home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21


— Нет! — воскликнула королева Хелен. — Безусловно нет! Я запрещаю!

— Мам, — сказал Джефф, — мне не кажется, что ты можешь это запретить. На самом деле, по-моему, ты больше ничего не можешь запретить Хэлу.

Королева сидела в своем любимом кресле, обитом Дамаском цвета бургундского вина, с покрытыми замысловатой резьбой подлокотниками красного дерева. В данный момент она сложила руки на груди и держалась преувеличенно прямо. Разглядеть выражение ее лица не позволяло колышащееся пламя свечей, но голос звучал твердо и властно.

— Хэл на турнире? Какой бред. Я скажу пару теплых слов составителям списков. Как они вообще могли включить его в число участников? Он же еще маленький.

— Он всего на год младше меня. А мы с Кенни уже не первый год выходим на турниры.

— Ваше с Кенни занятие нравится мне ничуть не больше. Фехтование! Это же опасно. Даже в доспехах. Этими штуками вы можете…

— … глаз себе выколоть, — закончил за нее догадливый Джефф. Он откинулся в кресле и старался сохранить беззаботный вид, засунув большие пальцы в карманы кашемирового жилета. — Мне ты говорила то же самое. Мам, Хэл уже участвовал в реальных уличных боях. А это просто игры.

— Ну да, вы, мальчики, всегда так говорите. Битвы на мечах, поединки на копьях. Не волнуйся, это всего лишь развлечения и игры, пока…

— … кто-нибудь не поранится, знаю.

— Ага, давай смейся надо мной, Джеффри, но погоди, у тебя появятся собственные сыновья. И не надо мне рассказывать, что такое турнир. Ваш отец тоже бился на турнирах, пока мы не поженились, и я ходила смотреть на него.

— Его ранили?

— Нет, но могли.

— Убедительнее не придумаешь, — заметил Джефф. — Мам, пойми, для мужчин нашего возраста естественно испытывать желание биться на турнирах тем или иным способом. Все ребята делают так, если могут.

— Конечно. И, полагаю, если все другие ребята…

— … прыгнут с крыши, сделаем ли мы то же самое? Мама, это должен быть Хэл. Разница ставок на него огромная. Это единственный способ выиграть достаточно денег, чтобы вылезти из долгов.

— Джеффри, пожалуйста! Скажи мне, что ты не делаешь ставки на турнире. Именно из-за подобных вещей у твоего отца и начались такие неприятности.

У Джеффа возникло ощущение, будто он слышит собственные слова. Хуже того, в них имелся здравый смысл. Принц попытался вспомнить, какие доводы использовал Хэл, чтобы уговорить его.

— Я не могу объяснить тебе сейчас, мам. Ты должна просто поверить мне. У нас с Хэлом имеются свои соображения на этот счет. Ты знаешь, как я отношусь к азартным играм. Я бы не стал этого делать, если бы не имел оснований ожидать соответствующего результата.

— У вас с Хэлом имеются соображения? Джеффри, надеюсь, вы не делаете ничего противозаконного?

— Противозаконного? Разумеется, нет. Неэтичного? Может быть. Коварного, нечестного, постыдного или закулисного? Вероятно. Но не противозаконного. Я имею в виду, если бы мы оказались простолюдинами, мы бы нажили большие неприятности. Но мы особы королевской крови, и поэтому все в порядке.

— Что ж, это хорошо. Я не хочу, чтобы ты дурно влиял на Хэла.

— Ни в коем случае. И, мама, более неприятный момент. — Принц Джеффри умолк и сделал глубокий вдох. Не имело смысла ходить вокруг да около, и он решил перейти сразу к делу: — Чтобы получить деньги для ставок, нам придется заложить твои драгоценности.

— Нет, — молниеносно отреагировала Хелен.

Джефф поднял руки, как бы предупреждая спор. Хотя, по правде говоря, единственное слово «нет» в качестве затравки для полноценного спора никак не проходило.

— Это не то, что ты думаешь, мам. Мы не собираемся продавать их. Нет, нет, нет. Никоим образом. Мы просто собираемся занять под них средства. Мы вернем их тебе сразу же после матча.

— Джеффри, вы не можете продать мои драгоценности.

— Не продать. Использовать их как обеспечение. Разумеется, я знаю, что они являются фамильным наследием, передаваемым из поколения в поколение, и все такое, но на самом деле они пробудут в чужих руках всего несколько дней. Я уже переговорил с крупнейшими аукционными домами. Они хорошо о них позаботятся…

— Я не сомневаюсь.

— Нет, правда позаботятся. Они знают, что камни действительно хорошего качества…

— Определенно знают.

— … и я заставил их взвинчивать цены друг против друга, чтобы получить наиболее высокий уровень займа. Одни камни…

— Стразы.

— … стоят больше, чем… Что?

— Подделка. — Хелен налила себе еще чаю и очень осторожно добавила горячего молока. На сына она не смотрела. — Джеффри, в богатых семьях обычное дело иметь дубликаты самых дорогих вещей. В нормальных обстоятельствах мы носим дубликаты и держим оригиналы под замком, вынимая их только по особым случаям, таким, как свадьбы, коронации и тому подобное.

— Хорошо. Дубликаты. Тогда где ты держишь настоящие? Здесь есть сейф? Или в поместье?

— Сейфы имеются и здесь, и в поместье. Но фамильных драгоценностей там нет. Я продала их. Я не говорила этого ни вам, мальчики, ни кому-либо другому. Я тихо продала их много лет назад, чтобы оплатить кое-что из долгов вашего отца.

На сей раз королева подняла голову и посмотрела на сына. В уголках ее глаз стояли слезы.

Принц заерзал в кресле.

— Я заставила владельцев аукционных домов поклясться, что они не станут выставлять их на продажу до смерти вашего отца, чтобы не ставить его в неловкое положение.

— Ах-х-х, хорошая мысль, — нашелся Джефф. — Тогда ладно. На самом деле это была просто идея. Понимаешь, мы с Хэлом устроили мозговой штурм на тему банкротства и просто подумали… ладно, не важно. Мы придумаем что-нибудь еще.




предыдущая глава | Принц для особых поручений | cледующая глава