home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24


— Проблема в том, — Эмили шла рядом с Твигхэмом, — что все эти крутые городские волшебники думают, будто смыслят в магии больше, чем мама. Может, мама и не писала научных трудов и не представляла их на чародейских конференциях, но она знала, как наложить заклятие. Она не беспокоилась о его «магичности». Если она хотела превратить принца в лягушку, она его превращала. И сказке конец.

— Или начало, — покачал головой старый пасечник. — Твоя мать была глубже, чем ты полагаешь, Эмили. Ты считаешь, Банджи не прав?

Они приближались к воротам Мелиноверского дворца. Эмили уже достаточно примелькалась, чтобы входить и выходить по своему усмотрению, но Твигхэма стража могла не пропустить.

— Не знаю, — сказала девушка. — Я только ученица, и мне еще два года пребывать в этом статусе. Но по-моему, мастер Банджи придумал круговую аргументацию. Он говорит, что определенные заклинания не работают, потому что недостаточно волшебны, а потом говорит, что если заклинание недостаточно волшебно, оно не сработает. Не получается ли, что заклинание не работает, потому что оно не работает?

— Должен признать, что в его устах это звучало убедительнее, чем у тебя, — заметил Твигхэм.

— В любом случае здесь я ничего поделать не могу. Кэролайн и Хэл приняли решение. И мне надо идти.

— А мне надо возвращаться в Ручьи. Передай Кэролайн мои наилучшие пожелания и скажи ей, что мы все счастливы за вас обеих.

Эмили обняла его и отправилась плутать по дворцовым коридорам. Это заняло некоторое время. Всюду толпились королевские гвардейцы, офицеры сновали вниз-вверх по лестницам, мелькали в дверях. У многих под мышкой виднелись запечатанные сургучом приказы. В какой-то момент ей послышался голос Кенни, уверенно выкрикивающий команды, но самого принца она не увидела.

Остальных ученица волшебника обнаружила в апартаментах Джеффа — Хэла, Кэролайн, самого Джеффа и Медведя Макалистера. Младший принц лежал на кровати. Его брат сидел рядом на столе. Медведь разглядывал Джеффову коллекцию мечей. Вид у всех был подавленный. Никто не разговаривал.

Кэролайн взяла у Эмили флакон с мазью и принялась разматывать бинты с руки Хэла.

— Королевский хирург осмотрел его, пока тебя не было. Он сказал, что прокол глубокий, но чистый, и если мы будем регулярно менять повязки, рука отлично заживет.

— Медведь, хочешь, мы тебя тоже намажем? — Хэл едва заметно поморщился, пока девушка накладывала мазь.

— Полагаю, не возражал бы, ваше высочество.

— Как ваши раны, Макалистер? — спросила Эмили.

— Просто пара ссадин, барышня. — Он расплылся в улыбке. — Довольно глубоких, между прочим. Я до сих пор не могу понять, как вы победили с этим вшивым мечишкой, ваше высочество.

— Тут есть одна хитрость, — ответил Хэл.

— Как насчет ставок? — поинтересовалась Эмили. — Вам удалось придумать, как их собрать?

Хэл посмотрел на Джеффа. Джефф покачал головой.

— Ничего.

— По-моему, это нечестно. Вы занимаете деньги, чтобы выкупить расписки, собираете ставки и используете выигрыш, чтобы выплатить заем с процентами. На мой взгляд, кто-то хочет сделать легкие деньги.

— Я разослал курьеров ко всем, кого знаю, — сказал Джефф. — Проблема в том, что они хотят сохранить расписки в качестве обеспечения займа. А армейские офицеры, разумеется, тоже не намерены уступать.

— Ничего не получится, — сказал Хэл. — Если бы мы могли занять денег, нам, для начала, не пришлось бы обращаться в Офицерский Пенсионный Фонд. Отец занимал слишком много и слишком часто.

— Я одолжу вам свои призовые, ваше высочество, — предложил Макалистер. — Я все-таки занял второе место в фехтовании на волшебных мечах. И первое место в состязаниях арбалетчиков.

Хэл покачал головой.

— Такая сумма погоды не сделает. Побереги деньги, Медведь.

— У нас есть время до завтрашнего утра, вздохнула Эмили. — Может, что-нибудь произойдет.

Хэл ничего не ответил, а его брат угрюмо произнес:

— Произойдет то, что евреев выгонят из страны. — Он резко вскочил на ноги, снял со стены меч и нацепил перевязь.

— Куда ты?

— Я встречаюсь с несколькими офицерами. Мы собираемся отправиться в город и помочь им выстоять против королевской гвардии.

— Что? воскликнула Кэролайн. — Армия собирается остановить погром?

— Нет, — покачал головой Джефф. — Папа приказал армии не вмешиваться. Просто несколько офицеров и я. Не по форме и не в служебное время. Мы не в силах остановить погром, но можем где-нибудь предотвратить мародерство, защитить кого-то от побоев или сделать еще что-нибудь.

— Вы бы удивились, — вставил Медведь, — узнав, как часто всего несколько человек с мечами поворачивали вспять целую толпу.

— Извините, — подал голос Хэл, — а меня почему не посвятили? Вы собираетесь в город без меня? По-моему, это неправильно.

— Хэл, смотри на вещи реально. Ну куда ты пойдешь с такой рукой?

— Простите, ваше высочество, — произнес Макалистер.

— Вы берете Медведя, а у него две раны.

— Ага, и он вчетверо больше тебя, так что в процентном соотношении ранен вдвое меньше. Не вставай, Хэл. Ты потерял слишком много крови и, случись что, не сможешь драться.

— Левая рука у меня в порядке.

— Биться как следует левой рукой ты все равно не сможешь.

— Это волшебный меч. Он сражается сам по себе.

— Успокойся, Хэл. Отдохни. Я поговорю с тобой позже.

— Во вмешательстве армейских офицеров есть смысл, — заметила Кэролайн. — Многие букмекеры являются также заимодавцами, которым придется бежать из города. Уверена, офицеры не захотят, чтобы они уехали, пока Офицерский Фонд не обналичит ставки.

— Между прочим, нет. — Джефф ровно и пристально посмотрел на нее. — Они поступают так, потому что они порядочные люди, которые хотят сделать правильное дело, и они мои друзья .

Кэролайн смутилась.

— Прости, Джефф. По-моему, у меня просто приступ цинизма.

— Все в порядке. Я поговорю с тобой позже. Идем, Медведь.

Они ушли. Кэролайн метнулась следом, чтобы посмотреть, как они удаляются по длинному коридору и спускаются с лестницы. Потом закрыла резную дубовую дверь и прислонилась к ней спиной.

— Мне жаль, что такая закавыка с приданым, — вздохнул Хэл. — Я знаю, тебе очень нравится Джефф.

— Не беспокойся об этом. Я помолвлена с тобой и не собираюсь тебя подводить.

Раздался стук, девушка впустила Уинтропа.

— Добрый день, сир. — Камердинер Джеффа толкал перед собой столик на колесах. — Здесь у меня новые полотенца, чистые бинты и горячая вода.

— Положи их на стол, Уинтроп.

— Также миссис Уинтроп испекла для вас пирог, сир, и умоляет принять его в знак ее нижайшей благодарности. Я последовал вашему совету и поставил шиллинг на состязания волшебных мечей. Она осталась очень довольна результатом.

— Не сомневаюсь, — вставила Кэролайн.

— Здорово, — обрадовался принц. — Хоть кому-то от всего этого польза.

— Жалко, я сама не поставила, — вздохнула первая красавица. — Сто к одному. Подумать только.

— Где бы ты взяла деньги на ставку? — хмыкнула Эмили.

— Не догадываешься?

— Ах да.

— Что? — не понял Хэл. — Где бы ты взяла деньги?

— Я бы продала волосы в магазин париков.

— Ой, — смутилась Эмили. — Я думала, ты имела в виду, что пойдешь прясть лен с коротышкой.

— О, да это же кремовый торт! — воскликнул принц, снимая крышку. — Обожаю. Передайте супруге мою благодарность.

— Не будь дурой, Эмили, — отрезала Кэролайн. — Бредовая идея. Кроме того, ты сама говорила, что ничего не получится.

— Мне сейчас не хочется есть, Уинтроп. Пожалуй, я поем позже. Что не получится, Кэролайн?

— Спрясть золото из льняной кудели.

— Закон Подобий, — вздохнула Эмили.

— И Закон Трансформации.

— А что такое, — Хэл собрался опустить крышку на блюдо с тортом, — Закон Подобий?

— Это просто означает, что если вы собираетесь превратить одно вещество в другое, они должны изначально походить друг на друга. Золотой лен на золотой металл, например.

Хэл сделал забавную вещь. Он замер с занесенной над блюдом крышкой и держал ее так несколько минут. Принц смотрел на торт, но явно не видел его. Он был настолько явно погружен в раздумья, что обе девушки и Уинтроп стояли неподвижно и молча наблюдали за ним.

Наконец Хэл опустил крышку, откинулся на подушки и пробормотал:

— Ладно, а что такое Закон Трансформации?

Кэролайн, с любопытством глядя на него, воспользовалась затишьем.

— Это значит, что, дабы превращение совершилось, должен произойти взаимообмен магических сил. Например, потеря девственности.

— Точно, — мгновенно отреагировал Хэл.

Он сбросил ноги с кровати и вскочил. Головокружение заставило его сесть обратно, но через несколько секунд принц снова поднялся.

— Со мной все в порядке. Как, еще раз, зовут карлика? Джеральд?

— Патрик? — предположила Эмили.

— Румпелыптильцхен, — напомнила Кэролайн. — Как можно забыть такое имя?

— Ты знаешь, где он? Все еще в «Быке и Барсуке»?

— Нет, он говорил, у него комната над ювелирной лавкой на краю еврейского квартала.

— Я знаю, где это.

— Его может там и не быть.

— Разберемся. — Хэл заметался по комнате, нацепил меч, схватил свежую рубашку и напялил ее, втиснув забинтованную руку в рукав. — Нельзя, чтобы увидели кровь. — Он схватил Эмили за руку. — Философский камень все еще у тебя?

— Конечно. — Она показала ему висящий на груди мешочек.

— Тогда ты — со мной. Кэролайн, отправляйся на конюшни и раздобудь карету. Скажи, что это для меня, и возьми самых быстрых лошадей, какие найдутся. Затем ты должна разыскать Джеффа и привезти его на квартиру к карлику. Уинтроп, сходи в комнату Кэролайн, возьми ее плащ и проводи на конюшни.

— Уже бегу, сир.

— Погодите, опешила первая красавица. Что происходит?

Но Хэл уже выскочил за дверь, волоча за собой Эмили, а Уинтроп незамедлительно послед овал за ним, оставив девушку одну в комнате. Она подняла крышку и пригляделась к торту.

— Либо ему пришла в голову грандиозная идея, либо в этом торте есть действительно нечто странное. — Кэролайн попробовала. — А неплохо.

И отправилась на поиски Джеффа.




предыдущая глава | Принц для особых поручений | cледующая глава