home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Проинструктировав Елизавету Бойцову, Далила отправилась к другой подруге, к Галине Семеновой.

У Галины случилась беда, о чем она уведомила Далилу, едва та переступила порог ее дома.

— Дождалась! Мой чех [2] наконец-то мне сделал вчера предложение, — с плаксивыми интонациями сообщила она.

Далила не слишком одобряла выбор подруги. Чех Ванек — пьянчуга, бабник и безумный картежник — не казался ей подарком. И все же она, изображая радость, воскликнула:

— Слава богу! Действительно, дождалась! А почему так грустно сообщаешь о его предложении?

— Потому что он предложил мне сыграть с ним в очко! — зло прошипела Галина.

— Ах вот ты о чем, — скрывая настоящую радость, с облегчением вздохнула Далила.

Взглянув на горестное лицо подруги, она устыдилась и, успокаивая ее, добавила:

— Не горюй, все еще впереди.

Галина хлюпнула носом.

— Если и есть у меня что впереди, так это будет не с Ванеком, — сообщила она.

— Почему?

— Потому что я выгнала чеха вчера! Выгнала и даже отобрала ключи!

— Ключи от сердца?

— Нет, от квартиры!

Падая на диван, Далила опешила.

— Значит, не врешь, значит, выгнала! Но как такое возможно? Он же мужчина! Твой бог и кумир! — воскликнула она не с иронией, а просто констатируя факт.

Семенова (в отличие от Бойцовой) относилась к мужчинам как восточная женщина — весьма пиететно, — хоть восточной женщиной и не была.

— Да, в паспорте чеха написано, что он мужчина, но мне наплевать! — смахнув с глаз слезу, гордо заявила Галина и с наслаждением произнесла:

— Я выгнала эту скотину в три шеи! Выгнала!

— Надеюсь, не за предложение сыграть с ним в очко? — осведомилась Далила.

— Нет, конечно. Он оказался женат.

— Кошмар! — отшатнулась Далила, хотя Ванека в этом подозревала давно.

Галина с остервенением повторила:

— Да, женат! В чем, зараза, мне и признался, когда я начала с замужеством на него наседать. Хочешь, тебя огорошу?

Далила не хотела, но послушно сказала:

— Хочу.

Галина плюхнулась на диван рядом с подругой и, вцепившись ногтями в ее холеную руку, с презрительной страстью воскликнула:

— У Ванека в Праге не только молодая жена! Там у него трое детей!

— Ой, мамочка! — взвизгнув, подскочила Далила. — Я не могу больше терпеть!

Слова эти относились к боли, которую причиняли ей острые ногти Галины. Однако Галина, по-своему истолковав вопли подруги, с чувством спросила:

— Ты не можешь терпеть, а мне каково?

— Ужас! — освобождая наконец свою руку и со слезами рассматривая ее, сказала Далила. — Это раны уже, а не царапины. Такие заживать будут долго.

— Еще бы! — яростно подтвердила Галина. — Гребаный Ванек оказался героем-отцом! Трое детей!

Удивляюсь только, чем он их настрогал!

— В каком смысле? — оставив руку в покое, удивленно спросила Далила.

Приученная к дифирамбам и гимнам в адрес многочисленных мужских достоинств Ванека, она искренне изумлялась.

— У него же там, в штанах, нет ничего. Кроме волос. И пота. И мобильного. Он мудозвон! — радостно заявила Галина. — У него все время оттуда звон какой-то идет. Разве нормальный мужик носит мобильный в переднем кармане брюк? А он, импотент хренов, носит. Потому у него и облом, потому и размеры такие.

Далила (не подумав) попробовала возразить:

— Но, помнится, ты говорила…

— Молчи! Я врала! — осадила подругу Галина и, рыдая, призналась:

— Безбожно врала, как врут все бабы, когда хотят вызвать зависть.

— Но зачем тебе зависть у меня вызывать? — поразилась Далила.

Подруга с воем призналась:

— Ах, знала бы ты, как я страдаю!

— Но почему? У тебя же есть все.

— Точно! — согласилась Галина. — Самсонова, ты права! У меня есть все: дурацкая нищая жизнь! Внебрачный ребенок! Слезы в подушку! С мужиками полный облом! Даже отсутствие хорошей работы и ремонта в квартире есть у меня! И пустой холодильник!

Одного только мне не хватает: зависти лучшей подруги. Вот когда ты начнешь мне завидовать, тогда я успокоюсь. Только тогда, наверное, я почувствую себя: немного счастливой.

Далила осознала, что происходит с подругой, и внезапно расплакалась. Прижав Галину к груди, она с горестным воем ей сообщила:

— Об этом мечтаю сама! Когда наконец я тебе позавидую, Семенова? Господи! Ну когда! Бедная ты моя!

Бедная!

— От переживаний у меня пропал аппетит, — расположившись на плече у подруги, жаловалась, рыдая, Галина. — Из-за сволочи-чеха я жрать не могу! Ну, ни крошки не могу в себя затолкать!

— Как обидно, — вторила ей Далила. — А я принесла твой любимый торт…

— Торт?!

— Да, со взбитыми сливками…

Печаль из Галины ушла, Галина мгновенно вскочила:

— Торт со взбитыми сливками?!

— Да, пропитанный клюквенным ликером и посыпанный шоколадной крошкой.

— С ума сойти! Я три дня о таком мечтала! А мы тут сидим!

Далила напомнила:

— Ты же сказала, что у тебя нет аппетита.

— Но жрать-то хочется, — рассердилась Галина и призвала:

— Немедленно лопать торт!

— Отличное предложение, — согласилась Далила и, осторожно промакивая пальцами слезы, окликнула крестницу:

— Ангелина! Детка! Быстро ко мне!

Малышка, пользуясь увлекательной беседой взрослых, свирепо грызла коробку, в которой (это она по опыту знала) лежала игрушка. Далила, как прилежная крестная, каждую субботу баловала девочку новой игрушкой.

— Что творит эта разбойница! — возмутилась Галина и приказала дочери:

— Немедленно прекрати грызть коробку! У нас есть вкуснющий торт! Аида грызть его!

За трапезой Галина в борьбе с отсутствием аппетита уничтожала торт со взбитыми сливками, Ангелина же торт не жаловала, но зато взбитые сливки с наслаждением размазывала по своей задорной мордахе. Пользуясь тем, что рот подруги надежно занят, Далила рассказала ей об Андрее Верховском и его покойной сестре.

— Он мужик хоть ничего? — сквозь бисквит осведомилась Галина.

— Неужели только это интересует тебя? — рассердилась Далила.

— Нет, не только. Он женат?

— Нет, не женат и вполне симпатичный.

— Тогда познакомь, — мгновенно последовало предложение.

— Не могу.

Кусок торта застыл в воздухе, а Галина спросила обиженно и растерянно:

— Почему?

— Он уехал, — нехотя солгала Далила. — И не скоро вернется. В данный момент Верховский живет за границей. Но я тебя познакомлю с его другом. Точнее, надеюсь, что ты сама с ним познакомишься.

— Ради тебя на что угодно пойду! — незамедлительно раздалось в ответ.

— Только без этого.

— Без чего? — бестолково осведомилась Галина.

Далила вежливо попросила:

— Пожалуйста, не надо прикидываться, ты отлично все понимаешь.

— А я не прикидываюсь, я действительно не понимаю, о чем идет речь.

— Речь о том, на что ты у нас мастерица.

Галина кокетливо осведомилась:

— А на что я у вас мастерица?

— Ты просто познакомишься с ним, и все, поняла? — рассердилась Далила. — И никакого секса.

Только попробуй устроить разврат из расследования.

На этот раз я тебя просто побью, — пригрозила она.

— Ах вот ты о чем, — радостно прозрела Галина. — Успокойся. С Ванеком я забыла про секс. Отучил он меня, половой гигант этот хренов. Ха! Секс! Уж не помню, когда это чудо со мной и бывало.

— Вот именно, этого я и боюсь. Мигом вспомнишь, едва окажешься рядом с мужчиной.

— Да после Ванека я мужиков не переношу на нюх.

Я уже как твоя тетушка Мара стала.

Далила, пытаясь уберечь подругу от дерзких сравнений, напомнила:

— Тетушка Мара девственница.

— Не смей гадости о нашей тетушке говорить, — возмутилась Галина. — Она красавица и довольно пожилая. Никогда не поверю, что за долгую жизнь ей ни разу не подвернулся энергичный мужик. Надеюсь, хоть разок она согрешила. Тетя Мара достойна этого, я верю, что ей повезло. Она из скромности это скрывает.

— Давай лучше вернемся к Верховскому, — вскипая, попросила Далила.

Галина сей же миг оживилась:

— Давай, говори, что я должна с этим другом делать, и не беспокойся. Все будет в ажуре.

— Тебе нужно познакомиться с Хреновым, другом Верховского. Зовут его Сергей Николаевич.

— А чем он такой плохой, этот Сергей Николаевич? — удивилась Галина.

— Здрасьте! С чего ты взяла, что Сергей Хренов плохой? — в свою очередь удивилась Далила.

— До свидания! С того! Ты только что сама сообщила, что Сергей этот хренов. И второй раз повторила, так хренов этот Сергей.

— Он гораздо хреновее, чем ты о нем думаешь, — рассмеялась Далила. — Хренов или Хренов (уж не знаю, как правильно ставить ударение) — это фамилия друга Верховского.

Галина шутливо схватилась за голову:

— Горе мне! Кому-то приличные мужики достаются, а мне какие-то хреновы! Не успела от чеха избавиться, и вот уже Хренов!

Далила на всякий случай напомнила:

— Ты обещала без секса.

— Уж конечно, — согласилась Галина. — Раз этот Сережа хреновым таким оказался, придется обещание выполнять. Если уж сразу известно, что мужик Хренов, если он в открытую признается, то можно представить, чего от него дальше ждать.

— Семенова, ты опять за свое? — рассердилась Далила. — Не вздумай роман с ним заводить! Обижусь, клянусь!

Подруга ее успокоила:

— Какой там роман. Даже я на такого не клюну.

Это позор. Смех кому-то, к примеру, сказать: «Любовник мой, Хренов». Сразу вопросы посыпятся: «А что у него не так? Что, и вправду так хренов?» А представь, каково начальнику этого Хренова. Приедет, скажем, правительственная комиссия, а начальник членам комиссии и говорит: «Это мой подчиненный». И в сторону добавляет: «Хренов». Комиссия в ужасе: «Что, неужели он так хренов? Зачем же вы держите хреновых сотрудников?» И начальнику выговор. Кстати, где он работает, этот Хренов? — внезапно заинтересовалась Галина.

— Он сам начальник, — скрывая улыбку, сообщила Далила.

— Ну, умора! — рассмеялась Семенова. — Я животик сейчас надорву! Кому-то фатастически повезло!

Представляешь, с каким удовольствием его подчиненные произносят его фамилию: «Хренов». Прямо в лицо! Вот красотища! Хоть бери, и сама на работу к такому устраивайся.

— Но пока я предлагаю тебе устроиться к нему в приятные собеседницы.

— Как это можно сделать? — деловито осведомилась Галина.

— Я точно знаю, в каком ресторане этот Хренов обедает по субботам. Кстати, обедает он всегда один за двухместным столиком и просит администратора подсаживать к нему только женщин. Разумеется, обязательно привлекательных.

Галина с нечеловеческой надеждой уставилась на подругу, воскликнув:

— Ведь я как раз привлекательная, и сегодня как раз суббота!

— Именно, — не обманула ее надежды Далила. — Поэтому приводи себя быстро в порядок и прогуляйся-ка ты в ресторан. Нужный столик я уже заказала.

— Ах, мама моя дорогая!

Семенова подлетела к зеркалу и, с ужасом оглядев свой живот, горестно вопросила:

— Зачем же я лопала торт?

— Здрасьте! Что тебя не устраивает? — удивилась Далила.

Галина возмущенно подперла кулаками бока и заявила:

— До свидания! Настоящая ты подруга!

— А в чем дело?

— Ты нарочно меня накормила? Хотела испортить мою фигуру? Теперь полюбуйся, чего ты добилась.

В какое вечернее платье я засуну такой живот? Кстати, все мои платья вышли из моды…

Руки Галины переместились с бедер на щеки — возмущение уступило место обиде и горю.

Далила хитро усмехнулась:

— Здрасьте, нашла над чем горевать.

— До свидания! — рассердилась подруга. — Самсонова, ты издеваешься. Ты подумала, в чем я пойду? — сбавив тон, жалобно спросила она.

— Подумала! — с триумфом сообщила Далила. — Ты пойдешь в моем лучшем платье!

— Вот это мне повезло! — подпрыгнула от восторга Галина и, содрогнувшись, воскликнула:

— Мы про Линку забыли! На кого я оставлю ребенка?

— Так и быть, с Ангелиной я посижу.

Оценив подвиг подруги, Галина с визгом набросилась на Далилу:

— Самсонова, я обожаю тебя!

Отбиваясь от поцелуев, та в который раз повторила:

— Только умоляю, без секса.

Отпрянув, Галина наивно спросила:

— С ума сошла? Какой в ресторане секс?


Глава 5 | Продается шкаф с любовником | Глава 7