home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ШЕСТАЯ

Связисты разложили на краю поля костер, и теперь с благодарностью все солдаты, полисмены, гражданские получали горячее, густое какао. Доктор Таунсенд деловито приправляла какао джином. Гревиль содрогнулся и спросил:

— Когда будут пленки?

Хамфри Лэкленд задумчиво пил какао.

— Я прошел сейчас по всей последовательности событий, — сказал он, грея руки кружкой. — И чем больше я думаю, тем больше я прихожу к неприятному выводу, что, может быть, вы правы, Гревиль.

В разговор вмешался Чарльтон.

— Мы наблюдаем серые камберлендские блобы уже три года или около того. Это мог быть испытательный период для этих ваших пришельцев, Гревиль. В Лондоне в этой тесноте — могли проводиться подобные испытания черных блобов. Что ж, если это принять, черные блобы строят себе более крупные.

— Давайте правильно объясним это с точки зрения терминологии, — сказала старая крыса, удивив всех. — Блобы — это просто оболочка этой Х-силы, окружающей корабль, который генерирует ее. Когда корабль хочет переместиться со звезды на звезду в этом другом измерении, он включает свои генераторы Х-силы, врывается в гиперкосмос — то есть наш космос — и отправляется на другую звезду, выключает генераторы и для нас он исчезает. Но все, что мы видим — это внешняя сторона сферы Х-силы.

— Правильно доктор.

— Допустим, — сказал Чарльтон. — Значит после эксперимента люди, используя Х-силу, которая генерирует черный блоб, строят более крупные корабли и отправляются на исследование своей галактики. Когда они встретились с людьми, использующими серые блобы, произошло сражение. Маленький экспериментальный корабль был разрушен, а черный блоб вернулся домой за подкреплением. Это те шестеро, которые идут на север. Тем временем люди в Камберленде построили большие корабли, и один отправился на юг, чтобы посмотреть на потенциального врага. Он был пойман и уничтожен черным блобом. А что теперь?

Гревиль вернулся к своей первоначальной идее.

— Что могло произойти, так это то, что два корабля пробивались сквозь свои собственные гиперкосмические сферы, и когда одну разрушили, корабль просто свободно плавал в своем истинном космосе. Я надеялся, что какая-то его часть могла быть выброшена как-то через брешь к нам. Я бы все-таки хотел организовать более тщательный поиск, сэр, — добавил он, глядя на директора.

— Да. Мы должны это сделать. — Лэкленд нашел шефов полиции и отдал распоряжения, придав им форму просьб.

Подошел, отдавая честь, офицер связи. Он был молод, румян, и радиосвязь была для него матерью, отцом и возлюбленной одновременно. Он казался усталым.

— Я бы хотел, чтобы вы послушали запись, которую мы сделали, когда произошел взрыв, — сказал он. Несмотря на усталость, чувствовалось, что он очень взволнован. — Сигналы были получены и записаны на… — он пустился в технические подробности, пока они шли к прицепу.

Пленка шла гладко. Голос был мужской, властный, безапелляционный.

Язык был абсолютной тарабарщиной.

— Кто-нибудь узнает язык?

Все покачали головой. Послание или часть его было довольно коротким и резко обрывалось.

— Отдадим это филологам, — сказал директор.

Затем все с надеждой пошли к вертолету, который только что вернулся со снимками. Снимки были розданы в тишине. Глядя на блестящие черно-белые изображения, Гревиль чувствовал, огромную радость, причем ощущал ее, как медленный океанский прилив, мощный, переменчивый, выбрасывающий все, что в этот океан упало. Теперь они должны поверить ему.

— Если это можно рассматривать как доказательство, Гревиль, — сказал директор, поднимая плечи, — вы были правы.

Снимки показывали событие в быстрой последовательности всю встречу блобов, и затем глубоко в центре серого блоба, совершенно безошибочно — очертание рыбообразной формы, формы торпеды. Быстрый подсчет показал, что космический корабль должен был быть четыреста или пятьсот футов в длину, изящная, обтекаемая форма мощи, скорости и величия.

— А тот человек говорил либо из корабля в сером Х-поле, либо в черном, сказал Гревиль с уверенностью. — Давайте немного успокоимся. Итак, хорошо, мы наконец узнали, что такое блобы. Но мы до сих пор не можем с ними ничего сделать. Зная всего лишь, кто они, мы не можем остановить их.

— Но у нас есть задел, — с жаром сказал Понсфорд.

— Да, у нас уже есть над чем работать, — сказал Чарльтон. — Я знаю пару человек, которые будут работать день и ночь, чтобы рассчитать это математически — теперь мы можем показать, что такая вещь возможна.

— Нам понадобится создать целый новый проект, — сказал директор. — Гм, да.

— Зеленые человечки из другого измерения, — сказала подвыпившая Таунсенд. — О боже!

— Я уже говорил недавно, что если эти люди из параллельного измерения, тогда наиболее вероятно, что это будут гуманоиды. Если бы мы только могли найти способ пройти в их измерение, то мы могли бы связаться с ними, сказать им, что они с нами делают, договориться с ними.

— Мне не нужно напоминать, что в научных вопросах они гораздо более развиты, чем мы, — сказал директор. — Сомневаюсь, что мы можем им что-то такое сказать, чтобы они изменили свои привычки.

Том Гревиль засмеялся.

— Знаете, наше общее восприятие этого очень типично. Мы — ученые, и мы стоим сейчас перед новой научно-технической загадкой, проблемой, над которой надо работать так, как мы всегда работаем над проблемами. Но только подумайте о реакции, например, если пресса выплеснет все это на страницы. Сколько появится различной глубоко психологичной и метафизической ерунды, чепухи, с которой выйдут некоторые так называемые мыслители — а на самом деле, чтобы заработать на этом.

— У нас есть работа, — нетерпеливо сказал Чарльтон. — У нас просто нет времени на эмоции. Так, Ваше Преосвященство, могу я сообщить… — он убежал, набрасывая план. Лэкленд энергично кивнул, Гревиль посмотрел на Понсфорда.

— Прогуляемся, Терри, пока они воздвигают еще одно выдающееся сверхсекретное правительственное исследовательское учреждение?

— Можно.

Они отошли, разминая ноги, глубоко вдыхая свежий утренний воздух. Гревиль медленно сказал:

— Я все же надеюсь еще, что они найдут что-нибудь. Пойду туда. Им сейчас нужна помощь.

— Ты скорее найдешь. Я так полагаю, ты знаешь, что ты ищешь.

— Да, — мягко сказал Гревиль. — Я ищу гиперкосмический звездный корабль.

Поисковая группа была рассредоточена по полю. Люди не совсем четко понимали, что они ищут — какие-то металлические обломки. Они были не очень довольны этим; это было сырое утро.

Несмотря на веселые замечания Понсфорда, Гревиль не очень тешил себя надеждами. Чем больше он думал о проблеме, тем больше приходил к убеждению, что при любом действии кораблей в гиперкосмосе любая потеря почти наверняка вернется в свой пространственно-временной континуум. Все ранее прочитанное им по этому вопросу казалось сходилось с этим.

Они бродили по суглинистым полям, туфли их быстро отяжелели от налипшей земли. Гревиль направился к лесу. Они подошли к покосившейся изгороди, тянущейся вдоль грязной канавы и перелезли через нее. Лес был темный, сырой, с запахом прелых листьев.

Между деревьев показался какой-то солдат с винтовкой на плече.

— Ничего, сэр. Я иду за новыми указаниями в радиорубку.

— Черт побери! — выругался Гревиль.

— Ладно. Взвод солдат это не просмотрит. Где машина? Мы пойдем с тобой.

Он был не в восторге от того, что приходилось тащиться по раскисшему полю. Там уже ждал сержант, который передал указания солдату и повернулся к Гревилю и Понсфорду.

— Мистер Гревиль — это вы?

— Да.

— Сообщение от доктора Таунсенд, сэр. Пожалуйста, сразу же поезжайте в Нижний Черный Брод, сэр.

— Чего ей теперь надо, этой старой крысе? — спросил Понсфорд.

— Где и что это — Нижний Черный Брод, сержант? — спросил Гревиль.

Пока Понсфорд ворчал что-то про непривлекательность докторши, Гревиль нашел деревню на карте сержанта и стал выяснять насчет транспорта. К тому времени, когда они нашли «Лендровер» и водителя и выехали, утро уже перешло в день. Деревня лежала между двух холмов, низеньких и голых, если не считать редкие низкорослые деревца. Когда же они выехали в деревню и стали расспрашивать, выяснилось, что место называлось Верхний Черный Брод. Нижний Черный Брод был две мили дальше. Фермер, которого они расспрашивали был молод и нетерпелив.

— Нет, — сказал он. — Все эти старомодные названия так запутывают приезжих. Тут всегда такая потеха…

— Ну, так где же черт возьми это место? — рявкнул Гревиль. Стоя на пороге важных открытий, он совсем не собирался выслушивать этого современно мыслящего фермера. Получив информацию, они отправились дальше и, наконец, приехали в деревню с полдюжиной домиков, тремя пабами и церковью.

Необходимости спрашивать, почему их сюда вызвали, не было.

За рекой, за кладбищем, лежал длинный узкий — в виде торпеды — космический корабль. Его металлический корпус был сильно поврежден. Все место кишело полицейскими и военными.

Любая попытка сохранить происшествие в тайне была обречена с момента падения корабля. Никто толком ничего не знал. Они все работали, и вдруг упал корабль.

Они застали Хамфри Лэкленда в споре с каким-то грузным, краснолицым человеком. Его представили как сэра Помфри Хартингона. Он прилетел сюда из Лондона, чтобы возглавить правительственную комиссию по расследованию этого происшествия. Гревиль нашел в себе силы рассмеяться.

— Эти двое сейчас сцепились рогами, — сказал он. — Грызутся, как собаки из-за кости. Пошли, Терри, давай заглянем внутрь.

Сделать это было не просто по двум причинам. Немногие пропустили такое важное событие. В новостях уже передавались сообщения о первом космическом корабле пришельцев, добравшемся до Земли, причем по самой распространенной версии — с Марса. На некоторое время блобы были вытеснены с первых страниц газет и из первых пяти минут теленовостей. Кольцо солдат вокруг корабля было в лучших традициях фильмов ужасов — что означало, что такому человеку, как Гревиль, они казались нелепыми и отвратительными.

Он оставил двух претендентов бороться за руководство. Он же был убежден, что этот корабль — не просто межпланетный гость, это мог быть только корабль, который был внутри серого блоба, пришедшего из Камберленда.

Добраться до внутреннего кольца заграждения было так сложно, что разгоряченный, сердитый Понсфорд со злостью сказал, что вход в сам корабль будет скорей всего обставлен многочисленными мудреными бюрократическими рогатками.

— Очередь за бланками — направо, — говорил он. — Я полагаю, этого надо ожидать. Первый космический корабль, севший на Землю — придется заполнять бланки в пяти экземплярах, и ждать назначения времени перед тем, как тебя подпустят.

— Столько сюда бросилось, что место переполнено. А директор там выясняет отношения…

— Его Преосвященство сейчас здесь властью не обладает. Вот в чем беда. В этой очереди перед нами половина Уайтхолла.

Они стояли перед бесстрастно рассматривавшим их солдатом. Вытягивая шеи, они старались увидеть корабль, глядя поверх рядов. Со своего места они видели только погнутые стабилизаторы. Группа рабочих накрывала корабль большими маскировочными сетями.

— Вот черт, — сказал Гревиль. — Послушай, Терри — во всей этой суматохе весьма естественной, если подумать — двоим молодым и подающим надежды ученым, как мы, далеко не пройти.

— Но ведь это так чертовски глупо…

— Я знаю. Эти люди, которые сейчас работают с таким важным видом, они даже не знают, что корабль этот пришел не из нашего пространственно-временного континуума.

Он помолчал, потом заговорил изменившимся, мрачным голосом.

— И знаешь, может быть эти бедняги, там внутри, тоже не знают. Для них после сражения эта планета должна казаться удобным убежищем, где они могут заняться ремонтом.

— Ты имеешь ввиду, что они не представляют..?

— Да. Это только теория, как и все остальное. Интересно, его уже открыли? И есть ли они там вообще?

— Ты говорил, что это должны быть гуманоиды.

— Говорил. Но я не так уж уверен. Пошли. Давай найдем Его Преосвященство.

Директор уже закончил разговор со своим соперником. По его лицу было видно, что он вне себя.

— Никогда прежде в своей общественной жизни я не был так оскорблен! — налетел он на них. — Гревиль! Немедленно повстречайтесь с премьер-министром. Возьмите с собой Понсфорда и доктора Таунсенд. Я добьюсь, чтобы этого тупого, чванливого осла, Помфри Хартингона повесили, четвертовали еще до своего конца. — Его Преосвященство чрезвычайно гневался.

Чарльтон тоже был зол и раздраженно расхаживал по комнате.

— Мы идем за кораблем от самого Камберленда, а теперь эти выскочки имеют наглость сказать нам — убирайтесь! Как, это же наш корабль там!

— Тома Гревиля, вы имеете ввиду, — быстро заметил Понсфорд.

— Чарльтон, есть какие-нибудь предположения, почему он выскочил из блоба и приземлился здесь? — Гревиль давно уже размышлял над этим. — Это должно быть добрых пятнадцать миль.

Размахивая тростью, директор проворчал:

— Теперь я полностью убежден в ваших теориях, Гревиль. Отныне это официально установленный курс. Причину же пространственного смещения я связываю с гиперкосмическими уравнениями.

Чарльтон кивнул.

— Мои коллеги сейчас работают над ними. Как я это представляю, чтобы пройти, скажем, десять световых лет (где-то примерно три парсека) в реальном мире пришельцев, нужно пробиться в наш пространственно-временной континуум, как бы пробегая по спице колеса. Такое движение достигается использованием Х-силы. Подойдя достаточно близко ко втулке, можно какое-то небольшое расстояние пройти медленно. Вот этот физический отрезок путешествия мы и наблюдаем на Земле, и движение планеты в нашем космосе не имеет какого бы то ни было отношения к системе координат в их вселенной.

— А пройдя короткое расстояние здесь, — закончил Лэкленд, — возвращаетесь уже как бы по другой спице, опять же используя Х-силу, и когда вы снова выскочили из гиперкосмоса — то оказывается вы прошли огромные расстояния по ободу — вот эти три парсека, про которые сказал Чарльтон. — Он сердито вздохнул. — А теперь давайте к премьер-министру.

— Может будет лучше, если пойдете вы, сэр? — тактично сказал Гревиль.

— Нет! Я хочу остаться здесь. Я доведу Помфри. Сюда сейчас приедет большинство наших сотрудников, и я ему устрою. Он не смеет забирать у меня мой проект!

Гревиль понимающе улыбнулся и вышел с Понсфордом и старой крысой. За утро она умылась, покрасилась, привела в порядок костюм, куртку и выглядела вполне прилично. В честь члена парламента, догадался Гревиль и снова улыбнулся.

Они полетели на вертолете и оказались на Даунинг-стрит вскоре после пятичасового чая.

После томительного ожидания, когда уже стало смеркаться и зажглись огни, их наконец ввели в личный кабинет премьер-министра, где сидели сам премьер и несколько других важных персон.

— Хамфри Лэкленд сообщил мне, что вы придете с подробным докладом о том, как обстоят дела с блобами, и что это имеет какое-то отношение к нашему необычному гостю?

— Да, сэр.

Гревиль сделал доклад. Он точно знал, что говорить, так как у него было много времени на изучение памятной записки Его Преосвященства.

Премьер-министр впитывал то, что говорил Гревиль, молча. Потом сказал:

— Ученые, получившие задание изучить этот корабль, сообщили мне, что у них есть основания полагать, что этот корабль прилетел на нашу планету из космоса, с планеты Венера…

— Чушь, — взорвался Понсфорд.

— Естественно, я не так хорошо разбираюсь в научных вопросах, как ученые, но я очень хорошо знаю, о различиях во мнении, которые могут иметь — и имеют место. Глядя на обе теории со стороны, какая из них, на ваш взгляд, более логична, более вероятна?

— Как, моя кон… — начал Гревиль. Затем остановился. Потому что вынужден был признать, с неохотой, что идея о корабле, прибывшем на Землю с Венеры была гораздо более вероятней идеи о возникновении корабля из блоба, прошедшего какой-то там сверхмудреный гиперкосмос.

— Хорошо, сэр. Все, что я могу сейчас сказать, это то, что я глубоко убежден в идеях, которые я вам изложил. Я прошу разрешения, от лица Хамфри Лэкленда, на доступ к кораблю, минуя Сэра Помфри и его людей… — Таунсенд мягко толкнула его в руку. Взглянув на нее, он неожиданно понял, что она остановила его как раз тогда, когда он мог высказать некоторые свои соображения о столкновениях между государственными отделами и проектами и о личной борьбе, которой безразлична живая работа.

Таунсенд заговорила голосом, которого Гревиль раньше у нее не слышал:

— Не могли бы вы сказать нам, устанавливалась ли с ними связь, сэр? Открыты ли люки? Живы ли пришельцы? Входил ли кто-нибудь внутрь?

Премьер-министр сверился с запиской на столе.

— Никаких знаков или сигналов из — э-э — космического корабля не получено. Последний доклад, полученный полчаса назад, просто сообщает, что не произошло никаких изменений. Мне придется докладывать в Парламенте, поэтому мне докладывают каждые полчаса.

— Спасибо, — сказала Таунсенд.

Гревиль, на свой страх и риск, — будь что будет! — спросил:

— Могу ли предположить, сэр, что вы не будете упоминать мою теорию? Тогда мы…

— Не беспокойтесь, доктор Гревиль. У меня нет намерения упоминать вашу э-э — теорию.

Понсфорд усмехнулся и достаточно громко.

Когда они наконец вышли, Гревиль был очень ободрен. Старикашка, возможно, только политик, но в эти горестные дни он старался действовать как государственный муж. Вертолет быстро унес их обратно на север, и на этот раз Гревиль был вооружен документами, которые проведут его мимо пикетов, расставленных вокруг корабля.

Когда люки были открыты, Гревиль зашел первым. Он прошел по искореженному, облупившемуся коридору по всей длине корабля. Видел трупы; мужчин и женщин, которые совсем не отличались от землян — тот же цвет и физические разновидности. Он не нашел ни одной живой души.

— По крайней мере, — сказал Чарльтон с огромным удовлетворением, — мы теперь можем изучить их, машины, приборы и всю их науку.

— Но не людей, — сказал Гревиль. — Ни одного из них не осталось в живых. Люди важны, а не машины.

Оставив всех заниматься своими делами, он пошел домой спать, где, несмотря на усталость, он так и не смог заснуть.


ГЛАВА ПЯТАЯ | Странное шоссе | ГЛАВА СЕДЬМАЯ