home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Комментарий редактора

В очередной раз я должна принести извинения читателям, но это единственный отчет очевидца, который мне удалось найти (конечно, имеются официальные доклады офицеров, сделанные по окончании боевых действий, и они могут передать более связную картину тому, кто будет готов просмотреть их все и свести воедино все разнообразие точек зрения, но, честно говоря, у меня на это не хватило ни времени, ни терпения.

Из «Как Феникс из пламени: основание 597-го»

генерала Дженит Суллы (в отставке), 097.М42.


«Когда мы достигли Старого Квартала, то практически перестали обращать внимание на присутствие тау, порхающих вокруг нас, подобно злобным призракам, и, надо сказать, к великой чести солдат, с которыми мне выпала честь служить, никто из них не поддался искушению свершить месть за разрушение города, несмотря на то, что не единожды им подставлялась легкая мишень. Но хотя желание сделать это было весьма сильным, мы помнили о данных нам приказах и боевом задании, которое было нам доверено. Конечно же, не может быть врага презреннее, чем слуга Империума, предавший веру в Императора, и если уж и было чего желать сильнее, так это призвать губернатора-предателя к ответу. Этого нам хотелось даже более, чем обрушить заслуженное возмездие на захватчиков-чужаков, чье присутствие мы терпели так долго.

Мы не ожидали серьезного сопротивления и намеревались быстро завершить свое дело, ибо какие силы мог выставить предатель против вернейших слуг Его Божественного Величества? Горстка дворцовой стражи, чье боевое умение было показано во всем убожестве при защите резиденции губернатора от уличной толпы. Так что мы быстро продвигались по пустынным улицам, спеша исполнить приказ, уверенные в своем безоговорочном превосходстве. Эта уверенность оказалась не чем иным, как жестокой ошибкой.

Первым признаком того, что все не так хорошо, как мы полагали, стал взрыв крак-гранаты, сдетонировавшей о корпус одной из «Химер» впереди. С моего места в башне командной машины я могла видеть, как ярко расцвел взрыв, раскрывшись алой розой разрушения, оставив шрам на бронескате. Граната не смогла пробить броню, и бесстрашный стрелок «Химеры» обрушил на врага целый град тяжелых болтерных зарядов. Я испытала чувство глубокого удовлетворения при виде того, как здание, из которого была атакована наша машина, было зачищено возмездием Императора. Радость, впрочем, была недолгой, потому как в нашу колонну полетели новые гранаты с позиций, укрытых в руинах вокруг нас.

Некоторые из них нашли свою цель, пробив броню и разворотив траки. Несколько наших «Химер» были вынуждены остановиться; переговоры на тактических каналах подсказали мне, что наш взвод не единственный, которому брошен столь вероломный вызов. Другие части нашего подразделения, растянутые по параллельным улицам с целью окружить дворец, подверглись точно таким же атакам, и, бросив мимолетный взгляд на тактический планшет, я готова была сказать, что это хорошо спланированная операция, исполненная с тщательностью и точностью, вряд ли возможными для тех потрепанных и лишенных боевого духа сил, что мы ожидали встретить. Без долгих размышлений я скользнула внутрь «Химеры», где специальная сенсорика и вокс-оборудование позволяли мне направлять моих подчиненных с большей эффективностью, чтобы дать начало координированному ответу нападавшим.

– Всем остановиться и спешиться! – приказала я, понимая, что наше продвижение будет задержано на неопределенное время, если мы не сблизимся с врагом в пешем строю.

Наши неповоротливые машины были настолько легкой мишенью для окопавшихся гранатометчиков, что водители поспешили поступить согласно приказу. Наш водитель был мертв, так что я не стала терять времени и, собрав остальной экипаж, покинула нашу охромевшую «Химеру».

Когда я выпрыгнула из машины, моему потрясенному взору предстала картина настоящего столпотворения. Два наших бронетранспортера были объяты пламенем, а с полдюжины других приведены в негодность; остальные маневрировали, стараясь найти прикрытие. Я живо последовала их примеру, когда с вражеских позиций извергся шквал лазерного огня.

– Третий взвод, доложить обстановку. – Голос майора Броклау прозвучал в моем воксе, спокойный и четкий, несмотря на окружающую неразбериху.

– Мы лишены возможности двигаться, по нам ведется огонь, – отрапортовала я. – Враг, похоже, хорошо окопался.

– Они ждали нас, – сказал майор.

У меня было такое же мнение; занятые врагом позиции должны были быть подготовлены заранее. Выводы, которые можно было из этого сделать, ошеломляли. Губернатор, очевидно, понял, что его игра окончена, но где он добыл войска, с которыми мы сейчас столкнулись? Я подняла к глазам бинокль и удивленно выдохнула.

– Нам противостоят отряды СПО, – доложила я.

Некоторые из мятежников все еще носили повязанные на рукава синие куски ткани, но командир отряда, к моему смятению, носил импровизированные значки проимперской фракции, которые использовались в предшествовавших гражданских волнениях.

– Лоялисты или ксенофилы? – вмешалась полковник Кастин.

На мгновение я растерялась, не зная, что ответить.

– И те и другие, – наконец вымолвила я. – Обе фракции, кажется, сработались…

– Это ни в какие ворота не лезет! – отрезал Броклау, и в его голосе зазвенели нотки раздражения.

Но Кастин оставалась невозмутима, будучи тем отличным командиром, каким всегда была.

– В этой крысиной норе ничто не лезет ни в какие ворота, – резонно возразила она.

– Теперь это уже не лоялисты, – сказал майор.– Уничтожьте всех.

И это был приказ, который мы готовы были исполнить со всем энтузиазмом, и, будьте уверены, мы приступили к исполнению, полные справедливого гнева. Все разочарования, которые нас постигли со времени нашего прибытия на Гравалакс, вскипели и выплеснулись наружу, превращаясь в истинное воинское рвение, и я поклялась, что кровь губернатора-предателя непременно прольется сегодня.

Возглавив свой взвод в атаке на позиции мятежников, я видела, как выдвинулись «Стражи», чтобы подавить первую линию вражеского сопротивления. Движение, пойманное уголком глаза, приковало мой взгляд к небу. Конечно же, это был один из воздушных пикткаст-передатчиков тау, и дрожь мрачного предчувствия прокатилась по моему телу, в то время как мое сознание заполнили вопросы. Какие выводы делали загадочные чужаки из происходящего? И, что еще важнее, какие шаги они собирались предпринять по этому поводу, и собирались ли?


Глава четырнадцатая | Кайафас Каин 1: За Императора! | Глава пятнадцатая