home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Прошла зима. С наступлением тепла Стамбул ожил, зашумел, засуетился. Во все концы помчались чауши с приказом пашам и наместникам немедля собирать войско, идти к Едирнэ, то есть к Адрианополю, откуда открывалась прямая дорога на запад, в страну Золотого Яблока.

А летом зашевелилась вся империя.

Двор великого визиря в Эйюбе походил на громадный муравейник. Сюда непрерывно прибывали гонцы, приезжали визири, паши. Уже все знали, что султан станет во главе войска и сам поведёт его на неверных. Но подготовкой к войне руководил Кара-Мустафа.

Ворота Айвасары-капу, расположенные в городской стене на берегу Золотого Рога, не закрывались ни днём, ни ночью. От них начинался путь из Стамбула в Эйюб, загородную резиденцию великого визиря. Пожалуй, в то время, осенью 1682 года, никакая другая дорога в Османской империи не была так забита военными людьми и высшими сановниками, как эта.

Сафар-бей с Асен-агой — Арсеном не имели ни минуты, чтобы встретиться и поговорить. Сафар-бея Кара-Мустафа быстро отметил как способного, опытного чорбаджия и назначил своим секретарём, наделив его званием чауш-паши. Теперь Сафар-бей стал доверенным лицом великого визиря и от восхода солнца дотемна выполнял всяческие его поручения.

Арсен был рядовым чаушем, но ему тоже хватало хлопот. Неудержимый поток событий закружил его в своём вихре… Он очень обрадовался, когда однажды ночью его разбудил Сафар-бей.

— Асен-ага, вставай! Выходи во двор к колодцу. Я подожду тебя там. Надо поговорить…

Ночь была тёмная. С севера дул холодный порывистый ветер, изредка срывались крупные капли дождя, и тогда Арсен втягивал голову в плечи. Осторожно ступая, пристально всматривался в темноту.

Сафар-бей уже был на месте.

— Что случилось? — спросил Арсен. — Что-нибудь новое о Златке?

— Нет, все мои старания проникнуть к ней закончились неудачей, — тихо ответил Сафар-бей. — Похоже, мы не скоро увидим её…

— Почему?

— Завтра мы оставляем Эйюб…

Арсен схватил Сафар-бея за руку. Понял, что речь идёт о войне.

— Рассказывай!

— Сегодня я присутствовал при разговоре Кара-Мустафы с визирями и пашами… Зять султана, паша будский Ибрагим, в чьём подчинении пашалыки в Сербии и Восточной Венгрии, сообщил, что австрийский эрцгерцог Леопольд беспрерывно шлёт гонцов в Польшу к Яну Собескому, пытаясь заручиться поддержкой поляков. Но польские магнаты разделились на две партии — французскую и австрийскую. Последняя горой стоит за то, чтобы выступить на стороне Австрии в войне против Турции. Австрийскую партию поддерживает папа римский… А французская, во главе с королевой Марией-Казимирой, дочерью французского маркиза, против союза с Австрией. Говорят, в сейме споры доходят порою до рукопашных стычек и кровопролития.

— Это, конечно, на руку туркам, черт их забери! — выругался Арсен. — Пока магнаты в Варшаве будут таскать друг друга за чубы, Кара-Мустафа разгромит Австрию.

— Именно на это и рассчитывает великий визирь. И ещё — на поддержку графа Имре Текели, который возглавил венгров в их борьбе за освобождение Венгрии от австрийского владычества. Если Текели пойдёт на союз с турками, он, безусловно, сделает большую ошибку, бросив свою страну из одного рабства в другое, более страшное! Кара-Мустафа сразу же воспользуется поддержкой угорцев — нападёт на Австрию до того, как она найдёт себе союзников. Он так и сказал: «Мы разобьём их поодиночке: сначала Австрию, потом — Ляхистан, и тогда пол-Европы окажется в моих объятиях!»

Сафар-бей почувствовал, как пальцы Арсена впились в его предплечье.

— Ненко, мы обязаны что-то делать! — горячо зашептал казак. — Если турки разгромят Австрию и Польшу, они повёрнут на север, нападут на Киев… Нужно скорее сообщить в Москву, гетману в Батурин, а также королю польскому в Варшаву.

— Кто же это сделает?

Арсен помедлил с ответом.

— Придётся ехать мне… Больше некому.

— А Златка?

Казак тяжело вздохнул.

— Эх, удалось бы вырвать её из рук визиря! С какой радостью я умчался бы с ней на Украину!..

— Так, может, попросить воеводу Младена послать своих гонцов? — спросил после долгой паузы Сафар-бей.

— Нет! — решительно возразил Арсен. — Слишком важная эта весть, нельзя перепоручать её другому.

— Как же быть?

Арсен задумался. «Действительно — как поступить? Оставить Златку здесь, когда после долгих поисков появилась наконец надежда её освободить?! Но сколько ещё дней, недель, месяцев придётся ждать удобного случая для этого? И что произойдёт за это время? Не опустятся ли сабли османов на Австрию и Польшу, а затем на Киев и Москву прежде, чем он сможет оповестить о страшной опасности? Нет, Арсен, найди силы перебороть себя, пожертвовать самым дорогим ради отчизны!»

Сафар-бей тоже молчал, чувствуя, какая буря бушует в душе друга.

Наконец Арсен нарушил молчание:

— Поеду я! Так нужно, Ненко. А потом возвращусь… Если сумеешь один вызволить Златку, отправь её к отцу на Стару Планину… А если нет — ждите меня! Вернусь — освобожу или погибну!

Сафар-бей пожал Арсену руку.

— Ну, в дорогу! Да поможет тебе аллах!

— Так сразу?

— Завтра может быть поздно… Поедешь чаушем к молдавскому властителю. Бумаги я тебе приготовлю. Деньги — тоже. Правда, того, что дают чаушам, едва ли хватит на твой путь. Но я добавлю…

— Где ты их достанешь?

Сафар-бей похлопал Арсена по плечу, тихонько засмеялся.

— А добавлю я тебе от щедрот вельмож и пашей, приходящих к визирю. Желая задобрить меня, редко кто не приносит бакшиш. Не возьмёшь — вызовешь подозрение. Так уж тут заведено. Вот и приходится пользоваться своей «прибыльной должностью».


предыдущая глава | Шёлковый шнурок | cледующая глава