home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Эмили искренне обрадовалась возможности умыться и скинуть дорожное платье. Как любая молодая женщина в Мелиновере, она испытывала глубокое волнение от пребывания во дворце. Однако в отличие от Кэролайн дочь волшебницы не собиралась задерживаться здесь дольше следующего утра и посему не видела необходимости полностью распаковывать вещи. Она достала «Книгу теней» и сделала вялую попытку позаниматься, но вдруг обнаружила, что сидит перед зеркалом с косметичкой и внимательно изучает ее содержимое. За исключением особых случаев Эмили редко пользовалась косметикой. Теперь же она критически рассматривала свое отражение в зеркале и гадала, не стоит ли наложить легкий макияж. Девушка сказала себе, что пребывание в королевском дворце является особым случаем, а принц Хэл тут совершенно ни при чем. Как и принц Джефф или любой другой. Она не такая, как Кэролайн. Она имеет статус ученицы. Она предназначена для успешной карьеры волшебницы. Ей не следует беспокоиться о том, что о ней подумают молодые люди. Эмили кивнула своему отражению — может, слегка лукаво. Вся эта мишура — для девушек типа Кэролайн. Эмили же — профессионал.

Приняв это решение, она снова взялась за книгу и открыла ее на главе, посвященной семидесяти способам дыхательного контроля, которые следовало освоить, прежде чем зачитывать заклинание. Это было так же увлекательно, как и звучало. Легко понять, почему волшебники часто запираются для учебы в уединенных башнях, подальше от соблазнов мира. (Еще легче понять, почему некоторые из них сходят с ума.) Для юной женщины, проводящей свой первый день в большом городе, не говоря уже о дворце, соблазнов нашлось гораздо больше, и находились они гораздо ближе.

Поэтому девушка обрадовалась, когда раздался стук в дверь, и она побежала открывать в надежде увидеть Хэла. На самом деле она уже не надеялась когда-нибудь снова его увидеть.

Принц тоже успел переодеться: он облачился в белую сорочку и темно-синюю куртку. За его спиной маячила Кэролайн в простом розовом платье. Белокурые волосы девушка перехватила лентой, рассудив, что таким способом создаст невинный образ сельской жительницы. С задачей она справилась весьма неплохо.

Эмили выбрала строгое черное платье и черный плащ с красной подкладкой, надеясь, что этот наряд придаст ей вид профессиональной колдуньи. Так оно и получилось. Правда, лишь до определенной степени. Благодаря юному возрасту она никак не тянула больше чем на ученицу.

Хэл держался молчаливо и сдержанно, причем когда они вышли, его отчужденность возросла. Недоумевающие девушки следовали за ним без лишних разговоров. Эмили даже не поинтересовалась, куда он их ведет. Принц и его спутницы миновали несколько роскошно декорированных коридоров и покрытых широченными коврами лестниц, и только когда они приблизились к изящной двери, сиявшей белым лаком и позолотой, Хэл обратился к дочери волшебницы:

— На самом деле она, конечно, хочет побеседовать с Кэролайн, но я все равно тебя представлю.

— Кто? — не поняла Эмили.

— Кто? — спросила Кэролайн.

— Моя мать, разумеется, — удивился принц. — Разве я не говорил за обедом?

— Твоя мать? — переспросила первая красавица. — Королева?

Хэл задумался.

— Хм-м. Моя мать. Королева. Возможно, вы кое в чем правы. Да, полагаю, тут имеется определенная связь.

— Мне надо обратно в комнату, — заявила Эмили. — Наложить макияж.

— Мне тоже, — подхватила Кэролайн.

— Вы же не краситесь, — удивился Хэл.

— Мне надо… еще раз почистить зубы. И причесаться. И купить косметику. И накраситься.

— Мне тоже, — сказала Эмили. — Почему бы тебе не пойти без нас?

— Прекратите валять дурака. Она ждет нас.

— Она ждет тебя, — набросилась на Кэролайн дочь волшебницы. — Ты же поцеловала ее сына. Мне, право, нечего здесь делать.

Она повернулась кругом и зашагала по коридору. Не успела она пройти и дюжины шагов, как Кэролайн поймала ее за рукав.

— Ты куда? Я думала, ты хочешь познакомиться с королевой.

— Разумеется, хочу, — согласилась Эмили, пока блондинка волокла ее обратно по коридору. — На приеме там или еще где-нибудь. В цепочке встречающих. Может, перекинуться парой слов. Но не войти и по-настоящему познакомиться с королевой . Пусти! Она примет меня за деревенскую дурочку.

— А меня она за кого примет? Я из той же деревни, что и ты. Ты хотя бы в замке жила.

— Это был маленький замок. Скорее даже большой дом.

— Но не лачуга ведь. Эмили, не бросай меня. — Кэролайн взяла ее за обе руки. — Я не могу пойти туда одна. Мне придется с ней разговаривать. А если я закашляюсь? Мне нужна твоя помощь, чтобы заполнять паузы.

— С тобой будет Хэл.

— Хэл, да! — Кэролайн бросила взгляд на принца, терпеливо ожидающего в отдалении, и понизила голос до шепота. — Тебе он нравится, верно?

— Ну да. И что?

— Ладно. Итак, Хэла превратили в лягушку. Он долгое время не виделся с матерью. И все это время королева, его мать, скучала по своему сыну. Младшему сыну. Своему крошке. Она знала лишь то, что он отсутствует с каким-то поручением. И вот наступает момент воссоединения. Неужели ты не понимаешь, какой это будет нежный, трогательный, эмоциональный момент для них? И Хэл не привел бы нас сюда, если бы это не было важно для него?

Эмили взглянула на Хэла. Он прислонился к двери и глядел в пространство. Судя по выражению лица, принц погрузился в не самые веселые размышления. Она подумала о собственной матери, ушедшей так недавно, и об особой связи матерей с детьми. Она представила, как Хэл сидел в болоте, темными, мокрыми, одинокими ночами гадая, увидит ли снова свою семью. И кивнула Кэролайн.

— Ты права. Ладно, я сразу за тобой.

Девушки снова подошли к Хэлу. Принц вопросительно поднял брови.

— Теперь вы готовы?

— Готовы, — ответила Кэролайн. — Просто приступ паники. Все в порядке.

— Тогда пойдемте. — С этими словами он пинком распахнул дверь, шагнул внутрь и рявкнул во всю мощь своих легких: — Привет, мам, я дома! Что на ужин?

Из глубины комнаты донесся приятный голос:

— Вытри ноги!

Эмили посмотрела на Кэролайн.

Нежный, трогательный, эмоциональный. Ну-ну.

Блондинка рассматривала ковер, ища, обо что бы вытереть ноги. Хэл тронул ее за локоть.

— Это шутка. Расслабься. Входите.

Он провел их в просторную гостиную с очень высоким потолком. Стены, так же как и мебель, покрывал золотой и белый лак, а в замысловатых узорах на ковре преобладали золотые и голубые тона. Огромные светлые окна выходили в мощеный внутренний двор, где росли невысокие фруктовые деревья. Количество кружев, ушедших на драпировку окон, Кэролайн себе даже представить не могла. И уж совсем странным ей показался большой стеклянный сосуд, где вокруг водяной лилии плавали крохотные, ярко окрашенные, вполне живые рыбки. Горничная накрывала чай под наблюдением высокой элегантно одетой женщины. Судя по всему, это и была королева Хелен. Горничную отпустили. Кэролайн словно в тумане наблюдала, как принц обнял и поцеловал мать, слышала, как представили ее саму. Ей удалось сделать реверанс, а затем она обнаружила, что сидит на стуле, а в руке у нее маленькая тарелочка с тоненьким кусочком торта. Девушка изо всех сил попыталась сосредоточиться и сообразила, что королева говорит.

— … невероятно обеспокоена, — говорила королева. — Вы представить себе не можете, каким облегчением для меня было услышать, что заклятие снято. — Она с симпатией разглядывала Кэролайн. — Юная леди, мы перед вами в огромном долгу.

— Ой… нет… я… это было… да… не за что, — высказалась Кэролайн.

— Хэл, будь умничкой, разлей чай. — Ее величество переключила внимание на Эмили. — По-моему, Хэл упоминал, что вы приехали завершить обучение. Судя по вашему наряду, вы изучаете магию, правильно?

Эмили выдавила еле слышный писк.

— Почтенная профессия, хотя так много людей, работающих в этой сфере, позволяют себе самое неприглядное поведение… Эта женщина, которая заколдовала бедняжку Хэла, например. По всему видно, что она была очень, очень злая. Я искренне надеюсь, что вы никоим образом ей не уподобитесь.

Чай! — провозгласил Хэл, впихивая маме в руку чашку. — Славный горячий чай. Два сахара, правильно, мам? Держи, Эмили. А эту передай Кэролайн. Сахару, Кэролайн? Попробуй с одним кусочком. Слушай, мам, хороший чай! Ты сменила поставщика?

У Кэролайн в руках оказались тарелка и чашка с блюдцем. Она увидела, как Эмили наклонилась, поставила свою тарелку на столик, пристроила блюдце на колени и поднесла чашку к губам. Кэролайн поступила так же. Стало быть, это чай. Она никогда раньше его не пробовала. (Пять пенсов фунт! Вредно для души и тела!) Вкус оказался отнюдь не неприятным, а горячая жидкость, кажется, разогнала туман в голове.

— Брата моего деда, Альфонса, в свое время превратили в жабу, — продолжала королева. — Хотя, если отбросить фамильную лояльность, должна вам сказать, это произошло не без провокации. Он и так был в некотором роде паршивой овцой в семье. Альфонс завлек бедную женщину в глубь сада и затем стал обращаться с ней самым неджентльменским образом. Он определенно должен был предвидеть нечто подобное. Нельзя грубо попрать чувства волшебницы и ожидать, что она закроет на это глаза.

— Верно, — заметила Кэролайн.

— Однако та чародейка не выбросила его в непроходимое болото безо всякой надежды на спасение. Она опустила Альфонса в маленький фонтан в саду, где мы смогли найти его на следующий же день. Именно так подобные вещи и делаются, как мы всегда это понимали. Можно преподать обидчику урок без излишней злобы. Не как эта — как бишь ее звали — Аманда? Не как эта Аманда.

Кэролайн не могла хоть немного не наслаждаться словами королевы. Она послала Эмили ядовитую улыбку. Дочь волшебницы с огромным интересом разглядывала дно своей чашки.

— А что потом случилось с братом вашего дедушки?

— Ну, Кэролайн, семья нашла молодую женщину из хорошей семьи, которая согласилась поцеловать Альфонса и снять заклятие. А потом они, как говорится, жили долго и счастливо.

— Как мило.

Нам очень повезло, что около болота жила такая целеустремленная и преданная девушка, как ты. Я, честно говоря, боялась, что мы потеряли Хэла навсегда. Уверена, вы двое будете очень счастливы вместе.

— Д-да. Это… Я как раз собиралась поговорить с вами об этом.

— Хэл — такой храбрый мальчик, — улыбнулась Хелен. — Отец посылает его с поручениями по всему Мелиноверу, а Хэл никогда не жалуется. В какие ужасные переделки он попадает! Конечно, с моим сыном всегда так. Однажды, когда Хэл был маленьким, я взяла всю семью на взморье. Хэл съел на обед фасоль и…

— Ма-ма! — перебил принц. В его тоне звучало предостережение.

— Но лучше я расскажу вам эту историю как-нибудь в другой раз.

— Не расскажешь, — поправил Хэл.

— Кто-нибудь хочет еще чашечку чая? Ну ладно. — Королева вдруг оживилась. Она выдвинула из-под стола ящичек, достала перо, чернильницу и стопку бумаги. — Нам нужно многое спланировать. Кэролайн, мне сказали, что свадьба должна состояться как можно быстрее или Хэл снова превратится в лягушку. Так что нам пора приступать к работе. Совсем скоро тебе предстоит примерка свадебного платья. Разумеется, девушкам понадобится время, чтобы подготовить платья подружек невесты. Думаю, нам следует остановиться на простом фасоне, чтобы они могли носить их и после праздника. Хэл, тут сейчас начнется сугубо женский разговор, так что можешь пойти побегать. Эмили, можешь остаться, если хочешь.

— Пожалуйста, останься, — взмолилась Кэролайн.

Настал момент истины, и она внезапно обнаружила, что одно дело — критиковать парня в лицо (а еще легче перемывать ему кости со своими подружками), но совершенно другое — сказать матери, что ее сын недостаточно хорош для тебя. Особенно когда его мать — королева.

Но если первая красавица рассчитывала перетянуть Эмили на свою сторону, то ее ожидало сильное разочарование.

Дочь волшебницы поднялась и обратилась к ее величеству:

— Мне бы очень хотелось остаться, но у меня много дел в городе. И я уверена, вам с Кэролайн нужно многое обсудить наедине.

Настала ее очередь ядовито улыбнуться. Блондинка ответила сердитым взглядом.

Хэл поднялся вместе с Эмили.

— Если ты собираешься в город, я провожу тебя. Мне тоже нужно кое-куда забежать.

— Тогда подожди. — Хелен подвела дочь волшебницы к шифоньеру. — Тебе понадобится свитер.

— Гм, спасибо, ваше величество, — поблагодарила Эмили, — но я достаточно тепло одета.

— Снаружи прохладно.

— Тепло, мам, — заверил Хэл. — Ей не нужен свитер.

— Возьми свитер с собой на случай, если похолодает к вечеру.

— Ма-ма! — Тон Хэла снова сделался предостерегающим.

— Ладно, если ты уверена, что с тобой все будет в порядке…

Королева снова обняла сына, получила поцелуй в щечку, и Эмили удалось выскользнуть за дверь без свитера. Через несколько минут к ней присоединился Хэл. Девушка очень ему обрадовалась, поскольку не знала города и понятия не имела, куда податься. Исследовать Мелиновер вместе с принцем показалось ей идеальным способом запомнить расположение улиц. Они спустились по лестнице в широкий и оживленный коридор. Выход из дворца помещался на дальнем его конце, но Хэл привел Эмили в тихий, заросший деревьями дворик.

— Сначала самое главное, — сказал он. — Что ты собиралась делать в Мелиновере?

— Мне нужно поступать в ученики, — ответила девушка. — Оформление ученического статуса в магической среде — дело очень сложное. Нужно подписать кучу бумаг и встретиться с уймой людей… Кстати, где он?

— Кто?

— Колдун?

— Какой колдун?

— Чародей. Ну тот, который похитил Рапунцель. Что ты с ним сделал? Он в тюрьме?

— Э-э… нет.

— Он что, заперт здесь? У вас есть темницы?

— Нет, он…

— Вы ведь не отправили его в ссылку, правда?

— Он мертв.

Эмили застыла.

— Он что?

— У меня не было выбора. Он напал на нас, как раз когда я вытаскивал Рапунцель из башни. Этот дядька знал какую-то волшбу, которая позволяла ему метать ужасные огненные шары. Мне по чистой случайности удалось увернуться от первого и вонзить в беднягу меч, прежде чем он выпустил еще один. Еще секунда, и я бы поджарился.

— Понимаю. — Эмили смерила взглядом прислоненную к стене метлу. Видимо, кто-то подметал ею листья да так и оставил. — Ты случайно не помнишь, как его звали?

— Хм-м, нет. Такое длинное иностранное имя. Вертится в голове, да не поймать.

— Может, Джеральд, как по-твоему? — Будущая колдунья протянула руку и взяла метлу.

— Нет, это было необычное имя. Сейчас вспомню, погоди.

Эмили сделала несколько пробных взмахов.

— А не Патрик?

— Нет, я же сказал, иностранное. Дай подумать. Нечто вроде… вроде…

Эмили перестала делать метущие движения и крепко ухватилась за черенок обеими руками.

— Нечто вроде… Торичелли?

— Ага! Точно.

Ее вопль услышали во всем замке.




предыдущая глава | Принц для особых поручений | cледующая глава