причина для конфликта с нашей цивилизацией. Эта планета им очень нужна. А точно она была ничейной?

– Совершенно верно! – Бравлин с удовлетворением отметил искру понимания, мелькнувшую в серо-стальных глазах сына. – Там что-то есть. Догоны очень старая цивилизация, Владимир абсолютно прав, во время одного из пиков развития они оставили на Тионе что-то, что мы должны найти раньше всех.

– Военные действия вряд ли выйдут за пределы системы Тионы – у них нет цели уничтожить или взять под контроль человечество. – Всеслав вспоминал, прокручивал в голове все, что знал о расе догонов. И все больше сомневался в реальности происшедшего инцидента. Слишком малой была вероятность военного конфликта с этой расой. Вспомнилось, что во время совещания Крамолин специально утаил часть информации, контакты с догонами были, но знали о них всего несколько человек, а владели полной информацией еще меньше. Сам Всеслав в этот круг посвященных не входил и, если честно, не хотел – своих проблем хватает. Но информация имеет обыкновение распространяться, умный человек из разрозненных обрывков и недомолвок может сложить цельную картину происходящего.

– Правильно, как это ни странно, но они известны как гуманная раса, уважающая любое проявление Разума. – Отец наклонился вперед, вцепившись пальцами в колени. – Всеслав, это очень важно, но война не должна выйти за пределы Тионы. Запомни, это очень важно, мы не можем терять людей в бессмысленной бойне, не можем втянуть в войну всю человеческую расу.

– Да, но если кто-то вступит в войну на нашей стороне, мы будем вынуждены поделиться секретом Тионы.

– Ты его еще не нашел, – недовольно нахмурил брови Бравлин, – не забегай вперед. Как найдем, решим, что делать с этим догонским кладом.

– Не обязательно догонским, любой неизвестной нам цивилизации.

– Сильно сказано. Ладно, действуй, – князь раздраженно махнул рукой, – и еще раз повторяю, береги людей. Считай это личным приказом.

– А с союзниками что будем делать? – поинтересовался Всеслав, ему по статусу приходилось вникать во все мелочи.

– Это я беру на себя, не будет у нас союзников. Этот мелкий конфликт касается только Руссколани – так я и объясню Всемирному Совету. Ты лучше людей береги и постарайся планету не разнести на астероиды.

– Я понял, – коротко кивнул Всеслав.

Приказ был ясен и очевиден. Люди были главным богатством княжества. За более чем триста лет, с тех пор как планета Голунь объявила о своей независимости, низкая плотность населения была головной болью бывшей Российской колонии, территория росла быстрее, чем население. Медицина, социальные программы, повышение пенсионного возраста, максимальная автоматизация производства, всеобщее высшее образование, даже успехи геронтологии, все это давало хороший эффект, но все равно людей катастрофически не хватало. Даже приоритетная государственная программа повышения рождаемости не могла обеспечить необходимый прирост населения.

Одно время предлагалось даже разрешить иммиграцию не только русским и славянам, но и другим европейцам. По вполне понятным причинам этот прожект с треском провалился. Здравый смысл однозначно говорил: многонациональные государства подвержены распаду из-за центробежных сил и внутренних трений. Этнические проблемы считаются одними из самых опасных и трудноустранимых. Сколько ни проводи ассимиляционную политику, все одно – возникновения национальных анклавов и землячеств не избежать. Руссколань ценила стабильность и этническую однородность своих планет. В этом был залог внутреннего единства княжества.

Правда, в малонаселенности был один положительный момент: очень высокий уровень жизни граждан княжества. Бесплатное образование, развитая сеть государственных бесплатных поликлиник, значительные вклады в медицинское страхование, гарантированный прожиточный минимум, пособие по рождению ребенка, равное среднему доходу, гарантированный оплачиваемый государством послеродовой отпуск на два года для матерей, огромная пенсия. Только в Руссколани были огромные премии за рождение четвертого ребенка и всех последующих. Далеко не каждый землянин мог себе позволить содержать дом, в котором проживала обычная руссколанская семья и флаер на каждого взрослого члена семьи, и это при сильно развитом общественном транспорте. У многих дома была линия доставки, считавшаяся роскошью даже на Земле. Межзвездный туризм стоил дорого, но русичи позволяли себе почти каждый ежегодный отпуск посвящать путешествиям.

Средний уровень жизни был очень высок. Но за это приходилось платить. Восьмичасовой рабочий день по сравнению с нормальным принятым на Земле шестичасовым, высокий пенсионный возраст. Жесткая плановая экономика при семидесятипроцентной доле госсектора, расходы на науку и образование, пожиравшие значительную часть бюджета, при ограниченной численности армии и флота. Это сыграло свою негативную роль в недавнем пограничном конфликте у Процейса. Конфликт возник с Европейским Союзом из-за ничейной пограничной планеты, на которой случайно обнаружили богатейшие месторождения редкоземельных металлов. Тогда Руссколань смогла удержать планету, но лищь ценой напряжения почти всех своих сил.


Пролог | Ограниченный конфликт | cледующая глава