home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Гостиная в квартире Е л е н ы Г о р с к о й. Ожидая появления хозяев, с опаской поглядывая друг на друга, по комнате прохаживаются А д м и р а л о в, К у л и б и н и С л у ч а й н ы й.


С л у ч а й н ы й (останавливаясь напротив диплома). Какая прелестная вещица, и уже, как видно, довольно выцветшая; все это, господа, наводит на довольно грустные мысли; не попали ли мы в сети такой же вот выцветшей, и довольно-таки поизносившейся авантюристки, которую интересуют не наши внутренние достоинства, а наши сбережения в твердой, и не сов­сем твердой валюте? иногда, господа, встречаются та­кие роковые красавицы, которые успели пройти и огонь, и воду, и кое-что даже похуже!

К у л и б и н (насмешливо). Простите, не имел времени с вами познакомиться, ибо томимся мы здесь всего лишь пятнадцать минут, но откуда такое пренебрежительное отношение к женщине? к женщине вообще, ибо я не имею в виду хозяйку этого дома, подавшую в газету известное объявление; вы, очевидно, принадлежите к той особой породе людей, которая, заранее во всем сомневаясь, посещает, тем не менее, всевозможные шоу, презентации и кулинарные выставки? мне кажется, что таким, как вы, ничего не стоит съесть полдюжины бутербродов с испорченной осетриной, на сло­вах, тем не менее, заявляя, что рыбка давно протухла и не годна решительно ни на что!

С л у ч а й н ы й (живо поворачиваясь к К у л и б и н у, необыкновенно доброжелательно). Ах, вы совер­шенно правы, коллега! все мы в известном смысле коллеги, ибо собрались здесь по одной и той же нужде, объединяющей в иных случаях и гораздо боль­шее общество, чем присутствующее в этих стенах; кстати, моя фамилия Случайный, и я действительно имею страсть посещать всевозможного рода шоу, выс­тавки и презентации, во время которых всегда есть риск съесть что-нибудь недобросовестное и некачест­венное.

К у л и б и н (насмешливо). Например, осетрину с душком?

С л у ч а й н ы й (так же доброжелательно и невозмути­мо). Ах, милый коллега, смотря что считать душком, а что продуктом доброкачественным и легко усваиваю­щимся организмом? у иных и перезрелые красотки могут вызвать восхищение и восторг, ибо ничего по-настоящему свежего и прекрасного они в своей жизни пока что не встретили; каждому, как говорится в пословице, свое, но с людьми моего положения и моей биографии такие фокусы решительно не проходят; пом­нится, во время моей торжественной инаугурации, про­ходившей не так уж давно, в зале присутствовало столько молодых и очаровательных женщин, что после об­щения с ними мне, согласитесь, совсем не с руки клю­нуть на какую-нибудь сорокалетнюю барышню!

К у л и б и н (весело). Как, как, – инаугурации? вы ска­зали, – во время вашей инаугурации? вас что же, из­брали на какую-то почетную должность?

С л у ч а й н ы й (так же доброжелательно, небрежно). Да, меня выбрали президентом одной небольшой, но довольно известной республики; торжества по этому поводу, помнится, продолжались без перерыва около месяца, а шампанского было выпито такое количество, что это пробило брешь в республиканском бюджете, которую, думаю, не залатали и до настоящего време­ни; гостей же вообще съехалось столько, что это напоминало скорее престижный кинофестиваль где-ни­будь в Каннах, где на каждом шагу встречаешь краса­виц в бриллиантах и декольте; ибо, разумеется, сов­сем не зазорно отдать самое дорогое только что избранному президенту; согласитесь, что после такого личного опыта мне как-то не с руки бросаться на первое попавшееся брачное объявление, поданное, возможно, женщиной немолодой, успевшей пройти уже и через огонь, и через воду, а также, как здесь уже говорилось, разного рода раскаленные трубы! (Внима­тельно, наклонившись, рассматривает диплом.)

К у л и б и н (слегка озадаченно). Но простите, мне не совсем ясно, почему же вы, будучи президентом, не хотите жениться на одной из тех молодых и прелестных женщин, что приветствовали вас во время инаугу­рации, и, по вашему же уверению, не задумываясь, отдали бы вам все самое дорогое? что вам мешает это сделать сейчас? почему вы бросаетесь на первое попавшееся объявление, не будучи даже уверенным до конца, молода ли невеста, или давно уже перевалила за сорок?

С л у ч а й н ы й (оставив в покое диплом, и живо по­вернувшись к К у л и б и н у). Это потому, коллега, что я уже не президент!

К у л и б и н (растерянно). Как так не президент? а как же ваша инаугурация, о которой вы нам только что говорили? или, быть может, вы ее попросту выдумали, желая таким образом поднять себе цену, и, так ска­зать, отшить нас, ваших потенциальных соперников? (Показывает на А д м и р а л о в а.)

С л у ч а й н ы й (чрезвычайно доброжелательно). Ни в коем случае, коллега, ни в коем случае, такие под­лые методы я не использую! все правда, и инаугурация, и восторженные крики поклонниц, и бриллианты, и меха, и море шампанского, пробившее брешь в бюд­жете моей республики на несколько финансовых лет вперед, и миллионы прекрасных женщин, готовых выс­кочить за меня в любую минуту, и подлость, и интри­ги, и гнусные заговоры, обернувшиеся в итоге моей досрочной отставкой; короче говоря, я попросту не успел жениться, будучи президентом, мне помешал в этом государственный переворот!

К у л и б и н (с интересом). Так вас попросту выгнали из вашей небольшой и уютной республики? кстати, а как она называлась, эта ваша несостоявшаяся республика счастья?

С л у ч а й н ы й (сразу же погрустнев). Ах, господа, не будем произносить вслух имена! не будем воро­шить тени прошлого; не будем называть по имени то, что безвозвратно и навечно ушло, хотя временами мне и кажется в горячечных снах, что, найдя опору в прелестной женщине, настоящей и преданной спутнице жизни, вдохновившись ее поддержкой и красотой, я вновь верну себе утраченную мечту; вот, собствен­но говоря, ради этого я и затеял жениться! (Расте­рянно улыбаясь, смотрит на К у л и б и н а и А д м и р а л о в а.)


А д м и р а л о в, до этого времени молчавший и с интересом прислушивающийся к беседе с о п е р­ н и к о в, неожиданно подходит к С л у ч а й н о м у и участливо берет его за руку.


А д м и р а л о в (ласково и участливо). А не могли бы вы рассказать нам, коллега, каково это – быть пре­зидентом? (Отскакивает на шаг назад, и вопроситель­но глядит на С л у ч а й н о г о.)

С л у ч а й н ы й (сразу же воодушевившись). Охотно, господа, охотно! Быть президентом, это… это… это все равно, что…

К у л и б и н (подсказывая). Выиграть главный приз в лотерею?

А д м и р а л о в (также подсказывая). Победить в войне и занять столицу вражеского государства?

С л у ч а й н ы й (загадочно покачивая головой). Нет, господа, нет, еще лучше и еще восхитительней; то есть, конечно, это и выигрыш в главную лотерею, и занятие столицы вражеского государства, которую отдаешь ты на полное разграбление вместе со всеми ее жителями и богатствами, не щадя, разумеется, никого, ибо в случае твоего поражения никто, естественно, не пощадил бы тебя; все это так, господа, но еще более тоньше и более изысканнее в смысле вкусовых ощущений; стать президентом, гос­пода, и пройти через процедуру инаугурации, это все равно, что в жаркий полдень выпить жбан медо­вого квасу, а потом, окунув ноги в прохладное озеро, съесть целиком огромный пирог с малиной, подобрав с земли все мельчайшие крошки, и никому ничего решительно не оставив! Ах, господа, чего уж тут вспоминать! все, господа, было, – и прелестная респуб­лика на берегу теплого моря, в окружении гор и сказочной южной природы, и наполеоновские планы по ее возвеличиванию, и юные красавицы, на которых я по глупости не женился, и море шампанского, пробившее брешь в бюджете республики, и зависть врагов, и интриги соперников, и бегство темной ночью неизвестно куда, и крушение наполеоновских планов, и… и… одним словом, господа, для того, чтобы вернуть все это назад, мне необходимо мощное вдохновение; а для вдохновения необходимо удачно жениться; конеч­но, и капиталы жены для возвращения утраченного тоже не помешают; одним словом, господа, я надеюсь, что невеста не слишком стара, а также достаточно обеспечена; в противном случае я еще раз ошибусь, и это добавит лишнюю каплю слез в копилку моих горестей и несчастий! (Смахивает слезу, то­ропливо отходит в сторону.)

А д м и р а л о в (с сомнением поглядывает на С л у ч а й н о г о). Да, хилые нынче пошли президенты! впрочем, и профессия тоже ведь очень опасная, ни­чуть не легче, чем доля нашего брата-военного: и убить могут, и подсидеть, и выкинуть вон ни за что, ни про что! впрочем, кто не рискует, тот не пьет шампанского, а наш коллега, судя по его исповеди, выпил этого шампанского целое море! чего ж тогда слезы лить попусту, – попил сам, дай теперь напиться другим! (Протягивает руку К у л и б и н у.) Позвольте представиться: Адмиралов Сильвестр Петрович, полковник.

К у л и б и н (с удовольствием пожимая протянутую ему руку). Кулибин, Василий Данилович, лауреат.

А д м и р а л о в (удивленно). Что, в самом деле лауре­ат?

К у л и б и н (скромно). Да, лауреат, и, между прочим, довольно известный.

А д м и р а л о в (настойчиво). А не сочтите за излишнюю прыть и нескромность: чего именно лауреат? если, конечно, это не секрет и не тайна, охраняемая госу­дарством?

К у л и б и н (живо). Ах, напротив, в этом нет никакого секрета!

А д м и р а л о в (настойчиво). Так скажите же мне его!

К у л и б и н. Да зачем же мне делать это, раз вы мой соперник?! Согласитесь, что это мне не с руки!

А д м и р а л о в. Да почему же не с руки? Президент вон (кивок в сторону задумавшегося в углу С л у ­ч а й н о г о) рассказал нам всю свою подноготную; так отчего же и вам не сделать сейчас то же самое?

К у л и б и н. А из принципа, вот почему; не буду рассказывать, хоть убейте!

А д м и р а л о в (весело). Нечего рассказывать, вот потому и не рассказываете; никакой вы, батенька, как я погляжу, и не лауреат вовсе!(Приглядывается внимательно.) Нет, точно, не лауреат, теперь я точ­но вижу, что вы не лауреат, а самый настоящий про­ходимец и аферист: решили воспользоваться доверчи­востью неопытной женщины, и под шумок жениться на ней!

К у л и б и н (возражая ему). А вот и не аферист, а вот и не аферист! ничем вовсе я и не решил воспользо­ваться под шумок, тем более доверчивостью неопытной женщины! у меня, если желаете, и справка соот­ветствующая имеется! (Роется по очереди в разных карманах, и наконец вытаскивает чрезвычайно заса­ленную и потрепанную бумажку, на которой, однако, можно различить слово «Справка».) Вот, вот, пожалуйста! (Читает.) «Данная справка…» так, так, дальше пропустим… ага, вот!.. «выдана Кулибину Василию Даниловичу в том, что он действительно яв­ляется лауреатом…» ну чего лауреатом, это мы вам не скажем, нам это сейчас не с руки… так, так, вот тут имеется и число, и подпись, и даже, как видите, большая печать! (Пытается показать А д м и р а л о в у печать.) Что, съели? И печать есть, и подпись, и дата соответствующая! А вы гово­рили, – не лауреат, а проходимец, и прочее; сами вы, батенька, проходимец, если уж на это пошло! са­ми вы, батенька, не полковник, а брачный аферист, и даже еще хуже! (Обиженно отходит в сторону, аккурат­но при этом сложив справку и спрятав ее в карман.)

С л у ч а й н ы й (вскакивая с дивана и вздымая вверх руки). О Господи, да замолчите же вы наконец-то! жалкие, ничтожные, ни на что не годные люди! я бы даже сказал – людишки, способные лишь на то, чтобы совокупляться и плодить без счета таких же, как сами, бескрылых и бесплодных людей; не способных ни к полету фантазии, ни к свершениям, переворачи­вающим, как рычаг Архимеда, всю Землю снизу доверху! зачем вам жениться, зачем вам просить руки пре­лестной и загадочной женщины, лишь по неопытности подавшей в газету свое неосторожное и отчаянное заявление? (Вытаскивает из кармана газету, и тычет пальцем в обведенное чернилами объявление.) Отсту­питесь, прошу вас, уйдите в тень, сгиньте, исчезни­те с глаз, вы, жалкие и наглые брачные аферисты! оставьте ее мне, единственному, возможно, человеку на свете, достойному этой бесценной жемчужины! оставьте ее мне, и я опять верну себе утраченное пре­зидентство! (С вызовом смотрит на с о п е р н и к о в.)

А д м и р а л о в. Ну уж дудки, я своего ни за что не отдам! пускай другие (кивок в сторону К у л и б и н а) отдают, если хотят, тем более, что у них и справка фальшивая, а я своего не отдам ни за что!

К у л и б и н (обиженно). Да сами-то вы настоящий пол­ковник, или так просто, прикидываетесь, пускаете пыль в глаза доверчивым людям? одели мундир, так уж думаете, что все перед вами будут честь отда­вать? да таких мундиров, если на то пошло, на Ар­бате можно на грош целое море купить, и не то, что полковничьих, но даже и генеральских! (Насмеш­ливо.) Вы бы себе лучше генеральский мундир купи­ли, – солидней бы выглядели, и легче было кого-ни­будь охмурить!

А д м и р а л о в (серьезно). А вот и не так, коллега, а вот и не так! я сам было поначалу решил, что ге­неральская форма наиболее благоприятствует заключению брака, подписанию всякого рода контрактов, улаживанию конфликтов, получению кредитов под низ­кий процент, и вообще произведению благоприятного впечатления в обществе, но оказалось, что это не так; черт его знает, в чем тут дело, но на женщин большее впечатление производит не генерал, а полковник; полковничий мундир вместе с соответствую­щей выправкой (приосанивается и сбивает щелчком пушинку с мундира), а также необходимое обхождение (игриво несколько раз подпрыгивает на месте) способ­ны свести с ума самую закоренелую недотрогу, пусть она будет хоть сто раз принцесса, сидящая в тереме под присмотром дюжины нянек и кумушек; я уж не го­ворю обо всех остальных, кидающихся на этот самый мундиру как мухи на мед, или как свора изголодав­шихся гончих на скачущего в лесу зайца; тут, разу­меется, метафизика, и умом это понять невозможно; думаю, что скоро полковничьего мундира нельзя бу­дет приобрести не то, что на Арбате, а и в самом Генеральном штабе; впрочем, пока этого не произошло, надо ловить момент, и ковать железо, пока горячо! (Напускает на себя значительный вид и приосанива­ется.)


К у л и б и н разочарованно отходит в сторону, С л у ч а й н ы й же, то садясь, то вскакивая с дивана, выкрикивает время от времени вполголоса разные фразы: «О жалкие, недостойные, ничтожные люди!», «Отдайте ее мне, она моя, и больше ничья!», «Я хотел ввести у себя в стране Золотой Век всеобщего братства и красоты!», «Но я же не виноват, что это шампанское пробило дыру в национальном бюдже­те! мне до смерти необходимы капиталы невесты, что­бы залатать эту дыру!», и пр.


А д м и р а л о в (решительно). Однако, господа, ожида­ние становится невыносимым! нам назначили встречу с невестой на определенное время, а мы вынуждены толкаться здесь более часа; не пора ли перейти к решительным действиям и приступить к активной разведке местности, тем более, что и оптические приборы для этого у нас, к счастью, имеются?! (Подходит к двери, ведущей во внутренние комнаты, и, согнув­шись, заглядывает в замочную скважину.)

С л у ч а й н ы й (вскакивая с дивана, возмущенно). Ах, как это неблагородно, господин полковник, с вашей стороны, – подглядывать в замочную скважину! Ведь дама, то есть, я хочу сказать, невеста, может быть неодета, да и вообще, это как-то не по-мужски, и не по-джентльменски!

А д м и р а л о в (вертясь возле замочной скважины, заглядывая то одним глазом, то другим). А мне кажется, что очень даже по-мужски и по-джентльменски! я, в конце-концов, не для мебели собираюсь взять ее себе в жены, и должен заранее узнать о возможных изъя­нах; почем я знаю, вдруг у нее нет руки или ноги, а вместо них прикручен протез; а бывает, что и еще чего-нибудь недостает, почище конечностей; в конце-концов, какая разница, рассмотрю я ее сейчас, или потом, после свадьбы?

К у л и б и н. Самое главное, чтобы невеста не была пе­реодетым мужчиной; бывали, господа, и такие случаи с некоторыми женихами; не у этой, правда, невесты, и не в нашей стране, но бывали, я это знаю навер­няка!

С л у ч а й н ы й (нервно). Ах, ну какая разница, какая она снаружи, главное, чтобы внутри она была прек­расна и совершенна! вдохновить мужчину на безумство и подвиг, – не это ли главное предназначение женщины!?

К у л и б и н (едко). Если вам все равно, какая она снаружи, зачем же вы явились сюда? сватались бы не к королеве красоты, а к нищенке из подземного перехода!

А д м и р а л о в (вдруг застыв у замочной скважины и начав издавать нечленораздельные звуки). Ух ты! уф, мама моя! вот это да, вот это богиня Венера, истин­ная Венера, господа, а ножка-то, ножка-то одна сто­ит целого состояния! вот теперь, господа, я дейст­вительно верю, что она не кто-нибудь, а королева! вот теперь, господа, я действительно знаю, что она победила в престижном конкурсе! нет, что ни говори, а подглядывать в замочную скважину время от времени очень даже полезно и нужно!

С л у ч а й н ы й (неожиданно для всех, и, по-видимому, для себя тоже, отталкивая К у л и б и н а). Но по­чему же вам, почему именно вы должны смотреть после полковника?


Дверь неожиданно открывается, и в с я т р о и ц а кубарем катится на пол.

В комнату входит И н е с с а.


И н е с с а (с любопытством рассматривая ж е н и х о в). Елена Андреевна еще не готова, и просит господ пре­тендентов извинить ее за эту задержку; не желаете-ли, господа, чего-нибудь прохладительного, лимонаду, к примеру, или шампанского?

С л у ч а й н ы й (нервно вскакивая с пола). Нет, нет, только не шампанского, умоляю вас! всего, чего уго­дно, пусть даже чаю со льдом, но только не шампанс­кого, не произносите при мне этого слова! (Убежден­но, И н е с с е). Шампанское, милая девушка, губит иногда целые государства, и пробивает в их бюджете огромные дыры; и вы, моя милая, тоже погибнете, ес­ли будете употреблять много шампанского, особенно по утрам, и натощак.

И н е с с а (весело). Ну что вы, папочка, я вовсе не пью утром шампанского! утром я нюхаю кокаин я выкуриваю две большие сигары; а без этого, папочка, никак невозможно проснуться: без кокаина, и без си­гар!

С л у ч а й н ы й (в испуге отскакивая в сторону). Но-но, прошу вас, только без рук!

К у л и б и н (поднимаясь с колен). Скажите, а долго еще нам ждать выход невесты? я, знаете-ли, занятой человек, тружусь на поприще научного поиска, о чем имею соответствующее удостоверение (пытается достать удостоверение, но потом отказывается от это­го), и время мое расписано по минутам; ждать и то­мить претендентов в неведении могут разве что прин­цессы, или королевы какие-нибудь.

И н е с с а (небрежно подходя к висящему на стене дипло­му, дуя на него, и протирая несколько раз платоч­ком). А Елена Андреевна как раз и есть королева; королева красоты, – вы разве не читали об этом в газете? (Показывает на кончик газеты, торчащий из кармана К у л и б и н а.) Она, если захочет, мо­жет вообще не выйти, или заставит вас ждать до ут­ра; скажите спасибо, что вас вообще сюда пригласили.

К у л и б и н (обиженно отходя в сторону). Нет, это не­мыслимо! мне, как лауреату и большому ученому, ждать в предбаннике до утра!

А д м и р а л о в (успев подняться на ноги после паде­ния, приосаниваясь и куражась). А скажи-ка мне, ми­лая, не тебя ли видел я в замочную скважину какие-нибудь две минуты назад? не твоя ли прелестная нож­ка белела там так восхитительно, что навевала са­мые необузданные фантазии?

И н е с с а (вытягивая вперед ногу). А как же, конечно моя! Елена Андреевна в соседней комнате пока что не появлялась; она пока что находится у себя в бу­дуаре!

А д м и р а л о в (еще более куражась и приосаниваясь). Я так и думал, я так и знал! фантастика, невероят­ная фантастика! если у служанки такая прелестная ножка, то чем же тогда обрадует сама хозяйка? я те­ряюсь в безумных догадках и начинаю сходить с ума! (Театрально обхватывает себе голову.)

И н е с с а (небрежно). Вы правильно делаете, что зара­нее сходите с ума, ибо сама хозяйка обладает всего лишь одной ногой, да и та у нее довольно попорченная и кривая; (доверительно) она, знаете-ли, передвигается на протезе, это у нее с детства, после падения в глубокий чулан! (Оглушительно хохочет, и кружится вокруг А д м и р а л о в а.)

А д м и р а л о в (он поражен услышанным.) Но послушай, милочка, в этом случае не лучше ли мне остановить свой взгляд на тебе? (внимательно вглядывается в И н е с с у) тем более, что ноги, и все остальное (обводит руками по сторонам, словно бы оглаживая кувшин, или амфору) у тебе вроде бы на месте и не кривое; (внезапно падает перед ней на колени) прекрасная служанка, Диана, Венера, предел моих меч­таний и грез, выходите за меня замуж, и покончите с этим услужением хромоножке! зачем вам хозяйка с протезом, – выходите за меня, полковника с положением!

И н е с с а (отскакивая от него, дерзко и весело). Но-но, папаша, не будьте таким прытким! верните сначала мне два шелковых чулка, комбинацию и платье в го­рошек, которые вы нагло похитили не далее, как на прошлой неделе, воспользовавшись темнотой, а также моей неопытностью; верните все это, а потом уж и поговорим по душам!

А д м и р а л о в (он поражен, вскакивая с колен). Как, неужели это были вы?

И н е с с а (сквозь притворные слезы). А то кто же, нес­частный вы соблазнитель!

А д м и р а л о в (немного приходя в себя). Но позвольте, платье в горошек и комбинация, – это я признаю, это я у вас действительно взял, и, как честный человек, готов добровольно вернуть; но чулки, тем более шел­ковые, не брал совершенно, в чем готов клятвенно присягнуть! (Клятвенно складывает перед собой ладо­ни рук.)

И н е с с а (начинает притворно рыдать). Верните чулки, противный мужчина! они достались мне от покойного папочки, и дороги, как память об утраченном дет­стве!


Дверь открывается, и входит А н ж у й с к и й. Некоторое время стоит молча, с удовольствием ог­лядывая живописную сцену.


А н ж у й с к и й (после молчания, бросаясь к И н е с ­с е). Как, ты рыдаешь, дитя мое?

И н е с с а (театрально). Да, Бонифаций Игнатьевич, рыдаю, и, как видите, очень горько!

А н ж у й с к и й (так же театрально). Кто же тебя оби­дел, дитя мое?

И н е с с а (указывая на А д м и р а л о в а). Вот он, он обидел меня!

А н ж у й с к и й (гневно). Что же он сделал, дитя мое?

И н е с с а (сквозь слезы). Он похитил мои любимые вещи, оставшиеся мне от незабвенного папочки: двое чулок, комбинацию, и платье в горошек.

А н ж у й с к и й (еще более гневно). Ответь мне, дитя мое: когда же успел этот подлец совершить столь чудовищное преступление?

И н е с с а (заливаясь притворными слезами). Ах, в одну темную и беспросветную ночь, Бонифаций Игнатьевич; именно под покровом кромешной тьмы совершил он это дерзкое и чудовищное преступление!

А д м и р а л о в (он совсем убит). Но послушайте, гос­пода, я, как уже говорил, готов вернуть потерпевшей похищенные комбинацию и платье в горошек, потому что, не скрою от вас, имею страсть коллекциониро­вать подобные вещи; однако насчет чулок решительно протестую: не брал, господа, родной мамой клянусь, не брал совершенно! может быть кто другой и стиб­рил их потихонечку у нее, но я решительно ни при чем, хоть убейте меня, хоть повесьте на дереве; чу­лок не брал, и отдать их поэтому не могу!

И н е с с а (заливаясь потоком слез). А-а-ааа! я девуш­ка бедная, и уже не за горами зима, а без любимых чулок я совсем замерзну и пропаду! что же мне де­лать, Бонифаций Игнатьевич, неужели бросаться в прорубь от горя?

Б о н и ф а ц и й(гневно надвигаясь на А д м и р а л о в а). Внемлите, милейший, слезам этого несчаст­ного существа, соблазненного и брошенного вами в одну прекрасную и беспросветную ночь! Внемлите и немедленно компенсируйте ей пропажу двух любимых чулок!

А д м и р а л о в (роясь в карманах). Да, да, конечно, я, как честный человек, сделаю это немедленно и с большим удовольствием! (Вытаскивает бумажник, и вынимает из него деньги.)


Дверь открывается, и входит Е л е н а Г о р с­ к а я вместе с И з а б е л л о й К а р л о в н о й, чрезвычайно разряженной и торжественной;

Г о р с к а я явно не в духе, она рассеянно обводит глазами п р и с у т с т в у ю щ и х и прово­дит ладонью перед лицом, словно бы отгоняя навязчи­вое видение.


Г о р с к а я (слабым голосом). Извините, господа, за вынужденное опоздание; садитесь, пожалуйста, где кто может, и чувствуйте себя, как дома.


Проходит к дивану, и садится на краешек; видно, что она не в себе, и чем-то взволнованна; И з а б е л ­л а К а р л о в н а садится сбоку; И н е с с а, пользуясь паузой, исчезает, послав А д м и р а л о в увоздушный поцелуй. А н ж у й с к и й, мгновенно преобразившись, са­дится рядом с Е л е н о й, по другую сторону от И з а б е л л ы К а р л о в н ы.

Ж е н и х и тоже рассаживаются, где кто может, в том числе и А д м и р а л о в, донельзя довольный тем, что хотя бы на время прервана неприятная сцена, и не надо ни за что платить деньги.


А н ж у й с к и й (после небольшой, но значительной пау­зы, откашливаясь, и вскакивая на ноги). Господа, позвольте представить вам Елену Андреевну Горскую, победительницу престижного конкурса красоты, обла­дательницу титула «Мисс Вселенная», а в настоящее время, говоря простым языком, невесту! (Извиняясь.) Все мы, господа, люди, все человеки, будь мы хоть трижды министрами, пахарями, или блистательными и неотразимыми королевами! (Поднимает за руку с дива­на Е л е н у, проводит ее по комнате, и усажива­ет на прежнее место.) Всем нам, господа, надоедает в конце-концов холостая и одинокая жизнь, и все мы, простые пахари, министры и королевы, думаем в конце-концов о женитьбе; что делать, господа, – так устроена жизнь, и никуда нам от этого не уйти! (Еще раз сконфуженно улыбается, а затем с вызовом устремляет взгляд на ж е н и х о в.)

С л у ч а й н ы й (неожиданно вскакивая). О, как вы пра­вы, как же вы бесконечно и трогательно правы, пре­красный и неизвестный мне человек, очевидно, дядя несравненной невесты! (Устремляет томный взор на Е л е н у.)

А н ж у й с к и й (вскакивая и подавая С л у ч а й н о м у руку). О нет, что вы, вовсе не дядя! не дядя, а всего лишь продюсер, ибо, согласитесь, в наше непростое и безумное время, когда все мы окружены разного рода проходимцами и негодяями (значительно косится на К у л и б и н а и А д м и р а л о в а), каждую наивную и неискушенную девушку (зна­чительно поворачивается к Е л е н е) должны окру­жать преданные друзья; опытный продюсер просто необходим, ибо без него наивная девушка может попасть в сети бесчисленных негодяев и подлецов, расстав­ленные буквально на каждом шагу; разрешите отрекомендоваться: Анжуйский Бонифаций Игнатьевич, продю­сер со стажем! (Пожимает руку сначала С л у ч а й н о – м у, потом последовательно К у л и б и н у и А д м и р а л о в у.) Анжуйский, очень приятно! Анжуйский, продюсер со стажем!

С л у ч а й н ы й. Разрешите отрекомендоваться и мне: Случайный Григорий Прокопьевич, президент! (Отвеши­вает поклон.)

И з а б е л л а К а р л о в н а (притворно). Как, неу­жели президент?

С л у ч а й н ы й (скромно наклоняя голову). Да, хоть это и не скромно с моей стороны. Президент, хотя в настоящее время… гм… впрочем, это неважно, об этом мы потом отдельно переговорим тет-а-тет.

А н ж у й с к и й (представляя И з а б е л л у К а р ­л о в н у). А это Изабелла Карловна, тетя невесты; женщина, взрастившая в провинциальной глуши столь восхитительный и благоухающий плод!


В с я т р о и ц а ж е н и х о в наперебой броса­ется к руке И з а б е л л ы К а р л о в н ы, а затем опять рассаживается по местам.


С л у ч а й н ы й (целуя руку). Очень приятно, Случайный, и, как говорилось уже, президент! (Отходит на место.)

К у л и б и н (целуя руку). Кулибин, Василий Данилович, лауреат и ученый! (Отходит на место.)

А д м и р а л о в (целуя руку и демонстрируя выправку). Адмиралов, Сильвестр Петрович, полковник в отстав­ке, и большой поклонник истинной красоты! (Значите­льно поглядывает на И з а б е л л у К а р л о в ­н у, и подкручивает усы; затем отходит на место.)

С л у ч а й н ы й (обращаясь к Е л е н е). А скажите пожалуйста, как вы относитесь к президентам?

Е л е н а (равнодушно). Никак. Они мне безразличны.

И з а б е л л а К а р л о в н а (толкая ее в бок, гром­ким шепотом). Что ты такое, Леночка, говоришь? от­веть, что они тебе интересны!

Е л е н а (так же безразлично). Я устала, тетя, отвечать всякую чушь; я жду сегодня чего-то необычайного, я вам уже говорила об этом, и не собираюсь поддержи­вать бессмысленный разговор.

К у л и б и н (победно поглядывая на С л у ч а й н о ­г о, Е л е н е). Скажите, а как вы относитесь к настоящим ученым? более того – к лауреатам, открыв­шим большие и непреложные истины?

Е л е н а (так же равнодушно). Как к непреложным и боль­шим дуракам.

И з а б е л л а К а р л о в н а (толкая Е л е н у еще сильнее и делая большие глаза, еще более громким шепотом). Елена, ты что, спятила, нельзя так отве­чать женихам; мы растеряем всю потенциальную кли­ентуру!

Е л е н а (шепотом, безразлично). Я устала от клиентуры, и от ваших, тетя, бесконечных спектаклей; можете разыгрывать все, что угодно, я в ваших спектаклях участвовать не намерена. (Порывается уйти, но И з а б е л л а К а р л о в н а вместе с А н ж у й с к и м удерживают ее.)

А д м и р а л о в (победно поглядывая на сопер­ников, подбоченясь и подкручивая усы). Скажи­те мне, несравненная, а как вы относитесь к настоя­щим полковникам?

И з а б е л л а К а р л о в н а (неожиданно для себя и присутствующих). Ах, я без ума от пол­ковников! я всю жизнь только и делала, что мечтала о встрече с полковником! (Бросает откровенный взг­ляд на А д м и р а л о в а.)

Е л е н а (насмешливо и громко). Вот и прекрасно, тетя, быть может, ваша мечта вскоре осуществится! что же касается заданного вопроса, то от полковников меня просто тошнит! настолько сильно, что я вы­нуждена уйти, покинув вас на неопределенное время, а быть может, даже и навсегда! (Решительно подни­мается с дивана, и выходит из комнаты.)


И з а б е л л а К а р л о в н а, не обращая на нее внимания, неотрывно смотрит на А д м и р а л о в а.

А н ж у й с к и й, во время резких реплик Е л е н ы поочередно бросавший ж е н и х а мизвини­тельные и намекающие взгляды, пытается удержать ее, но у него это не получается.

Ж е н и х и крайне расстроены и возмущены, насто­лько сильно, что некоторое время молчат, недоумен­но переглядываясь между собой.


А н ж у й с к и й (вскакивая на ноги, извиняясь). Прошу прощения, господа, сейчас мы все это уладим! Моло­до-зелено, господа, неопытная птичка, только что выпорхнувшая из родительского гнезда, волнуется, увидев сразу стольких мужчин, и сама не знает, что говорит! сейчас, господа, мы все это уладим и пов­торим! айн момент, господа, всего лишь мгновение, и снова прекрасная и загадочная невеста предстанет перед вами во всей своей девственности! (Выбегает из комнаты, таща за руку И з а б е л л у К а рл о в н у, не перестающую таращиться на А д м и р а л о в а.)


В комнате воцаряется пауза.


С л у ч а й н ы й (после паузы, возмущенно). Однако, го­спода, это оскорбительно, и ни в какие ворота не лезет! простите, но я не понимаю, зачем нас сюда пригласили!?

К у л и б и н (не менее возмущенно, потрясая газетой с обведенным чернилами объявлением). Дают в газетах заманчивые объявления, а после смеются, как над последними клоунами! к тому же и невеста не так хо­роша, как описывается,

А д м и р а л о в (в тон им, слегка задумчиво). Невеста, бесспорно, не первой свежести, а вот на тетушке я бы остановился немного подробнее!


Звонок в дверь. Из соседней комнаты появляется И н е с с а, и бежит в прихожую открывать. Слышатся го­лоса: «Елена Андреевна у себя?» – «У себя». В гос­тиную заходят Р и м с к и й с З а р а й с к и м. И н е с с а убегает, не упустив возможности пос­лать воздушный поцелуй А д м и р а л о в у. Ад м и р а л о в испуганно шарахается в сторону.


З а р а й с к и й ( Р и м с к о м у, отводя его в сторону). Я так и знал, – мы здесь не одни! опередили, проклятые женихи! ну да ничего, положись на меня, и, самое главное, не говори ничего лишнего; гово­рить буду я, и, если врожденное чутье не подводит, мы этих так называемых женихов отучим в два счета дорогу перебегать! учись, Римский, будешь потом в книжках описывать! (Развязно направляется к ж е­ н и х а м.)

С л у ч а й н ы й (подозрительно поглядывая на З а р а й с к о г о). А это еще кого нелегкая принесла? не­бось тоже по объявлению пожаловали? я чувствую, что по этому объявлению женихи летят, как коршуны на добычу!

К у л и б и н (ехидно). Добыча только оказалась не по зубам!

А д м и р а л о в (задумчиво). Добыча не по зубам, а те­тушка ничего! думаю, что и в мошне у нее немало припрятано!

З а р а й с к и й (развязно подходя к ж е н и х а м). Не с женихами ли прекрасной хозяйки дома имею честь говорить?

С л у ч а й н ы й (угрюмо). С ними самими, с кем же еще?

К у л и б и н (еще более угрюмо). С обманутыми женихами, сказал бы я более точно!

А д м и р а л о в (угрюмо, но с надеждой в глазах). С отвергнутыми женихами, если называть вещи по-имени и по-отчеству!

З а р а й с к и й (так же развязно). А в чем, господа, проблема, неужто не ко двору невесте пришлись?

С л у ч а й н ы й (раздраженно). Не то, что не ко двору, а вообще, по-моему, попали совсем по другому адре­су!

К у л и б и н (так же раздраженно). Невеста оказалась остра на язык, а в объявлении говорили, что коро­лева, и бредит замужеством!

А д м и р а л о в (в тон им). Такая злючка, ей-Богу, что хоть в кусты от нее убегай! кустов вот только поб­лизости никаких не видать!

З а р а й с к и й. Как, и вы тоже попадись на удочку? Да знаете-ли вы, господа, что уже множество чест­ных людей пострадало от этой подлой компании? некоторых, между прочим, уже и в живых отыскать невозможно, а некоторые, напротив, спились в несколь­ко месяцев, или сошли от горя с ума; никакая это, господа, не свадебная квартира, а ловушка для чест­ных и благородных людей!

С л у ч а й н ы й. Да что вы говорите такое? а как же диплом (показывает на диплом), множество подписей, и большие печати?

З а р а й с к и й. Диплом поддельный, подписи сфабрикованы, а печати сделаны фальшивыми мастерами!

К у л и б и н. Позвольте, позвольте, а как же победа на конкурсе красоты?

З а р а й с к и й. На конкурсе, господа, только не кра­соты, а лучших свинарок соответствующего района! это, господа, мне известно доподлинно, и имеются люди, готовые все письменно подтвердить. (Кивает на Р и м с к о г о, который в ответ мычит что-то нечленораздельное.)

А д м и р а л о в (тычет пальцем в газету). Но ведь здесь черным по белому сказано, что невеста настоящая ко­ролева!

З а р а й с к и й (презрительно). Да, господа, королева, только не красоты, а бензоколонки; она, господа, после того, как выбралась из своих районных свина­рок, перебралась на бензоколонку, ну и, сами пони­маете, получила у водителей соответствующий титул!

А д м и р а л о в. А «Мисс Вселенная»?

З а р а й с к и й (грустно покачивая головой). И «Мисс Вселенная» она тоже от водителей получила! присво­или ей дальнобойщики за ласковый взгляд и соответствующие услуги!

С л у ч а й н ы й (возмущенно). Нет, какова, а на вид не скажешь, что работала на бензоколонке!

К у л и б и н (так же возмущенно). А я так, господа, сра­зу заподозрил что-то неладное; мне, как ученому и аналитику со стажем, вся эта затея с женитьбой (ты­чет пальцем в газету) с самого начала показалась надуманной; чувствовался, господа, в ней некий душок, неизвестно какой, но очень явственный!

А д м и р а л о в (еще более возмущенно, уверенно). Да известно какой душок – бензином попахивало! раз работала на бензоколонке, значит, пропиталась бен­зином, и теперь никак не может отмыться!

С л у ч а й н ы й (внезапно заторопившись). Немыслимо, господа, немыслимо и непостижимо! ноги моей больше не будет в этом притоне! здесь не то, что денег на президентство приобрести, а и своих можно в два счета лишиться! (Направляется к выходу.)

К у л и б и н. И я тоже пойду; объявление фальшивое, и невеста с душком! а ведь как хорошо все начиналось! (Уходит.)

А д м и р а л о в (в тон им, и тоже собираясь уйти). Да, здесь, как видно, каши не сваришь, разве что перек­валифицироваться в дальнобойцики! да жалко мундир, большие деньги отдал за него (сдувает, прогнувшись, пушинку с мундира); пойду и я вслед за всеми; а старушка недурна, и жаль, что тоже не подала объя­вления! (Также идет к выходу.)

З а р а й с к и й (радостно потирая руки). Прощайте, господа, прощайте, скатертью дорожка и ветра в ваши попутные паруса! а может быть, присядете ненадолго, выпьете на посошок, покалякаете о жизни с человеком бывалым? глядишь, и вновь вдохновитесь на подвиги? (Крутится вокруг ж е н и х о в, как юла.)


Ж е н и х и уходят, хлопнув в прихожей дверью и восклицая наперебой: «А еще диплом повесили, и пе­чатью украсили!», «И диплом поддельный, и королева фальшивая!», «Надо же, господа, кто бы вообразил: королева бензоколонки, и обслуживала дальнобойщиков!», «А душок, господа, определенно имеется!», «И душок имеется, и тетушка недурна!», и пр. Неожиданно с криками: «Полковник, полковник!» из двери выскакивает И з а б е л л а К а р л о в н а, но ее тут же втягивают назад. Дверь захлопывается, слышится голос Б о н и ф а ц и я: «Он такой же полковник, как ты королева, старая дура!» Затем раздается грохот, и все замолкает.

З а р а й с к и й, радостно потирая руки, несколь­ко раз, делая антраша, пробегает по комнате, про­тирает на ходу пыль с диплома, напевает вполголоса: «Гром победы, раздавайси!» и «Люди гибнут за ме­талл!», а затем останавливается напротив Р и м с к о г о, склонив голову набок, и с любовью погляды­вая на него.


3 а р а й с к и й (с любовью глядя на Р и м с к о г о). Вот и все, дружище, вот и наша взяла, вот и окончилось взятие Измаила; теперь крепость наша, и отдана в бессрочное пользование на полное разграбле­ние и возмещение понесенных потерь; большими дура­ками будем с тобой, если не получим удовольствие и потери не возместим! короче говоря, учись, Римский, у умных людей, будешь потом детям рассказывать! (Раскланивается и расшаркивается, как только может.)


Р и м с к и й стоит, растерянно раскрыв рот.


З а н а в е с.


КАРТИНА ВТОРАЯ | Идеальная женщина | ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ