home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

На следующее утро Эшли и Джерри Филипс наблюдали, как Рэнди Коулман, преисполненный ощущением собственной значимости, броской, пружинистой походкой движется по проходу между зрительскими рядами в зале суда, с небрежным высокомерием поглядывая по сторонам, словно боксер, вступающий на ринг перед важным матчем. На Коулмане был новый костюм, а сам он свежевыбрит и подстрижен. Эшли догадывалась, что у Рэнди не так много звездных моментов в жизни и он старается выжать все из своих пятнадцати минут популярности.

– Мистер Коулман, вы являетесь мужем Кейси Ван Метер и, таким образом, одним из потерпевших в этом деле? – обратилась к своему свидетелю Дилайла.

– Да, мэм.

– Когда вы поженились?

– Шесть лет назад.

– Я знаю, что через два месяца после заключения брака мисс Ван Метер подала на развод.

– Да, но мы как раз утрясали это дело, когда Джошуа Максфилд напал на нее.

Ранее Дилайла говорила ему, что нет ничего постыдного в признании того, что они с женой имели разногласия. Потому-то она с самого начала перешла к вопросу, которого нельзя было избежать. Но Коулман занял очевидную оборонительную позицию, и Дилайла молила Бога, чтобы он не развалил ей судебное дело.

– Я протестую! – перебил Свобода. – Это не относится к заданному вопросу. Переходите к делу.

– Протест принимается. Господа присяжные, прошу вас не принимать во внимание ответ свидетеля, кроме той части, где он подтверждает, что они с женой находились в процессе расторжения брака.

– Мистер Коулман, – сказала Дилайла, – не могли бы вы рассказать присяжным о ссоре, произошедшей между вами и подсудимым возле бассейна академии?

– Да, конечно. Я прибыл туда поговорить с Кейси. Я знал, что в глубине души она не хочет порывать со мной, и был уверен: если мы хорошенько обсудим наши проблемы, то сумеем все уладить. Кейси любила плавать, и, когда я пришел в бассейн, она как раз отмахивала круги. Но едва мы начали говорить, как вдруг на меня сзади наскочил Максфилд. У меня не было ни малейшего шанса. Если бы он не напал на меня исподтишка, то...

– Мистер Коулман, – оборвала его Дилайла, – угрожал ли вам подсудимый во время этой стычки?

– Да. Он грозился меня убить. Заявил, что подложит взрывчатку в мою машину или квартиру.

– Вы находились неподалеку от частной лечебницы "Солнечный приют", когда подсудимого арестовали вторично?

– Да, мэм. – Коулман выпятил грудь и самодовольно улыбнулся в сторону присяжных. – Я схватил его и спас жизнь Эшли Спенсер.

– Пожалуйста, расскажите присяжным, как было дело.

– Кейси уже несколько лет находилась в коме. Поначалу я очень переживал и все пытался убедить себя, что она скоро очнется. Я не считал, что есть какой-то смысл навещать ее. Лечащий врач сообщил мне, что она все равно не услышит меня и ничего не скажет. И еще я боялся, что слишком расстроюсь, если увижу ее в таком беспомощном, абсолютно растительном состоянии. Вдобавок ее отец был настроен ко мне враждебно. Думаю, именно Генри уговорил Кейси подать на развод. Он был настоящим деспотом.

– Возражаю! – произнес Свобода. – Свидетель не отвечает на вопрос.

– Да, мистер Коулман, – поддержал его Шимацу, – вы забегаете вперед.

– Извините, судья.

– Почему бы вам не рассказать присяжным, что произошло во время вашего визита в "Солнечный приют" в тот день, когда арестовали подсудимого? – попросила Дилайла, молясь, чтобы Коулман не отвлекался.

– Я был на слушаниях по делу об опекунстве и решил навестить Кейси. Дождь лил как из ведра. Я припарковался, но не стал выходить. Сначала я действительно хотел повидать Кейси, но потом стал беспокоиться насчет того, как она выглядит. В том смысле, что ведь она пролежала в коме целых пять лет. Поэтому я сидел в своей машине, размышляя, как лучше поступить, и вдруг увидел, что в дверях лечебницы появилась Эшли Спенсер. Я сообразил, что она навещала Кейси, и решил спросить, как там дела.

В этот момент Эшли посмотрела на Максфилда. Тот сидел очень прямо и буквально сверлил Коулмана глазами. В первый раз за все время он проявлял бесспорные признаки заинтересованности.

– Эшли повезло, что я надумал с ней поболтать, – продолжил Коулман. – Когда я выбрался из машины, она уже бежала к своему авто. Я пригнул голову из-за дождя и поспешил за ней. Подняв голову, я увидел, что какой-то тип приближается к ней с ножом.

– Вы разглядели лицо злоумышленника? – спросила Дилайла.

– Нет. Он был в капюшоне.

– Что произошло потом?

– Эшли пнула его ногой и кинулась прочь. Он ринулся за ней. Я знал, что у парня нож, но не испугался. Я бросился наперерез, захватил его борцовским приемом и повалил на землю. Тут уже подоспели полицейские.

– Позднее вы сумели разглядеть лицо человека, пытавшегося убить Эшли Спенсер?

– Да, сумел.

– Кто это был?

Коулман выдержал эффектную паузу и драматическим жестом указал на Джошуа Максфилда.

– Человек, пытавшийся заколоть Эшли Спенсер, был Джошуа Максфилд! – театрально провозгласил он.

Максфилд злобно полыхнул в него взглядом.

– Больше нет вопросов.

Эрик Свобода пересек зал суда и остановился около свидетельского места.

– Мистер Коулман, я заметил, что обвинитель не спросила, чем вы зарабатываете себе на жизнь. Как вы считаете: она не хочет, чтобы присяжные узнали, что вы работаете на лас-вегасскую мафию?

– Это ложь! Я бизнесмен! То, что я работаю в Лас-Вегасе, еще не делает меня гангстером!

– Как называется компания, на которую вы работаете?

– "Американские инвестиции".

– А не была ли фирма "Американские инвестиции" предметом судебного разбирательства перед большим жюри присяжных по обвинению в отмывании денег?

– Обвинение полностью рассыпалось!

– Не потому ли, что главный свидетель обвинения, Майрон Лемке, был убит накануне судебного процесса?

– Протестую! – вмешалась Дилайла. – Утверждение основано на слухах, не имеет отношения к делу и нарушает процессуальные нормы о недопустимости доказательств с помощью ссылки на предшествующие правонарушения.

– Поддерживаю протест, – сказал судья. – Продолжайте, мистер Свобода.

– Были вы когда-либо осуждены за преступление?

– Да, много лет назад.

– За какое?

– Нападение с нанесением телесных повреждений.

– Были вы когда-либо осуждены за воровство?

– То было недоразумение. Я считал, что у меня есть деньги на банковском счете, а...

– А коллегия присяжных не согласилась с вашими доводами в свою защиту, не так ли? – перебил Свобода.

– Так, – нехотя признал Коулман.

– Мистер Коулман, вы показали, что мистер Максфилд напал на вас возле бассейна академии?

– Да, подло обрушился сзади.

– Когда он обрушился на вас, правда ли, что вы грубо держали Кейси Ван Метер за запястье и обзывали ее сукой?

– Я такого не помню.

– Вы не помните, что схватили мисс Ван Метер за руку?

– Нет. Мы разговаривали.

Дилайла вздохнула, но не выказала перед присяжными ни намека на свои чувства. Коулман был нужен ей для доказательства, что Максфилд пытался заколоть Эшли на стоянке радом с "Солнечным приютом", и с этой задачей он уже справился. К счастью, присяжным, чтобы верить Коулману, не обязательно испытывать к нему симпатию.

– Вы утверждаете, что Максфилд набросился на вас сзади безо всякой причины, на глазах десятков свидетелей?

– Этот тип просто псих. Ему не требуется никакая причина.

– Мистер Коулман, позднее ваша жена тоже будет свидетельствовать, – предостерегающе напомнил Свобода. – Вы по-прежнему отрицаете, что применяли в отношении ее силу, перед тем как Максфилд пришел ей на выручку?

– Она перенесла серьезную мозговую травму. Не думаю, что ее рассудок в полном порядке.

– Мы готовы вызвать несколько бывших учащихся, которые в тот день находились в бассейне. Вы по-прежнему собираетесь отстаивать эту версию?

– Вызывайте кого хотите. Мне все равно, что они там скажут. Вероятно, мы поспорили. Кейси могла взбушеваться из-за ерунды.

– Из-за чего вы повздорили?

– Из-за развода. Я пытался ее образумить.

– Потому что мисс Ван Метер богата и вы опасались в случае развода лишиться ее денег?

– Нет, меня не волновали деньги. Я любил ее.

– Вы поэтому ни разу не пришли ее навестить, когда она тихо угасала в лечебнице?

– Я уже вам объяснял. Мне было бы слишком тяжело видеть ее в таком состоянии.

– Да, мы заметили, какой вы чувствительный, – усмехнулся Свобода.

– Протестую, – сказала Дилайла.

– Протест принят, – произнес судья Шимацу.

Свобода отвернулся от Коулмана и шагнул к скамье присяжных.

– Итак, вы утверждаете, что именно любовь к мисс Ван Метер побудила вас ходатайствовать о назначении вас опекуном ее сорока миллионов долларов?

Несколько присяжных изумились, услышав сумму. Коулман промолчал. Свобода опять обратился к нему:

– Как долго вы были знакомы с мисс Ван Метер перед тем, как жениться на ней?

– Три дня, – пробормотал себе под нос Коулман.

– Я не расслышал, мистер Коулман!

– Три дня.

– Бог ты мой, очевидно, это воистину была любовь с первого взгляда.

– Да.

– И где вы познакомились?

– В казино "Мираж".

– А в какой церкви венчались?

– Это было не в церкви.

– О! Так где же в таком случае вы сочетались браком?

– В... э... в свадебной часовне.

– Понятно. В какое время суток состоялась церемония?

– Кажется, в четыре утра.

– Мистер Коулман, если бы Кейси Ван Метер умерла, не приходя в сознание, вы бы унаследовали миллионы долларов, не так ли?

– Я не знаю точной суммы.

– Поскольку до недавнего времени никто не знал, что Эшли Спенсер является дочерью мисс Ван Метер, вы бы унаследовали все состояние мисс Ван Метер, ведь она не оставила завещания, а вы все еще являетесь ее супругом.

– В чем ваш вопрос? – спросил Коулман.

– Пожалуйста, я его задам. У вас была веская причина желать смерти Кейси Ван Метер?

– Нет. Я ее люблю.

– Больше, чем сорок миллионов долларов?

– Вы сами себе ответили, – вмешалась Дилайла.

– Отклоняется, – сказал судья. – Вы поняли вопрос, мистер Коулман?

– Нет.

– Майлз Ван Метер добивался, чтобы его назначили опекуном мисс Ван Метер, не так ли? – спросил Свобода.

– Да.

– Он не скрывал, что хочет положить конец страданиям сестры?

– Я что-то слышал об этом.

– Это дало бы вам возможность унаследовать ее деньги, я прав?

– Наверное.

– Вы знали, что Эшли Спенсер тоже ходатайствовала о назначении ее опекуншей мисс Ван Метер?

– Да.

– Эшли, со своей стороны, напротив, намеревалась поддерживать жизнь своей матери?

– Да.

– А это означало бы, что вы не получите никаких денег.

– И что же?

– Если бы Эшли умерла, опекуном были бы назначены либо вы, либо Майлз Ван Метер, верно?

– Да.

– И в том, и в другом случае мисс Ван Метер была бы отключена от аппаратов поддержания жизни, и вы бы унаследовали ее миллионы. Одна только Эшли стояла у вас на пути. А это давало вам весьма сильный мотив заколоть ее ножом на парковке у дома инвалидов.

– Я же говорю вам, это он пытался ее убить! – воскликнул Коулман, указывая на Максфилда.

– Ваша честь, я хотел бы поставить на демонстрационную подставку схему парковки лечебницы "Солнечный приют".

– Прошу вас, мистер Свобода.

Адвокат Максфилда поместил большой деревянный щит на подставку, установленную рядом с местом свидетеля. На грязно-белом четырехугольнике появился план-схема парковки перед "Солнечным приютом". В верхней части схемы изображено главное здание. Под ним проходили две параллельные линии, призванные обозначать дорогу, отделявшую здание от парковки. Каждое парковочное место отмечено синим квадратиком. В нижней части тянулись еще две параллельные линии, обозначающие другую дорогу. Свобода обвел специальным светящимся маркером вокруг квадратика расположенного во втором ряду от здания, вторым с левого края.

– Вы припарковали машину вот здесь? – спросил адвокат.

– Вроде бы, – ответил Коулман.

Свобода написал на парковочном месте "КОУЛМАН". Потом он сдвинул маркер на два ряда вниз – на второй квадратик справа, за три ряда от нижнего края.

– А вот здесь припарковалась мисс Спенсер?

– Ну да.

Свобода написал на клеточке "СПЕНСЕР".

– Вы засвидетельствовали, что увидели, как мисс Спенсер выходит из "Солнечного приюта" и направляется к своей машине?

– Скорее, бежит.

– Где находились вы, когда вышли из автомобиля?

– Примерно на один ряд от нее.

– Каким маршрутом вы двинулись к мисс Спенсер?

– Я пошел прямо к ее ряду и стал его пересекать.

– Значит, вы достигли ее ряда, двигаясь слева направо?

– Да.

– Стояли другие машины по бокам от машины мисс Спенсер?

– Точно не помню.

Свобода подошел к адвокатскому столу, взял с него какую-то фотографию и вручил Коулману.

– Этот снимок был сделан полицейскими вскоре после нападения на мисс Спенсер. Это ее машина здесь изображена?

– Да.

– И по бокам от нее стоят мини-фургон – ближе к вам – и еще одна легковушка – по другую сторону?

– Да.

– Ваша честь, я подвожу к признанию в качестве улики вещественного доказательства защиты номер семьдесят девять, – сказал Свобода.

– У меня нет возражений, – кивнула Дилайла.

– Мистер Коулман, вы показали, что, когда бежали, ваша голова была опущена из-за сильного дождя. Потом вы подняли голову и увидели человека, напавшего на мисс Спенсер.

– Верно.

– Вы были в ряду между машинами, и автомобиль мисс Спенсер находился от вас справа?

– Да.

– Как далеко находились вы от машины мисс Спенсер?

– Немного ниже.

– Итак, вы находитесь в ряду, ближнем к передней части ее машины, злоумышленник впереди вас, а мисс Спенсер – между машинами, впереди злоумышленника?

– Да.

Свобода обозначил крестиками местонахождения Коулмана, неизвестного нападавшего и Эшли. Затем он отступил, чтобы присяжные разглядели схему.

– Мистер Коулман, как это вы могли увидеть, что мисс Спенсер пнула своего противника? Удар был нанесен ему ниже пояса. При том что вы находились за три машины от нее, ваш обзор должен был блокироваться фургоном, стоящим рядом с машиной мисс Спенсер, а также спиной нападавшего?

– Но я видел! – не отступался Коулман.

– Да, видели, потому что сами были тем нападавшим, которого пнула Эшли Спенсер. Это вы напали на нее на автостоянке. А мой клиент был тем человеком, который спас ее.

– Чушь собачья!

Судья Шимацу постучал по столу молоточком.

– Здесь зал суда, мистер Коулман. Следите за своей речью.

– Простите, судья. Но этот тип нагло врет!

– Ведите себя прилично, мистер Коулман! – уже строже одернул свидетеля судья Шимацу. – Попрошу вас ограничиться ответами на вопросы мистера Свободы и больше не сквернословить.

– Ладно.

– Мистер Свобода, продолжайте.

– Вы имели сорокамиллионную причину желать смерти Кейси Ван Метер, не правда ли?

– Нет.

– В самом деле? Разве прежде, чем жениться на мисс Ван Метер, вы не выяснили, что она богатая женщина?

– Ну да. И что из того?

– Потом она опомнилась, оценила ситуацию и решила вас бросить?

– Я же сказал: у нас возникли некоторые разногласия. Нам просто требовалась помощь семейного консультанта.

– Когда вы представляли, как все эти денежки от вас уплывают, это вас очень злило?

– Нет! – огрызнулся Коулман, опять начиная заводиться.

– Значит, вы не злились, когда схватили Кейси Ван Метер за руку в бассейне и назвали сукой?

– Видимо, я немного погорячился, – нехотя буркнул Коулман. – Но я никогда не пытался ее убить.

– И я полагаю, что вы точно так же собираетесь отрицать убийство Терри Спенсер в лодочном домике на территории академии.

– Что?! – воскликнул Коулман.

– Разве не факт, что вы последовали за Кейси Ван Метер к лодочному домику в тот вечер, когда она пострадала?

– Нет!

– Разве не правда, что вы нашли рядом с ней нежелательную свидетельницу, Терри Спенсер, и убили ее, чтобы она не могла изобличить вас?

– Нет!

– Затем вы напали на мисс Ван Метер, но были вынуждены бежать, поскольку услышали шаги приближающегося Джошуа Максфилда?

Дилайла хотела возразить, но промолчала, ведь ее возражение придало бы больше весу вопиющим обвинениям Свободы.

– У вас был сорокамиллиоиный мотив желать смерти Кейси Ван Метер прежде, чем ваш бракоразводный процесс завершится, и у вас был такой же мотив убить Эшли Спенсер прежде, чем мисс Ван Метер выйдет из комы.

– И я должен сидеть здесь и все это выслушивать? – заорал возмущенный Коулман, поворачиваясь к скамье присяжных.

– Больше нет вопросов, – промолвил Свобода, отходя от свидетеля.

– Вот это номер! – сказал Джерри, обращаясь к Майлзу Ван Метеру, когда суд объявил перерыв и Рэнди Коулман вихрем бросился из зала.

– Да, эффектный демарш, – согласился с ним Майлз. – Остается надеяться, что он окажется и столь же бесполезным.

Эшли была расстроена и растеряна. Она стояла перед Дилайлой, собиравшей в папку документы, которыми пользовалась во время допроса. Перегнувшись через ограждение, Эшли дотронулась до руки заместителя окружного прокурора. Дилайла подняла голову.

– Вы ведь не думаете, что кто-то из присяжных на это купится? – спросила Эшли, стараясь скрыть волнение. Она даже не представляла, что будет делать, если Джошуа Максфилда вдруг оправдают.

– Не тревожься по поводу этой выходки Свободы в духе Перри Мейсона, – успокоила ее Дилайла. – Возможно, он и заставил присяжных призадуматься, но Кейси вразумит их насчет того, кто напал на нее в лодочном домике.


* * * | Спящая красавица | Глава 32