home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 35

В один из выходных дней, через две недели после вечеринки по поводу выхода книги Майлза, в доме Эшли негромко лилось из проигрывателя пение Стэна Гетца[13], а сама она, устроившись на тахте, заканчивала домашнее задание по органической химии. Решив последнюю задачку, Эшли захлопнула учебник. От органической химии у нее порой голова шла кругом, но она все-таки одолела ее и гордилась этим. Эшли потянулась и подошла к окну, выходящему на улицу. На лужайку перед домом сыпался мелкий дождь. Его шелест сливался со звуками джаза, вызывая дремотное состояние. Эшли клонило в сон.

Она прошла в кухню, чтобы приготовить себе чашку растворимого кофе. Пока закипала вода, Эшли думала о своем новом старте, который она взяла в жизни. Сначала казалось страшно после длительного перерыва возвращаться к учебным занятиям, но Эшли сознавала, что теперь она будет жить, как всякий нормальный человек. Годы странствий утомили ее.

Вода закипела, и Эшли насыпала себе кофе. Отхлебнула глоток, пробуя на вкус, потом отнесла чашку в гостиную. Джерри отправился в офис готовиться к судебному делу. Мысль о Джерри вызвала у Эшли улыбку. Она была очень счастлива с тех пор, как переехала сюда, к нему. Его любовь и ощущение завершенности, которое дало ей вынесение приговора Максфилду, помогли Эшли справиться с отчаянием. Джерри будто вернул ее к жизни и подарил надежду на будущее.

Эшли знала, что он приедет домой через несколько часов, и заскучала. Во время перерыва в занятиях она уже переделала кое-какие домашние дела, и теперь была свободна. Телевизор смотреть не хотелось. Эшли скользнула взглядом по полкам книжного шкафа, думая, что бы почитать. Одно название привлекло ее. Поколебавшись немного, она сняла с полки надписанный автором экземпляр "Спящей красавицы". Даже от прикосновения к обложке ей стало не по себе. Мысль, чтобы открыть книгу, вызывала трепет. Там описаны убийства ее родителей, сдавленные крики Тани Джонс и ее, Эшли, соприкосновение со смертью. Она собралась с духом и принялась за предисловие.

Однажды Эшли доводилось читать воспоминания человека, вернувшегося с того света. Пациент, переживший клиническую смерть, рассказывал, как поднялся над своим лежавшим на операционном столе телом и словно со стороны наблюдал, как врач с порога смерти возвращает его обратно. Вот и читать о собственной жизни с точки зрения другого человека было немного сродни этому. Некоторые описанные в книге сцены заставляли Эшли содрогаться, ее прошибал пот, но все-таки напечатанные на бумаге слова создавали некий барьер между ней и тем многолетним ужасом, который начался с убийством отца и закончился с окончанием судебного процесса над Максфилдом.

В этом криминальном деле содержалось много подробностей, о которых Эшли раньше не знала. Описание охоты на Джошуа Максфилда после его побега из окружного суда захватило ее. Майлз взял интервью у сотрудников ФБР и Интерпола и увлекательно рассказал о шагах, предпринятых для поимки Максфилда. Да и сам побег поражал. Эшли не могла не восхититься острым умом и воображением Максфилда, его умением детально спланировать и осуществить эту непростую операцию. Джошуа Максфилд, бесспорно, был человеком незаурядным, и Эшли вдруг в полной мере осознала, как ей повезло, что она осталась в живых.

В книге имелось также несколько глав, посвященных Кейси и всему, что было предпринято для ее выздоровления, пока она находилась в коме. Эшли опечалил рассказ Майлза о состоянии здоровья Генри Ван Метера. Во время их совместных трапез с Эшли отец Кейси и Майлза находил в себе силы и мужество держаться молодцом. Он ни разу не дал почувствовать девушке глубину своей скорби. Эшли не сомневалась, что необходимость беспомощно смотреть, как дочь угасает, сократила его жизнь.

Вскоре Эшли достигла главы, где повествовалось об ее исчезновении из общежития, но она устала и закрыла книгу. Наступил полдень, и Эшли почувствовала голод. Положив "Спящую красавицу" на край стола, Эшли отнесла чашку из-под кофе в кухню, чтобы снова наполнить. Намазывая бутерброд, она пыталась составить мнение о "Спящей красавице". Майлз, конечно, проделал значительную работу, стараясь правдиво изложить произошедшее с ней и ее семьей. Но конечно, ему не удалось воссоздать все то, что она пережила. Эшли вовсе не собиралась винить Майлза за это. Лишь тот, кто сам пережил изнасилование или нападение убийцы, знает, что это такое. Никто не может в полной мере представить отчаяние, панику, утрату способности мыслить и смертельный ужас, от которого разрывается сердце.

Эшли начала намазывать горчицу на ломтик ржаного хлеба, как вдруг похолодела. Казалось, кровь остановилась у нее в жилах. Нахмурившись, она отложила нож в сторону, бросилась в гостиную и стала лихорадочно перелистывать бестселлер. Наконец она нашла то место, которое искала. Торопливо прочитала нужный абзац и воскликнула:

– Нет! Невероятно!

Прошло столько времени... Память могла подвести ее. Наверное, есть какое-то логическое объяснение... Эшли принялась перечитывать абзац, почувствовав дурноту и замешательство. Если она права... Нет, какая-то бессмыслица. Она же сама видела Максфилда в лодочном домике. В руках он держал нож, которым была убита Терри.

Что делать? Она могла бы поговорить с Джерри, но ей не хотелось волновать его понапрасну. К тому же у нее пока не было на руках всех фактов. Чтобы удостовериться, ей придется просмотреть полицейские отчеты и расшифровки судебных стенограмм. Как их раздобыть? Ну конечно, Дилайла! И с кем, как не с ней, лучше всего обсудить то, что ее гнетет?

Дилайла сняла трубку после трех звонков.

– Добрый день, это Эшли.

– Какой приятный сюрприз! Ты уже отошла после недавнего кутежа? Никогда не видела столько VIP-персон сразу.

– Кейси знает, как закатить вечеринку, – улыбнулась Эшли и замолчала, не зная, как подступиться к делу.

– Что случилось? – встревожилась Дилайла.

– Мне нужно поговорить с вами.

– Ну так говори. Я слушаю.

– У вас есть досье Максфилда?

– Оно у меня в офисе.

– Есть ли там расшифровки стенограмм процесса и предварительных слушаний, а также полицейские отчеты о моих допросах?

– Конечно. А что?

Эшли опять запнулась, не зная, как сформулировать.

– Эй, ты куда пропала, детка? – окликнула Дилайла.

– Я только что читала "Спящую красавицу"... Понимаете, я долго не могла заставить себя за нее взяться.

– А я-то думала, ты хочешь поскорее забыть обо всем этом.

– Да, но мне было нечего почитать, а книга оказалась под рукой, и... В общем, Майлз приводит там некоторые неизвестные мне детали. Они меня заинтересовали. Нельзя ли взглянуть на это досье сегодня или завтра?

– Ты хочешь заставить меня поехать на работу в свой выходной день?

– Это важно.

– Насколько важно?

Эшли не ответила. Она боялась показаться глупой.

– Что у тебя на уме, Эшли?

– Мне необходимо кое-что проверить.

– Что именно?

– Я не хочу пока говорить. Скорее всего я просто заблуждаюсь.

– В чем заблуждаешься?

– Что, если мы все ошиблись насчет Максфилда?

Дилайла рассмеялась.

– Джошуа Максфилд – головорез, Эшли. Нет и не может быть никакой ошибки. И он сейчас в камере смертников, потому что именно там ему место.

– Я знаю, но...

– Послушай, я тебя понимаю: человека собираются казнить, и в этом есть твоя заслуга. Всякий нормальный человек в подобной ситуации должен чувствовать себя скверно. Даже если тот, кого он посадил на электрический стул, чудовище. Вот поэтому ты и не являешься серийным убийцей: ты умеешь сопереживать людям. Но не позволяй этим эмоциям возобладать над тобой.

– Дилайла, я должна увидеть досье. Я почти уверена, что просто что-то перепутала, но если не...

– Хорошо, голубка, давай медленно, по порядку расскажи мне обо всем, что тебя терзает. А сама побудь адвокатом. Попытайся отстоять свое мнение. Если ты меня убедишь, я через час провожу тебя в свой офис.


* * * | Спящая красавица | * * *