home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Флаер шел над краем леса. Эта часть планеты терраформировалась одной из первых, лес успел вырасти. Стройные сосны и коренастые дубы возвышались над реденькой полоской кустарника. Лес наступал на степь. Небольшие отряды молодых разлапистых сосенок вырывались вперед, на продуваемый ветрами простор. Пройдет лет сто, и они вытянутся вверх к солнцу, встанут непреодолимой стеной и развеют свои семена над полем, чтобы те в свою очередь проросли молодой зеленой порослью.

Машина летела вдоль поросшей лесом гряды холмов. Всеслав внимательно вглядывался в проносящийся за окном пейзаж, вот на вершине одного отдельно стоящего холма блеснуло сверкающее на солнце здание. Все, нашел! Всеслав специально не пользовался автопилотом и заложенной в коммуникатор картой, интересно было вспомнить навыки ориентирования на местности. В свете грядущей командировки это может оказаться полезным.

Совещание в Детинце закончилось быстро. Короткие доклады, обмен информацией, корректировка планов. После планерки Всеслав уклонился от предложения отца пообедать вместе и быстро покинул резиденцию. Лететь в город не хотелось, на работе опять ожидают шумиха и вечная спешка. Подняв в воздух свой скоростной комфортабельный флаер, Всеслав подчинился сиюминутному порыву и направил машину к располагавшемуся недалеко от Детинца Храму. Захотелось перед дальней дорогой зайти, поговорить с одним старым знакомым. Может, даже что хорошего подскажут. Всеслав не был религиозным человеком, но иногда, подчиняясь импульсу, заглядывал в храмы или святые места. Есть в этом что-то, не зря люди тысячелетиями Богов славили.

Всеслав опустил флаер на стоянку, расположившуюся у подножия холма, выключил двигатель и открыл дверцу машины. В нос тут же ударил запах хвои, смешанный с ароматом полевых цветов и прелых листьев. Ничем не передаваемый, несмотря на все ухищрения парфюмеров, аромат соснового бора.

Стоянка была пустынна, ни одной машины. Обрадованный этим фактом, Всеслав выпрыгнул из флаера и зашагал прямиком к лесу. Словно ниоткуда, вынырнула выложенная диким камнем дорожка. Деревья скрыли оставшуюся за спиной площадку и флаер. Больше ничего не напоминало о цивилизованном мире. Яркое летнее солнце проглядывало сквозь кроны дубов и сосен, росших на склонах холма, изредка к одинокому путнику склоняли свои ветви березы.

Незаметно исчезло внутреннее напряжение, пропало ощущение беспокойства, с каждым вдохом прибывало, росло ощущение свободы, силы, Всеслава буквально распирало чувство радости, гармонии с окружающим миром, родной планетой. Священный лес впитывал в себя глодавшие душу страхи, опасения, неуверенность и щедро одаривал прохожего человека своей чистой энергией, успокаивал, вселял уверенность в своих силах и ощущение неуязвимости. Может, поэтому предки старались ставить храмы в лесах и на вершинах гор. Потомки восприняли этот древний обычай, все русские храмы в княжестве были окружены рощами. Пусть пока молодыми, на планете не было дерева старше трехсот лет, но со временем будут и тысячелетние дубы, и мамонтовые секвойи, надо только прожить это тысячелетие. Ну а если не мы, так внуки точно увидят.

Тропинка, петляя между древесных стволов, вела в гору, невдалеке журчал ручей. Всеслав вспомнил, что родник на вершине холма забил почти двести лет назад, после того как в холм ударила молния. Волхвы посчитали это знаком небес и построили на холме Храм. После долгого подъема лес неожиданно расступился, и перед Всеславом возникла узорчатая деревянная арка. У опорных столбов арки росли два дуба. Со временем их кроны сомкнутся и образуют естественные живые ворота. Волхвы, служители Храмов, не признавали закрытых ворот и дверей, справедливо полагая, что вход в Храм должен быть открыт в любое время. Поэтому и дверей никогда не было.

Смело шагнув под арку, Всеслав очутился на широкой открытой площадке. Священные дубы ровным кольцом обступали вершину холма. Между ними зеленели заросли кустарника, живые стены. В конце поляны, прямо напротив входной арки, в небо устремлялся прозрачный купол Храма. И стены, и купол, и даже шпиль здания были выполнены из специального хрустального стекла, по прочности не уступавшего металлу. Внимательный взгляд мог заметить тонкие, почти невидимые титановые колонны и фермы, удерживающие конструкцию. Но на человека, впервые попавшего в это место, хрустальный Храм производил неизгладимое впечатление. Словно сверкающий на солнце огромный прозрачный кристалл, оброненный божеством на землю.

По обе стороны от входа возвышались каменные статуи богов. Всеслав вспомнил, что розовый мрамор привезли с Земли, на Голуни не было горных пород биогенного происхождения. У самого входа стояли Перун и Лада. Грозный взгляд громовержца был направлен прямо на приближавшегося к Храму человека. На плече Перуна восседал сокол, в деснице у бога был боевой топор. Изваяние излучало силу и буквально светилось энергией, невольно заставляло задуматься о величии Неба и Вселенной. В свое время оформлением этого Храма занимался сам великий Михайленко. Знаменитый скульптор до конца жизни считал этих идолов самыми лучшими своими работами.

Статуя Лады в противоположность грозному образу Перуна, наоборот, дышала любовью и нежностью. Скульптор вложил в свой труд всю душу, изобразив идеал Женщины, подруги и матери. Правая рука Лады открытым приглашающим жестом была простерта вперед. А левую богиня держала на слегка выступающем животе. Было заметно, богиня беременна. Так и должно было быть – Богиня жизни, Великая Мать, кому как не ей дарить жизнь?

Рядом с Перуном и Ладой выстроились Стрибог, Велес, Мокошь, огненосный Смаргл, Ярило. Взгляд Всеслава приковала к себе крылатая дева Магура. Воинственная дочь Перуна стояла, распростерши могучие крылья, готовая взлететь, воспарить над миром. Золотистые волосы богини выбивались из-под железного шлема, стройную девичью фигуру облегала кольчуга, на поясе висел меч. В руках Магура держала чашу в виде черепа. Сила таланта художника была такой, что казалось, через секунду скульптура оживет и шагнет навстречу человеку. Или это Богиня сама иногда оживляет свое изваяние? Всеслав склонил голову перед Магурой и, резко выпрямившись, зашагал к куполу Храма.

Внутри здания прямо перед вошедшим возвышался Сварог. Седовласый бог стоял, опираясь на увитый тонким растительным узором железный посох. Кузнец, Сеятель, Творец, Строитель был одет в простую длиннополую рубаху, на поясе висел тяжелый прямой меч, глаза бога светились крупными небесной синевы сапфирами.

Всеслав замер перед статуей божества. В голове исчезли все мелкие никчемные мысли, освободившийся рассудок заполнило ощущение безмятежного вселенского спокойствия. Сама атмосфера Храма смывала с души все мелкие грязные проблемки, освобождала от бытовых оков и дрязг, наполняла сердце человека светом и чистой мудрой силой. За хрустальными стенами святилища била жизнь, колыхались ветви священных деревьев, в небе светило солнце, одно из многих солнц, даривших свет Руссколани. Но здесь, перед ликом Сварога, время остановилось, свернулось в кокон, отступило, подчиняясь воле Творца. Здесь были только Бог и человек, и ничто не могло помешать их разговору.

К замершему в безмолвной молитве Всеславу неслышно подошел высокий крепкий старик. Сибирцев вздрогнул от легкого прикосновения к плечу и резко повернулся к человеку.

– Давно тебя не было видно, Всеслав, – с легкой улыбкой произнес волхв. Крепкий, жилистый, полный энергии человек, его длинные седые волосы скреплял на лбу простой кожаный ремешок, усы и окладистая борода окаймляли волевое лицо. Длинная белая косоворотка, украшенная вышивкой, была стянута широким кожаным поясом с кованой железной пряжкой. Чем-то он напоминал ожившую скульптуру своего небесного покровителя Сварога, только меч волхв никогда не носил. Он вообще старался не брать в руки оружие.

– Приветствую, Велимир, – Всеслав вежливо кивнул священнослужителю.

– С чем пожаловал?

– Не знаю, что-то в душе кольнуло, – развел руками Сибирцев, – потянуло сюда, я и пришел.

– Кольнуло, говоришь. – В глазах Велимира мелькнула тень. – Просто так Он к себе не зовет. Значит, что-то случилось. Пойдем пройдемся, может, что и придумается.

Они молча вышли из Храма. Велимир двигался легкой пружинистой походкой. Несмотря на свои сто сорок шесть лет по стандартному исчислению, волхв был еще крепок телом и сохранял ясный рассудок и острый как бритва интеллект. Рассказывали: два года назад Велимир одной рукой поднял за шкирку, вынес за ворота и спустил с храмового холма христианского миссионера, припершегося со своими проповедями прямо на празднование Масленицы.

Мужчины неторопливо прогуливались по двору. Первым молчание нарушил Велимир:

– Всеслав, тебя учили в школе истории?

– Да, – ответил тот, пытаясь понять, к чему клонит волхв. Велимир никогда не бросался словами просто так. Он всегда вкладывал в свою речь два или три смысла, а то и больше, в зависимости от интеллектуального уровня собеседника.

– Плохо учили. Что привело людей в двадцатом веке ко Второй мировой войне?

– Германия рвалась к реваншу, пришедшие к власти нацисты стремились подчинить Европу, создать новую империю. – Всеслав усиленно пытался вспомнить школьные уроки, это и был урок, урок для одного ученика. – А в то же время Япония планировала расширить свои владения и обрести независимость от экспорта сырья.

– Ты говоришь как школьник на уроке, – хмыкнул Велимир, словно прочитав мысли собеседника, – а на самом деле что привело к войне?

– Немцы стремились к господству в Европе, – Всеслав задумался, вопрос был с подвохом. – Британия и Франция хотели уничтожить Советский Союз руками Германии, а Штаты под шумок ликвидировали конкурентов.

– Молодец, думать умеешь, – похвала была сомнительной, – думай дальше.

– В мире не было сколько-нибудь крупных военно-политических блоков. – Всеслав остановился, почувствовав, что нашел ниточку, и эта ниточка странным образом касается сегодняшних событий. – Все государства стремились к своим целям, старались решить свои проблемы за счет соседа. Не только СССР, но и практически все остальные, кроме стран Оси, не имели серьезных союзников. А имеющиеся союзы нарушались ради сиюминутной выгоды.

– Мир для нашего поколения, – с издевкой в голосе произнес Велимир, – все и всегда стремятся к своим целям, все стараются подставить соседа. – Волхв поднял с земли сосновую шишку и погрузился в ее разглядывание, не обращая внимания на собеседника.

– Никто тогда не думал, что война затянется. В мире господствовала идея блицкрига, быстрого молниеносного наступления. Все предвоенные планы оказались ошибочными.

– Это распространенное заблуждение. Почти все планы содержат ошибки. А кто победил в мировой войне? – Велимир отбросил шишку в сторону, разом потеряв к ней интерес.

– Это всем известно, – Всеслав открыто смотрел в глаза волхва, выдержав его пристальный взгляд, – Советский Союз и Соединенные Штаты.

– Ты серьезно так думаешь?!

– США разгромили японцев, а Россия Германию. – Всеслав пожал плечами. – Известный факт, остальные союзники только отстояли свою независимость.

– Ты серьезно считаешь, что победу ценой в двадцать пять миллионов жизней плюс значительные материальные потери и внешний долг можно считать победой? Сейчас легко говорить, что надо было и что не надо было делать, но наши предки потеряли в той бойне больше, чем получили. И в итоге потерпели поражение в Первой холодной войне, – Велимир поднял палец.

– Но они отстояли свою страну, – перебил Всеслав.

– Верно, но своих целей не добились, вместо одного противника получили другого. Еще более опасного. Единственным победителем в той войне были американцы. Только США получили все, что планировали.

– Стоп, стоп. – Всеслав словно сбросил с глаз пелену, до него начал доходить смысл слов Велимира. – Американцы не понесли больших потерь, избавились от основных конкурентов, получили контроль над основными стратегическими пунктами Земли и вдобавок стали богаче, чем до войны.

– И заставили остальной мир играть по своим правилам. Наконец-то понял, – Велимир удовлетворенно пригладил свою бороду.

– А теперь, какого черта вы лезете на Тиону? – Волхв резко перевел разговор на новую тему.

Всеслав чуть не поперхнулся. Дело приобретало интересный оборот, волхв знал гораздо больше, чем ему полагалось. «Неужели утечка?» – промелькнула шальная мысль. Или кто-то проболтался? Всеслав знал, что Внешняя разведка любит вербовать священнослужителей, на исповеди люди, бывает, выбалтывают то, что обязаны забыть и хранить до смерти. Правда, у русичей не принято исповедоваться: все равно Боги все видят без слов. Свои ошибки положено искупать делом, а не словоблудием. Но может, кто-то сегодня утром облегчил душу больше, чем положено?

– Какая Тиона? Первый раз слышу. – Всеслав быстро взял себя в руки и начал осторожно прощупывать собеседника. Разговор становился интересным.

– Известно какая, там, где вы потеряли крейсер. Заштатная безжизненная планетка в секторе Леонид. – Велимир с легкой саркастической улыбкой на губах рассказывал то, что знали не больше двух десятков человек во всем княжестве. Даже сотрудники отдела спецопераций, отобранные Всеславом для этой экспедиции, пока не знали, куда летят.

– Откуда ты знаешь? Эта информация считается секретной.

– Вот именно, считается! Конспираторы хреновы! Война идет второй день. Флот и армия спокойно собираются на границе. А в то же время в тылу концентрируется ударная группировка четвертого флота. Формируется группа армий, десантные силы, Ворон носится по всей Голуни, собирает части. Два элитных штурмовых корпуса готовятся к экстренной переброске, люди уже грузятся на транспорты. Зная твоего отца, несложно предугадать, куда он направит этот ударный кулак.

– Велимир, ты почти верно просчитал ситуацию, – сдался Всеслав, – мы готовим рейд против передовых баз догонов.

– И для этого надо в спешке собирать тыловые эскадры, гнать войска с Голуни, когда основные силы, полностью готовые к бою, спокойно сидят на своих базах. Врать не умеешь, – неожиданно сделал вывод Велимир.

Всеслав молчал. Крыть было нечем. Если Велимир сделал такие выводы, значит, то же самое под силу любому хорошему аналитику. Подготовку к крупномасштабной армейской операции почти невозможно скрыть от посторонних глаз, но можно засекретить цель операции и точку удара.

Всеслав понял основную ошибку штаба: не была запущена ложная информация о предполагаемой цели четвертого флота и группировки «Самум». Крамолин забыл включить режим «Информационной завесы», когда через средства массовой информации передаются всевозможные противоречивые прогнозы и оценки аналитиков, специально допускаются утечки якобы секретных сведений, распускаются сплетни. То есть создается мутная волна, захлестывающая сознание обывателей и сотрудников конкурирующих спецслужб, надежно скрывающая истинные причины и цели.

Велимир воспользовался ошибкой СГБ и сделал правильные выводы. Проблема в том, что аналогичные выводы мог сделать не только Велимир. А информацию он собрал в информационной сети, ничего сложного в этом нет. Налицо прокол СГБ.

– Так чем привлекает вас эта планетка? – повторил вопрос волхв. – Незачем отвечать, и так вижу.

– Велимир, ты думаешь, что ситуация складывается, как перед Второй мировой? – ответил вопросом на вопрос Всеслав, переводя разговор на безопасную тему. Он понимал, волхв не зря сделал этот экскурс в историю.

– Делай выводы сам, – Велимир присел на корточки перед ручейком, преградившим им дорогу, и погрузил руки в воду, – посмотри на этот мир, на эту планету. Разве она не прекрасна?

– Да, Голунь – первоклассная планета. Мы сделали ее такой.

– И никто нам не помог – ни друзья, ни союзники, ни инопланетные клады. Только руки и разум человека, – медленно проговорил Велимир и, резко поднявшись, быстрым шагом направился к Храму. Затем, обернувшись на полпути, он коротко бросил Сибирцеву: – И не забывай: союзники становятся врагами, и наоборот.

Всеслав задумчиво посмотрел вслед удаляющемуся волхву и, тяжело вздохнув, направился вниз к стоянке. Разговор был окончен, правда, вопросов появилось больше, чем ответов. И только сев в флаер, Всеслав вспомнил, что его привело в Храм – он не хотел никуда лететь. Спинным нервом чувствовал: не стоило соглашаться на эту операцию. И никто бы ничего не сделал, в крайнем случае, Официальным Представителем назначили бы другого человека. Дядю, например.

На следующий день перед обедом Всеслав собрал свою группу. Специалисты не даром ели свой хлеб. Научники установили что «Ночной гость» имел коатлианское происхождение, факт неоспоримый, а оперативники смогли восстановить хронологию события по секундам. Заодно был подготовлен информационный пакет по истории взаимоотношений с коатлианцами. На основе анализа журналов пограничных кораблей и астростанций был определен вектор вхождения шпиона в планетарную систему и его маршрут. Сделаны осторожные предположения о возможной цели шпиона. Было выяснено, что он успел разглядеть или мог разглядеть и передать спейсграммой в штаб. Но все эти предварительные версии проходили по разряду ненаучной фантастики, Всеслав это прекрасно понимал. Истину уже не узнать. Подготовив и отправив князю отчет, Сибирцев поблагодарил коллег за проделанную работу. Затем он предложил Старинову и Дубинину принять участие в экспедиции против догонов. После недолгих раздумий они согласились и были немедленно отправлены по домам, собираться в дорогу. Разумеется, с обоих Всеслав взял подписку о неразглашении государственной тайны.

Решив все организационные вопросы и доложившись Крамолину, Всеслав с чувством выполненного долга отправился домой. До отлета оставалось всего восемь часов.

Дома его ждал прощальный ужин. Прилетели мама и младшая сестренка Всеслава Влада. Родные давно привыкли к неожиданным командировкам главы семьи, прекрасно понимая, что для мужчины работа значит больше, чем дом и семья. Точнее говоря, все эти вещи взаимосвязаны и равноценны. Мужчина должен делать дело, иначе он перестает быть мужчиной. Не важно, чем он занят – работает в спецслужбе, на заводе, выращивает хлеб, добывает руду на инопланетных рудниках, трудится врачом или просто работает в одном из управлений городской управы. Главное – он работает.

Вечер прошел в спокойной непринужденной обстановке, Всеслав шутил и рассказывал забавные истории из своей жизни. Милана не отставала от мужа, в лицах, с выражением выдавала комичные случаи, бывавшие у нее на работе. На этот раз никто им не помешал, все прошло тихо, по-домашнему, только позвонил отец пожелать счастливого пути. А ровно в полночь Всеслав взял свой чемоданчик и, не прощаясь, вышел из дома. Через пару минут на улице рядом с ним опустился флаер и, забрав пассажира, улетел в сторону военного космопорта.


предыдущая глава | Ограниченный конфликт | cледующая глава