home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19


Кэролайн оделась в белое платье. Она неизменно следовала простому правилу: носи цветное днем и белое ночью — так больше выделяешься в темноте. Девушка взбегала вдоль наружной стены, вверх по ступеням, ведущим на террасу, куда выходили апартаменты троих принцев. Ночь стояла теплая, редкий ветерок играл ее волосами и подолом платья. Случайному наблюдателю, окажись он в этот момент у подножия террасы и заметь прекрасную юную женщину в сиянии отраженного лунного света, стремительно поднимающуюся ввысь на фоне темного камня, было бы вполне простительно принять ее за возносящегося к небесам ангела.

Но в голове самой Кэролайн вертелись весьма приземленные мысли. Она не сказала Эмили, что решила передать свое дело непосредственно королю. Ее собственная позиция казалась ей несокрушимой. Она имела право выйти за красивого принца. Принц Хэл, при всех его несомненных достоинствах, красивым не был. При этом в наличии имелось целых два красивых принца — так почему бы не поменяться? С ее точки зрения, такой оборот представлялся простой справедливостью, и она не понимала, зачем мутить воду вопросами о приданом.

Король, думала она, в силах все уладить. Подобные решения лучше предоставлять мужчине. Королева — милейшая женщина, но бессмысленно объяснять матери, что ее сын не красавец. Да и вообще, среди женщин найдется множество таких, которые сочтут привлекательным любого мужчину в пределах досягаемости. Тогда как мужчины никогда не сочтут другого мужчину красивым. Себя — возможно, но не другого.

Добиться аудиенции у короля будет непросто, она понимала это. Некоторые годами ждут, пока их соизволят принять. Но Кэролайн не сомневалась, что придумает способ. В первую очередь следует попросить Хэла объяснить ей протокол. До королевских апартаментов она уже добралась, и начинать издалека не придется.

С этими мыслями девушка миновала лестницу и вышла на террасу. В тот момент, когда она обогнула угол, собираясь приблизиться к Хэловым окнам, яркая луна осветила камни перед ней. Кэролайн остановилась. И, давя рвущийся наружу крик, зажала рот ладонью.

Не многое вселяет такой леденящий страх, как вопль ужаса. Встревоженный крик королевы Хелен, прозвучавший в тот же вечер, но несколько раньше, не относился к числу криков, от которых бегут по спине мурашки. Крики раненых на поле боя не заставляют шевелиться волосы на затылке. Нет, сочетание темного замка, яркой луны и разрывающего прежде безмолвную ночь вопля отчаянного ужаса, издаваемого юной женщиной, пробирает до костей, как ничто другое.

В общем, Кэролайн могла и не кричать. То есть она, конечно, думала, что кричала. Она определенно ощущала себя кричащей. Но на самом деле бедняжка была настолько парализована обуявшим ее ужасом, что у нее свело мышцы гортани, и девушка смогла издать лишь долгое «ииииииииип».

А на освещенном камне перед ней сидела лягушка.

Она пялилась на Кэролайн с кучи одежды, и девушка сразу поняла, кто это. Еще до того, как узнала простую парусиновую рубашку. Первая красавица королевства бросилась вперед, подхватила лягушку на руки и прижала ее к груди.

— О Хэл, — прошептала она, — мне так жаль, так жаль!

Лягушка принялась вырываться. Кэролайн погладила ее по спинке.

— Все хорошо, Хэл. Это я, Кэролайн. Не волнуйся. Я тебя выручу.

Было очевидно, как ей следует поступить. Поцеловать лягушку. Она поняла это в ту же минуту, когда увидела ее. Но Кэролайн боялась.

Ни от Аманды, ни от кого бы то ни было другого девушка ни разу не слышала о вторичном превращении принца в лягушку. Кэролайн понятия не имела, снимет ли вернувшееся заклятие поцелуй той же самой девушки, и не надо ли сперва выпустить Хэла обратно в болото, а потом снова отыскать его. Возможно, совершенно другой красавице.

Возможно, заклятие снять уже нельзя.

На выяснение этого вопроса требовалось не более секунды. Но Кэролайн колебалась. Если она поцелует лягушку, а та не превратится в Хэла, это будет ужасно. Стремление оттянуть момент истины вполне естественно для любого человека.

Но Кэролайн всегда отличалась от подруг волевым и решительным характером. Она помедлила всего несколько мгновений, прежде чем поднести лягушку к лицу и заглянуть ей в глаза. Над головой пролетела мошка. Глаза амфибии проследили за ее полетом.

— Постарайся сосредоточиться, Хэл, — попросила Кэролайн. — Соберись. Пора превращаться. Ты готов?

— Ква, — ответила лягушка.

— Вот это сила воли! Ладно, раз, два, три, превращайся! — И она поцеловала его.

Ничего не произошло. Лягушка продолжала пялиться на нее.

— О нет, — выдохнула Кэролайн. — О боже, нет! Нет, нет, нет, не-е-е-е-т. — Она снова коснулась губами широкого рта амфибии. — Давай, Хэл, превращайся! — Девушка опять поцеловала лягушку. — Превращайся! — И еще раз. — Превращайся! Чего ты хочешь. Хэл? Язык? Превращайся! — Она дышала часто и глубоко и понимала, что перенасыщает легкие кислородом, но остановиться не могла. — Превращайся! — Поцелуй. — Превращайся! — Поцелуй.

Головокружение заставило ее прерваться. Она посадила лягушку на парапет, а сама прислонилась к стене и опустила голову, пытаясь восстановить дыхание. Когда Кэролайн подняла взгляд, лицо ее блестело от слез, но девушка утерла их и напустила на себя храбрый вид.

— Хэл, — строго обратилась она к лягушке, — ты просто не пытаешься. Давай, Хэл. Сосредоточься. Ты можешь это сделать. Думай по-человечески.

Кэролайн снова поцеловала его. Лягушка упорно оставалась лягушкой.

Из-за угла донесся смешок. Красавица круто развернулась, спрятав Хэла за спину. Перед ней стоял принц Кенни, с очень довольным видом. Девушка нервно улыбнулась ему и ухитрилась сделать реверанс, держа руки за спиной.

— Добрый вечер, ваше высочество.

— И вам добрый вечер, мисс Кэролайн. Чудная ночь для прогулок, не правда ли?

— Да-да. Я просто… просто… любовалась луной. — Так как луна оказалась позади нее, она смогла только неловко дернуть головой в ту сторону. Прекрасно понимая, какой дурой при этом выглядит.

— Я искал Хэла. Вы его не видели?

— Хэла? Принца Хэла?

— Да. Принца Хэла. Моего брата. Вашего жениха.

— А, вы имеете в виду Хэла. Нет. Не видела. Не сейчас. Нет.

Лягушка у нее за спиной тихонько заурчала.

— Извините, — засуетилась Кэролайн. — Наверное, я что-то съела. Вся эта жирная пища…

— Привыкнете через некоторое время, — успокоил Кенни. — Так вы не видели Хэла? Тут, смотрю, его одежда.

Девушка бросила взгляд на кучку одежды у ее ног.

— Да, я тоже заметила. Очень странно, правда?

— Определенно не похоже на него. Раздеваться прямо здесь… а-а, ясненько. — Кенни понимающе улыбнулся Кэролайн. — Извините, если испортил такой романтический момент.

— Испортили что? О! Нет, ничего подобного. Мы ничего не делали.

— Вы уверены? — Кенни придвинулся чуть ближе. — А мне показалось, я слышал поцелуи.

— Поцелуи? Ха-ха-ха. Какой абсурд. Здесь же никого нет. Кого бы я могла целовать?

— Лягушку, например.

Рука принца метнулась за спину Кэролайн. Он выхватил у нее лягушку, поднес к глазам и критически оглядел.

— Хм-м. Маленькое мягкое тулово. Мягкая, влажная кожа. Скошенный подбородок. Да, сходство с Хэлом несомненное.

— Отдайте его мне!

Кэролайн попыталась отобрать животное. Кенни поднял руку повыше, чтобы девушка не могла достать.

— Ну, думаю, она сослужила свою службу. — И принц небрежно бросил лягушку через парапет.

Кэролайн вскрикнула и метнулась к стене. Кенни рассмеялся.

— Расслабься, девочка моя. Это не Хэл. Я пошутил. С братцем все в порядке. Это просто лягушка, которую я подобрал в траве сегодня вечером. Хэл с Джеффом внизу. Я взял кое-что из его одежды в прачечной.

Кэролайн перегнулась через парапет. Внизу лежала разбившаяся о каменные плиты квакша. Кенни продолжал:

— Обычный розыгрыш. Хотя должен заметить, ты никогда не выглядела очаровательнее, чем в тот момент, когда целовала эту…

ШМЯК.

Ничто так не укрепляет кисти рук, как многолетнее прядение. От залепленной пощечины у Кенни посыпались искры из глаз, и ему пришлось схватиться за челюсть, чтобы убедиться в ее не изменившемся местоположении. Другой рукой он поймал Кэролайн за запястье, на случай если она вздумает нанести второй удар.

— Ну, ну, — пробормотал он. — Не надо возбуждаться. Не так следует обращаться с будущим мужем.

— Что? — Кэролайн вывернулась из захвата.

— А как же еще? Ты совершенно ясно обозначила свою цель — выйти за красивого принца. И еще ты планируешь со временем стать королевой, следовательно, тебе надо выйти за будущего короля. А существует только один человек, который удовлетворяет обоим требованиям.

— Ваше высочество, не надо рассказывать мне о моих планах. К тому же, по-моему, у принца Джеффри шансы унаследовать трон не хуже ваших. Между прочим, мне говорили, что Совет Лордов благоволит ему.

— Совершенно верно. Совет действительно благоволит ему. Пока. Но это до тех пор, пока они думают, что Джефф способен уберечь семью от банкротства и предотвратить финансовый скандал. К счастью, я изобрел отличный способ разрешить наш кризис, а также обойтись без всей этой утомительной экономии и ответственности за свои расходы, которые проповедует Джефф.

В самом деле? Честно говоря, ваше высочество, не хочу вас обидеть, но вы вовсе не кажетесь чрезмерно умным.

— У меня есть скрытые таланты, — улыбнулся Кенни. — И мне нравятся женщины с норовом, как ни банально это звучит. Они так отличаются от всех этих девиц, которые вечно стелются передо мной.

— Вам придется вернуться к своим маленьким подлизам. Кроме того, у меня сложилось впечатление, что принцев Мелиновера продают женщинам с самым богатым приданым, словно проституток мужского пола, я правильно поняла?

— Осторожно. Ты становишься злобной и неприятной. Постарайся не забывать о своем происхождении. Ты все еще простолюдинка, и я имею право выпороть тебя за подобное замечание.

— Не сомневаюсь, вы получите от этого удовольствие.

— Возможно. Тем больше у тебя причин помнить свое место.

Кэролайн знала, что Хэл и Джефф этого не допустят. Однако она ступала по чужой территории.

— Очень хорошо, ваше высочество. Приношу свои извинения.

— Принято.

— В любом случае я вряд ли сумею собрать достаточное приданое, чтобы выйти за вас. А если вы не женитесь на девушке с огромным приданым, вам не бывать королем. Ну, а если вы женитесь на девушке с огромным приданым, вам не бывать моим мужем. Вот и все, ваше высочество. — Кэролайн повернулась и направилась к ступенькам. — Спокойной ночи.

— Не так быстро.

Кенни поймал ее за кисть. Кэролайн снова вырвалась. Принц поднял руки.

— Я все равно стану королем. И как король я смогу изменить размер приданого, а то и вовсе его отменить. Собственно, я уже сказал Джеффу, что он может жениться на тебе, если ты выразишь согласие.

— Правда? — Это уже небезынтересно. — Его высочество хочет на мне жениться?

— При условии твоего согласия. Но помни, Джеффу королем не бывать. Королем стану я.

Принц Кеннет, подумала Кэролайн, слишком часто получал на турнирах по голове.

— И как, могу я спросить, вы собираетесь этого добиться?

— Простым перераспределением средств. Больше всего отец должен еврейским ростовщикам. А так как евреи все равно сосредоточили в своих руках слишком много богатства и власти, самое время им перебраться в какое-нибудь другое королевство.

— Вы собираетесь устроить погром?

Кенни просиял.

— Умная девочка. Именно. Мы, разумеется, подождем окончания турнира. Чтобы не повредить туристическому бизнесу.

— Это ужасно!

— Ну, все не настолько кроваво. Мы просто выгоним их. Мы не станем их убивать. Разве что они окажут сопротивление. Я подозреваю, некоторые действительно попытаются. Их придется ранить, возможно серьезно. Но в процентном соотношении, полагаю, погибнут очень немногие. В основном с ними просто обойдутся немного грубо.

— Вы действительно не представляете, каким тираном выглядите? Рушить человеческие жизни подобным образом!

— Мы не собираемся разрушать их жизни. Евреи странствовали по Земле тысячи лет. Им всего лишь придется совершить еще одно странствие.

— И оставить вам все на разграбление.

— Разумеется, нет. Они смогут взять с собой свое имущество.

— Но не дома и землю.

— Ну, — вздохнул Кенни, — с этим ничего не поделаешь. Основная цель — не дать им собрать долги. Можешь думать об этом как о некоторой форме принудительного рефинансирования.

— Не могу поверить, что вы так несправедливы. Из вас получится ужасный король.

Кенни ласково улыбнулся ей сверху вниз.

— Пусть о чести и справедливости беспокоятся рыцари, — произнес он, словно разъясняя одаренному ребенку решение сложной задачи для старшеклассников. — За время своего правления королю приходится влезать и не в такую грязь. Но самое главное, — отметил принц, — я рад, что ты во мне так разочарована. Это лишнее доказательство твоих планов относительно моей персоны. Я угадал? Если бы ты не имела на меня виды, ты бы меня просто проигнорировала.

Несомненная правота, прозвучавшая в его последнем высказывании, взбесила Кэролайн еще сильнее.

— Я бы не вышла за вас, даже… даже если…

— Да?

Девушка еще раз взглянула на расплющенное лягушачье тельце.

— Не знаю. Но не вышла бы. — И убежала с террасы.




предыдущая глава | Принц для особых поручений | cледующая глава