home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

— Эх, как бы нам только не заблудиться... — проговорил Герман. Ноги у него были покороче ног Инди, и поэтому ему довольно-таки часто приходилось чуть ли не рысью пускаться, чтобы поспевать за широкими шагами друга.

— Конечно, этого не случится, — успокоил его Инди. — Я предварительно хорошенько изучил карту.

Их первая остановка была возле самого известного сооружения Константинополя — храма Софии. Ребята дружно уставились на это величественное здание, вокруг куполов которого в ясном голубом небе порхало великое множество птиц.

— Восхитительно, не правда ли?! — воскликнул Инди. В его голосе слышался неподдельный трепет. — Когда-то это была христианская церковь, и когда в пятнадцатом веке городом завладели турки, они решили не разрушать строение, а использовать его во благо собственной религии, превратить в мечеть — исламский храм. — Инди указал на другое здание, стоявшее по ту сторону громадной площади. — А это Голубая мечеть. Турки выстроили ее, пытаясь превзойти размахом сам храм Софии.

— Здесь так много мечетей, — заметил Герман.

— В Константинополе полно правоверных — исламистов, — объяснил Инди. — И здесь, во всех уголках города, действительно много замечательных мечетей. Мы сможем посмотреть их все. А еще посетить и Великий базар, где продается все, что только существует в этом мире. Плюс поглядеть на фасад дворца Топ Капу — того места, где до сих пор, хоть власть от него и перешла уже новому правительству, живет турецкий султан.

— И все это за один день — сегодня? — взвыл Герман. — Бедные мои больные ноги!..

Буквально в этот же момент воздух разрезал завывающий мужской голос. Людской поток вливался в здание храма.

— Что это? — спросил Герман.

— Приглашение к молитве, — ответил Инди. — Мусульмане молятся пять раз в день.

— Надеюсь, на нас они внимания не обратят, — тревожно произнес Герман. — Мы ведь для них чужаки.

— Ничего не случится до тех пор, пока мы будем выказывать уважение к их религии, — успокоил его Инди. — Они уже привыкли к иностранцам, которые вот уже несколько тысячелетий приезжают сюда со всех концов света, чтобы поторговать или просто поглядеть на город.

— И до завтра здесь ничего не изменится, ведь так? — полувопросительно произнес Герман. — Я имею в виду, если сегодня мы пораньше ляжем, то завтра нам предоставится возможность пораньше встать...

Инди сжалился над своим товарищем:

— Хорошо, сейчас мы пойдем в отель, а по пути посмотрим на корабли, что прибывают в здешнюю гавань со всего мира.

Инди остановил Германа посреди моста, по которому они шли на обратном пути в гостиницу. Мост этот был перекинут над Золотым Рогом — заливом, разделяющим Константинополь. Сверху были отлично видны водруженные над кораблями всевозможных типов флаги самых разных государств.

— Почему все эти корабли военные? — удивленно спросил Герман. — Тот вон английский, а вон и французский... и немецкий. А вон тот чей?

— Российский, — ответил Инди. — Все европейские державы используют Турцию в качестве базы для собственного флота. Все они заинтересованы в этой стране, чтобы в случае возникновения войны она оказалась на их стороне.

— Войны не будет, — твердо заявил Герман. — Мой отец говорит, что он и ломанного гроша не поставит на то, что разразится глобальная война. Все-таки 1914 год на дворе. Мир достаточно цивилизован, чтобы позволить разорвать себя на части.

— Вот так значит? — задумчиво пробормотал Инди. Он бросил взгляд на оружейные стволы, торчащие с военных кораблей, и пожал плечами. Затем он заметил нечто, что нашел более занимательным зрелищем.

С огромного серого броненосца, шедшего под русским флагом, на воду спускался небольшой белый катер. Инди принялся наблюдать за тем, как моряки на катере отдали швартовы и взялись за весла. Но было странным то, что катер направился вовсе не к берегу, а напротив, взял направление в сторону другого катера, ожидавшего его в открытом море.

— Интересно, что это происходит? — предался размышлениям Инди.

— Нас это не касается, — быстро пресек его раздумья Герман. — Нам уже пора быть в гостинице.

— Ничего страшного не произойдет, если мы еще немного посмотрим, — отмахнулся от него Инди.

— Золотые слова, — со вздохом произнес Герман и не стал больше тратить энергию на бесполезные споры: если Индиана чувствовал запах какой-либо загадки, ничто не могло оторвать его от попытки ее разрешить.

— Взгляни-ка вон на того мужика на втором катере, — сказал Инди.

Было сложно не обратить внимание на человека, на которого указывал Инди, — он выделялся среди всех остальных, находившихся в шлюпке. Этот человек был высок — около семи футов ростом. Телосложением он напоминал медведя и весил, судя по всему, по меньшей мере стоунов [Один стоун равен приблизительно 6,3 килограмма. — Здесь и далее прим. перев.] двадцать. У него была густая борода, и одет он был в черный костюм, сшить который был в состоянии разве только мастер по пошиву туристских палаток.

Бородач, протянув руку, забрал у морского офицера, командовавшего другим катером, кожаную сумку. И, как только передача состоялась, катера моментально разошлись в разные стороны. Первый направился назад, в сторону военного корабля, а второй — к берегу.

— Будем мыслить более широко, — пробормотал Инди. — Этот город считается очагом всемирных интриг. И не исключено, что за одной из них мы наблюдали только что собственными глазами.

Шанса возразить этим словам Герману не представилось — произнеся их, Индиана тут же рванулся туда, где должен был причалить второй катер. Инди с Германом оказались на месте раньше шлюпки. И в тот момент, когда катер входил в док, мальчики сделали вид, что с интересом разглядывают различные ювелирные украшения, выставленные на продажу в витрине местной лавки.

Бородач вылез из катера. В руке у него был кожаный саквояж.

Следить за “черным медведем”, когда тот прокладывал себе дорогу в уличной толпе, оказалось довольно простым занятием.

Через некоторое время Герман заметил:

— Знаешь, а эта дорога кажется мне знакомой.

— Ты прав, — согласился Инди. — Мы направляемся в сторону нашего скучного отеля.

— Так ведь и этот мужик идет туда же, — догадался Герман.

— Возможно, нам даже удастся узнать, в каком номере он живет. Надо будет посмотреть, ключ от какой комнаты даст ему портье, — сказал Инди.

— И возможно, тогда мы оставим его в покое, — в тон товарищу добавил Герман.

— Интересно знать, и куда же делось твое любопытство? — насмешливо произнес Индиана.

— Видно, ты никогда не слышал рассказ о любопытстве и кошке, — огрызнулся Герман.

— Ну, я-то скорее собака, чем кошка, — заявил Инди.

— Ага, бладхаунд, — вздохнул Герман.

Но Индиане так и не удалось проследить путь бородача до портье.

Мальчика перехватил его отец, ожидавший их в фойе гостиницы.

— Слава богу, наконец-то вы вернулись, — воскликнул профессор Джонс. — Надеюсь, вы еще не успели распаковать вещи?

— Нет, — ответил Инди. — А что такое?

— Мы немедленно съезжаем отсюда, — ответил ему отец.

— Вам не нравится эта гостиница? — со вздохом спросил Герман. Кровать с периной выглядела такой замечательной!

— Гостиница? — непонимающе переспросил профессор Джонс. — А чем она может мне не понравиться? Я говорю о чем-то более значительном и важном. Книги! В местной библиотеке нет необходимых книг. Но они есть в Конье. И ночной поезд отправляется туда через час.

— Вам удалось взять места в спальном вагоне? — голосом полным надежды поинтересовался Герман.

— Такого там нет, — ответил профессор Джонс. — Хотя это и не имеет большого значения. Это путешествие не такое уж длинное — всего каких-то двенадцать часов... — и я, наконец, смогу закончить чтение вспомогательной литературы, достать которую мне все никак не удавалось.

— Будь готов, Герман, к тому, что тебе придется совершить незабываемую поездку на платформе для перевозки скота, — рассмеялся Инди. — Мой отец покупает всегда единственный вид билетов — самый дешевый.

— По правде говоря, на этот раз мне пришлось приобрести билеты первого класса — признался его отец. — Прямо какой-то грабеж на большой дороге. Но, что произошло, то уже произошло, и будем рады, что удалось купить хотя бы эти. Только в самую последнюю минуту кто-то аннулировал свой заказ. А теперь нам уже пора. Если мы опоздаем на этот поезд, то следующего нам придется ждать целях двое суток.

Они прибыли на железнодорожную станцию с запасом в десять минут. Локомотив их состава уже вовсю извергал пар. Обнаженный по пояс мужчина подбрасывал в топку уголь. Проводник показал им их купе — четыре полинявших обитых красным плюшем сидения — два, и напротив еще два.

— В конце концов, одно-то место у нас свободно, — сказал Герман, когда они уложили багаж на полки над головами. — Значит, есть место, на котором один из нас сможет растянуться и немножко вздремнуть. — Это намек, — добавил он как бы невзначай.

— Сладостные мечты, — заметил Инди. Его отец, сидевший рядом, распахнул книгу, и Джонс-младший сделал то же самое.

— Главное — поудобней устроиться, — произнес Герман и, растянувшись на двух сиденьях, закрыл глаза.

Но минуту спустя он был выдернут из мира сладких снов — дверь купе с шумом распахнулась.

В дверном проеме показалась громадная фигура мужчины... знакомая, надо сказать, фигура — семи футов роста, двадцати стоунов веса, густая черная борода, кожаный саквояж в руке.

Мужчина оглядел всех троих испытующим взглядом, от которого по телу Германа побежали мурашки...


Глава 1 | Молодой Индиана Джонс и потайной город | Глава 3