home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 36

Несколько дней Далила мучительно размышляла, пытаясь нащупать более убедительную версию — версию, резко выделяющую мотив убийцы или приносящую выдающиеся улики против кого-то.

И ничего не выходило: под подозрение попадали решительно все.

Первой попадала Наташа. Почему она Далиле солгала? Почему не призналась, что именно сказала ей в трубку сестра?

А раззадоренная Морковкиной Маша кричала:

«Ты думала, что отбила Мискина у меня? Так вот, он сейчас у нас дома! Здесь же и Кроликов! И даже Хренов! И твой Замотаев скоро придет! Все у меня! Мы уже празднуем! И нам без тебя хорошо!»

После этого разговора Маша и начала всех обзванивать, стала собирать всех друзей.

А Морковкина рядом стояла. И ни слова не сказала Маше про Замотаева, что он сейчас у нее вместе с Наташей. Если бы Маша об этом узнала, не стала бы Замотаеву на мобильный звонить. Но почему Морковкина покрывала Наташу и Павла?

Боялась лишиться постоянного заработка — Замотаев ей щедро платил. И еще потому, что свои интриги вела. Она хотела руками Маши разрушить союз Кроликова и Наташи. Да-да, для этого Мискина и приплела. Раз Наташу видели с Мискиным, значит, и с Кроликовым она не завязала — обманула везде.

Из этого следует, что и Морковкина попадает под подозрение. Она взбалмошная особа и дерзкая. Маша была умней, она могла Морковкину уличить в подлых интригах и пригрозить, что Кроликов немедленно все узнает. Для помешанной на Кроликове Морковкиной это был крах. Сгоряча она вполне могла выстрелить в Машу. Могла выстрелить и хладнокровно, потому что знала: Кроликов хочет жениться на Маше. А с Наташей он просто спит. К тому же Наташа Морковкиной не опасна, она замуж за Замотаева собралась. А счастливую конкурентку Машу надо срочно убрать, и Кроликов будет в сумке. Кстати, так и вышло. Морковкина с Кроликовым по сию пору живет, пусть и гражданским браком.

А сам Кроликов, чем он не убийца? Вспыльчивый, агрессивный, безмозглый, жуткий ревнивец. Он вполне мог из ревности девочку застрелить, а потом, увидев, как подъехала к дому машина Мискина, туда пистолет подложить. А плакал он потому, что ходил в драмкружок. Там его научили искусству в нужный момент подпустить слезу.

Мискин тоже плакал и тоже ходил в драмкружок.

Боря Мискин мог сгоряча убить Машу, когда она пригрозила рассказать брату об изнасиловании. Мог и случайно, в борьбе. А пистолет подложил Кроликову.

А потом из мести перевести стрелки на Андрея Верховского. За что Мискин мстил? За то, что Маша боялась брата, за то, что из-за Верховского Машу убил.

Во всяком случае, она именно этим страхом мотивировала свой отказ выйти замуж за Мискина: мол, ты ловелас, Андрей на наш брак никогда не согласится.

И сам Андрей как-то странно себя повел, вдруг попросил прекратить расследование. Почему? Ведь это он позвонил начальнику склада, причем сразу же после встречи с Далилой. Верховский не похож на убийцу, но вполне мог случайно убить сестру. Если Маша, схватив пистолет Наташи, делала вид, что собирается застрелиться, он, вырывая оружие, мог случайно нажать на курок.

Эта версия казалась Далиле самой не правдоподобной. Ей трудно было представить Андрея даже случайным убийцей.

Хренов Сергей меньше всех замешан в этой истории, но убить Машу мог даже он. Мог именно потому, что он единственный не замешан в истории. Ведь Маша скрывала своего жениха, а Кроликов с Мискиным засветились. О них знали все, кроме Андрея. К тому же у Хренова алиби нет. Правда, нет и мотива. И на место преступления он последним пришел, после Замотаева и Наташи. И все же Далила оставила и его под подозрением.

А вот Замотаев имел очевидный мотив (бизнес! деньги!), но у него есть алиби. Впрочем, алиби его не стоит ломаного гроша. Наташа, защищая мужа, что угодно может сказать. К тому же Замотаев наверняка знал, что Маша убита из оружия его жены. Он что, не мог, как и я, наковырять из дерева пуль? Да и это не нужно. Наташа вообще могла сочинить сказочку про похищение пистолета. Если убийца она, тогда ясно, почему Замотаев купил себе алиби у постороннего человека. Кому Наташа, убив сестру, могла довериться?

Естественно, Замотаеву. Значит, он свел все концы, и точно знает, из какого оружия убита Маша Верховская.

Как только Далила пришла к этому мнению, она позвонила племяннику и спросила:

— Жека, как там дела с баллистической экспертизой?

Бонд виновато ответил:

— Никак. Я сильно занят, решаю еврейский вопрос.

Далила обрадовалась:

— Боречка Розенблюм из-за морей приезжает!

— Оне еще не приезжают, но уже собираются, — с доброй насмешкой сказал Евгений и, рассмеявшись, сообщил:

— Мой «розовый блюм» просил ту рухлядь, которую он называет машиной, привести в полный порядок, чем я усиленно и занимаюсь в свободное от отдыха время.

«Розовым блюмом», «лесбияном» и просто «розовым» Евгений называл друга Бориса за его «неиссякаемую слабость к слабому полу». Эта же слабость диктовала иметь под рукой машину, которую Бонду хронически приходилось чинить.

Далила пожалела племянника и сказала:

— По пулям даю отбой. И без экспертизы уже очевидно, что Маша убита из пистолета сестры.

— Радость какая! — воскликнул Евгений и, поперхнувшись, добавил:

— В смысле, горе какое!

Кто убийца? Морковкина? Наташа? Ее муж, Замотаев? Мискин? Кроликов? Хренов? Или…

Или все же Верховский?

День ото дня сомнения становились все мучительней. В конце концов Далила не выдержала и отправилась за советом к тетушке Маре.

Тетушка первым делом подробнейше расспросила о Мальчике, своем «близком», «родном». Далила с гордостью рапортовала:

— Все произошло, как я и рассчитывала.

— Как именно, детка? — старательно нарезая пирог, осведомилась тетушка.

— Выздоравливает твой Пендраковский.

— Ах, детка, ты его вылечила!

Далила виновато пожала плечами:

— Не я, вылечил шкаф.

Брови тетушки изогнулись в изумлении.

— Вылечил шкаф? — поразилась она. — Шкаф?

Не ты? Как возможно такое?

— Да, вылечил шкаф, а не я, — усмехнулась Далила и подробнейше рассказала, как ее антиквар выгодно продал шкаф, и как рад был Мальчик тире Пендраковский, и как он пошел на поправку: перестал видеть галлюцинации и прочее, прочее.

Тетушка была очень рада и благодарна племяннице. После этого Далила с чистой совестью приступила к рассказу о гибели Маши Верховской и о своих подозрениях. Тетушка по обыкновению слушала племянницу внимательно, не перебивая. Она со смаком жевала свой любимый пирог. Изредка, ахая от удовольствия, она и травяной чаек попивала, и за весь рассказ однажды лишь оживилась, когда Далила смутно упомянула рецепт начинки фирменного пирога Верховских.

Тут тетушка отставила свой чай в сторону, надела очки и потянулась к тетрадке с рецептами — эта замусоленная реликвия всегда была у нее под рукой.

— Как-как ты сказала? — глядя на племянницу поверх очков, серьезнейше осведомилась тетушка. — Песочный с абрикосово-ликерной начинкой и все это щедро сдобрено фундуком? Очень интересный рецепт. А нельзя ли узнать его поподробней?

Далила тетушку огорчила:

— Нельзя. Бабушка передала рецепт Маше, а Маша, как известно, погибла.

— И бабушка умерла, — вздохнула тетушка Мара. — А сколько мальчикам тогда было лет?

— Двенадцать.

— Ах вот как. — Мара поджала губы и старательно записала в тетрадку рецепт.

Затем она потянулась к чаю и, улыбнувшись племяннице, попросила ее:

— Продолжай, деточка, продолжай.

— А в общем, и нечего уже продолжать, — развела руками Далила. — Я все рассказала.

Тетушка, закивав головой, пообещала:

— Я подумаю, деточка, я над этим подумаю. Задачка весьма интересная. А с Вечным Принцем ты, похоже, права. Надо только его безошибочно отыскать. В этой компании он здорово спрятался, но начинка-то какова! Абрикосово-ликерная с фундуком!

Надо попробовать!

И далее речь пошла уже только о пироге. Тетушка в красках себе представляла, как она замесит песочное тесто — Мара знает секрет: особая рассыпчатость гарантирована — как его раскатает, как сверху положит начинку…

— Деточка, а какой же выбрать ликер? — неожиданно заходя в тупик, растерянно спросила она.

Далила, скрывая скуку, включила фантазию:

— К абрикосам, думаю, подойдет…

Тетушке не суждено было узнать ее мнение: в кармане Далилы запрыгал и зажужжал мобильный — перед поездкой к старушке Моцарт был отключен.

Приложив трубку к уху, Далила с изумлением узнала, что звонит Наташенька Замотаева — любимая подруга Бойцовой.

— Умоляю вас! — истошно вопила она. — Немедленно приезжайте! Спасайте! Спасайте меня!

Записав адрес, Далила поехала.

И поступила, надо сказать, весьма необдуманно.

Но удачно!


Глава 35 | Продается шкаф с любовником | Глава 37