home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 60

В тамплиерском замке оказалось пусто. Каменные полы, сводчатые потолки, гулкие залы, галереи, аркады, неприметные коридорчики и — ни одной живой души.

Вышли во двор. Уперлись в стену: кладка не старая и надежная, поверху пропущена колючая проволока.

А вот здесь уже было людно. И притом весьма! Тесными группками толпились бойцы Бейбарса и повстанцы Мункыза в трофейных немецких доспехах. Конные, пешие. Смеющиеся, гомонящие. С факелами и без. Откуда-то из-за стены доносился звон. Стучали металлом о металл. Приоткрытой пастью зияли громадные ворота. Через такие и «мессершмитт» можно протащить, и «Пантеру».

Одна створка высажена бревном-тараном. Вторая болтается на вывороченных петлях. В воротах — тяжеловооруженные всадники с большими щитами. В центре — будущий султан Египта. По-прежнему в тевтонских одеждах. На тевтонском коне. Но без рыцарского топхельма.

Бурцев тоже снял шлем. Позвал:

— Бейбарс! Что тут у вас происходит?

Младший эмир обернулся. Осклабился.

— Мы нашли его, каид Василий-Вацлав! — торжественно провозгласил кыпчак.

— Нашли? Кого?

— Не кого, а что! Чудо-оружие немецких колдунов. Большой железный сундук, похожий на гроб и способный, как ты утверждаешь, сжигать целые города. Немцы прятали свое сокровище за этими воротами.

Бурцев ощутил неясную тревогу.

— Айтегин уже знает об этом… м-м-м сокровище?

— Наибу Айтегину нужен Эль Кудс, и он получит город. Мне же нужен гроб Хранителей.

Так, похоже, старого наиба наеб… ну, обманули, в общем. Утаить задумали от султанского наиба самый важный трофей.

— Зачем, Бейбарс? Зачем тебе гроб Хранителей?

— Я намерен обрести могущество германских магов.

— Что?!

— Не волнуйся, когда это случится, я не обделю ни своего учителя Айтегина, ни тех, кто пойдет за мной, каид.

— Погоди-погоди, но как ты намерен обрести могущество, о котором даже не имеешь представления?

— Для начала я хочу вскрыть гроб-сундук и посмотреть, что за чудо-оружие прячут в нем Хранители.

— Вскрыть гроб-сундук?! – Бурцев похолодел.

Вскрыть атомный заряд!!!

А там, за стеной, все били и били металлом о металл…

— Да, вскрыть. Почтенный и мудрый Мункыз уже занят этим. Мои воины помогают ему. Думаю, ждать осталось недолго.

— Ты играешь со смертью, эмир!

— Смерть?! – Мамлюкский предводитель скривился. — От нее меня не раз спасал добрый клинок и верные щитоносцы.

Бейбарс кивнул на стражников.

Щитоносцы?! Как же, как же, укроют тебя щитоносцы от ядерного взрыва!

— Там, в ящике Хранителей, таится страшная магия… — попытался урезонить эмира Бурцев.

— Я знаю, — ответил тот. — Ты уже рассказывал об этом. Потому я здесь.

Бурцев вздохнул.

А за стеной стучали…

— Эмир, ты пропустишь нас за ворота? — осторожно поинтересовался Бурцев.

— У Мункыза хватает помощников, — нахмурился Бейбарс.

— И все же…

— Назови хотя бы одну причину, по которой я должен сделать это, каид.

— Назову две. Первая: я ищу свою жену, и она должна быть где-то там. Мне нужна пленница Хранителей Гроба, а не их сила.

— Вторая причина? — поинтересовался Бейбарс.

Первой ему было недостаточно. Ладно…

— Немец, которого твои люди хотели убить, а мои уберегли от смерти, — Бурцев указал на медиума.

— К чему мне твой пленник, Василий-Вацлав?

— Это не простой пленник. Это маг, которому известен секрет чудо-оружия Хранителей.

В глазах эмира появился интерес.

— Известен секрет? Так пусть он поделится со мной.

— А ты знаешь язык немецких колдунов, Бейбарс? Ты поймешь, что нужно делать и чего делать не следует? Или, может, на языке германцев говорит кто-нибудь из твоих джигитов?

Эмир промолчал. С толмачами здесь и сейчас, видимо, было туго. Бурцев предложил свои услуги:

— Я бы мог перевести речь мага.

— Он не обманет?

— Если обманет, то умрет. И он знает об этом. И он хочет жить.

— Хочет, — эмир презрительно скривил губы. — Это видно по его трусливым глазам. А ты?

— Что я? Хочу ли я жить?

— Ты меня не обманешь, каид?

— Послушай, Бейбарс, ты уже подозревал меня в сговоре с немцами. Оправдались ли твои подозрения?

Эмир отдал негромкий приказ. Мамлюки расступились.

— Входи, Василий-Вацлав. Только ты и твой пленник. Пусть немец укажет Мункызу, как следует обращаться с гробом Хранителей. Остальные подождут здесь.

— Э-э-э нет, Бейбарс, я не согласен! Если мы союзники, так давай останемся ими до конца. Недостойно каида ходить без свиты, так что мои люди войдут в эти ворота вместе со мной. Иначе не войдет никто.

В глазах кыпчака вспыхнули нехорошие огоньки. Но эмир сдержался. Еще раз окинул взглядом Бурцева и его спутников, глянул на свою — более многочисленную — стражу. Кивнул.

— Хорошо. Входите все. Но учти, Василий-Вацлав, я и мои воины будем дышать вам в спину.

Бурцев вступил в ворота. В одной руке — шлем, в другой — пленник. Немец не упирался. Верная дружина не отставала. Сзади молча ехали мамлюки Бейбарса с эмиром во главе.


Глава 59 | Пески Палестины | Глава 61