home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18


— Нет! Нет, нет и нет! Хэл, как у тебя только язык повернулся просить об этом! Изначально именно отцовское пристрастие к игре затянуло нас в эту задницу.

— Это не игра, Джефф. Это верное дело.

— Ага. Сколько раз мы слышали подобное от папы?

— Ладно, признаю, определенный риск имеется. Но на него нам придется пойти.

— Черта с два! Нет. — Джефф отвернулся от Хэла и важно прошествовал обратно к столу. — Я отвечаю за финансовые дела. Мы пойдем в Совет Лордов и выработаем схему выплат…

— И учиним еврейский погром. Я слышал.

Джефф замер, стоя спиной к Хэлу. Затем обошел стол, повернулся и медленно опустился в кресло.

— Когда ты слышал о погроме? Кеннет проговорился мне только сегодня. А папа вообще ни о чем не упоминал.

— Ребята поговаривают, слухи тоже всякие. Королевская гвардия готовится к чему-то крупному. Евреи чуют, что за ними следят, и нервничают. И еще, мне известен образ мыслей Кенни.

— Я пытался поговорить с отцом. Но он, как всегда, ни «бэ» ни «мэ».

Хэл уселся напротив и уперся локтями в стол.

— Джефф, об этом волшебном мече уже ходят слухи. Все думают, что это шутка. Они еще ничего не поняли. Все идет к тому, что ставки будут огромные. Думаю, мы сможем выручить тридцать к одному, если не пятьдесят. Достаточно, чтобы вытащить семью из долгов. С такими деньгами Совет Лордов потребует от папы назначить преемником тебя .

Мои личные амбиции не являются достаточным оправданием…

— Я говорю не о твоих личных амбициях. Все просто: или ты, или Кенни. Или мы рискуем на турнире, или Кенни учиняет погром. Ты можешь придумать иной способ остановить его?

Джефф надолго задумался. Наконец он произнес:

— Нет.

— Кроме того, — продолжил Хэл, — став королем, ты сможешь жениться на Кэролайн.

Брат смерил его сердитым взглядом.

— И ты туда же! Кенни сделал мне аналогичное предложение, при условии, что я соглашусь на погром. С чего вы оба так уверены, что я хочу на ней жениться?

— По двум причинам. Во-первых, ты ее видел. Во-вторых, ты мужчина.

— Между прочим, Кэролайн не единственная в округе красивая, волоокая, тонкостанная, полногрудая, привлекательная юная женщина с совершенной кожей, ослепительной улыбкой и острым умом. Вокруг есть и другие не хуже.

Назови.

— Не важно. Предположим, нам удастся найти достаточно денег и сделать ставки на турнире. Причем достаточно большие ставки, чтобы покрыть долги. Но денег у нас нет, а если бы и были, почему я должен поддерживать тебя? Дай мне меч и позволь выиграть с его помощью. У меня больше опыта. В отличие от тебя мне доводилось участвовать в турнирах.

— Не получится. — Хэл покачал головой. — Ты слишком хорош, Джефф. Ты не получишь такого разброса ставок, как я. Позавчера я дрался этим мечом перед местным трактиром. И с треском провалился.

— Улавливаю. И разумеется, постарался, чтобы все видели, как ты проиграл.

— Сегодня уже весь город в курсе. Лучше всего, что девушки тоже там присутствовали. Никому и в голову не придет, что парень решится нарочно проиграть бой на глазах у своей дамы.

— Посмотрим.

Джефф протянул руку за голову, туда, где свисали шнурки от полудюжины звонков. Он выбрал один и позвонил. Через несколько минут появился его камердинер.

— Добрый вечер, Уинтроп. Вызывали, сир?

На высоком лбу тощего и лысеющего Уинтропа всегда блестело несколько бусинок пота, хотя выражение лица оставалось спокойным и сдержанным.

— Вызывал, Уинтроп. Брат говорит, что он записался в участники турнира. Желает выступить на соревнованиях фехтовальщиков.

— Я тоже слышал об этом, сир. Велеть королевскому лекарю приготовить дополнительный запас мазей и бинтов?

— Эй! возмутился Хэл.

Джефф спрятал улыбку.

Блестящая мысль, Уинтроп. Но сначала ответьте мне на один вопрос. Я так понимаю, вы в свое время любили делать ставки.

— На заре моей юности, сир. Увы, миссис Уинтроп имеет склонность крепко держаться за кошелек. Нынче мои ставки чисто номинальны.

— Но вы в курсе разницы?

— Да, сир.

— И что предлагают за принца Хэла?

— Когда я покидал город сегодня вечером, сир, разница ставок на его высочество равнялась сто к одному. Против.

У Джеффа отвисла челюсть, но он быстро овладел собой.

— Спасибо, Уинтроп. Это все.

Камердинер повернулся к двери, но тут его окликнул Хэл.

— Извините, Уинтроп.

— Да, сир?

— Вы на меня поставили?

— Нет, сир.

— Да ладно. Даже при ста к одному? Ни единого гроша?

Уинтроп заколебался, затем откашлялся.

— Опыт подсказывает мне, сир, что букмекеры, как правило, знают свое дело. Они не предлагали бы такую большую разницу без серьезных на то оснований.

— Понимаю. Спасибо, Уинтроп.

Как только слуга вышел, Джефф вылетел из кресла и принялся мерить шагами комнату, размышляя вслух:

— Ладно, ладно, шанс у нас есть, но мы должны держать все в тайне. Мне надо потренировать тебя на защиту, но нельзя, чтобы нас видели. Особенно Кенни.

— Согласен.

— Слишком крупная ставка изменит соотношение. Букмекеры догадаются. Необходимо найти верных людей, кто бы поставил за нас. Множество мелких ставок. Но не из дворца. Слуги, как и придворные, сразу примутся судачить.

— Согласен.

— Королевские гвардейцы все под каблуком у Кенни. Я подключу армейских офицеров. Если я их попрошу, они не станут болтать.

— Согласен.

Джефф выгреб несколько гроссбухов из сложенной Хэлом стопки, отобрал два, бросил на стол, зажег новую свечу и достал счеты.

— Никогда не мог понять, как ими пользуются, — заметил Хэл.

— Ш-ш-ш, — прокомментировал брат его реплику, вынул из стола кусок мела и принялся делать расчеты на грифельной доске. Долгое время раздавались только щелканье костяшек на счетах, скрип мела и время от времени тихий шелест переворачиваемых страниц, когда принц листал гроссбухи. Однако чем дольше он работал, тем меньше энтузиазма излучал. Вскоре Джефф отбросил мел и обмяк в кресле. На лице его отразилось разочарование.

— Бесполезно. Я подключил все дискреционные фонды. Даже при ста к одному у нас не хватит денег покрыть требуемое количество ставок.

— Я уже понял, — спокойно откликнулся Хэл. — Мы загоним фамильные драгоценности.

Этот день наносил принцу Джеффри один эмоциональный удар за другим. Он начался с обеда в обществе Кэролайн и внезапного осознания того, что любовь с первого взгляда, безусловно, не является мифом. Затем резкий переход от гнева к бессильной ярости, едва принц узнал, что его старший брат планирует еврейский погром. Тихое бешенство сменилось энтузиазмом, когда младший посвятил его в свой план по вытаскиванию семьи из долгов. А теперь Хэл подбросил в воздух очередную горящую головню и ожидал, что Джефф ее поймает.

— Что?! Продать драгоценности короны? Невозможно! Никогда!

— Не короны. Разумеется, не короны. Ты меня совсем за олуха держишь? Драгоценности короны принадлежат королевству, а не нам лично. Я имел в виду мамины.

— Боже мой! Это немногим лучше.

Хэл пожал плечами.

— Не фонтан, но можно попробовать.

— Мамины драгоценности! Хэл, некоторые из этих украшений хранятся в нашей семье на протяжении шести поколений. Алмазы, рубины, изумруды. Они бесценны.

— Далеко не бесценны. Ты удивишься, как быстро ювелиры смогут назначить цену.

Хэл подобрал волшебный меч, осмотрел лезвие и сунул его в простые деревянные ножны.

— Мы не можем этого сделать. Это же…

— … алмазы, рубины, изумруды. Я в курсе. Джефф, они — бесполезные куски похожего на стекло вещества, которые ценны только потому, что люди их таковыми считают. Как бы то ни было, мы же вернем их после турнира.

— Ты так уверен в себе и этом чертовом мече!

Хэл ничего не ответил.

— Все равно, — не сдавался Джефф, — чтобы продать украшения достаточно дорого, требуется время. А мы должны действовать уже завтра.

— Нам не надо их продавать. Мы можем просто занять под них деньги. Быстро получить наличные, как под дополнительное обеспечение.

— Мы получим только малую часть их истинной стоимости. — Джефф снова взялся за мел и счеты. — Однако — да. Мы можем это сделать. И все-таки остается главная проблема.

Хэл кивнул.

— Мама должна согласиться.

— Именно, — сказал Джефф. — И как ты заставишь ее пойти на это? Мама очень спокойно относится ко многим вещам, но все-таки речь идет о женщине и ее драгоценностях.

— Эх, была не была. — Хэл расчистил место на столе от бумаг и уселся на стол, положив меч на колени. — Понимаешь, Джефф, разговаривать с ней придется тебе.

— Что? Почему мне?! Это же твоя идея!

— Потому что мать взовьется до потолка, если обнаружит, что я участвую в турнире. И еще, она ни за что не согласится на этот план, если он будет исходить от меня. А ты изобразишь взрослого старшего брата и убедишь ее, что никто меня не убьет.

Джефф надул щеки и с шумом выдохнул.

Это будет непросто. После конных поединков фехтование — самое опасное. А она по-прежнему считает тебя младенцем.

— Я знаю. В идеале я бы с радостью продал золотые цепи, которыми увешан Кенни, но, боюсь, мы вряд ли встретим понимание с его стороны.

— Не знаю, — покачал головой Джефф. — Мама такой визг поднимет…

Словно в подтверждение его слов из другой части замка до них долетел душераздирающий вопль. Юноши вскинули головы.

— Это не мама?

Других звуков не последовало. Хэл пожал плечами.

— Может, горничная крысу увидела?

— Ну, кто бы это ни был, он уже перестал. — Джефф на всякий случай еще раз прислушался и рассмеялся. — Как, однако, вовремя.

И тут раздался еще один звук. На сей раз — топот бегущих ног. Топот приблизился, резко прекратился, и дверь распахнулась. Глазам принцев предстал запыхавшийся и встрепанный Уинтроп.

— Ваше высочество, ваше высочество, идемте скорее. Это королева!

К тому времени как их высочества добрались до покоев ее величества, у дверей скопилось уже около дюжины встревоженных слуг. Сама дверь была наглухо заперта.

— Она никого не пускает, — сообщил Уинтроп. — Только за вами послала.

— Тогда, — заявил Джефф, — нечего здесь околачиваться. Уверен, у вас у всех масса дел.

Слуги поняли намек и разошлись, то и дело оглядываясь на апартаменты королевы. Джефф забарабанил по двери костяшками пальцев, одновременно оттесняя Уинтропа в сторону.

— Оставайтесь здесь, под дверью. Никого не пускать, пока я не распоряжусь.

— Да, сир.

Они услышали, как в замке повернулся ключ, и дверь приоткрылась, образовав тоненькую щелочку. Ровно настолько, чтобы позволить им разглядеть нервно моргающий глаз королевы Хелен. Затем створка еще чуть-чуть сдвинулась, чтобы Джефф и Хэл смогли просочиться внутрь. Как только они оказались в комнате, королева тут же захлопнула дверь, заперла ее и прислонилась к ней спиной.

— Это ваш отец, — сообщила она. — Он спятил.

— Где он?

— В спальне.

Джефф с Хэлом переглянулись и поспешили в королевскую опочивальню. Король возлежал на постели, одетый в свободные штаны, фланелевую блузу и поношенную соломенную шляпу. В руке он держал свечу, с помощью которой пытался запалить некий предмет, оказавшийся трубкой, сделанной из сердцевины кукурузного початка.

— А, привет, мальчики. — Монарх помахал сыновьям. Кулак у него оставался сжатым, а трубку он держал большим и указательным пальцами. — Позвольте дать вам несколько советов. Вы можете подвести лошадь к воде, но не можете заставить ее пить.

— Чего? — переспросил Джефф.

— Помнится, папаша мой говаривал: «Не все то лебедь, что над водой торчит».

— Что-то не припомню, чтобы дедушка говорил что-либо подобное.

— О чем он? — шепотом поинтересовался Хэл у матери.

— Не знаю, — так же шепотом откликнулась она. — Я вернулась с ужина, а он тут, наряженный фермером. Я спросила его, в чем дело, и с тех пор он несет подобный вздор. Я отослала слуг. Не хочу лишней болтовни.

— Полпенни фунт бережет, — изрек король.

— Слуги уже сплетничают, — вздохнул Джефф.

— Вашего отца они еще не видели. Я отослала их сразу после того, как они услышали мой крик. Я просто не могла сдержаться. Я решила, что он сошел с ума.

— Старый конь борозды не испортит, — сообщил король.

— Конечно, папа, — согласился Джефф. — Пусть улыбка будет твоим зонтиком. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы об этом прознал Совет Лордов, — бросил он Хэлу.

— В первую очередь нельзя допустить, чтобы об этом прознал Кенни, — хмыкнул тот. — Или он захочет захватить власть прямо сейчас.

— А он не пьян?

— Ваш отец никогда не напивается, — возразила Хелен.

— Может, нам и стоит его напоить, — предложил Джефф. — Вдруг после долгого крепкого сна у него все это как рукой снимет.

— Меньше знаешь, крепче спишь, — заметил король. — Во многия знании многая печаль. Внезапно Хэл согнулся пополам.

— Я въехал, я въехал, — стонал он между приступами хохота, привалившись к столбику кровати.

— Что?

— Это все философский камень. Он потчует нас философией от сохи.

— Встречают по одежке, а провожают по уму, — похвастался король.

— Что ж, неудивительно, — согласился Хэл. Он вспрыгнул на кровать, ухватил отца за запястье и разжал ладонь. — Пап, отдай мне камень.

— Никогда не был членом какой-либо организованной политической партии, — заверил король. — Я монархист… ой.

Философский камень выпал из его руки и покатился по ковру. Его величество уставился на Хэла, потом перевел взгляд на Джеффа и на королеву Хелен. Затем потер лицо ладонью.

— Это было очень странно.

Дверь шваркнула о стену, возвещая о появлении Кенни.

— Проклятие, Джефф, этот твой глупый лакей пытался меня не пускать. Что за черт здесь творится?

Хелен сидела на кровати и обнимала короля.

— С тобой все в порядке, милый?

— Уже все хорошо, Хелен. Просто приступ философии. — Король стянул с головы соломенную шляпу, с отвращением взглянул на нее и вместе с кукурузной трубкой бросил на пол. — Спасибо за помощь, мальчики. Можете идти.

— Все в порядке, — успокоил Джефф старшего брата. — Ложная тревога.

Кенни не слушал. Он подобрал философский камень и разглядывал его с удивлением на лице.

— Просто магический инвентарь, Кенни. Я позабочусь о нем.

Хэл аккуратно вынул находку из руки старшего брата.

Старший, казалось, даже не заметил этого.

— Что не убивает меня, делает меня сильнее, — пробормотал он.

— Не сомневаюсь, — заметил Хэл. Вслед за Джеффом он вышел из спальни.

Джефф прикрыл дверь, а Хэл завернул философский камень в носовой платок.

— Отдам его Эмили. Мы не знаем, как им пользоваться и какие еще неприятности он может принести.

— Согласен. Это волшебная вещь, вот пусть чародейка с ней и разбирается.

— Когда мама выйдет, поговоришь с ней?

Джефф вздохнул и кивнул.

— Ладно, я сделаю это. Но ей не понравится.




предыдущая глава | Принц для особых поручений | cледующая глава