home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18.

На Торта, правителя всех ферронцев, доставленные с Земли товары произвели большое впечатление. Его торговые организации заработали, и таким образом, не только Родан, но и Торт совершил самую большую сделку в своей жизни. Были установлены первые торговые связи землян с народом другой планеты.

Родан передал майору Дерингхаусу задание по осуществлению разгрузки предметов торговли. Он ощущал внутреннее беспокойство и знал, что виной тому была неопределенность. Едва Дерингхаус покинул свою кабину, Родан велел позвать Булли, Крэста, Тору, Хаггарда и Джона Маршалла, телепата. Ничто не могло удержать его от того, чтобы сегодня же не спуститься в склеп под Красным дворцом. Но было несколько моментов, которые он хотел обсудить со своими сотрудниками.

— Мы все помним о расшифрованном послании, — начал он свое сообщение и поднял листок с текстом, который передал им позитронный мозг всего неделю тому назад. — Он содержит в себе три пункта, на которые мы должны обратить внимание. Во-первых, бессмертные говорят о секундах, которые прошли. Сегодня мы могли бы предположить, что эти секунды длились ровно девять тысяч девятьсот восемьдесят пять лет. Это вроде бы ясно. Далее послание приказывает: «Найди его — человека, который восхищался машинами познания — и спроси его». Тут возникает проблема: что при этом имелось в виду? Человека мы нашли, вернее, его имя. Но как я могу спросить кого-то, кто умер десять тысяч лет тому назад? Я должен признать, что не могу решить этой части задания. Далее говорится, что я должен придти в склеп, чтобы спросить его. Это доказывает, что с помощью пятого измерения имеется возможность задать вопрос мертвому. Не спрашивайте меня, как это может быть возможно, я и сам этого не знаю. Во всяком случае, мы скоро узнаем это. Потому что я не иду в склеп, не зная имени человека: Керлон. Еще кое-то в послании бросилось мне в глаза…

Он сделал короткую паузу и посмотрел на своих друзей. Тора с интересом слушала, и Родан подумал, что в ее глазах читается что-то вроде восхищения. Крэст спокойно ждал, так же, как Хаггард и Маршалл. Только Булли ерзал на своем стуле, словно сгорая от нетерпения.

Родан продолжал:

— В послании дословно говорится:»… для меня секунды». Я подчеркиваю: для МЕНЯ секунды! Из этого можно сделать вывод, что есть только один бессмертный.

В кабине надолго воцарилась абсолютная тишина.

Тора слегка приоткрыла рот, Булли опасно широко раскрыл глаза. Хаггард и Маршалл заговорили одновременно:

— Только ОДИН бессмертный? Но это же парадокс! Это невозможно!

— Возможно, — холодно ответил Родан. — Это вполне возможно, и я хочу сказать вам, почему. Тогда, когда бессмертные высадились на Ферроле, они еще существовали как народ. Потом они решили уйти из галактики. Причины неизвестны. Одновременно с этим их настигла катастрофа, несмотря на бессмертие, погубившая их. Остался только один. Он не хотел сохранить свою тайну для себя одного и решил найти достойного преемника. Он придумал галактическую загадку. Тот, кто решил бы ее, мог рассчитывать на бессмертие. След он оставил, видимо, позднее, чем мы первоначально предполагали. Мы отыскали его и с тех пор идем по нему. Нет, я не вижу ничего парадоксального в том, чтобы с этого момента говорить об ОДНОМ Бессмертном.

— Только ОДИН Бессмертный, — задумчиво пробормотал Крэст. — Это более чем фантастическое предположение. Это невероятно!

— Что это должно быть за существо? — тихо спросила Тора. — Существо, задающее нам загадки, для решения которых требуется необыкновенный разум и знания гигантского позитронного мозга? Существо, управляющее временем.

— Да. — Согласился Родан с серьезным видом. — Оно управляет временем. Поэтому оно бессмертно. Мы пойдем в склеп и потребуем ответа. Сегодня же.

Крэст сделал озабоченное лицо.

— Без мутантов?

— Мы возьмем Джона Маршалла и еще, может быть, Энн Слоан.

— А нашего робота! — вставил Булли.

Все знали, что он имел в виду. Они обучили одного из роботов путем прямого подключения к позитронному мозгу.

— Хорошо, — сказал Родан. — Меня будут сопровождать Крэст, Булли, Маршалл, Энн Слоан, доктор Хаггард и робот. Тора, вы как будто бы не проявляете желания принять участие в операции?

Их взгляды встретились. Родан видел, что из упрямства она охотно пошла бы с ними, но потом в ней победила ее женская осторожность.

— Если вас будет сопровождать Крэст, наверное, будет лучше, если я останусь. Так сказать, в качестве фактора надежности.

Булли спросил:

— Почему бы нам не взять с собой еще одного мутанта? Хотя бы телепортанта Раса Чубая и Ральфа Мартена.

Родан согласился, и началась подготовка к выходу.


Бессмертный, по следу которого они шли, в незапамятные времена создал под дворцом правителя ферронцев лучевой склеп. Он был невидим обычному глазу и состоял из сфокусированных радиоволн очень далеких радиозвезд. Только генератор арконидов смог нейтрализовать эти радиоволны. Склеп вернулся в настоящее и стал предметным и трехмерным.

Родан нажал на кнопку и запустил генератор. Почти в тот же миг картина, представшая их взору, изменилась. Там, где до этого было пустое, полутемное сооружение, возник теперь мерцающий шар. Казалось, он появился из пустоты и постепенно снова растворялся. Зато стали видимыми предметы, которых до этого не было в просторном сооружении. Однако, трансмиттера материи не было.

Там, где он раньше находился, стояло только кресло.

— Кресло представляет собой связь с Бессмертным, — предположил Крэст. — Любой из нас может сесть в него, Родан, потому что каждый из нас знает имя того человека, который восхищался трансмиттерами.

— Я сделаю это, — решил Родан. — Если кто-то должен рискнуть, так это я. Крэст, ждите здесь с остальными. Внимательно наблюдайте, что произойдет, и поспешите мне на помощь, если это будет необходимо.

Булли хотел что-то сказать, но промолчал, явно пересилив себя. Его губы были плотно сжаты в узкую линию. На лбу у него выступили мелкие капли пота.

— А если вы исчезнете? — спросил Рас Чубай.

Родан бросил на африканца быстрый взгляд.

— Тогда идите за мной. Ведь вы же телепортант?

Мутант криво улыбнулся.

— Я могу преодолевать пространство, но не время.

Родан не ответил. Он быстрым движением подошел к креслу. За те немногие секунды, которые потребовались ему, чтобы пройти несколько метров, он заметил все особенности кресла.

Вместо обивки была видна гладкая металлическая поверхность. Спинка тоже была из металла, отливающего бирюзой. Несколько громоздкие ножки стояли вертикально к полу и, казалось, вдавались в него. Сиденье было необычно массивным.

Родан помедлил.

Что произойдет, если он сядет? Послание предупреждало его и велело придти сюда только тогда, когда он будет знать имя того человека, который восхищался трансмиттерами. Теперь он знал имя. Тем самым он выполнил поставленное условие.

Сделав последний шаг, он подошел к подиуму и сел в подготовленное кресло.

Металл был теплым, словно еще несколько минут тому назад на нем кто-то сидел. Больше ничего не ощущалось. Но пока Родан ждал чего-то, оно уже произошло. Это случилось молниеносно и неожиданно.

Под ним загудело, словно заработала машина. Все кресло завибрировало. Одновременно с этим засветился энергетический экран. Он окружил Родана, кресло и подиум. Крэст, Булли и остальные видели Родана будто сквозь тонкую завесу. Внезапно все звуки смолкли. Он был один под энергетическим куполом, отрезанный от внешнего мира.

Вокруг него стало темно. Только экран флюоресцировал, но света было мало. Родан чувствовал, как что-то начинает проникать в его мысли. Он инстинктивно сопротивлялся этому, но скоро сдался. Какой смысл избегать вопросов, которые будут поставлены его подсознанию? Он даже не знал, сможет ли ответить. Он полностью перестал сопротивляться при мысли о том, что этим он может только навредить себе. Он чуть ли не с облегчением почувствовал, как чужой мгновенно овладел им.

Прошло несколько секунд, потом стало светло и одновременно с этим исчез экран. Вибрирование под металлической плитой сиденья прекратилось, гудение смолкло. Родан посмотрел в полные ожидания лица своих спутников.

— Где ты был? — спросил Булли. — Ты исчезал.

— Вы тоже, — ответил Родан и встал. Он застыл рядом с креслом. Он и сам, собственно говоря, не знал, почему. Чего еще он искал здесь?

Ответа.

Где остался ответ Бессмертного?

Тем временем остальные подошли ближе. Булли и Крэст почти одновременно спросили:

— Как это было?

— Я не знаю, что произошло, но думаю, мою память основательно обследовали. Бессмертный — или его творение — хотят теперь убедиться, что я знаю имя человека, который десять тысяч лет тому назад восхищался, обнаружив на планете варваров пятимерно действующие трансмиттеры. Это было условием. Теперь от неизвестного зависит, укажет ли он нам следующий шаг.

Хаггард, Маршалл и Энн Слоан тоже подошли, так же, как и Рас Чубай, Ральф Мартен и робот. Родан стоял в центре.

Невидимый таинственный механизм, созданный невероятным существом, казалось, только того и ждал. Медленно и абсолютно бесшумно кажущийся массивным каменный пол сооружения начал опускаться. Стены поехали вверх. Семеро мужчин, Энн Слоан и робот стояли на платформе лифта, неудержимо опускавшегося вниз.

— Только бы все было хорошо, — полный сомнений, пробормотал Булли. — Мы могли бы вовремя спрыгнуть. Нам оставили для этого достаточно времени.

— Умышленно, — подчеркнул Родан с легким упреком. — Хаггард уже однажды доказал, что Бессмертный, который собирается доверить нам тайну вечной жизни, хочет убедиться не только в уровне нашего умственного развития, но и в наших физических и психических способностях. Трусы не достойны жить вечно. Поэтому он подвергает нас испытанию.

Булли не ответил. Он должен был признать, насколько прав был Родан.

Между тем платформа остановилась.

Зато четыре стены отдвинулись назад, и помещение под прежним сооружением постоянно увеличивалось. Внезапно, возникшее будто из ничего, в центре абсолютно пустого зала возник блок.

Блок из металла.

Постепенно зажигался свет. Он был везде, в стенах, в потолке. Зал был большим, квадратным, а длина его периметра составляла метров десять. Шахта над ними закрылась. Полностью отрезанные от внешнего мира, восемь человек и робот находились в превосходном заточении.

От взгляда Родана не укрылось, что металлический куб имел известные неровности, уже многократно встречавшиеся им.

Состоящее из знаков и символов письмо Бессмертного.

На обращенной к ним стороне блока было несколько строчек чужой письменности. Следующая подсказка?

— Как мы можем это расшифровать? — спросил Крэст. — Я прочно заложил знаки в мою фотографическую память, но как я доберусь отсюда к позитронному мозгу? Как мне вернуться обратно?

Родан не ответил. Он обернулся и подозвал робота. Чудо арконической техники моментально отреагировало. Робот молча ожидал его приказов.

— Ты видишь надпись? — спросил Родан.

— Да, господин.

— Расшифруй ее и дай нам расшифрованный текст.

Глаза-объективы робота обратились к блоку. К неиспользуемым до этого участкам малого позитронного мозга пошел ток. Надпись была сфотографирована и передана дальше. Начался процесс расшифровки.

Булли начал терять терпение.

— Кто знает, сумеет ли он это сделать.

— Спокойно! — приказал Родан. — Не мешай ему!

Сзади Рас Чубай шептался с Ральфом Мартеном. Телепортант с удовольствием попытался бы уйти с этого места путем обычной разматериализации, но он не решался проделывать эксперименты без прямого приказания Родана. Может быть, заточение отделено от внешнего мира не только стенами, но и заслоном времени или пятимерным полем. Тогда он не смог бы преодолеть их.

Робот зашевелился. Он повернулся, так что его сильные объективы смотрели прямо в глаза Родану.

— Расшифровка проста. Расшифрованный текст гласит: Теперь найди того, чье имя тебе известно. Только у него есть то, что тебе нужно, чтобы найти путь к свету. Знаешь ли ты, что такое время?

Робот замолчал. Родан подождал несколько секунд, а потом спросил:

— Это все?

— Текст кончился, господин. Больше на преобразователе времени ничего нет.

Родан содрогнулся.

— Что ты сказал? Что там?

Он показал на металлический блок.

Робот невозмутимо ответил. В его голосе не чувствовалось волнения.

— Преобразователь времени, господин. Прибор, который управляет и манипулирует четвертым и пятым измерением. В пятимерной математике так называется то, что в трехмерной можно было бы определить приблизительно как вычислительное устройство.

— Что нужно делать с преобразователем времени? — спросил Родан.

Булли, пробравшемуся вперед, показалось, что впервые в обычно бесстрастном голосе робота прозвучало нечто вроде иронии.

— Преобразовывать время, господин. Что же еще?

— Парень мысленно смеется над нами, — сердито вмешался Булли.

Родан снова обратился к роботу.

— Ты сказал: преобразовывать время? Должно ли это означать, что этот блок — машина времени?

— Преобразователь времени можно назвать и так, господин. Но он отличается от машин времени тем, что в него не надо входить, а потом путешествовать в прошлое или будущее. Он уже соответственно настроен и ведет только в одном направлении, а потом обратно. Теоретически принцип действия мне известен.

— Что это за направление? — с напряжением спросил Родан.

— Прошлое, господин.

Крэст подошел к Родану.

— Я начинаю понимать, Родан. Там наверху, в кресле, Бессмертный установил, что вы знаете имя арконического командира. Тем самым был разрешен доступ к преобразователю времени. Он ничего не имел против, чтобы вы взяли с собой сопровождающих. Теперь эта машина перенесет нас в прошлое, чтобы у нас была возможность встретить Керлона. Потому что у Керлона, как говорится в послании, есть то, что укажет путь к свету. Что это такое, никто не может знать. Мы должны будем найти это.

Булли и мутанты молча уставились на металлический блок. Мысль о том, что это неприметное нечто перенесет их в прошлое на десять тысяч лет, была жуткой. Только робот, не подверженный эмоциям, остался невозмутимым. Он спокойно ждал дальнейших событий.

— Как нам включить преобразователь? — спросил Родан. — Я не вижу никаких приборов управления.

Робот тотчас отреагировал и ответил:

— Преобразователь времени соединен с автоматикой склепа. Предусмотренное действие происходит без нашего участия. Я бы сказал, что мы уже находимся на пути в прошлое.

Родан невольно оглянулся. Остальные сделали то же самое. Ничего не изменилось. Они все еще находились под сооружением в Красном дворце.

Родан не успел подумать ни о чем другом, так как произошло нечто странное. Этот эффект был уже известен Родану со времени машинного зала первой загадки. Но каждый раз становилось жутко, когда из пустоты с ними говорил голос Бессмертного, законсервированный в течение тысячелетий.

Это был глухой, проникновенный голос, сразу же проникающий в сознание людей. Он передал новое послание.

— Я говорю тому, кто идет по моему следу. Если ты придешь, не дай себя убить. Тебе никто не поможет, если ты не поможешь себе сам. Только, когда ты найдешь Керлона, а вместе с ним то, что покажет тебе путь к свету, ты сможешь вернуться в свое собственное время. Жди не больше трех дней, но и не меньше. Только потом машина доставит тебя обратно. Желаю тебе счастья. Как давно я уже жду!

Далеко вдали вдруг раздались звуки. Родану казалось, что он слышит крики и возгласы, звон оружия, словно удары меча об меч. Где-то глухо прозвучал взрыв.

Стены подземелья начали преображаться.

На одной стороне гладкий материал исчез, образовав грубо обтесанное место. Там, где раньше был вход в склеп, появилась массивная деревянная дверь, закрывавшаяся изнутри на тяжелый деревянный засов. Потолок, однако, остался. Точно так же, как и пол. Преобразователь времени, не изменившись, стоял на своем месте. Шум снаружи стал громче. Пронзительные крики смешались с шумом новых взрывов. Совсем рядом раздались команды. Металл ударялся о металл.

— Я боюсь, — сказал Крэст, — что мы попали в гущу междоусобицы. Согласно сообщениям, тогда на Ферроле было время войн. Если мы действительно находимся в прошлом, следует рассчитывать на то, что мы окажемся втянутыми в сражения.

— Не дай себя убить — так гласило предостережение Бессмертного, — напомнил Родан. — Я рад, что мы подумали о том, чтобы взять с собой оружие.

— Мы могли бы взять больше, — пожаловался Булли, похлопав по кобуре своего арконического излучателя. — Боевые костюмы, психотронный излучатель, может быть, даже аннуляторы гравитации.

— Даже с одним барабанным пистолетом мы могли бы сейчас держать в страхе целую армию, — уверенно сказал Родан. — Огнестрельное оружие пока неизвестно, в лучшем случае ружья дульного заряжения. Наших лучевых пистолетов вполне достаточно, чтобы удержать возможных врагов от желания уничтожить нас. Может быть, нам придется сражаться против ферронцев, которые умерли еще десять тысяч лет тому назад. Сумасшедшая мысль.

— Более, чем сумасшедшая. — Булли кивнул.

Шум схватки снаружи стал тише, удаляясь.

— У нас есть три дня, — перешел Родан к делу. — Я не знаю, верны ли еще наши часы, но сейчас пять часов вечера по земному времяисчислению. Я спрашиваю себя, в какое время мы пришли сюда, но Бессмертный устроит так, что у нас будет достаточно возможностей, чтобы найти Керлона. Но что я должен рассказать командиру арконидов, мне пока непонятно. Крэст, что вы посоветуете?

Арконид покачал головой.

— Из нашей истории ничего не известно о путешествии во времени. Поскольку Керлон отправил свой доклад только с Венеры, до которой добрался после Феррола, и не упомянул, что встретил людей и арконидов из будущего, мы тоже не рассказывали ему об этом — я имею в виду: не расскажем.

— Посмотрим. Булли, открой дверь!

Деревянный засов легко отодвинулся. Дверь распахнулась наружу. Сквозь узкие оконные щели проник слабый дневной свет. Широкие каменные ступени вели вверх, оканчиваясь в проходе, тоже ярко освещенном.

В зале лежали трое мужчин в блестящих доспехах. Родан с первого взгляда понял, что они мертвы. Видно, здесь разыгралась страшная битва.

— Неприятная эпоха, — проворчал Булли, содрогнувшись, и достал из-за пояса излучатель. Большим пальцем он установил его на малую интенсивность. При прямом обстреле оружие вызвало бы чувствительный шок, не убивая.

Маршалл достал свой барабанный револьвер, с которым редко расставался. Родан обратился к Расу Чубаю.

— Рас, прозондируйте местность. Будьте осторожны и немедленно исчезайте, если кого-то встретите. Установите, кем занят Красный дворец. Прежде всего попытайтесь выяснить, приземлились ли уже три корабля арконидов. Мы подождем здесь их возвращения.

Африканец-телепортант кивнул. Он засунул оружие за пояс и сосредоточился. Остальные с восхищением наблюдали, как его тело начало расплываться и исчезло. В ту же секунду оно рематериализовалось где-то наверху во дворце.

Ожидание стало суровым испытанием нервов.


Рас Чубай приготовился к короткому броску.

Прежде чем материализоваться, он никогда не мог видеть, где это произойдет. Это уже не раз создавало для него опасные ситуации, но следующий прямо вслед за этим повторный прыжок всегда был спасительным.

Когда он открыл глаза — он настроился на тронный зал Торта — то сразу же стал падать. Глубоко под собой он увидел башни и зубцы невысокой крепости, не имевшей ничего общего с позднейшим Красным дворцом. Мужчины в доспехах стояли у бойниц и стреляли из неуклюжих ружей на атакующих, тоже одетых в латы, которые с помощью приставных лестниц пытались штурмовать крепость. Во дворе крепости шел рукопашный бой. Атакующие, видимо, проникли туда и как раз собирались захватить крепость.

У Раса оставалось не очень много времени, если он не хотел удариться о землю. Он разматериализовался и в ту же секунду благополучно приземлился на пригорке немного в стороне от крепости.

Рас услышал за собой шум. Он быстро обернулся. Слегка волнистый спуск порос кустарником, предоставлявшим подкрадывающемуся противнику прекрасное укрытие. Этого он не принял во внимание.

Это было четверо мужчин, пытавшихся как можно бесшумнее добраться до вершины. На них не было доспехов и потому они отличались по одежде от участников обеих сражающихся сторон.

«Ага!» — обрадованно подумал Рас. — «Значит, уже тогда были нейтралы, всегда помогавшие победителю».

Четверо мужчин были одеты в кожаные куртки и узкие брюки.

Когда они приблизились на десять метров, Рас поднял обе руки.

— Стоп! — сказал он достаточно громко, чтобы они могли услышать. — Я хочу поговорить с вами.

Четверо ферронцев действительно остановились. Значит, они поняли его. Они нерешительно подняли копья. В их глазах явно читался вопрос. Они не знали, что им делать с незнакомцем. Он не принадлежал ни к защитникам крепости, ни к нападающим. Так кто же он был?

— Кто ты? — спросил бородатый мужчина.

Рас удивился, что так хорошо понимает его. Диалект очень мало отличался от того, на каком говорил Торт, но, тем не менее, немного напоминал язык, которым пользовались сихи, полудикий горный народ Феррола.

Может быть, перед ним были предки сихов?

— Вы сихи? — спросил он, быстро приняв решение.

Бородатый растерянно кивнул. Он опустил свое копье. Его глаза радостно заблестели.

— Ты друг? — спросил он.

Рас быстро закивал головой. Он убрал свой излучатель обратно за пояс и с протянутыми вперед руками пошел навстречу четырем мужчинам. Он не забыл приготовиться при этом к молниеносному броску, на случай, если сихам вдруг придет в голову что-нибудь другое.

Бородатый нерешительно взял протянутую руку и пожал ее. Остальные трое мужчин тоже воспользовались возможностью выразить свое дружелюбие, но тем не менее, не могли скрыть, с каким интересом рассматривают тяжелое оружие на поясе незнакомца. Рас не обиделся на них за это.

— Ты чужой, и одет по-чужому, — сказал один из четырех сихов. — У тебя странное оружие, которое нам неизвестно. Но мы знаем, что оно может извергать молнии. Мы боимся тебя, поэтому ты наш друг.

«Как невероятно просто и мудро», — смущенно подумал Рас. Но потом его словно током пронзило. Откуда эти примитивные сихи знали, что излучатель может извергать молнии?

Первая высадка бессмертных, задолго до арконидов.

Воспоминание об этом, видимо, было еще свежо. Он решил спросить сихов.

— Когда на Вашу планету приходили последние пришельцы?

Бородатый наклонил голову.

— Это твои друзья? Вы снова пришли, Боги Солнца?

Рас задумался. Что-то явно не сходилось. Их не удивил цвет его кожи. Может быть, по их мнению это не играло особой роли. В конце концов, они тоже не были белыми, а скорее, сине-черными.

— Да, они мои друзья. Может быть, они придут снова.

Бородатый хотел что-то ответить, но ему внезапно помешали.

В ближайшем кустарнике раздался громкий крик, а затем в них все пришло в движение. По меньшей мере, дюжина солдат в доспехах, как по команде, выскочила на абсолютно не ожидавших этого пятерых мужчин. Они были слишком заняты разговором.

Солдаты вовсе не собирались требовать, чтобы мужчины сдались. Все указывало на то, что они не были заинтересованы взять их в плен. В какой-то момент Рас твердо решил перенестись путем телепортационного броска в безопасность, но потом понял, как невежливо это было бы по отношению к его новым друзьям. Наконец, это он виноват, что они попали в такое положение.

Одним рывком он выхватил из-за пояса лучевой пистолет, а сихи направили на врага свои копья. Одновременно с этим они выхватили мечи.

Рас нажал на огневую кнопку и направил пистолет на ближайшего противника. Солдат подошел на двадцать метров и хотел как раз бросить в Раса свое копье, когда его настиг поток лучей. Его лицо исказилось, и он начал рычать, словно на него напала целая рота. Он разжал пальцы и выпустил свое оружие. Потом он бросился на землю и начал молить о пощаде.

Его спутников это не смутило. Они продолжали надвигаться на свои жертвы.

Тем временем выстрелы сихов достигли цели. Четверо из нападавших рухнули на землю, но остальные как раз метнули копья. Сиха рядом с предводителем неожиданно вскрикнул и упал, пронзенный копьем, на траву.

Тут Рас Чубай окончательно потерял терпение.

Он моментально перенастроил интенсивность своего излучателя и направил его ураганный огнь на оставшихся солдат, собиравшихся броситься с обнаженными мечами на своих противников.

Атака внезапно прекратилась.

Казалось, что солдаты наткнулись на невидимую стену и со всей силы отскочили от нее. Они бросили свои мечи. Их свело судорогой, и они без сил рухнули.

Они не были мертвы, но Рас был уверен, что они будут без сознания не менее получаса. Только первый, получивший слабый заряд, быстро вскочил и побежал вниз с горы, издавая при этом нечленораздельные крики.

Рас положил руку на плечо бородатому сихе, который поднял копье и хотел бросить его вслед убегавшему.

— Он должен уйти, мой друг. Дай ему убежать.

— Почему? Он приведет других.

— Не думаю. Он расскажет своим друзьям, что он пережил, а после этого никто не отважится подняться на этот холм. Здесь надежнее, чем там, в крепости, которую скоро завоюют.

Рас пожал руки трем храбрым воинам и сунул излучатель за пояс. Он знал, что сихам предстояло еще раз удивиться, но вместе с тем ему было жаль, что он не сможет видеть их растерянных лиц, когда он просто растворится у них на глазах.

Он махнул им головой, сконцентрировался на подземелье под крепостью и — сделал бросок.

Открыв глаза, он увидел испуганное лицо Булли.

Африканец сдержал усмешку.

Потом он рассказал своим спутникам о положении, насколько он мог его оценить. Лицо Родана приняло озабоченное выражение.

— Мы попали в прошлое не для того, чтобы вмешиваться во внутриполитические дела ферронских племен. Тем не менее, я должен признать, что мне милее Торт этой крепости, чем нападающие варвары. Итак, перед нами стоит вопрос: что нам делать? Насколько выяснил Рас, аркониды еще не прилетели.

Энн Слоан задумчиво сказала:

— Если варвары захватят эту крепость, мы окажемся в большой опасности. Вряд ли этот дикий народ пощадит нас, если они уничтожают все, что встречается им на пути. Может быть, нам стоит попытаться заручиться благодарностью правителя крепости. Тогда мы сможем спокойно дождаться здесь прибытия арконидов.

Рас поспешно кивнул.

— Это хорошая мысль. Но есть и другая возможность: мы подождем у сихов.

— Путь к ним без вспомогательных средств затруднителен, — отклонил Родан это предложение. — Я думаю, Энн Слоан права.

Булли просиял.

— Значит, мы будем защищать крепость? То есть незаметно затеряемся среди рыцарей!

Родан засмеялся.

— Незаметно? Это нам вряд ли удастся. Боюсь, мы вызовем всеобщее возбуждение.

Крэст хотел что-то сказать, но снаружи донесся шум. Дверь все еще была открыта, и они отчетливо услышали осторожно приближавшиеся шаги. Двое мужчин разговаривали друг с другом.

Родан сделал знак остальным. С оружием наготове мужчины и Энн Слоан отошли вглубь помещения. Крэст, робот и Родан остались стоять у двери.

Появилось двое мужчин. Один из них, это было ясно видно по его одежде и оружию, явно был высокопоставленным лицом. Когда оба ферронца увидели Родана и его спутников, они униженно склонились к земле.

Родан сначала не понял. Стоявший у стены Джон Маршалл, который мог читать мысли ферронцев, сказал:

— Один из них Лезур, Торт. Он считает нас Богами, которые пришли, чтобы помочь ему в борьбе с варварами. В данный он момент он еще обдумывает, как должен обращаться к нам. Я считаю, он говорит на понятном ферронском языке.

Родан моментально оценил ситуацию.

Он вышел вперед и остановился в проеме двери. Прежде чем Лезур успел что-то сказать, Родан поднял обе руки и произнес на новоферронском языке:

— Да, ты угадал. Мы пришли, чтобы помочь тебе. Твоему противнику не будет дозволено захватить эту крепость.

Лезур понял слова, хотя они и казались странно измененными и искаженными. Но это было не удивительно. Почему Боги не могут говорить иначе, чем простые смертные? Главное, что их вообще можно было понять.

Лезур выпрямился, оставшись стоять в полусогнутом положении.

— Благодарю вас, Боги. Но враг уже проник в крепость. Много моих воинов было убито, а теперь женщины и дети в опасности.

Упоминание о женщинах и детях заставило Родана действовать быстрее. Он обратился к своим спутникам.

— Булли, ты возьмешь на себя освобождение внутренней части крепости вместе с Крэстом, Хаггардом и роботом. Я позабочусь об отражении врага снаружи. Мартен, Рас, Маршалл и Энн Слоан пойдут со мной. Булли, ты со своей группой будешь вести бой обычным способом: лучевое оружие, легкая интенсивность. Я выйду навстречу варварам с мутантами и научу их немного больше верить в Богов. Это никогда не повредит.

Лезур и его боец повели Булли и трое его спутников в направлении большого зала, перед которым шла битва. А Родан со своими мутантами поспешил наверх, чтобы осмотреться с наблюдательной площадки. Уже во дворе он встретил первых варваров. Остатки защитников скрылись в коридорах, ведущих к подвальным помещениям. Захватчики уже чувствовали себя победителями.

И тут перед ними неожиданно появились незнакомцы.

Окруженный своими приближенными и держа в руке меч, Гагат, граф варваров, увидел нового противника.

Он не раздумывал ни секунды и даже не поинтересовался, чего хотели от него эти неизвестные. Он мгновенно подумал о том, что Лезур привел своих соратников из далеких областей и отдал своим солдатам приказ убить их.

Родан держал в руке излучатель.

— В чем дело? — спросил он Маршалла.

Телепат быстро шепнул:

— Он считает нас врагами. Парень в красной накидке — это предводитель, некто Гагат. Он только что отдал приказ уничтожить нас.

— Прекрасно, — кивнув, сказал Родан. — Тогда мы по крайней мере вынуждены сделать то, что собирались. Так что давайте! Каждый в соответствии со своими способностями. Я удовлетворюсь излучателем. Энн Слоан, может быть, вы заставите этого Гагата подняться в воздух.

Но в первые минуты у Энн Слоан не было такой возможности, потому что она вынуждена была сосредоточить все свое внимание на то, чтобы с помощью своего телекинетического дара отражать выпущенные копья. Она делала это с удивительным умением и невероятным самообладанием. Успех ее усилий был поразительным.

Младший командир варваров — он стоял прямо перед Гагатом — поднял свое копье и направил его на Родана, которого посчитал за предводителя. Бросок был рассчитан точно и непременно сразил бы Родана, если бы вдруг копье на полпути не наткнулось в воздухе на невидимое препятствие. На секунду он застыло там неподвижно, а потом, описав дугу, вернулось к своему хозяину. Широко раскрытыми глазами варвар уставился на это чудо и даже не нашел силы увернуться от своего копья, которое, совершив причудливый полет, опустилось на землю почти вертикально, пригвоздив правую ногу мужчины к глинистой почве двора крепости.

Воин издал страшный вопль, вызванный в основном испугом. Гагат рядом с ним не пошевельнулся. Он был полностью занят тем, что наблюдал за другими копьями своих солдат, выделывающими подобные выкрутасы. Некоторые поднимались так высоко, что их больше не было видно. Другие меняли направление полета и с такой силой натыкались на каменные стены укрепления, что разламывались.

Тем временем Родан направил свой излучатель на растерянных варваров. Он обдал их легким потоком лучей. Когда Гагат в ярости схватился за свой меч, чтобы подать своим солдатам хороший пример, рядом с ним неожиданно возник черный призрак, отобрал у него меч и бесследно исчез.

Гагат стоял, как громом пораженный. Потом его пронзило электрическим током. Эта форма энергии была ему абсолютно неизвестна. Бледные от ужаса лица его воинов сказали ему, что не он один был свидетелем этого феномена.

Кто были эти неизвестные?

Прежде чем он успел придти к какому-то выводу, один из них заговорил с ним. Гагат мог понять, что говорит мужчина.

— Гагат, возвращайся назад в свою страну или Боги убьют тебя и твоих людей. В знак того, что мы не шутим, мы даем тебе последний сигнал и последнее предупреждение.

Энн Слоан кивнула, когда Родан посмотрел на нее. Она сосредоточилась на Гагате.

Предводитель варваров вдруг почувствовал, как зуд в его теле ослабевает, но одновременно с этим твердая почва ушла у него из-под ног. Он полетел вверх, все выше и выше, пока не достиг самых верхних зубцов крепости. Он поднимался вверх с широко раскрытыми глазами и беспомощно висевшими ногами, словно надувной шар. Некоторое время он висел над сражавшимися не на жизнь, а на смерть воинами обеих сторон, боровшимися за мост крепости. Кто-то вскрикнул.

Все взгляды устремились вверх, а уже поднятые руки с готовым к удару оружием опустились. Гагат, варвар, которого все боялись, умел летать.

Это был жестокий удар для солдат Лезура, но он длился только несколько секунд. Потом реакция варваров подсказала им, что полет Гагата вовсе не был чем-то обычным. Да и сам Гагат выдал себя. Неподвижно повиснув над головами своих солдат, он начал громко кричать.

— Боги на стороне Лезура! — отчаянно орал он. — Они подняли меня вверх и бросят в пропасть. Прекратите борьбу, мы погибли! С Богами нам не справиться.

Маршалл услышал слова Гагата внизу, во дворе крепости. Он обратился к Ральфу Мартену, телеоптику.

— Ральф, установите связь с Гагатом. Что с ним происходит?

Крупный, темноволосый полуяпонец кивнул. Он отошел немного назад и прислонился к стене крепости. Здесь он мог решиться на короткое время покинуть свое тело. Родан уже позаботился о том, чтобы никто не подходил к нему близко, пока он будет беспомощным.

Секундой позже он смотрел глазами Гагата. Он всмотрелся в испуганные лица варваров и вновь наполненные надеждой лица людей Лезура. Он слышал, как граф снова крикнул:

— Бегите, пока еще есть время. Может быть, гнев Богов пощадит меня, если мы послушаемся их. Покиньте крепость Лезура как можно быстрее!

Ральф Мартен вернулся в свое тело, так как услышал достаточно. Родан с нетерпением смотрел на него.

— Этого достаточно, я думаю, — улыбаясь, сказал Мартен.

Началось поспешное бегство варваров. Они устремились прочь из крепости.

Поэтому было неудивительно, что Родан и четверо мутантов очень скоро оказались окружены упавшими на колени воинами, опустившими головы до земли, чтобы таким образом выразить свое почтение.

Энн отправила Гагата в гущу его убегавших людей.

Это было концом так успешно начавшегося военного похода.


предыдущая глава | Бессмертие | cледующая глава