home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

О том, что произошло на “И-76”, население Земли узнало только на следующий день, после того, как на специальном ракетоплане на Марс прилетели Ио и Люций.

Перед аппаратом межпланетной телеофсвязи выступил Юлий — старший врач истребительных отрядов.

— Друзья! — сказал он — На мою долю выпало сообщить вам всем печальную весть. Вы уже знаете, при каких обстоятельствах экипаж рабочего корабля “И-76” встретился с фаэтонским веществом, называемым “Черный блеск”. Двадцать пять лет тому назад подобная встреча привела к гибели целой эскадрильи, к гибели тридцати шести человек. Вторая встреча окончилась не столь грандиозной катастрофой. Это объясняется тем, что истребительные отряды знают о подстерегающей их опасности. Риск сильно уменьшился благодаря этому. Но в борьбе с силами природы жертвы почти неизбежны, и мы идем навстречу им потому, что работу надо довести до конца во что бы то ни стало Орбита для Нового Фаэтона должна быть очищена в срок, и она будет очищена.

Как ясно теперь, на астероиде “Ф-277”, являвшемся, по-видимому, частью наружного слоя погибшего Фаэтона, находился один из крупных складов “Черного блеска”, и этот склад остался цел. Больше ста тысяч лет пролежало это опасное вещество на малой планете, пока его не потревожило излучение “И-76”. По несчастной случайности этот рабочий корабль оказался прямо напротив подземного склада. Командир корабля — Керри, увидя начало ядерной реакции, пытался уйти в сторону, но, хотя его решение было вполне оправдано, было бы лучше сразу отлететь назад. Здесь допущена ошибка, понятная и простительная, но все же ошибка, которая послужит хорошим уроком на будущее. Потерянное время сыграло роковую роль. Мы еще не знаем, что представляют собой языки оранжевого пламени, о которых рассказали нам экипажи других кораблей, но, очевидно, именно в них заключается главная опасность для людей Что произошло на корабле “И-76”, мы, может быть, узнаем от единственного оставшегося в живых свидетеля — Дмитрия Волгина. Но сейчас он еще находится в бессознательном состоянии и жизнь его далеко не гарантирована Я могу рассказать вам только то, что увидели мы, первыми вошедшие внутрь корабля после его доставки на Марс, Картина, оказавшаяся перед нами, позволяет вывести ясное заключение, что Керри, Владимир и Чарли сделали все, что могли, для спасения своего пассажира, своего гостя — Дмитрия. Мотивы их геройского поступка ясны: они знали, что представляет собой Дмитрий Волгин для науки Земли. Мы увидели следующее: на полу возле пульта лежал Волгин, завернутый в противолучевую ткань, конец которой был зажат в руке мертвого Чарли. Голова Дмитрия была закрыта шлемом, от которого шел шланг к кислородному аппарату. Кран аппарата был открыт, и поза находившегося возле него Владимира не оставляет сомнений, что он открыл кран в последнюю секунду своей жизни. Керри находился рядом и сжимал в руках три куска противолучевой ткани — для себя и своих товарищей. Три шлема лежали тут же. Совершенно очевидно, что Дмитрий, будучи физически более слабым, первым потерял сознание и не мог уже сам защитить себя.

Это сделали его спутники, жертвуя собой, так как завернуться в ткань и надеть шлемы они уже не успели. От чего надо было защищаться, мы не знаем, но опасность, видимо, была ясна трем погибшим. Мне очень тяжело говорить дальше, но вы должны знать все. Родственники погибших уже знают. Полость рта, горло, легкие, ткани тела, примыкающие к легким, у всех троих буквально сожжены. Не подлежит сомнению, что последние минуты жизни они дышали огнем. И, несмотря на такую чудовищную пытку, довели дело до конца. У Волгина, насколько можно судить по приборам, внутренние ожоги незначительны. Но он полностью парализован. Чем кончится этот паралич, причин которого мы не знаем, трудно сказать. Сейчас возле Дмитрия Люций, Ио и несколько других крупных специалистов.

Личный состав истребительных отрядов поручил мне внести на всемирный опрос предложение — увековечить имена членов экипажа “И-76”. Сообщите ваше мнение установленным порядком.

Информация о здоровье Дмитрия Волгина будет даваться ежедневно.

Павильон на острове Кипр снова принял под свой купол такое же неподвижное тело Дмитрия Волгина, как и несколько лет назад. Но теперь он был жив.

Причина глубокого паралича все еще оставалась неясной. Сердце билось медленно, но равномерно и четко, дыхание было поверхностным, но ровным, не оставалось сомнений, что поражена нервная система. Приборы указывали, что в мозгу не возникают даже проблески мыслей.

От мертвого Волгина отличало только едва заметное движение грудной клетки и живая окраска кожи.

Ио и Люций снова поселились на Кипре. Сюда же прилетели все друзья Волгина — Владилен, Мэри, Мунций, космонавты с “Ленина”, Сергей, Иоси, даже Эрик, покинувший на время свой рабочий корабль.

Снова вся Земля волновалась, снова человечество с нетерпением ожидало сообщений с Кипра.

Фаэтонцы, которые были, в сущности, единственными виновниками катастрофы, предложили вызвать со своей планеты крупнейших специалистов по лучевым болезням, и их предложение было с благодарностью принято. Но фаэтонские ученые могли прибыть на Землю не раньше чем через несколько месяцев.

Ио и Люций испробовали все известные средства — загадочная болезнь не поддавалась ничему. Состояние Волгина не улучшалось, но и не становилось хуже, а это уже обнадеживало.

Кормили его искусственно. В павильоне сохранились все аппараты, все приборы и установки, которыми пользовались в период оживления Волгина, — ничего не пришлось доставлять вновь. Даже запасы специальных питательных растворов сохранились. Ведь с того момента, как Волгин покинул павильон и перелетел в дом Мунция, прошло лишь немногим более пяти месяцев.

Дни шли, не принося ничего нового.

Спустя две недели после возвращения Волгина на Землю на Кипре появился Эйа. С его стороны это был очень самоотверженный поступок. Земля вообще, а остров Кипр в особенности, была слишком жарка для фаэтонцев. Даже на Марсе они чувствовали себя так, как европейцы в тропиках. Вместе с Эйа прилетел единственный на Земле человек, который мог как-то говорить на фаэтонском языке, — инженер Хосс.

— Мы получили радиограмму с Фаэтона, — сказал Эйа, — в которой даны указания для осмотра больного. Разрешите мне обследовать его.

Так звучала эта фраза в переводе Хосс. Но Эйа говорил не о связи по радио. Фаэтонцы сообщались со своей родиной с помощью аппаратов, основанных на совсем другом, еще неизвестном на Земле принципе Название этих аппаратов было непереводимо.

Эйа провели к Волгину.

— На Фаэтоне, — сказал Эйа после осмотра, — правильно поняли, что случилось Это состояние — следствие воздействия лучей… — он произнес несколько протяжных гласных. — Пострадавший подвергался этому воздействию короткое время. Это его спасло.

— Что нам надо делать? — спросил Люций.

— Наши ученые советуют ничего не делать до их прилета. Кормите больного как можно реже и как можно более легкой пищей. Повысьте содержание кислорода в воздухе, которым он дышит, на десять-пятнадцать процентов против нормального.

— Сколько времени это может продлиться?

— Думаю, что год или полтора, по вашему счету лет. Но возможно, что и дольше. Я ведь биолог, а не медик.

— Угрожает ли больному опасность? Эйа развел руками:

— На это мне нечего ответить. Подождите прилета медиков с Фаэтона.

Было решено последовать его совету. Земные средства не помогали — осталось надеяться на фаэтонские. Их медицина, как и вся наука, опередила земную по крайней мере на полторы тысячи лет.

Эйа улетел обратно на Марс.

Время ожидания потянулось еще томительнее. У постели Волгина велось круглосуточное дежурство. Внимательные, любящие глаза непрерывно следили за показаниями приборов, регистрирующих малейшие изменения в органах его тела. Но недели шли, а Волгин продолжал оставаться живым трупом.

Экипаж “И-76” был торжественно похоронен по обычаю эпохи. Предложение, выдвинутое работниками истребительных отрядов, все человечество Земли приняло единогласно. На золотой доске у Пантеона величайших людей, где в центре здания лежало тело Владимира Ильича Ленина, появились три новые строчки:

“КЕРРИ — командир рабочего корабля “И-76” истребительного отряда.

ЧАРЛИ — штурман рабочего корабля…

ВЛАДИМИР — бортовой инженер…”

Это было величайшей честью для людей Новой эры. Это было бессмертием.

Настал наконец день, когда космический корабль фаэтонцев опустился на космодроме Цереры. Там уже больше двух недель ожидал специально оборудованный ракетоплан, на котором были созданы привычные для фаэтонцев климатические условия. Четыре пожилых фаэтонца прилетели на нем прямо на остров Кипр.

Здесь тоже вес было подготовлено. Их поселили в доме, оборудованном мощными охладителями воздуха, фаэтонской мебелью, кухней, где изготовлялись фаэтонские блюда. Им были предложены особые костюмы и головные уборы, охлаждающие тело. Даже участок сада, примыкавший к дому, закрыли невидимым куполом, ослаблявшим лучи Солнца. Только в самом лечебном павильоне, у постели Волгина, фаэтонским ученым предстояло находиться в непривычных для них температурных условиях.

Люди Земли сделали все, чтобы тс, на кого оставалась последняя надежда на выздоровление Волгина, чувствовали себя как можно лучше на чужой планете.

Ученые рассказали, что население Нового Фаэтона принимает живейшее участие в судьбе необычного человека на Земле, что перед отлетом они получили пожелания успеха буквально от всех своих соотечественников.

Волгин оказался в центре внимания четырех планет.

Исследование производилось долго и тщательно. Двенадцать дней фаэтонские ученые отказывались что-либо сообщить нетерпеливо ждущим людям. Они делали свое дело молча и не торопясь. Медлительность их движений, бесконечные разговоры друг с другом несказанно раздражали всех друзей Волгина. По сравнению с этими четырьмя людьми Ая и Эйа казались подвижными как ртуть.

Но приходилось запастись терпением и ждать. Никто не сомневался в том, что Фаэтон прислал на Землю самых выдающихся представителей своей науки. Если и они не смогут спасти Волгина, его не спасет никто.

Организм человека Земли был давно и хорошо известен фаэтонцам, они не нуждались в консультации и никого ни о чем не спрашивали. Кроме приборов, которые они привезли с собой, по их указаниям было изготовлено еще много неизвестных на Земле аппаратов. Ими заменили излучатели, которыми пользовались при оживлении Волгина. Распоряжения фаэтонцев, лаконичные и точные, переводил на земной язык инженер Хосс. Остальное сообщали чертежи и схемы.

Но, как ни медленно, с земной точки зрения, работали фаэтонцы, всему наступает конец. На тринадцатый день утром Ио и Люций были приглашены к ним, чтобы выслушать заключение фаэтонского консилиума.

Невыносимо медленный разговор продолжался четыре часа.

Выводы ученых оказались вполне определенными.

— Пострадавший от лучей “Черного блеска” человек не парализован. Это лучевая болезнь, которую на Фаэтоне называют… — последовало непереводимое слово. — Опасности для жизни нет. Но он будет находиться в неподвижном состоянии четыре ваших года. Никакого лечения не требуется. Надо только поддерживать силы организма способами, которые мы вам укажем.

— Будет ли он совершенно здоров, когда очнется?

— Да, будет совершенно здоров. Болезнь не оставит никаких следов. При условии точного выполнения предписанного нами режима.

— Требуется ли ваше присутствие?

— Один из нас останется на Земле.

— Ясен ли вам теперь механизм действия лучей “Черного блеска”? — спросил фаэтонцев Хосс.

— Все стало предельно ясно. Мы знаем теперь, что такое этот загадочный “Черный блеск”. Если это вещество осталось еще где-нибудь, ваши люди могут его не опасаться. На Марсе, с помощью лингвмашины Эйа, мы подробно ознакомим вас с атомарным и молекулярным строением “Черного блеска”. Вы легко сконструируете прибор для его обнаружения на расстоянии.

— Чудесно! — воскликнул Хосс.

Для него, работника истребительных отрядов, это было самым важным из всего, что сказали фаэтонцы. Устранялась главная и единственная опасность работы.

Но Ио и Люция “Черный блеск” интересовал меньше всего. Они задали фаэтонским ученым целый ряд вопросов, стараясь уяснить себе причины болезни Волгина и се ход. Они очень жалели, что на Земле нет лингвмашины, знающей земной и фаэтонский языки, так как перевод Хосс оставлял желать лучшего. Но все же они сумели понять самое основное.

Теперь они могли следить за состоянием своего пациента не вслепую.

Трое фаэтонцев улетели обратно на родину, один, по имени Иэйа, остался на острове. В срочном порядке изготовлялась лингвмашина для переговоров с людьми. Изучить земной язык Иэйа не мог: голосовые связки фаэтонцев были устроены так, что они не могли произнести более половины звуков.

Мэри решила во что бы то ни стало научиться говорить по-фаэтонски. Она осталась с отцом.

Всеобщее волнение улеглось. Волгин снова будет выключен из жизни, на этот раз на четыре года, а затем он вернется к людям. Слова фаэтонцев ни в ком не вызывали сомнений — все окончится благополучно.

Жизнь Волгина вне опасности — это было самое главное!


предыдущая глава | Гость из бездны | cледующая глава