home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Инди попытался было освободиться, по рука на его плече сковывала все движения, как мощнейшие тиски. Мальчик повернул голову, чтобы хотя бы рассмотреть своего пленителя. Уткнувшись носом в широкую развитую грудную клетку незнакомца, он поднял взгляд на его лицо.

— Ростов!!! — воскликнул он. — Что вы..?

— Твоя задача состоит в том, чтобы отвечать на вопросы, а не задавать их, — прорычал русский и с этими словами затолкнул Инди с приятелем в комнату.

Танец мнимого дервиша немедленно, прямо на половине движения, остановился. Песнопения прекратились так же неожиданно.

Фальшивый дервиш проговорил несколько слов на языке, являвшимся, по-видимому, турецким. Его окружение тут же безмолвно поднялось и покинуло помещение.

Ростов что-то сказал фальшивому дервишу на том же самом наречии и затем подтолкнул ребят к стене, отпустив их. Но в то же время сам он встал перед мальчиками, загородив то, что не предназначалось для их глаз.

— Итак... Вы двое... за кем шпионили? — грозно вопросил он.

— Мы не шпионили, — ответил Инди. — Мы просто... нам было немного любопытно... Вы ведь знаете, насколько могут быть любопытны туристы... Мы бродили в поисках какого-либо занимательного зрелища и... Конечно, если мы оскорбили вас, то приносим свои извинения. Мы действительно виноваты. Правда-правда, мы действительно виноваты. Поверьте...

— Я верю вам... в том, что касается ваших сожалений, — проговорил Ростов. — Ведь теперь вы жалеете лишь о том, что вас поймали... Но не о том, что вы свершили!..

— Но, как я уже сказал вам... — попытался возразить Инди.

— Дай-ка мне кое-что сказать, — прервал его оправдания Ростов. — Я заметил, как вы покидали гостиницу в этих одеждах. Я видел, как вы последовали за человеком в высокой шляпе и проникли в этот дом. Я ясно видел, как вы прокрадывались сюда.

— Но мы вас совсем не заметили, — пробормотал Инди. Он пытался потянуть время и, кроме того, получить хоть малейшую информацию. — Так что шпионом скорее всего правильнее было бы назвать не нас. Вы в этом деле преуспели куда как больше.

Ростов по-военному подтянулся, выпрямившись во весь свой громадный рост.

— Да уж, куда больше вас, — согласился он. — Его Императорское Величество не нанимает на мужскую работу младенцев.

— Его Императорское Величество? — переспросил Инди.

— Да, Николай Второй, — объявил Ростов.

— Русский царь собственной персоной, — проговорил Инди, будто бы ошарашенный таким открытием. — Подозреваю, что в таком случае, вы вряд ли являетесь тем, за кого себя выдаете... Вы не торговец коврами Ростов. Вы должны быть более важной птицей. Вы должны занимать более высокое положение в обществе.

— Конечно, — кивнул русский. — Я граф Игорь Иванович Стравский. — Он зашелся продолжительным смехом. — Я хочу сказать, что ты наверняка возгордился тем, что настолько умен, что раздобыл из меня эти сведения. Ха! Будто бы я до такой степени глуп, чтобы попадаться на всякого рода детские трюки.

— Простите, — сказал Инди. — В следующий раз я постараюсь быть более осторожным.

Но граф Стравский, похоже, это нашел это забавным:

— Существует лишь одна причина, по которой я столь волен в собственных высказываниях, — зловеще произнес он. — Способен ли ты угадать, в чем ее суть?

Инди сглотнул:

— Думаю, что да. Иногда мое воображение выходит за всякие рамки.

— Что ж, я еще более облегчу работу твоего воображения, — сказал граф Стравский. — Я могу рассказывать вам все, что угодно, потому что мне нет необходимости беспокоиться о том, что вы расскажете услышанное кому-либо еще.

— Это верно. Мы никому ничего не расскажем! — энергично воскликнул Герман. — Слово скаута.

— У-у-у, Герман... Я не думаю, что граф имел в виду именно это, — проговорил Инди.

— Я даже не собираюсь вас спрашивать, на кого вы работали, шпионя за этими людьми, — заявил граф Стравский. — Вы, американцы, не можете рассматриваться всерьез. Вы совсем еще младенцы, к тому же проживающие настолько далеко от остального мира!

— Да, действительно далеко. Слишком далеко, чтобы иметь хоть какой-то интерес в шпионаже в этой части света, — поддакнул Инди.

— И слишком далеко, чтобы кто-нибудь бросился выяснять, что же произошло с двумя с американскими парнишками, — в тон ему продолжил граф. Он вытащил из кармана кожаный ремень. — Знаете, что это?

Инди взглянул на него.

Скажем так: этот предмет слишком толст, чтобы оказаться шнурками для ботинок.

— Я раздобыл его во время выполнения особой миссии в Испании, — нежно объяснил Стравсккй. — Там этот ремень называют гарротой [Гаррота — вид железного ошейника, обруч, стягиваемый винтом — орудие пыток, смертной казни в средневековых латиноязычных странах]. Весьма интересная штука. Я использовал ее бесчисленное количество раз. Гаррота легка, без труда помещается в кармане и на ней не остается следов. Я просто оборачиваю ее вокруг шеи, резко тяну за концы и... за все время работы не было ни единой осечки.

— И вправду замечательно. Что только не выдумают люди! — воскликнул Инди. Мысли его в этот момент были заняты совсем другим: как с этим покончить. Все, что ему было видно — это только массивное тело графа Стравского. Так просто мимо русского не пробежишь. Попытаться оттолкнуть его в сторону — все равно что пытаться головой пробить каменную стену. Он не мог больше ни о чем думать, не мог говорить о другом.

А Герман, оказывается, мог:

— Но вы не можете этого сделать! — запротестовал он. — Мы невиновны!

“Все лучше, чем ничего”, — подумал Инди. — “Хотя и не намного лучше”

И он присоединился к воплям друга:

— Это точно. Вы не можете этого сделать. Мы невиновны!

Но граф Игорь Иванович Стравский лишь пожал плечами:

— Вы говорите, что я не могу этого сделать. Я же утверждаю, что могу. Вот и поглядим, кто из нас прав.

И он с гарротой наготове направился к Индиане.

Инди встретился со смертью лицом к лицу. Ничто их уже не разделяло.

Ничто... кроме одного-единственного слова.

— Остановись! — приказал графу мнимый дервиш. Как видно, ему был знаком английский — самый сладостный язык в мире.

Граф Стравский опустил свое грозное оружие.

— Вы, двое мальчишек, вы клянетесь, что невиновны? — грозно вопросил фальшивый дервиш.

— Да, сэр, — ответил Инди. — Абсолютно. Совершенно. Полностью. Слово скаута.

Герман был более убедителен. В его надломленном голосе было что-то, что не оставляло места сомнению в его искренности.

— Честное слово! Мы не делали ничего такого!

— Я верю вам, — произнес дервиш. — Вы невиновны. Вы оба невиновны. Вы оба невинны, как младенцы.

Он улыбнулся.

Но от этой улыбки Индиане ничуть не стало спокойней. Наоборот, она заставила его содрогнуться. Зубы этого человека были как-то нечеловечески остры. Его блестящая, как черный янтарь борода выдавалась вперед острым клинышком. Прямо-таки зеркальное отображение дьявола. Угольно-черные глаза уставились на Инди и, казалось, вот-вот проткнут его, как кинжалы.

— Спасибо вам, сэр! Большое спасибо! — благодарил дервиша Герман. Он почти рыдал от радости.

Инди ожидал, что граф Стравский будет разгневан таким поворотом дел, но русский улыбался. Он улыбался своей мерзкой улыбкой.

—Я бы не стал так рано себя благодарить, — заметил граф и его хохот пронесся по помещению как громовой раскат перед бурей.


Глава 4 | Молодой Индиана Джонс и потайной город | Глава 6