home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Место хорошее, удобное, и работе никто не помешает, и отход без проблем пройдет. Антуан такие вещи определял с первого взгляда. Ребята молодцы – выбрали самую лучшую позицию. Заброшенный отдельно стоящий коттедж, окна выбиты, сигнализации давно уже нет. Вон на стене висит датчик с обрывком провода.

На заднем дворе вдоль границы участка идет стена из полибетона, раньше она, видимо, была частью гаража или мастерской. На участке разрослись яблони, вишни, черешня и еще какие-то кусты. В заборе по дюжине дыр на погонный метр. Видимо, местные мальчишки давно уже облюбовали этот участок и заброшенный дом для своих игр. Нет, это не уличная банда или стая наркоманов, район хороший, просто ребята из окрестных домов.

Антуан прошел в гостиную первого этажа, аккуратно обошел кучу мусора в центре комнаты. Двигался он осторожно, чтобы ничего не задеть и оставить как можно меньше следов. Затем, присев на корточки, выглянул на веранду. Нормально! Решетчатые перила, куст карликовой магнолии у лестницы. Отсюда, из полуоткрытой двери, открывается прекрасный вид на улицу и нужный дом. И наоборот, с улицы ничего не видно, перила и магнолия мешают. Ребята из группы обеспечения хорошо поработали – все чисто, коридоры расчищены от мусора, ничего не мешает, и входная дверь специально оставлена полуоткрытой. В косяк вбили пару гвоздей, так, чтобы они не давали закрыть створки.

А время идет. Клиент должен появиться примерно через четыре минуты. Мишень при жизни отличалась пунктуальностью, он даже к любовнице ходил в одно и то же время по средам и пятницам. Непростительная глупость. Если уж занялся политикой – нечего от жены бегать и нагло нарушать принятую мораль. Североамериканцы не любят, когда их избранники проявляют склонность к аморальному образу жизни. А если папарацци раскопают? Конец карьере, однозначно.

Антуан вернулся в комнату и положил на колени свой чемоданчик. Внутри была обыкновенная армейская штурмовая винтовка. Сборка инструмента заняла всего полминуты. Пристыковать ствол, выдвинуть и зафиксировать штифты, прижать разъемы проводов питания ускорителей, вставить в разъем приклад. Четкие выверенные движения, руки действовали автоматически, сами по себе. Навыки сборки-разборки оружия давно уже въелись в плоть и кровь Антуана. Теперь установить прицел, подсоединить аккумулятор и примкнуть магазин.

Осталось только включить оружие, запустить короткий тест рабочей автоматики, и все. В руках киллера была готовая к работе облегченная электромагнитная штурмовая винтовка SG-79, специальный земной вариант, предназначенный для бойца без бронескафандра. Хорошая штука, весьма популярная в армиях третьестепенных стран, где успешно конкурировала с автоматом «Симонов-181».

Антуан использовал эту винтовку уже в пятой по счету операции, ему нравились надежность и практичность изделия бременских оружейников. В отличие от старинных пороховых автоматов, на пуле электромагнитного оружия не оставалось никаких следов, отпечатков ствола. Определить, из какого именно рельсовика она была выпущена, абсолютно невозможно.

С улицы донесся приглушенный свист машины. Район был тихий, движение здесь было слабым. Антуан, пригнувшись, быстро подбежал к двери и выглянул наружу – над улицей прошел темно-синий флаер, кажется, «тойота привато». Нет, это не клиент. Тот ездит на «шевроле сабрина» цвета ртути.

Время поджимало, скоро должен появиться клиент. Антуан удобно расположился у двери и положил винтовку на колени. Неожиданно Антуан поймал себя на мысли, что к мишени он абсолютно равнодушен. Словно тот уже исчез, вычеркнут из мира людей. А о покойнике либо хорошо, либо ничего.

А что можно сказать хорошего о клиенте? Вроде и ничего. Подающий надежды молодой перспективный политик. Избран в законодательное собрание штата. Популярен, особенно пользуется любовью у домохозяек и жителей небогатых кварталов. Его поддерживают несколько известных корпораций в обмен на лоббирование интересов бизнеса. Обычный политический контракт, ничего необычного в этом в 25 веке нет. После того как Джордж Райс официально заявил о своих симпатиях к «ТрансОйл-Литроникс», на такие вещи уже внимания не обращают.

Самым главным для принятия решения об устранении была не карьера, хотя и она тоже, а пропагандируемые клиентом взгляды и идеи. Отъявленный пацифист и хороший оратор. Человек, продвигавший идеи кардинального сокращения армий и флотов, разоружения, политики миролюбия, расширения социальных и гуманитарных программ и отказа от силовых методов решения проблем. Само по себе все это очень красиво выглядело. И цели были самыми благими. Дескать, нечего тратить ресурсы на оружие, лучше поднимать уровень отсталых стран, и с Чужими можно договариваться. Развитые расы потому не расширяют с нами контакт, что боятся нашей агрессивности. Сами они, дескать, исключительно добрые и миролюбивые. В космосе делить нечего.

Непростительная глупость! С точки зрения Антуана, этот человек был опасен для общества. Мало того, что пацифизм ведет к еще большей крови. Слабые и бедные начнут резать и грабить разоружившихся богатых. Так еще Чужие не упустят момент – поставят нас в положение младших партнеров, колонии в лучшем случае.

Пока у Человечества есть космические флоты и сильные планетарные армии, с Чужими можно говорить на равных. А если нет? А если самому сломать свой меч и выкинуть щит? История однозначно говорила, что будет дальше. Примеров было достаточно. Если клиент согласен лизать щупальца догонов или коатлианцев, это его проблемы. Другое дело – он не один. Есть немало людей, готовых отстоять суверенитет расы, в том числе и оружием.

А вот и сама мишень пожаловала. Серебристый флаер опустился прямо перед двухэтажным домом с мезонином и густой живой изгородью цветущей акации. Из машины вышел мужчина в строгом костюме, стряхнул с лацкана пылинки и направился к воротам.

Антуан немедля вскинул винтовку, прицелился и нажал на спуск. Ни одной секунды задержки, клиента он узнал сразу. Очередь из десятка стальных стержней ударила в спину человека. Разогнанные до пяти скоростей звука пули прошили тело, как фанерный лист, и ударили по стене дома. Ничего, это издержки производства. Антуан искренне надеялся, что в доме они никого не задели.

Окровавленное тело клиента еще стекало по калитке вниз, а киллер уже заскочил в комнату и на ходу принялся разбирать винтовку. Быстро упаковать все в чемоданчик, дело полуминутное, и бегом через задний ход в сад. Там нырнуть в дырку в заборе, перескочить через декоративную оградку и быстрым шагом перейти улицу.

Флаер стоял на парковочной площадке. Напарник только согласно кивнул, когда Антуан запрыгнул на сиденье, и поднял машину в воздух. Серебристый «форд» неторопливо поплыл над улицей. Дело сделано, сейчас главное не спешить и правила воздушного движения не нарушать. Не хватало еще поиметь разборки с дорожной полицией.

Вечером того же дня Антуан, полностью отстранившись от утренней работы, потягивал вино из хрустального бокала в кругу друзей, собравшихся в гостиной небольшого уютного дама в пригороде Оттавы. Штурмовая винтовка надежно спрятана в банковской ячейке широкого доступа. В этом случае упрощен доступ в хранилище, нет сенсоров на входе, но и имеется риск взлома. Вся одежда, в которой Антуан выполнял работу, в том числе мономерные перчатки, парик и накладки под скулы, сгорела в утилизаторе. Водитель отогнал машину туда же, где ее взял, – в один небольшой салон проката в Детройте, предварительно пропустив ее через химчистку. Никаких следов не осталось, и доказать причастность одного европейского бизнесмена и литератора к убийству молодого, перспективного североамериканского политика было невозможно.

– Полагаешь, будет большая война? – Седовласый араб с изрезанным глубокими морщинами лицом повернулся к своей соседке. Моложавая женщина в переливающейся всеми цветами радуги юбке и полупрозрачной блузке сидела в кресле у бара, закинув ногу на ногу и накручивая на палец локоны. Звали ее Каролина.

– Уже началась, – голос у Каролины был с хрипотцой, чуть простуженный, – сначала Руссколань, затем Евразия и Индия, потом остальные втянутся.

– А что тогда значат заявления Руссколани о ее личном праве на эту войну?

– Здесь много неясностей, Малик, – негромко проговорил Антуан, рассматривая содержимое своего бокала на свет, – кажется, старый Сибирцев искренне надеется решить проблему своими силами. Ты смотрел вчера его выступление на Всемирном Совете?

– Смотрел, – коротко кивнул Малик, – мне это не нравится.

– И мне тоже. Есть повод задуматься. – Губы Антуана тронула легкая улыбка, и он задорно подмигнул Каролине.

– Ерунда! – безапелляционно заявила красавица. – Русским ввалят по самые помидоры! И тогда начнется большая война. С Чужими нельзя церемониться. Скоро это все поймут.

– Какая планета у них ближе всего к догонской границе? Высокая Радуга или Зимерла? – вклинился в разговор молодой коротко стриженный человек, по виду типичный студент-гуманитарий.

– Высокая Радуга, семьдесят миллионов населения, полное терраформирование и развитая инфраструктура. Когда на нее посыплются бомбы, тогда и начнется настоящее дело.

– Молодость, молодость, сплошной максимализм, – хихикнул Малик, поднимая указующий перст, – там, в высоких кабинетах, дураки встречаются редко. Если Сибирцев считает, что решит догонский вопрос самостоятельно, значит, имеет на то основание.

– Я никогда не считал его слабаком и пацифистом, – заметил Антуан. – Русичи вообще не стесняются в средствах, когда дело касается их интересов.

– Постойте! Вы сами понимаете, что говорите?! – подпрыгнула на месте Каролина. В этот момент она была удивительно похожа на разъяренную кошку. Казалось, еще секунда и у нее шерсть на загривке вздыбится. – Идет война с Чужими! Думаете, это можно спустить на тормозах? Замять?

– Мадам, нервничать вредно. От этого кожа сохнет и портится.

– Как ты смеешь! – вспыхнула Каролина и метнула в сторону Антуана испепеляющий взгляд. На щеках у нее играл предательский румянец. Тот только глубоко вздохнул, с шумом выпустил воздух через рот и пригубил бокал. Вино было прекрасным, нежный, ароматный, солнечный вкус. Красные виноградники Соляриса. Волшебная штука!

Все собравшиеся в доме, и компания, беседовавшая у бара, и шумная веселая группа молодежи, оккупировавшая веранду, принадлежали к организации «Солнечный ветер». Это было известное, хоть и не самое многочисленное движение, выступавшее за бескомпромиссное и жесткое отношение объединенного человечества к чужим расам. Надо ли говорить, что движение было формально запрещено во многих странах и при этом негласно поддерживалось определенными политическими кругами. Особенно, когда это было выгодно, соответствовало моменту. Борьба с оппозицией, проталкивание оборонных заказов, создание нужного настроения в обществе. Так что особым преследованиям активисты «Солнечного ветра» не подвергались.

Сам Антуан, как можно было подумать, не был штатным киллером организации. Устранением «неподходящего контингента» он занимался из чистой любви к искусству. Куда больше пользы он приносил «Ветру» как координатор одного из земных секторов и талантливый агитатор. Да и отстрел пацифистов также не был основной целью организации. Чистой воды терроризм редко приводит к успеху.

Скорее акцент был сделан на идеологию и подготовку общественного мнения, внедрение установки на осторожное отношение к Чужим. Практиковались информационные выбросы нужной окраски. Активисты и сочувствующие «Солнечного ветра» устраивали антивоенные марши и акции неповиновения, когда дело касалось внутричеловеческих конфликтов. Выступали против ограничений на продажу передовых технологий отсталым странам, поддерживали «ястребов» в своих правительствах, агитировали за всеобщую военную подготовку. Поддерживали контакты с близкими организациями и движениями, часто им помогали. Иногда промышляли кражей и перепродажей военных и околовоенных разработок.

Вот далеко не полный список интересов «Солнечного ветра». Кроме того, организация имела развитую сеть филиалов почти на всех планетах «А» класса. Аналитики считали, что «Ветер» поддерживает от пяти до шестидесяти процентов населения в зависимости от региона и планеты.

– Дмитрий, это твои люди запустили пакет статей, как наши правительства продают заключенных Чужим для опытов? – поинтересовался Малик у студента.

– Да, мои.

– Сам хоть читал? Ну кто поверит, что только Северная Америка продала пятьдесят тысяч человек? А Фомальгаут? Они же ярые антропоцентристы. Неверификабельно.

– Ерунда! Большой лжи верят больше, – пришла на помощь Дмитрию Каролина, – чем громче и увереннее говоришь, тем скорее поверят.

– Или не поверят, но в подкорке у них отложится, – добавил Антуан, – а с Фомальгаутом действительно ошибка.

– Не ошибка, а точный расчет, – удовлетворенным тоном заявил Дмитрий, присаживаясь прямо на столик. – Мы через неделю даем полное опровержение по Фомальгауту.

– И?!

– А других вопросов касаться не будем. Продолжим ту же линию. Бывает, ошиблись. Обывателю это нравится. Мелкая ошибка естественна, она добавляет правдоподобия.

– А 50 тысяч американцев оставим, – задумчиво буркнул себе под нос Малик, – я и не догадался сразу. Молодежь иногда поумнее нас, старых ослов, бывает.


Великий Князь Бравлин сидел за столом в своем рабочем кабинете и рассеянно слушал доклад министра экономики. Недовольное выражение лица правителя ясно говорило, куда должен идти докладчик вместе с финансовым положением компании «Транс Галактика» и склоками промышленных корпораций. Мысли князя витали где-то в облаках. Операция «Самум», переброска флота на периферийные рубежи, военное положение на пограничных мирах, сложная космополитика земных государств полностью поглощали внимание, не позволяя сосредоточиться на других проблемах. Доклады СГБ также не давали повода для оптимизма – конфликт привлек к себе всеобщее внимание. Выявилось слишком много желающих принять участие в мероприятии и снять сливки. И многие будут действовать сообразно своим интересам.

Еще коатлианский посол добивался срочной аудиенции, встреча должна была состояться через час. Оставалось только гадать, о чем он хочет переговорить. Реакция коатлианцев на недавний перехват их нефа-шпиона была неизвестной величиной. А мысли и планы Чужих вообще неподвластны нормальной логике. Это область чисто виртуальная и малонаучная.

Министр, закончив доклад, выскочил из кабинета, провожаемый пожеланием успешной работы, что само по себе было странным, так как никакого решения принято не было. Глядя в спину министра, Бравлин вспомнил, что надо подготовить запрос на увеличение финансирования армии и флота. Благодаря догонскому конфликту для этого сейчас самое благоприятное время. Дума напугана и без труда проведет финансовый план, а бюджет позволяет, можно немного обрезать несколько второстепенных программ и перевести деньги на более важное дело.

«Все, можно переключиться на догонский вопрос». – Бравлин потянулся в кресле, разминая затекшие мышцы. Вчера он лично присутствовал на виртуальном внеочередном собрании Всемирного Совета. Разговор был долгим и тяжелым. Главное – удалось достигнуть признания тионского конфликта внутренним делом Руссколанского княжества с вытекающим отсюда невмешательством союзников. Добиться такого решения было нелегко: Мюнхенская Конференция обязывала все человеческие государства при первых же признаках опасности объединять свои силы для отражения внешней инопланетной угрозы. И нейтралитет земных государств в этом вопросе был выдающимся дипломатическим успехом. К сожалению, временный нейтралитет. В случае осложнений отмахнуться от союзников не получится. Они сами придут на помощь.

Правда, и сейчас не все соблюдают нейтралитет: Евразийская Федерация перебрасывает флот к границам догонского сектора, но с этим ничего не поделаешь, Новгород всегда был самым близким союзником и никогда не отказывал в разумной подмоге. Со своей стороны Руссколань никогда не оставляла в беде бывшую метрополию. Оба русских государства всегда выступали единым фронтом. Им в этой Вселенной нечего было делить. Бравлин понимал, что в итоге с Евразией придется делиться, но ничего страшного в этом нет. Свои, можно и нужно допустить русских к трофеям. Будущим трофеям.

Но это было вчера, а сейчас у Бравлина было ровно сорок пять минут, чтобы подготовиться к встрече с коатлианцем. И, приведя себя в уравновешенное состояние психики, князь занялся комплексом аутогенной разминки.

Встреча состоялась в большом кабинете с глазу на глаз. Это помещение в основном использовалось именно для деловых встреч, брифингов, переговоров с дипломатами. Обстановка кабинета была призвана производить подавляющее воздействие на посетителя. Массивный стол мореного дерева, увенчанный тяжелой, излишне громоздкой, надстройкой комп-модуля. Кресло с высокой спинкой на небольшом возвышении, зрительно увеличивающее фигуру хозяина кабинета, приземистые кресла для посетителей. Стены, увешанные флагами, и герб Великого княжества Руссколань, украшавший стену за спиной князя, – сокол, распростерший крылья на фоне созвездий. Правую стену кабинета занимали тридцать семь циферблатов. Один из них, расположенный ближе к князю, показывал стандартное земное время, остальные часы шли по времени планет, входящих в состав княжества Руссколань. Пусть не все они были обитаемы, часть была просто космическими промышленными комплексами, без постоянного населения, но звездный сокол развевался именно над тридцатью шестью планетами.

Все в кабинете производило неизгладимое впечатление величия и превосходства. Но самое главное было незаметно и тщательно замаскировано, это комплекс «телохранитель», незримо занимавший весь кабинет. При малейшей опасности стол превращался в защитный кокон и проваливался под пол вместе с владельцем, а кресла надежно фиксировали визитеров по команде князя или следящих датчиков, замаскированных в стенах и элементах обстановки. Кроме того, работала система подавления подслушивающих устройств.

Время аудиенции наступило. Коатлианский посланник, пройдя массивные узорчатые двери кабинета, направился напрямик к возвышению, занимаемому князем, и остановился напротив, не доходя десяти шагов.

– Приветствую, вас, благородный Гремидерг. Как у вас дела? Как поживают ваши достойные дети? – Транслятор разразился громким щелканьем коатлианского приветствия.

– И вам желаю наилучших пожеланий. Пусть множатся ваши достойные дети, – с легким поклоном ответствовал Гремидерг.

– Прошу вас, присаживайтесь. Поговорим о ваших делах, с которыми вы посетили мой скромный дом. – Бравлин поймал себя на мысли, что невольно копирует структуру речи гостя.

Коатлианец с достоинством занял гостевое кресло. Его тщедушное тело полностью утонуло в нем, но, несмотря на кажущуюся комичность своего положения, он сохранял внешнее достоинство. Родная планета Гремидерга имела тяготение всего 0,54g, и постоянное ношение гравикомпенсаторов добавляло неловкость его движениям. Рост посла составлял всего 140 сантиметров, костлявое худосочное тело скрывал блестящий облегающий комбинезон, одновременно выполнявший функции универсального комплекса жизнеобеспечения.

– Уважаемый император Бравлин, я имею важное поручение моих собратьев и имею цель его выполнить. – Огромные птичьи глаза коатлианца испытующе смотрели на князя.

– Хорошо, я слушаю, рассказывайте. Я готов выслушать послание ваших собратьев. В чем состоит ваше поручение?

– Моим собратьям стало известно, что недостойные монстры, называемые вами догонами, осмелились напасть на вас и ваши владения. Мы имеем намерение помочь Великому Княжеству в устранении с лица Вселенной догонской мерзости. Наши боевые эскадры готовы вторгнуться в догонский сектор и очистить его звездной плазмой от монстров. Мы сделаем этот Великий Долг в знак уважения к княжеству Руссколань.

– Я рад принять дружескую помощь. – Князь задумчиво погладил подбородок. – Но это мелкое столкновение не стоит того, чтобы обращать на него внимание. Мы хотим только наказать агрессора, не доводя дело до глобальной войны.

– Ваша раса плохо знает сведения о догонах. Они вышли в космос тысячи лет назад и с тех пор ведут непрекращающиеся войны. Пауки уничтожают все слабые цивилизации. Они пытались напасть на нас, но понесли разгром.

– Давно это было?

– Да, около пятисот лет в прошлое по вашему времени. Мы не могли уничтожить эту мерзкую расу.

– Возможно, они стали умнее. Как нам известно, после того случайного столкновения противник еще не вторгся в наше пространство и не видно никаких следов подготовки к войне. – Князь понял, что собеседник знает больше, чем говорит. Следовало дать ему шанс проговориться.

– Вы не мочь знать изуверскую хитрость догонов. Они специально готовят вашему флоту ловушку у звезды ЕН 8243. А уничтожив сильнейшие корабли, вторгнутся на планеты всеми силами. Мои собратья имеют Великий Долг помощи врагам догонов, – в подтверждение своих слов Гремидерг хлопнул в ладони, что у коатлианцев означало готовность к немедленным действиям.

– Я искренне благодарен вам и вашим собратьям, – при этих словах князь Бравлин вежливо наклонил голову. – Но наши законы не позволяют открыто принимать военную помощь от внеземной расы, тем более если нет явной угрозы вторжения на планеты землян. Я вынужден отклонить ваше предложение, глобальная война с участием нескольких цивилизаций не входит в наши планы.

– Вы желаете умереть?

– Нет, мы хотим добиться мира на наших условиях, наказать противника, не уничтожая его.

– Это благородное желание. Я понял вас. Мы будем помогать не открыто, и в знак нашего противодогонского союза мои собратья дарят вам полнокомплектную карту догонского сектора. – Гремидерг извлек из одного из многочисленных карманов своего костюма информ-кристалл и положил его на столик.

– Я благодарен вам за ваш подарок, он поможет в догонской войне.


Аудиенция давно закончилась, Бравлин Яросветович сидел один в большом пустом кабинете, подперев голову могучим кулаком. Чертов коатлианец знал слишком много. Придется учитывать и эту проблему. «Проклятье, всем нужна Тиона, и нам, и догонам, и союзникам, еще и коатлианцы объявились. Всем надо, и я не знаю, что именно». А тем временем боевые эскадры уже собрались в точке рандеву и готовы идти в рейд. На границе концентрируются флоты и десантные эскадры. Экстренно перебрасываются соединения флота с второстепенных направлений. Требовалось только правильно распорядиться этими силами. Но именно это и было самым сложным делом. Бравлин не считал себя настолько талантливым правителем, поэтому и сомневался: все ли предусмотрено?

Прошло полторы недели. Обстановка немного стабилизировалась. На границе велось усиленное патрулирование, передовые флоты Руссколани держались в состоянии боевой готовности. Штабы перебрасывали соединения флота и армейские части на базы вдоль догонского и коатлианского секторов. На мирной жизни все это почти никак не отразилось. На несколько пунктов упали котировки руссколанских компаний, на 3–5 процентов выросла цена на тяжелое энергетическое оборудование и сложные углеводородные компоненты, то есть на тех сегментах рынка, где первую скрипку играли русичи. Дума утвердила новую программу финансирования армии и флота, депутаты были настолько напуганы перспективой конфликта с Чужими, что провели программу, не обратив внимание на несколько «подводных камней». Специалисты министерства обороны заложили в сметы чрезмерные расходы на строительство новых боевых кораблей и расширение передовых баз, тогда как проект позиционировался как чисто оборонительный.

Очередное совещание военных завершилось час назад. На этот раз кроме князя присутствовали Громов, Смолин и Крамолин. Вопрос касался флота, директор СГБ был приглашен только для консультации по внешней политике. Можно ли ослабить границы с несколькими не совсем дружелюбными государствами? Совещание прошло быстро, в привычной, жесткой деловой манере.

Военные доложили о положении на флоте, сообщили о необходимых корректировках плана мобилизации. Виктор Корнеевич коротко характеризовал положение четвертого флота, собирающегося на одной из передовых баз перед ударом по системе Тионы. По всем прогнозам военных, операция займет от одного до трех месяцев. В успехе никто не сомневался, все знали, что у Кромлева и Ворона достаточно сил для захвата и удержания системы. Умение обоих руководить войсками также было всем известно.

Смолин предложил через две недели перебросить к Рионе седьмой флот, усиленный двумя ударными катероносцами. Таким образом, будет сформирована мощная ударная группировка, способная провести дальний рейд в пространство противника и нанести урон коммуникациям противника. После бурного обсуждения план был забракован. Основным аргументом Громова была неизвестная обстановка в системе. Возможно, в результате сражения за систему четвертый флот понесет большие потери и будет неспособен к дальнейшим наступательным действиям. Усиливать группировку, обремененную поврежденными и частично боеспособными кораблями, глупо. В итоге было решено удерживать седьмой флот в оперативном тылу и использовать его на наиболее перспективном направлении после первых боев. Князя это устраивало, Смолин разрабатывал план исходя из своего уровня информированности. Адмирал не знал, что рейдов в догонский сектор не будет. И необходимости в них тоже не будет.

После совещания князь Бравлин предложил Крамолину прогуляться перед обедом. Предложение было принято. Владимир Рюрикович был старым другом Бравлина, они сдружились много лет назад. Когда перспективный главный инженер одного из заводов концерна «Техстройконтакт» и не помышлял о наследстве в виде великокняжеского престола, а майор сектора контрразведки СГБ был занят исключительно отловом шпионов и не надеялся перебраться в кабинет на 38-м этаже с личным секретарем и линией правительственной связи. С тех пор многое изменилось, но они остались друзьями.

Яркое летнее солнце висело в зените. С небес на землю лился поток благодатной, животворящей энергии. Казалось, сам Даждьбог щедро одаривал планету своей живительной, яростной силой. Выйдя на боковое крыльцо малого терема, князь Бравлин невольно зажмурился от солнечного света. После подчеркнуто утилитарной обстановки коридоров терема и рабочего кабинета с мягким, льющимся из потолочных панелей светом двор показался ему наполненным жизнью. Полевые цветы и разнотравье газонов, густая листва деревьев и кустов по краям дорожек, фонтаны, все радовалось солнцу. Из кустов и крон деревьев доносились птичьи трели. На бортике небольшого бассейна вытянулась кошка. Животное, вальяжно развалившись на нагретом солнечным теплом граните, лениво следило за стайками рыбок в воде.

В десятке метров от этой идиллии посреди лужайки высился пятнистый купол боевого модуля зенитного комплекса. При виде этого музейного раритета Бравлин невольно улыбнулся, установленные в замке системы ПВО и ПКО не модернизировались двести лет. Просто со временем боевые модули, пусковые установки и антенны локаторов буквально вросли в архитектурный комплекс Детинца, и их решили оставить как памятники старины. Во время реконструкции были демонтированы все управляющие системы, погреба боезапаса и помещения боевых постов приспособили для других нужд, а все внешнее оборудование осталось в первозданном виде. То же самое касалось и трех массивных броневых башен с 356мм строенными орудиями, окружавших по периметру замок.

Сама княжеская резиденция представляла собой целый комплекс сооружений на одиноком холме в сорока километрах к северо-западу от Арконы. Первоначально Детинец выполнял функцию крепости, способной отразить как наземную, так и массированную воздушную атаку, и брал на себя функции обороны космического пространства над планетой. Это было еще в годы первопроходцев и основателей, первых граждан княжества. С тех пор опасность вражеского десанта на Голунь снизилась ниже расчетной, на пути неприятельских флотов стояли боевые эскадры русичей. Да и сама территория княжества расширилась на целые парсеки. Наземные форты были демонтированы или превращены в памятники первооснователям.

Вокруг Детинца расстилалась территория национального парка. Последние сто лет институты терраформирования и генетических исследований использовали заповедник как полигон для своих экспериментов. Благодаря чему в окрестностях Детинца можно было встретить самые причудливые растения, не встречающиеся больше нигде во Вселенной. Например, всего в трех километрах от замка на берегу небольшой речушки росла целая роща флюродонов. Деревьев с крупными белыми цветками, светящимися в темноте. В период цветения по ночам роща представляла собой сказочное, неописуемое зрелище. Княгиня Млава Глебовна любила бывать в роще в это время, иногда она брала с собой и Бравлина. Это место напоминало им о далекой юности.

Наконец князь прервал свои раздумья и бесцеремонно хлопнул по плечу идущего рядом директора СГБ:

– О чем задумался, Рюрикович?

– О жизни, Бравлин Яросветович, о жизни.

– Нашел время! О работе думать надо, – фыркнул в ответ князь.

– Работа была, есть и будет есть, – меланхолично отозвался Владимир Рюрикович, – а жизнь проходит. Вчера внуку годик исполнился.

– Да ты еще молодой! – воскликнул Бравлин и, заложив руки за спину, быстрым шагом направился к бортику бассейна. Кошка, мирно гревшаяся на солнце, подняла голову при приближении человека, но, решив, что князь не представляет для нее интереса, вернулась к созерцанию водной глади.

– Может, и молодой, да нельзя все время о работе думать, – буркнул Владимир, догоняя князя, – жизнь-то проходит. Я уже год, как дедом стал.

– Я уже шестнадцать лет как дед, – обернулся к собеседнику Бравлин, – и ничего, привык. Еще лет десять, и прадедом буду.

– Поздравляю, – саркастически усмехнулся Крамолин. Затем присел на край бассейна и почесал кошку за ухом. Животное перевернулось на спину и довольно замурлыкало.

– А может, ты и прав, – задумчиво протянул Бравлин, рассеянно глядя на снующие в бассейне стайки рыбок. – На самом деле – иногда надо расслабляться. Как эта котяра.

– Знаешь, послезавтра в Большом театре премьера. Будет «День зубра».

– Это по книге Стремникова? – поинтересовался князь, присаживаясь рядом.

– Да, говорят, интересная постановка. Надо сходить.

– Пошли, я беру Млаву, ты Раду, и идем. Вроде у меня там ложа до скончания веков зарезервирована, так что приглашаю.

– Прекрасно! Сначала в театр, потом заказываем столик в «Буревестнике» и сидим до полуночи. Я слышал, там новый шеф-повар, специально выписали из Кавасиони.

– Интересно, и чего ты не слышал, – Бравлин хитро подмигнул Владимиру. – А Кавасиони – это где?

– На Земле, между Турцией и Евразией.

– Великие боги! Какая глушь! – Бравлин патетически развел руками. – Интересно, а готовить он умеет?

– Говорят, умеет. Нечто особо уникальное, горское, с перцем. Я лично пока не пробовал.

– Значит, послезавтра попробуем. Иногда надо и отдыхать от работы.


предыдущая глава | Ограниченный конфликт | cледующая глава