home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Как Рыжик и Щен ходили в гости к Вечно Благодарному и что из этого вышло

— Вот что, Щен, — сказал в воскресенье утром Рыжик. — Сегодня вечером мы пойдем в гости к хозяевам Цезаря. Ты понимаешь зачем?

— Нет, — ответил Щен и независимо посмотрел в окно, поскольку он сидел на подоконнике и дышал воздухом из форточки.

За окном сияло солнце, Щену очень хотелось побегать по скверу, но он был наказан и знал, что до вечера гулять не придется.

— Я говорю так потому, — раздельно сказал Рыжик, — что ты совершенно распустился и тебе полезно будет взять пример с Образцового Щенка. История с котлетами переполнила мое терпение. В конце концов, не для того я тебе сделал дверку, чтобы ты приводил сюда всех знакомых собак.

Дверка — изобретение Рыжика — действительно оказалась очень удобной. Рыжик сделал ее в нижней филенке входной двери. Маленькая дощечка на пружине легко поддавалась нажиму, и Щен мог приходить и уходить, когда вздумается, потому что Рыжик часто допоздна задерживался в редакции, а Щену надо было выйти по делам.

История с котлетами заключалась в том, что Щен привел домой Музыканта и скормил ему все, что Рыжик по забывчивости оставил на сковородке — пять свежих котлет. И когда Рыжик поздно вечером вернулся с работы, ужинать было нечем.

— Неужели ты пожалел для голодного Музыканта какие-то котлетки? укоризненно спросил Щен. — У нас ведь есть еще молоко и хлеб, просто я не умею открывать холодильник.

— Ну, хорошо, — сказал Рыжик. — Бог с ними, с котлетами. А что ты сделал с моей статьей? Как это называется?

… Три дня назад Рыжик всю ночь писал статью. Щен сквозь сон слышал, как стучит пишущая машинка.

Утром осунувшийся Рыжик побрился и ушел на работу, оставив в машинке недопечатанный лист. Щен, которому было очень жаль усталого Рыжика, решил ему помочь. Он забрался на стол и начал изо всех сил колотить лапами по клавишам машинки. При этом он задел хвостом пузырек с клеем, тот опрокинулся и залил уже готовые листы. Испуганный Щен бросился исправлять беду, но — не везет так не везет! — разбил склянку с тушью.

Когда Рыжик вернулся, на столе. у него был полный разгром, а Щен, перемазанный клеем и тушью, тихо лежал под стулом и смотрел на Рыжика ангельскими глазами…

Пришлось Рыжику еще ночь не спать и приводить все в порядок. А поскольку впереди было воскресенье, то он и решил, что самое время сводить Щена в гости к этому прекрасному, образцовому, неповторимому псу Цезарю…

Щен надеялся, что Рыжик забудет о неприятном визите. Но вечером Рыжик надел ему парадный ошейник из синей и красной соломки, который подарила благодарная девушка Лида. Щен не стал возражать, хотя и не любил ошейников. Дело в том, что у франта Дэзика тоже был такой, только желтый с черным, а Щен ни в чем не хотел отставать от приятеля.

И они с Рыжиком пошли.

Хозяин Цезаря был экономистом-плановиком и считал, что самое главное в жизни — это расчет и экономия. Они с женой жили по самому точному расчету.

Детей они не завели, поскольку это было нерентабельно, но зато приобрели породистого щенка Цезаря. По их расчетам, он должен был вырасти в огромного дога и охранять хозяйскую квартиру. А охранять там было что. Хозяин с хозяйкой, по своим экономическим выкладкам, 25 процентов зарплаты тратили на еду, 50 — на приобретение разных вещей, а остальные откладывали на черный день, которого они почему-то ожидали всю жизнь. Они так убежденно доказывали своим знакомым, что черный день обязательно наступит, что было бы просто жестоко обмануть их ожидания…

Квартира у хозяев Вечно Благодарного была большая, но казалась тесной от всяких вещей и вещичек. Ножки столов, стульев, диванов были подбиты резиной, на лакированном полу лежали паласы, а сверху еще парусиновые дорожки, чтобы их не портить.

Вся мебель с внутренней стороны была увенчана вензелями и жестяными табличками. Хозяин дома очень любил выжигание по дереву и потому выжег с изнанки шкафов, стульев, серванта сплетенные «Н» и «П» — начальные буквы имен «Нина» и «Павел».

— Рыжик, зачем эти кружочки? — спросил Щен, снизу разглядывавший стулья.

— Какие кружочки? — вслух удивился Рыжик.

— Это вы о вензелях? — подхватил хозяин. — Правда, эффектно? — он приподнял стул и показал Рыжику монограмму. — Красиво и надежно, как в сберкассе, с позволения сказать. Гарнитуры-то нынче каковы? Стандарт, извините меня, поточная линия… Украдут вещь — и не докажешь. А так представляете — вензель! Несмываемый! И инвентарный номер для порядка!

— Но почему вашу мебель должны обязательно украсть? — удивился Рыжик.

— Всегда надо рассчитывать на худшее, — назидательно произнесла хозяйка и тихонько охнула: Щен царапал коготками палас.

— У вас очаровательный песик, — сказала она, наступая на Щена так яростно, что он даже оскалился и зарычал тихонько. — Пусть поиграет с нашим Цезарем…

Она подтолкнула Щена ногой, и он оказался в коридоре. Там было темно и душно. Щен пошел на запах Вечно Благодарного и увидел его в закутке между кухней и ванной, лежащим на резиновом коврике. Рядом с подстилкой стояла мисочка, до того вылизанная, что даже поблескивала в темноте. Щен подумал, что у Вечно Благодарного все дни должны быть черными. Он знал, что хозяева его ели очень мало, а пса своего и вовсе держали впроголодь. Тем не менее Вечно Благодарный гордился своими хозяевами и постоянно повторял их слова: «Воздержание — путь к долголетию». Однако, когда Цезарь, случалось, заходил в гости к Щену, он никогда не отказывался от косточки, каши или, на худой конец, просто куска хлеба…

Вечно Благодарный принял гостя довольно сурово.

— Садись, — сказал он. — Только не шуми, здесь нельзя.

— А где можно? — спросил, озираясь, Щен. — Тут душно и скучно. Пойдем лучше на кухню.

Вечно Благодарный колебался, но решил, что держать гостя в закутке и вправду неудобно.

— Заходи, — сказал он. — Только не наследи, вытри лапы!

Кухня была очень белая и тоже заставленная разными шкафами, табуретками и столиками.

— Смотри, — говорил Цезарь, облизываясь. — Вот это кухонный комбайн. Он делает из мяса прекрасные котлетки. Запах у них такой, что слюнки текут! Правда, я никогда не пробовал, но зато могу сколько угодно смотреть, как их готовят…

«Ну и ну! — подумал Щен. — Хорошо бы мне жилось, если бы Рыжик кормил меня только запахом…»

Словно прочитав его мысли, Цезарь сказал:

— Мы должны быть вечно благодарны нашим хозяевам за то, что они помогают нам избавляться от обжорства и других пороков…

И осекся, заметив, что на голубом кафельном полу отпечатались лапы Щена.

— Я же говорил — вытирай лапы, — заныл он. — Что теперь будет?

— Мы сейчас замоем, — успокоил его Щен, заметив стоящее в углу ведро с водой.

— Хозяйка тряпку не велит трогать, — мрачно пробурчал Цезарь.

— А я затру спиной, — сказал рационализатор Щен. Он подбежал к ведру и изо всех сил толкнул его, чтобы плеснуть немножко воды, но ведро качнулось, опрокинулось — и вода залила весь пол.

Цезарь взвыл от ужаса. Щен посмотрел на него с удивлением.

— Чего ты? — весело спросил он. — Так же гораздо лучше! Мы вымоем весь пол, твои хозяева похвалят нас и дадут по котлетке…

Не дожидаясь ответа, он бросился прямо в середину лужи и стал кататься по полу, изображая щетку.

Вечно Благодарный поглядел-поглядел и, решив, что Щен открыл ему единственный путь к спасению, принялся кататься рядом. Они стали носиться по кухне, налетая на ножки шкафа и табуреток. Цезарь был сильным щенком, поэтому с буфета слетела какая-то тарелка и разбилась вдребезги. Услышав грохот, хозяева примчались на кухню.

Щен опомнился, только услышав истошный вопль хозяйки, перекрытый пронзительным визгом Цезаря. Хозяин сорвал висящую за дверью плетку и изо всех сил огрел его по спине. Второй удар пришелся по Щену: он почувствовал, как полоснуло болью по голове и шее…

Щена за всю его жизнь еще никто никогда не бил, разве что Рыжик шлепал слегка за шалости. Но это было не наказание, а скорее упрек, так что обижаться было не на что.

Многие предки Щена (хотя и не известно, были ли они Звездными пришельцами) славились как смелые, решительные, храбрые псы. Это их бесстрашие, переданное Щену по наследству, заставило его не отступить с визгом, поджав хвост, а молниеносно подпрыгнуть и вцепиться в руку обидчика…

Хозяин взвыл от боли не хуже Вечно Благодарного, но тут опомнившийся, наконец, Рыжик схватил Щена и крикнул:

— Отпусти сейчас же руку, слышишь?!

Щен неохотно разжал зубы. Он не прочь был бы вцепиться и в хозяйку, но Рыжик крепко прижал его к себе и стал поглаживать по мокрой шерстке. Щен перестал рычать и залился лаем. А Рыжик сказал громко:

— Какой позор — бить беззащитных щенков! Они же просто расшалились!

— Безобразие! — вопила хозяйка. — Привел в дом бешеного пса, а еще журналист! Завтра же сообщим в вашу редакцию! Пава, позвони в милицию, пусть придут и застрелят этого людоеда!

— Вот я вам покажу людоеда, — сказал Рыжик. — Мещане вы несчастные, с вашими вензелями и номерами — смотреть противно! До чего вы своего Цезаря довели — ребра торчат! Вам не пса надо держать, а на живодерне работать! Пойдем, Щен, нечего нам тут делать! Залезай под пиджак, а то простынешь.

Он бережно сунул мокрого и грязного Щена под пиджак, надел пальто и вышел.

Вечно Благодарный смотрел и слушал разинув пасть. Мир буквально рушился у него на глазах. Набедокурившего щенка не высекли, его защитил сам хозяин! И еще заботится, чтобы он не простыл!

Все понятия Цезаря о послушании и благодарности рухнули. И когда взбешенный хозяин снова занес над ним плетку, Вечно Благодарный зарычал на него так, что тот попятился, а хозяйка юркнула в дверь и успокоилась, только когда закрылась в ванной на задвижку.


Как Рыжик со Щеном помогли восстановить справедливость | Щен из созвездия Гончих Псов | Как Рыжик уехал в командировку