home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Авторское турне. Интерлюдия

(События относятся к настоящему времени)

Майлз Ван Метер говорил уже тридцать пять минут, когда дверь магазина "Убийство для развлечения" распахнулась и сразу закрылась. Клэр Рольвэг, сопровождающая Майлза, бросила взгляд в переднюю часть магазина. Стеллажи с книгами загораживали ей обзор, но она знала, кто вошел. Она снова переключила внимание на оратора, который как раз отвечал на очередной вопрос.

– Когда я писал "Спящую красавицу", то одновременно продолжал работать корпоративным юристом, поэтому мне приходилось урывать время для книги, где только можно. В будние дни я выкраивал час или два, ставя будильник на половину пятого утра. По выходным я старался уделять написанию книги по крайней мере по четыре часа в день. Это вкупе составляло уже восемь часов, что равнялось полному рабочему дню. Вы удивились бы, узнав, сколько можно сочинить за неделю, если подходить к этому дисциплинированно.

Женщина, похожая на мышь, в очках с толстыми стеклами и футболке, член фан-клуба любителей детектива, подняла руку. Майлз сделал жест в ее сторону. Когда она заговорила, ее голос выдавал волнение и робость, и Майлз ободряюще улыбнулся.

– Мистер Ван Метер, я прочитала и первоначальное, и переработанное издания "Спящей красавицы" и думаю, что ваша книга – лучший документальный детектив, какой я когда-либо читала.

– Спасибо. Мне очень дороги ваши добрые слова. Вы хотели задать вопрос?

– Да. Ваша книга настолько реалистична, особенно когда вы освещаете события с точки зрения Эшли. Но я слышала, что вы никогда ее не интервьюировали. Правда? И если да, то как вам удалось сделать эти главы такими правдивыми?

– Конечно же, я был хорошо знаком с Эшли, и мы не раз беседовали, прежде чем я начал писать свою книгу. Она ведь некоторое время жила в академии. Тем не менее до ее отъезда в Европу я действительно никогда не обсуждал с ней те события. Это было бы бестактным. Пока она проживала в академии, мы с отцом старались как могли отвлечь ее от трагедии. При написании первого варианта "Спящей красавицы" у меня, как вы понимаете, тоже не было возможности проинтервьюировать Эшли, ведь она пряталась в Европе. Но у меня имелся доступ к расшифровкам стенограмм предварительных слушаний и к полицейским отчетам, содержащим допросы Эшли, которые проводил Ларри Берч. Я также беседовал с ее друзьями, преподавателями и ее адвокатом Джерри Филипсом. Большую помощь мне оказал отец. Они с Эшли провели немало часов вместе, когда она проживала в академии.

– А после возвращения Эшли в Штаты? Вы общались с ней при написании второй редакции?

– Нет. К тому времени как я решил написать обновленную версию книги, я уже слышал ее свидетельские показания на процессе по делу Максфилда и не чувствовал такой потребности.

– Значит, первая глава, где вы излагаете случившееся в доме Спенсеров, и та глава, где вы описываете налет Максфилда на академию после его побега из-под стражи, – результат ваших творческих исследований, а не расспросов Эшли?

– Верно.

– Это поразительно, ведь все представляется необычайно реальным.

Майлз покраснел.

– Спасибо. Писателю всегда отрадно слышать, что ему удалось сделать свое повествование живым. Конечно, правдивое воссоздание личности Эшли было делом нетрудным, поскольку мне все-таки посчастливилось быть с ней знакомым. А если вы знаете прототипа героя, то вам легко рассчитать, как он повел бы себя в той или иной ситуации. Эшли – прекрасная, духовно чистая женщина, с большой внутренней силой.

Поднял руку упитанный мужчина с густой бородой, и Майлз кивнул ему.

– Мистер Ван Метер, вы никогда не подумывали о добровольном содействии ФБР в поимке серийных убийц? С вашим воображением и интуицией вы были бы там очень полезны.

– Нет, по нескольким причинам. Во-первых, в ФБР для данной работы имеются хорошо подготовленные, специально обученные профессионалы. Мне очень далеко до их квалификации. Второе, и самое важное: для меня одного близкого соприкосновения с серийным убийцей оказалось более чем достаточно. Вы не представляете, насколько эмоционально опустошительным оказалось для меня столкнуться с Джошуа Максфилдом в своей жизни. У меня нет желания помещать себя в ситуации, где бы я вновь переживал страдания других семей. Скажу вам честно: я не знаю, как полиция и ФБР справляются с эмоциональным стрессом, сталкиваясь с таким ужасом изо дня в день.

Подняла руку молодая женщина в деловом костюме.

– Вы будете рады, когда Джошуа Максфилда казнят?

Майлз выглядел задумчивым. Несколько секунд ушло у него на то, чтобы сформулировать ответ.

– Общество испытает облегчение, когда Максфилда не станет. Я твердо уверен, что он не может быть реабилитирован. Я также убежден, что, если бы его освободили, он продолжил бы убивать. Но радоваться... Я не думаю, что вообще можно радоваться смерти человеческого существа.

– Значит, вы считаете его человеческим существом? – спросила женщина.

– Конечно, существует множество здравых доводов против такой позиции, но я оставляю этот вопрос теологам и философам. А я всего лишь счастлив, что моя сестра снова со мной.

Еще несколько человек подняли руки. Пока Майлз выслушивал одного из них, Клэр Рольвэг снова посмотрела в переднюю часть магазина. Там, в конце стеллажа с классическими детективами о Шерлоке Холмсе и Эркюле Пуаро, стояла женщина, а по обеим сторонам от нее, точно защищая с флангов, – двое мужчин. Поворачиваясь к Ван Метеру, Клэр сунула руку под куртку и нащупала рукоятку своего пистолета "глок" сорокового калибра.


* * * | Спящая красавица | Часть четвертая Специальное издание ( Тремя с половиной неделями ранее)