home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15.

Впервые в своей жизни Родан понял, что значит отчаяние. Без трансмиттера материи обратный путь им был отрезан. У них не было другой возможности убежать из лабиринта таинственных машин, в который они попали. Поиск вечной жизни окончился смертью.

Но этот прилив полного отчаянья продолжался всего несколько секунд. Мысль Родана снова заработала. Позитронный мозг не мог так ошибиться. Бессмертные, придумавшие эту загадку, ни в коем случае не могли хотеть, чтобы те, кто должен разгадать ее, плачевно погибли.

Но где было следующее задание, ожидавшее своего решения?

Их была тысяча, так говорилось в письменном послании. Какое из них было подлинным, решающим?

Родан вдруг понял, что исчезновение трансмиттера ни о чем еще не говорило. Они ни в коем случае не должны дать себя запутать. Избежать смятения тоже входило в стоявшую перед ними задачу. Не было сказано, что они должны решить их все, если раньше они найдут подлинную.

— Что теперь? — спросил Крэст с удивительным спокойствием. — Это конец?

— Это начало, — ответил Родан. Внутренне он надеялся, что не допускает ошибки. — Мы должны искать дальше.

— Теперь робот нам тоже не поможет, — заметил Булли. — Несуществующий трансмиттер даже он не сможет починить.

— Где-то должна быть скрыта другая возможность возвращения, — сказал Родан.

— Если бы мы по крайней мере знали, где находимся, — пожаловался Булли. — Может быть, мы внутри Феррола? Или на другой планете? Все еще в галактике Веги? Трансмиссия могла забросить нас в конец Вселенной.

— Возможно, — согласился Родан. — Мы можем быть везде и нигде. Будь мы на Ферроле или на расстоянии тысячи световых лет, путь назад ведет только через трансмиттер материи. Поэтому мы должны найти другой, если не появится прежний.

Впервые в разговор вмешалась Бетти.

— Трансмиттер исчез точно в тот момент, когда был разрушен второй робот.

Родан с удивлением посмотрел на нее. Она усиленно о чем-то думала. Он улыбнулся.

— Конечно, мы почти забыли об этом. Оба робота отключили контакт, когда они уже не существовали как работающие машины. Исчезновение трансмиттера означает, что мы на шаг приблизились к цели.

Это звучит парадоксально, но вывод логичен. Бетти, ты намного продвинула нас вперед.

— Я ничего в этом не усматриваю, — сказал Булли.

Родан пошел, а за ним последовали остальные.

— Откуда позитронный мозг знал, что нам потребуется Бетти? — спросил он арконида.

Крэст не ответил.

Проход стал шире. Пустая цокольная плита с наклонной ступенью указывала место, где стоял робот. Точно над ним все еще светился шар, принявший на себя те ужасные молнии. Видимо, они привели робота в действие. Молнии появились после того, как их уловил автоматический телепат. Одно действие вызвало второе, это была своего рода контролируемая цепная реакция.

Какое событие последует за исчезновением трансмиттера? Им не пришлось долго ждать ответа на свой вопрос.

Булли стоял в середине расширяющейся части прохода. Здесь не так чувствовалась жара, хотя уже во всем зале стало теплее. Машин поблизости не было. Только справа покоился массивный металлический блок объемом примерно в один кубический метр. Он был абсолютно гладким и бесшовным. На нем стоял странный прибор.

У Родана было не очень много времени на то, чтобы рассмотреть его поподробнее. Он только заметил различные рычаги управления, шкалы и кнопки. Очень отдаленно загадочное сооружение напоминало кинокамеру. Впечатление усиливал овальный объектив.

Без всякой видимой причины Булли вдруг издал страшный крик, перешедший в протяжный рев. Он выкрикивал непонятные слова, а потом начал проклинать себя и весь свет. При этом он поднял руки, словно хватаясь за что-то невидимое.

Родан резко остановился.

— Что случилось? — крикнул он своему другу. — Ты попал в энергетическое поле? Я ничего не вижу…

Его утверждение было сигналом. Теперь они все увидели это.

Вокруг Булли образовалась из пустоты похожая на туман завеса, она бесцельно кружилась вокруг фигуры человека, постепенно приобретая форму спирали, которая начала последовательно окутывать Булли. Она кружилась все быстрее и приняла вид компактной массы. Булли уже не стало видно, но его крики беспрепятственно проникали сквозь странный заслон.

— Стой абсолютно спокойно! — закричал Родан. — Тебе больно?

— Я вообще ничего не чувствую! — растерянно крикнул Булли. — Но эта штука не пускает меня! Заберите меня отсюда!

Родан молниеносно сообразил. Он одним прыжком оказался у металлического куба. Странная камера — или что бы там ни было — бросала ему вызов.

Словно поднимаясь с большой глубины на поверхность, в Родане всплыло почти забытое воспоминание; или это было только игрой воображения? Где-то, когда-то он уже встречал этот стоявший здесь прибор, по крайней мере теоретически знал его.

Гипнообучение. Оно дало ему знания арконидов. Если воспоминание шло оттуда, то Крэст должен знать больше.

Он обратился к аркониду.

— Крэст! Вспоминайте быстрее! Что это здесь такое? Я знаю это по гипнообучению. Оно имеет какое-то отношение к разматериализации. Пятимерность. Известно арконидам только теоретически. Подумайте! От этого все зависит.

Прежде чем Крэст успел ответить, Бетти сказала:

— Думать быстрее, чем говорить. Крэст понял ваш вопрос, Родан. Прибор — это фиктив-трансмиттер, описанный арконидами как теоретически возможный, но никогда не опробованный на практике. Он работает по принципу пятимерной размерной геометрии. Механическая телепортация при помощи чувствительных импульсных лучей. С его помощью можно телепортировать вещи, находящиеся как угодно далеко.

Крэст молчал. Что он мог теперь сказать, когда Бетти уже высказала все его мысли?

Однако, Родан облегченно вздохнул. Его мозг работал с бешеной скоростью.

Булли затих. Может быть, ему не хватало дыхания. Он неподвижно стоял внутри дико вращающейся энергетической спирали и ждал, что какое-то чудо высвободит его оттуда. Его ноги висели примерно в десяти сантиметрах от металлического пола. Он не подчинялся законам гравитации.

Не раздумывая, чисто инстинктивно Родан ударил сжатым кулаком по тому рычагу «камеры», который начал матово светиться. На сей раз неизвестные дали ему подсказку. Может быть, они тоже считали задание достаточно сложным.

Сначала произошло нечто странное. Камера развернулась. Объектив смотрел теперь на Булли, следившего за происходящим широко открытыми глазами, хотя видеть он мог немного. Переливающаяся завеса кружащей вокруг него энергетической спирали частично мешала ему смотреть.

Одна из кнопок загорелась красным цветом, одновременно движение разворота прекратилось. Не медля, Родан нажал на кнопку. В кубе загудело. Родан абсолютно отчетливо почувствовал, как вибрирует пол у него под ногами.

Булли вскрикнул. Он отчаянно извивался, пытаясь выйти из нематериальных тисков.

Бетти Тауфри стояла неподвижно, прислушиваясь к самой себе. Казалось, она чего-то ждала.

Танец спирали стал медленнее. Похожая на туман завеса стала менее интенсивной, более прозрачной и слабой. Она исчезала с каждой секундой.

Булли, упав с десятисантиметровой высоты, опустился на колени. Он был смертельно бледен, его лицо было искажено. Красноватые волосы на его голове стояли дыбом и, казалось, дрожали от возбуждения. Его губы произнесли только одно слово, нехорошее слово. Оно не выражало благодарности, которую он, собственно говоря, должен был бы сейчас испытывать.

Но этим дело не кончилось.

Едва Булли почувствовал твердую почву под ногами, а Родан возможность облегченно вздохнуть, как цепная реакция событий продолжилась.

У Булли за спиной находилась задняя стена машинного помещения. Эта стена была гладкой и ничем не прерывалась. Теперь она начала растворяться. Она должна была быть металлической и очень толстой. Стена изменила окраску и стала молочного цвета. Она начала растекаться, словно ее прочная материя превращалась в газообразное вещество. Теперь она напоминала энергетическую спираль, также становясь слабее, а потом неожиданно исчезла.

Зал стал вдвое больше. Перед глазами присутствующих находилось продолжение тайны, та часть помещения, которая до сих пор была скрыта от их глаз.

Сначала показалось, что второй зал не слишком отличался от первого, но потом Родан заметил, что в нем было гораздо меньше машин. Центральной точкой различных цокольных плит и кубических блоков, закругленных корпусов и спиральных колонн был шар, покоившийся на тонких и кажущихся хрупкими подставках на массивном прямоугольном подиуме. Его диаметр составлял не более пяти метров и на первый взгляд напоминал «Звездную пыль II» в миниатюре.

Шар не был гладким, как скоро установил Родан. Он имел выступы и выпуклости, неровности в виде выдвинутых антенн и надстроек. Родан обнаружил одну вещь, которая показалась ему знакомой: на передней стороне мощного металлического носа был насажен огромный овальный объектив, переливающийся всеми красками радуги и, казалось, смотревший на него.

— Фиктив-трансмиттер, — нерешительно пробормотал он.

Стоявший рядом с ним Крэст неуверенно кивнул. Остальные молчали и не двигались. Булли все еще был бледен. Энн Слоан, отдохнув, держала маленькую Бетти за руку. Джон Маршалл смотрел на шар, полузакрыв глаза.

Только арконический робот безучастно стоял позади группы, ожидая приказов, которых не было. Хаггард был рядом с ним.

Родан вышел вперед и первым пересек то место, которое еще несколько секунд тому назад было непроходимым, так как здесь стояла прочная стена из металла. Материя была устранена небольшим трансмиттером.

Следующая подсказка?

Родан знал это, но он знал также другое: от них ждут, что в исчезновении стены они увидят как бы приглашение.

Только, когда Джон Маршалл и Бетти Тауфри перешли невидимую границу, стало автоматически ясно следующее звено цепочки событий. Оба телепатически одаренные мутанта резко остановились. Энн Слоан сразу отпустила руку Бетти.

Крэст крепко держал Родана за руку. Оба мужчины мгновенно поняли, что телепаты уловили новое послание, которого они сами не могли слышать или воспринимать.

Воцарилась почти нереальная тишина. Было слышно только тяжелое дыхание людей. Булли сопел. Постепенно краска возвращалась на его бледное лицо.

Вдруг Бетти кивнула Маршаллу.

— Вы поняли, Джон? Тогда говорите.

Австралиец провел рукой по глазам, словно хотел отогнать что-то. Потом сказал медленно и многозначительно:

— Это новое послание. Оно гласит: «С этого момента у вас есть пятнадцать минут, чтобы покинуть это место. Но вы найдете свет только в том случае, если сможете вернуться». Это все. Больше ничего не сообщалось. Это говорил телепатический суггестивный голос.

— Только, если мы сможем вернуться, — неуверенно пробормотал Родан, когда его блуждающий взгляд упал на шар. Фиктив-трансмиттер. — И всего пятнадцать минут?

— Уже только четырнадцать! — Это были первые слова Булли со времени его происшествия с энергетической спиралью. — Это может оказаться веселым.

Едва слышное поначалу гудение, доносившееся сзади, усилилось, превратилось в ритмичную вибрацию и стало таким мощным, что в ушах зазвенело. Приходилось кричать, чтобы услышать друг друга. Одновременно помещение пересекли яркие молнии, распространяя сильный запах озона и постоянно повышая температуру. Воздух стал удушливым.

Раздался удар гонга, он повторялся через определенные промежутки времени, словно отсчитывая быстро убегающие секунды.

— Еще двенадцать минут, — сдержанно пробормотал Крэст. Никто не мог его понять.

Шум стал слишком громким.

Хаггард до сих пор держался в тени, не обращая на себя внимания. Родан почти забыл, что медик принимает участие в экспедиции. Даже его помощь Энн Слоан осталась незамеченной. Но теперь, когда присутствующими грозило овладеть нервное напряжение, могущее привести их нервному срыву, вмешался Хаггард. Он был не просто медиком, но и прекрасным психологом.

— Причин для волнения нет! — крикнул он Родану в ухо. Увидев горькую улыбку Родана, он добавил: — Они хотят испытать нашу психическую выносливость! Это война нервов! Наследники бессмертных должны быть не только носителями высшего познания, но и быть физически здоровы. Это отвлекающий маневр, я считаю.

— Вы так считаете? — крикнул Родан в ответ. Он бы охотно зажал себе уши.

— Я уверен! — Хаггард кивнул. — Ищите возможность возврата, больше ничего. Не обращайте внимания на шум и молнии. Жара станет нестерпимой только тогда, когда пройдут объявленные пятнадцать минут.

— Еще всего десять минут! — сказал Маршалл, озабоченно следивший за разговором. — Нужно поторопиться.

Родан не ответил. Он подошел к шару ближе и заметил, что тот является не совсем точной увеличенной копией прибора в другом зале, с помощью которого он устранил энергетическую спираль и стену. Первое его использование было подсказкой, не более. Он должен был воспользоваться этой подсказкой, чтобы совершить здесь подобное действие. Но что нужно было телепортировать?

Ответ пришел мгновенно: его и остальных.

Огромный фиктив-трансмиттер не имел отверстия. Шар был цельным или, в крайнем случае, заполнен аппаратурой. В трансмиттер не входили, он телепортировал с помощью создаваемого им пятимерного чувствительного импульсного излучения.

Чтобы привести его в действие, имелась одна единственная кнопка. Она была большой и размещена в заметном месте на цоколе.

На мгновение у Родана зародилось сомнение. Решение казалось ему слишком простым. Ему следовало только подойти и нажать на кнопку. Его интуиция подсказывала ему, что эта кнопка вводила команду возврата, но его разум в то же время заставлял его задуматься о том, что эти трудности не соответствовали бы тому уровню галактической загадки, который сохранялся до сих пор.

Но где был заслон?

— Еще восемь минут! — отчетливо предупредил Маршалл.

Стало жарко. Молнии все еще с треском пролетали над их головами. Удары гонга стали громче и раздавались через более короткие промежутки времени. Где-то снова послышались шаги приближающегося робота.

Еще семь минут.

Родан решился. Ему нечего было терять, а победить он мог.

— Стойте! — крикнул он, чтобы пересилить шум. — Чувствительные лучи бомбардируют все, что находится в этом зале или только органическую материю. Этого я не знаю.

Только теперь он увидел то, на что до сих пор не обратил внимания. Может быть, это появилось только что. Красная кнопка все еще горела. Она не изменилась. Но Родану казалось, что она мигает. Так, словно на нее лег невидимый стеклянный колпак.

— Черт возьми! — неслышно проворчал Булли. — Осталось ровно пять минут! Если мы не поторопимся…

Родан догадывался, что говорили шевелящиеся губы Булли. Он не мог больше медлить ни секунды.

Не оборачиваясь, он пошел к шару. Подиум был высотой по грудь. Вставленная красная кнопка находилась точно на уровне внимательных глаз Родана. Его тело закрывало теперь источники света, а также свет молний. Стеклянный колпак как будто исчез.

Он принял решение мгновенно.

Он протянул руку к кнопке, на лбу у него выступили первые капли пота. От следующей секунды будет зависеть судьба всех их. Или они вернутся обратно в Торту, или им суждено погибнуть в этом аду безжалостных автоматов.

За пять сантиметров до кнопки рука Родана наткнулась на гладкий, холодный и невидимый барьер. На ощупь он был стеклянным, но Родан сразу же понял, что это не просто обычное стекло. Странное вещество вибрировало, как живое. Родану казалось, что по его телу проходит слабый ток.

Он не смог дотронуться до кнопки.

— Еще три минуты!

Булли орал так громко, что его голос перекрывал гудящий гонг. Впервые, как показалось Родану, в словах Булли чувствовалось подлинное отчаянье и беспомощность. Последний шанс был упущен.

До спасительной красной кнопки было всего десять сантиметров, но она была недосягаема. Энергетический колпак создавал непреодолимое препятствие. Не было такой руки, которая могла бы прорваться сквозь эту стену.

Воздух стал таким удушливым, что дыхание давалось с трудом. Бетти задыхалась, ей не хватало кислорода. Шум приближающегося робота стал более громким и зловещим.

— Проклятье! — выкрикнул Булли. — Еще девяносто секунд!

Еще девяносто секунд до вечности. Они хотели искать вечность — вечную жизнь. Теперь им осталась только вечная смерть. Достигли ли они своей цели?

Неожиданно вспышки молний прекратились. Гонг еще звучал, но тихо и приглушенно. Шаги робота стихли.

Они различили неслышный голос, говоривший с ними. Он раздавался из пустоты, образуя в их мозгу смысловые понятия. Так могло бы быть, если человек телепат. Но не только оба телепата, но и все остальные поняли послание:

«У вас осталось только несколько мгновений! Используйте высшее познание, или вы погибли!»

Родан крикнул в крайнем возбуждении:

— Бетти! Красная кнопка! Нажми ее, быстро!

Девочка сразу же поняла. Ни одна человеческая рука не могла дотронуться до кнопки, но если лучи света проникали сквозь энергетический заслон, то и телекинетические потоки мыслей «высшего познания» были в состоянии сделать это.

Когда Булли с иссякающей надеждой выкрикнул: — Еще только тридцать секунд! — Бетти, собрав все силы, на какие была способна, нажала на кнопку.

Родан отчетливо видел это. Словно движимая рукой призрака, кнопка погрузилась в панель. Внутри огромного шара сразу же были восстановлены контакты. Потоки энергии пришли в движение. Весь сложный и поначалу непостижимый процесс был запущен в действие, и остановить его было уже нельзя. Когда истекли последние секунды отпущенного срока, снова засверкали молнии. Вновь загудел гонг. С шумом задвигался робот. Жара стремительно нарастала и через несколько секунд стала невыносимой.

Воздух лишился остатков кислорода.

Все чувствовали, как в их суставах возникает тянущая боль. Предметы исчезли у них на глазах, а шар стал пустотой.

Они разматериализовались и пронеслись сквозь пятое измерение. Они уже не чувствовали, как огромный машинный зал и фиктив-трансмиттер испарились во внезапно наступившем аду цепной атомной реакции.

Темнота.

А в ней — переливающийся водоворот красок и вспыхивающие молнии. Тянущая боль во всех суставах. Бесконечное падение в нескончаемые пространства. Жуткое одиночество в вечности. Никакого холода, никакой жары — собственно говоря, только пустота.

И в ней — «Нечто»: сознание.

Время? Оно потеряло свое значение и стало абсолютной абстракцией. Секунды — годы — миллионы лет.

Расстояние? Его больше не существовало. Мили — световые годы — миллиарды световых лет.

И неожиданно снова настоящее.

Родан чувствовал, как отпускает тянущая боль. Широко раскрытые глаза снова начали видеть. Он ощутил под ногами твердую почву. У него снова было тело.

Он продолжал прислушиваться. Сначала донесся возбужденный голос Булли.

— Мы сделали это! Склеп! Перри, мы снова в склепе!

Теперь Родан тоже увидел.

Сквозь решетку старого привычного трансмиттера он увидел подземный зал в Торте. Трое из четырех его мутантов стояли рядом друг с другом у входа. Их лица выражали явное изумление.

Сам не зная, почему, Родан бросил взгляд на часы.

Они были в мистическом машинном зале в общей сложности четыре часа.

Ему они показались вечностью.

Нажатие кнопки, и дверь трансмиттера распахнулась.

Африканец Рас Чубай подошел к Родану, когда тот первым вышел из клетки.

— Вы уже вернулись? — с удивлением спросил он.

Родан почувствовал, как в нем нарастает недоумение. — Что это значит, Рас?

— Вас не было всего несколько минут.

Родан скрыл свое удивление. Он невозмутимо сказал:

— Сравним часы, Рас.

Телепат посмотрел на свои часы.

— Ровно 10 часов тридцать минут нормального земного времени.

Родан медленно поднял руку, чтобы посмотреть на хронометр. Он так и думал. Стрелки показывали 14—25. — Едва вы ушли, — рассказывал Рас, — появился робот, телепортировался с помощью трансмиттера на базу и через три минуты вернулся с Бетти. Он только что снова вошел в склеп. Еще не прошло и минуты.

Другие тоже только что вышли из трансмиттера. Кроме Крэста, никто не понимал ни слова из того, о чем говорилось. Они физически прожили четыре часа — менее чем за пять минут.

Дуновение, предчувствие вечности?

Энн Слоан вдруг вскрикнула. Она вместе с Маршаллом последней вышла из трансмиттера и случайно взглянула вверх.

Наверху, прямо под потолком, висел небольшой светящийся шар. Диаметром он был не более десяти сантиметров. Он медленно и равномерно пульсировал. При этом от него исходили приглушенные удары гонга, идентичные с ударами гонга в только что покинутом ими машинном зале.

Родан вздрогнул, услышав крик Энн Слоан. Он увидел шар и застыл на месте.

Свет?

В послании говорилось о свете, который они найдут только тогда, когда вернутся. Теперь они вернулись. Светящийся шар должен быть светом. Но что он должен означать?

Шар сиял так сильно, словно горел огнем. Он начал бесконечно медленно опускаться. Родан интуитивно почувствовал, что и здесь должно существовать ограничение во времени. До сих пор неизвестные постоянно ставили условием выполнение задания за определенный промежуток времени.

Волосы Булли снова были в беспорядке. Свет сияющего шара отражался от их рыжины, и в какой-то момент создалось впечатление, будто голова Булли горит. Родан только на несколько секунд отвлекся от странного действа, а потом спросил:

— Бетти, ты что-нибудь слышишь? Может быть, это телепатическое послание. Маршалл, вы тоже не слышите?

Оба мутанта покачали головой.

Несмотря на свои удары гонга, шар молчал.

Крэст, прищурившись, наблюдал за ним.

— Он состоит из энергии, это несомненно. Но я не думаю, что она существует сейчас и здесь. Он горит, но не излучает тепла. Холодный свет.

Булли пришлось отступить на шаг в сторону, так как шар еще больше опустился и чуть было не приземлился у него на голове. Все еще слышались глухие удары гонга. Они смотрели на шар, задававший им новую загадку. Казалось, они принесли с собой ужасы машинного зала, которых они благополучно избежали.

Родан обратился к Энн Слоан:

— Вы можете остановить или повернуть шар?

Телекинетик попыталась сделать это, но на сей раз ее возможностей не хватило. Не обращая внимания на ее усилия, шар опускался ниже, таинственно пульсируя и издавая тихие, монотонные удары гонга. Они звучали, как уход в море вечности драгоценных секунд.

Теперь шар висел уже прямо перед лицом Булли, который отказывался отойти хотя бы на шаг. Он плотно прикрыл глаза, чтобы выдержать сияние. Шар висел не более чем в двадцати сантиметрах от него. Он не чувствовал тепла.

Но зато он кое-что увидел.

Может быть, причиной тому была непосредственная близость, позволившая ему первым заметить темный длинный предмет внутри шара. Примерно так выглядели под электронным микроскопом обычные одноклеточные организмы — прозрачная круглая масса, а в середине темное пятнышко.

Это темное нечто могло иметь в длину около пяти сантиметров.

Прежде чем Родан или кто-либо другой поняли, что собирается сделать Булли, тот уже действовал. Отбросив все свои сомнения, Булли схватил светящуюся массу шара, чтобы спрятать темное пятнышко. Он был твердо уверен, что нашел ожидаемое послание.

Ход его мыслей не был нелогичным. Свет был им предсказан. Этот шар был собранным воедино холодным светом. В нем находился темный предмет, который не мог быть ничем иным, как капсулой. Посланием со следующим заданием.

Мысли Булли внезапно были прерваны.

Едва кончики его пальцев коснулись сферы светящегося шара, как вспыхнули короткие цветные молнии, исчезнув у Булли в руке. Одновременно с этим — Родан увидел это с бесконечным изумлением — волосы Булли засветились. Встав дыбом, они, казалось, превратились в полярное сияние.

По растерянному лицу Булли можно было догадаться, что он не слишком уютно чувствует себя в этой роли. Он отдернул руку от шара и, как одержимый, заскакал по склепу. При этом он размахивал руками, словно хотел вытряхнуть из своего тела все электрические единицы.

Шар беспрепятственно опускался ниже и висел уже всего в полутора метрах от пола. Родан догадывался, что если бы они до него дотронулись, произошла бы катастрофа. Но в то же время, было бы достаточно жалко, если бы он исчез. Тем временем Родан тоже увидел темную капсулу, которую пытался схватить Булли.

Бетти Тауфри сменила Энн Слоан, пытавшуюся телекинетически остановить шар. При этом она сосредоточилась скорее на капсуле, потому что предполагала, что та находится в настоящем времени и в трехмерном пространстве. Но скоро она поняла, что и ей это не удается. Шар неудержимо опускался все ниже.

Тем временем Булли успокоился. Он наблюдал за светящимся шаром, словно тот был его личным врагом.

— Он напустил на меня немало страха. А поначалу был миролюбивым, — признался он.

Родан посмотрел на него с внезапным интересом.

— Что ты имеешь в виду? Что значит: миролюбивым?

Булли кивнул головой.

— Да, миролюбивым. Удары током были позже. Сначала это напоминало скорее легкое прощупывание. Было такое впечатление, что из шара в мои пальцы поступает слабый ток, кружит по телу, а потом возвращается обратно в шар. И только после этого начался фейерверк. Собственно говоря, очень больно мне не было. Я думаю, со временем к этому можно было бы привыкнуть.

Вот как? — задумчиво спросил Родан и увидел, что шар дошел до метровой отметки. — Прощупывание? Может быть, именно это и было, кто знает. Ты ему не понравился.

— Возможно, ты ему понравишься, — рассерженно сказал Булли, тоже сразу же задумавшись. Он окинул лицо Родана коротким взглядом, а потом посмотрел на шар. — Если мы оба думаем об одном и том же, Перри, то этот момент скоро наступит.

Родан кивнул.

Риск был не очень большим, так как Булли тоже перенес соприкосновение с шаром. Неизвестные, пославшие его к ним, не были злыми. Но они обладали странным юмором. Они играли жизнью их возможных потомков, никогда не угрожая ей прямо и непосредственно.

Если Булли перенес испуг без вредных последствий, то он, Родан, тоже смог бы это сделать. Он был предупрежден. С другой стороны, описанное Буллем прощупывание означало подсказку, которую нельзя было упустить из вида. Может быть, Булли не обладал нужной структурой мыслей.

Шар висел в восьмидесяти сантиметрах от пола склепа, когда Родан решительно нагнулся и прочно схватил его.

Уже при первом прикосновении он почувствовал легкое течение слабого электрического тока, идущего по его телу. Однако, молний не было.

Свет был действительно холодным, как убедился Родан. Первоначальное прохождение тока прекратилось. Теперь все чувства отсутствовали.

Но кончики пальцев наткнулись на что-то твердое и предметное. Капсула — если это была она — несомненно, была трехмерного характера.

Родан легко смог взять ее большим и указательным пальцами. Она была холодной.

Без помех он вынул ее из шара.

Это была металлическая капсула длиной пять сантиметров и толщиной в один сантиметр. Это было послание света.

Он вздохнул и отошел назад. Теперь, когда у него была капсула, к нему вернулись покой и самообладание.

— Будет лучше, если мы теперь уйдем из склепа, — сказал он остальным. — Понаблюдаем от входа, что станет с шаром. Удары гонга прекратились.

Это было единственным изменением. В остальном все осталось прежним. Шар светился, как и раньше, медленно опускаясь, и наконец коснулся гладкого, каменистого пола склепа. В это время Родан и его спутники отошли ко входу большого подземного зала. Напряженно, полные ожидания, они смотрели, что сейчас произойдет.

Шар коснулся пола и — опустился в него.

Словно его и не было, он прошел сквозь пол точно так же, как опускался до сих пор. Теперь на камнях лежало уже только светящееся полушарие, становившееся все меньше. Это отдаленно напоминало заход солнца. Так выглядело солнце, опускаясь в море. А потом погасло последнее свечение.

Шар исчез.

— Фантастика, — восхищенно пробормотал Крэст. — Оно вернулось в свое измерение. Если бы вы не вынули капсулу, она исчезла бы сейчас вместе с шаром.

— Да, — подтвердил Родан. — А вместе с ней решение галактической загадки или, по крайней мере, одного из частей задания.

— Вы считаете, это еще не конец?

Родан пожал плечами.

— Может быть, позитронный мозг ответит нам на этот вопрос. Идемте.

Выходя, он наклонился, чтобы выключить генератор, удерживающий склеп в настоящем времени. Едва смолкло тихое гудение прибора, трансмиттер и металлические сундуки исчезли, словно их никогда и не было.

Подземное сооружение было пустым и одиноким.


Небольшая группа спешно вернулась на «Звездную пыль II».

Капсулу, которую Родан извлек из светящегося шара, удалось легко открыть. В ней находился свернутый листок из неизвестного материала, покрытый светящимися изнутри знаками. Некоторые из этих знаков показались Родану знакомыми, другие были неизвестными и таинственными. Позитронный мозг уже в течение пяти часов работал над расшифровкой. Это были часы ожидания и надежды.

Потом поступил разочаровывающий ответ.

— Послание зашифровано, — сообщал позитронный мозг. Оно передано далее в специальный отдел. Результата можно ожидать не ранее, чем через несколько дней.

Крэст, Тора и Булли как раз вошли в центральный пост управления и услышали прозвучавшие механические слова мозга.

— Проклятье! — проворчал Булли. — Вместо решения они задают нам новую загадку!

Родан сидел за огромным пультом управления, наблюдая некоторое время за пляшущими лампочками время от времени вспыхивающих сигналов и прислушиваясь к необъяснимому гудению, проникающему сквозь стены из арконита.

Позитронный мозг работал. Он найдет ответ. Родан не сомневался в этом.


предыдущая глава | Бессмертие | cледующая глава