home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




О количестве признаков подделки


Маститый геббельсовский «ученый» В. Козлов не только блестяще исследует признаки подделки документов, но и учит считать их. Анализируя фальшивую записку Зайкову, он насчитал таких признаков целых семь. Придется и мне пересчитать те признаки фальшивки, которые характеризуют изделия фирмы «Пихоя Ко», – нельзя же пренебречь указаниями такого могучего специалиста. Не буду систематизировать их на делопроизводственные, смысловые и не соответствующие реалиям, просто дам их в том порядке, в котором они вскрылись при анализе.

Итак, эти «документы», которые фирма «Пихоя Ко» якобы нашла в архиве ЦК КПСС, фальшивы, поскольку:

1. В массиве остальных, действительно подлинных документов нет ни малейших признаков ни учрежденной в фальшивках «тройки», ни того, что поляков расстреляли.

2. На «письме Берии» резолюция и росписи членов Политбюро нанесены так, что строки «письма» в момент нанесения подписей должны были быть в вертикальном положении. Так расписаться мог только специалист по подделке почерков, ни один реальный руководитель так не напишет.

3. «Письмо Берии» имеет номер при отсутствии даты. В подлинном документе такое невозможно, поскольку это одна запись, как и серия и номер на банкноте.

4. В «письме Берии» генералы объединены с подполковниками, чего в подлинном документе НКВД быть не могло.

5. В «письме Берии» объявлены «неисправимыми врагами советской власти» 14 736 офицеров и 18 632 заключенных, но расстрелять предлагается 14 700 одних и 11 000 других без предложения, что делать с остальными «закоренелыми» врагами. В реальном предложении Берии такого быть не могло.

6. В «письме Берии» создание «тройки» бессмысленно, поскольку то, что от нее требовалось, могло быть гораздо проще осуществлено без нее.

7. В «письме Берии» «тройке» не дается никаких прав и не определяется работа, т е. это фикция, которую реальный Берия никогда не предложил бы.

8. В «тройке» как коллегиальном органе нарушен принцип равноответственных членов – к двум высшим должностным лицам НКВД (наркому и его первому заместителю) добавлен начальник третьестепенного отдела. В реальных тройках было недопустимо участие подчиненных члена тройки.

9. Берия не мог предложить создание «тройки», поскольку все тройки были накануне ликвидированы совместным постановлением правительства СССР и ЦК ВКП(б), т е. она была невозможна с точки зрения судебного законодательства.

10. «Тройка» была невозможна и с точки зрения судебной практики – после 1938 г. судебные тройки никогда больше не реанимировались, несмотря на сходные ситуации.

11. «Письмо Берии» не могло быть написано ранее справки Сопруненко от 3 марта, следовательно, его не могли рассмотреть на заседании Политбюро 5 марта.

12. Интерполяция даты по номеру письма показывает, что реальное письмо Берии с № 794 могло быть им подписано 28-29 февраля, следовательно, в нем не могло быть данных справки Сопруненко от 3 марта.

13. В «письме Берии» не учтены те 395 военнопленных офицеров, которые одновременно с отправкой пленных в лагеря ГУЛАГа были отправлены в лагерь военнопленных в Грязовце.

14. В «выписке из протокола Политбюро» при создании «тройки» нарушен основной принцип их создания – из первых лиц ведомств с обязательным участием прокурора.

15. В «тройке» майор Баштаков получает права, которыми не был наделен даже нарком внутренних дел.

16. В «тройке» не определена главная ее фигура – председатель.

17. В «выписке» Политбюро превышает свои полномочия – принимает решение о создании «тройки», хотя ЦК их ликвидировало.

18. Геббельсовцы сфабриковали две «выписки», хотя она могла быть только в одном экземпляре.

19. На «выписке» обязана была быть роспись Берии о том, что он с ней ознакомился.

20. В адресатах «выписки» не указаны главные действующие лица – Меркулов, Кобулов и Баштаков, – а без этого их никто не имел права с ней знакомить.

21. «Решение», заложенное в «выписке», для Берии было неисполнимо.

22. Никакой делопроизводитель не поставил бы на «письмо Шелепина», посланное в 1959 г. штампик входящего номера в 1965 г.

23. «Письмо Шелепина» послано в ЦК КПСС почтой, поскольку имеет исходящий номер 1959 г., отсутствие входящей регистрации в 1959 году в ЦК КПСС – признак явной подделки.

24. «Письмо Шелепина» не могло быть сдано в 1965 г. в архив без разрешения на то Л.И. Брежнева, а на «письме» нет ни малейших пометок ни одного секретаря ЦК КПСС.

25. Описывая «решение Политбюро», которое должно было лежать у исполнителя «письма Шелепина» перед глазами, он написал «Постановление ЦК», чего не могло быть.

26. Описывая «решение Политбюро ЦК ВКП(б)» исполнитель написал «ЦК КПСС» – дикая некомпетентность фальсификаторов!

27. В «письме Шелепина» указаны на 1959 год целыми и хранящимися в архиве «учетные дела на военнопленных» Старобельского лагеря, которые были сожжены в октябре 1940 г.

28. Шелепин не подтвердил своей переписки по этому поводу и заявил, что о Катынском деле он впервые узнал из перестроечных газет.

29. Фальсификаторы никому не показывают подлинников этих «документов».

30. Геббельсовцы не показывают ныне фальшивку № 2 – две страницы «протокола заседания», в котором номер повестки 144 идет сразу за № 136.

31. В первом варианте «письма Берии» геббельсовцы поставили дату «5 марта», но в нынешних вариантах она уже стерта.

32. Геббельсовцы не показывают ныне «выписку» с «подлинной подписью» Сталина, якобы адресованную Хрущевым Шелепину.

33. На этой «выписке» текст отпечатан двумя машинками.

34. Бланк «выписки» не соответствует годам, проставленным на ней.

35. В первой публикации «документов» геббельсовцы не указали, вопреки правилам, их делопроизводственные особенности, в связи с тем, что эти особенности подтверждали фальшивость уж очень явно.

36. О фальшивости свидетельствует и то, что впервые «документы» были представлены общественности через подставное периодическое издание – журнал «Военные архивы России», который после выпуска № 1 исчез.

37. Журнал «Вопросы истории» № 1 за 1993 год, в котором якобы впервые были описаны эти «документы», описал только три из пяти фальшивок, и до 1995 года не поступал подписчикам и в библиотеки.

Фальшивки жестко связаны друг с другом, и любой признак подделки одной из них, является признаком подделки и остальных.

Поверьте, я бросил анализировать фальшивость этих «документов», а не исчерпал признаки 37. Если хотите, то вот вам 38-й и 39-й признаки, о которых я в первом издании книги «Антироссийская подлость» не писал. Вернемся к «письму» якобы от Шелепина к Хрущеву с просьбой разрешить уничтожить документы о расстреле поляков.

Обратите внимание на начало этого «письма». Если бы оно начиналось словами «По имеющимся сведениям…» или «Ходят слухи…», то и в этом случае, учитывая того, кому письмо написано, в письме вряд ли была бы хоть одна неточность. Но в данном случае, исходя из первой фразы письма, все документы по Катынскому делу лежали перед тем, кто готовил текст письма, все факты в письме брались не из памяти, а из этих документов, и поэтому исключено, чтобы в таком письме, если бы его действительно готовил КГБ, имелось бы хоть малейшее расхождение с действительностью. А эта фальшивка уже вторым предложением продолжается так: «Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21 857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6311 человек и 7305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии».

Тысячами документов установлен и, более того, входит неотъемлемой частью в версию самих клеветников России неопровержимый факт того, что в апреле-мае 1940 года пленные поляки были вывезены из Старобельского и Осташковского лагерей военнопленных живыми! Как же настоящий Шелепин, глядя на настоящие документы, мог написать, что поляки расстреляны в Старобельском и Осташковском лагерях? Это признак №38 того, что эти «подлинные документы» – фальшивка.

И вот еще пример умственной неполноценности того, кому Горбачев и Ельцин поручили фальсификацию. Это брехня о «расстреле» в «письме Шелепина» опровергает основополагающую брехню геббельсовцев о том, что поляки были расстреляны в зданиях УНКВД Харькова и Калинина и похоронены под Харьковом и в селе Медном под Калининым. От Старобельска до Харькова по прямой на карте почти 250 км, а от Осташкова до Медного по прямой около 200 км, а по тогдашним дорогам – все 300. Как же их тела могли оказаться под Харьковом и Калининым, если их «расстреляли» за несколько сот километров от этих мест? Ну что возьмешь с идиотов?

Настоящий Шелепин, глядя на настоящие документы, не мог написать, что Старобельский лагерь находится «близ Харькова». В настоящих документах был и настоящий адрес Старобельского лагеря, а город Старобельск находился не в Харьковской, а в Ворошиловградской области, как я уже написал, – почти за 250 км от Харькова. Это признак фальшивости этих документов №39. И №39 тоже не последний!

С «письмом Шелепина» как и с остальными фальшивками произошло, видимо, вот что. У умственно неполноценных людей есть очень неприятное свойство, которое начинаешь выяснять только тогда, когда видишь, как они исполняют порученное им дело. Идиоты, особенно если они имеют высшее образование или ученую степень, слушая задание, никогда не задают вопросов, не уточняют, не пытаются вникнуть в суть того, что от них требуется. Они сидят с таким видом, как будто все понимают, хотя на самом деле не понимают ни черта. Видимо, они боятся, что если будут задавать вопросы, то начальник решит, что они глупы. А дальше они с умным видом идут исполнять задание и воротят такое! Только после этого начинаешь понимать, какому ослу ты это задание дал. Думаю, то же случилось и с непосредственными исполнителями фальшивок по Катынскому делу. Когда Пихою и тех, кто фабриковал фальшивки вместе с ним, вызвали, чтобы объяснить, что именно в фабрикуемых фальшивках должно быть написано, им наверняка объяснили все ключевые моменты фабрикуемой геббельсовцами версии – и кто расстрелял, и по чьему заданию, и где, и где они похоронены, – а пихоевские придурки сидели молча с умным видом все понимающих интеллектуалов. А когда сели писать фальшивки, то тут и выяснилось, что они не помнят ничего, и в их куриных мозгах только какие-то отрывочные сведения о Катынском деле. И у них получилось то, что получилось: в их памяти всплывали какие-то воспоминания, что по геббельсовской брехне часть поляков захоронена возле Харькова, вот они и постарались – написали, что Старобельский лагерь «близ Харькова».

Выше я написал, что из пяти фальшивок, предъявленных геббельсовцами на заседании Конституционного суда, две, как мне казалось, бесследно исчезли. Ан нет! Одна недавно появилась в Интернете.

Эта фальшивка, подлинник который российские геббельсовцы скорее всего уже уничтожили, это еще одно «решение Политбюро ЦК ВКП(б)», – его обсуждали на Конституционном суде, – с тем же приказом, но дан он уже главе госбезопасности СССР А. Шелепину 27 февраля 1959 года!!! Идиоты убрали из текста документа прежнюю дату отдачи этого распоряжения и изменили ее на новую, убрали прежнего исполнителя и заменили его на нового! Это такая фальшивка, которую фальшивкой считать уже нельзя.

Поясню последнюю мысль образным примером. Предположим, некто старательно перерисовал 1000-рублевую купюру и понес ее в банк разменять. Что сделают работники банка? Правильно – они вызовут милицию, поскольку эти самодельные 1000 рублей являются фальшивкой, а изготовление фальшивых денег наказывается по закону. Теперь представьте себе второго специалиста, который на 10-рублевой банкноте дорисовал авторучкой еще два нуля и понес это изделие в банк с требованием разменять его на две 500-рублевые купюры. Что с ним сделают работники банка? А что с ним сделаешь? Вероятнее всего, его просто выкинут из банка, а если он будет упираться и доказывать, что на фабрике Гознак не было бумаги и она стала выпускать 1000-рублевые банкноты именно такого вида, то работники банка, скорее всего, вызовут не милицию, а сразу санитаров. Такого рода фальшивкой является и этот «документ».

В Интернете историки начали разбирать признаки фальшивости этого «решения». Зачем? Для изделия такой степени идиотизма этого уже не требуется. Просто посмотрите на то, что геббельсовцы этой фальшивкой доказали. Опять образный пример. У вас два совершенно одинаковых приказа Ельцина вырубить в Кремле все елки. Один дан Волошину, а другой, год спустя, – Коржакову. Что это означает? Только одно: Волошин не выполнил приказ, и елки остались целыми, поэтому этот приказ повторен с заменой его исполнителя. Так и здесь. Если геббельсовцы «нашли» повторное «решение Политбюро», то это значит, что Берия его в 1940 году не выполнил, поляки оставались в живых еще 19 лет, и в 1959 году решение было повторно дано для исполнения уже Шелепину. А что тут такого? Сталин в гробу узнал, что поляки все равно ему это дело «шьют», и решил: «Дай-ка я поручу расстрел этих офицеров более надежному исполнителю – Шелепину». Ну и послал ему это «решение»… Если у вас умственное развитие, как у геббельсовца, то что для вас в этой версии такого уж неправдоподобного?

Меня могут спросить – если ты утверждаешь, что фальшивку №4 уничтожила сама фирма «Пихоя Ко», то как же тогда эта фальшивка попала в Интернет? А это загадки польского менталитета и причина того, за что американцы считают поляков идиотами. Оценить качество изделий фирмы «Пихоя Ко» в Польше было некому, поэтому поляки, прыгая от радости, стали сразу же с полученных ксерокопий делать свои ксерокопии и раздавать их лучшим друзьям Польши. Таким их другом оказался А. Памятных (уже живущий за границей), который прочел «Антироссийскую подлость» и решил уличить меня во лжи по этому пункту – дескать, никто «документ № 4» не уничтожал. Сканировал свою ксерокопию этого документа и вбросил ее в Интернет. Спасибо, Леша! Что бы я без вас, геббельсовцев, делал! С этакими кадрами, да внедрить эту геббельсовскую брехню о Катыни в умы русских?! Ну, вы, поляки, оптимисты!

Чрезвычайно унизительным в Катынском деле является то, что и поляки, и примкнувшие к ним наши соотечественники-дегенераты считают нас идиотами в гораздо большей степени, чем мы этого звания заслуживаем на самом деле. Когда тебя обманывает умный мошенник, то это, конечно, обидно – обидно, что он поиздевался над твоей доверчивостью. Но это не оскорбительно – мошенник все же проявил недюжинные ум и изобретательность, чтобы тебя обмануть. Но когда нас пытаются обмануть умственно недоразвитые дегенераты, то это уже ни в какие ворота не лезет! Нам суют десятку с наспех подрисованными двумя нулями и требуют, чтобы мы разменяли ее на две настоящие пятисотки, а наша так называемая интеллигенция в прессе и науке, ковыряя в носу, мудро изрекает: «А может, это в самом деле настоящая тысяча?» Берите, дегенераты, эту «тысячу», берите, но только обязательно оставьте ее своим детям в наследство, чтобы они точно знали, какими тупыми ублюдками были их отцы!

Вы, читатели, видите, что дает даже неполный анализ подлинности этих «подлинных» документов, состряпанных геббельсовцами. А что они противопоставляют этому анализу? Известно что: заявление честнейшего прокурора генерала юстиции Н.Л. Анисимова: «Прокуратура ручается за достоверность этих документов!» Разве ему можно не поверить? Ведь точно так же, глядя на секретаря парткома честными-честными глазками, он ручался никогда не изменять делу Ленина. Точно так же, сжимая перед знаменем части автомат, ручался не изменять воинской присяге. Испытанной честности организм! Пробы негде ставить…

Я понимаю, что многим читателям этой книги не нравится ни то, что я написал, ни то, как я это написал, ни выводы. И у них на языке вертится вопрос: «А ты, умник, сам бы смог сфальсифицировать это дело?» Увы, оно изначально дохлое из-за торопливости немцев. Им бы по уму надо было сэкономить боеприпасы и расстрелять поляков нашими трофейными наганами, руки им связать пеньковой бечевой, которой вокруг было полно. А им лень было искать, они воспользовались тем, что начальник тыла им доставил. В конце концов, они в 1943 г. могли бы не в Катынь трупы свозить, а наоборот – из Катыни в какое-либо глухое место, а там в могилы сыпануть побольше гильз от патронов к нагану. Но им, по большому счету, это и не надо было: поляки поверят – и достаточно. И теперь, исходя из того, что немцы сделали, что бы ни делать сегодня, а все равно идеально не получится. Но… при тех возможностях, которые начали иметь геббельсовцы в СССР с приходом Горбачева и особенно после 1991 г., расследование геббельсовской фальшивки можно было чрезвычайно затруднить.

Вспомните, геббельсовцы имеют тысячи подлинных документов о том, что поляков судило Особое совещание при НКВД. Да, оно не имело права приговаривать к расстрелу. Когда геббельсовцы наконец это выяснили, то запаниковали и стали стряпать совершенно непотребные фальшивки про идиотскую «тройку». Не надо было паниковать. В 1940 г. Особое совещание права расстрела не имело, но ведь в 1941 г. оно его все же получило! И нужно было идти именно в этом направлении, т е. сфабриковать (не так, разумеется, глупо) решение Политбюро от 5 марта 1940 г. о предоставлении Особому совещанию права расстрела пока только иностранцев, которых, напомню, в сталинском СССР мало праздновали. Такая фальшивка органически объединила бы весь ранее найденный массив документов и была бы логично связана с последовавшими событиями: в 1940 г. Особое совещание получило право расстрела иностранцев, а в 1941 г. – всех остальных. Учитывая, что все архивы у геббельсовцев, такую версию было бы очень трудно опровергнуть. Эта версия об Особом совещании просто кричит о себе, но не нашлось никого, кто бы подбросил в безмозглые головы фирмы «Пихоя Ко» хотя бы ложку ума. Хотя бы чайную…

И, наконец, хотел бы сказать еще вот о чем. В польской «Газете выборовой» печаталось несколько обширных статей о моем «Катынском детективе». В одной из них Марек Тарчинский, видный геббельсовец Польши, соболезнует мне: «Мухин, видимо, не является серьезным исследователем. Его база очень узка. Сомневаюсь, что он знаком с библиографией Катыни, использует только книги, напечатанные на русском языке. Их всего лишь 3-4». И того меньше – должен сказать я. Когда я писал «Катынский детектив», то по Катыни имел только «Катынскую драму», «Военные архивы России» и не более десятка статей из газет и журналов. В данной книге я расширил свою «базу»: по Катыни рассмотрел почти все документы.

И что, ляхи, вам это сильно помогло?


Судебное апробирование фальшивок и ввод их в научный оборот | Как уродуют историю твоей Родины | Источники фактов