home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

— Я уже выполнила свою часть работы, — заявила судебный исполнитель.

— Если бы вы были рабыней, — возразил молодой офицер флота, — вы бы узнали, что такое настоящая работа.

— К счастью, я не рабыня, — сердито ответила судебный исполнитель.

— Я тоже! — выпалила другая женщина.

— Молчи, гумилиори! — приказала судебный исполнитель.

— Ты что, хочешь делать всю работу одна? — злобно пригрозила ее молодая спутница.

— Работы слишком много, — примирительно заметила старшая из женщин. — Давайте поможем ему.

— Мы оказались здесь по его вине! — заявила судебный исполнитель.

— Но именно вы закричали на «Аларии», переполошили варваров, и нам пришлось поспешно бежать, — напомнил офицер.

— Не говорите со мной так! — обрезала его судебный исполнитель. — Я хонестори, патрицианка.

— Разве все это важно здесь? — перебила молодая женщина. — Что вообще сейчас имеет значение?

— Молчи, торговка! — прикрикнула судебный исполнитель.

— Не ссорьтесь, — посоветовала старшая женщина.

Эта группа бежала с «Аларии» незадолго до бегства гладиатора и рабыни Янины на второй из оставшихся в зале капсул. Группа состояла из молодого офицера флота и трех женщин, одной из которых была судебный исполнитель. Это она стояла на четвереньках в униформе, с веревкой на шее, у ног Янины, близ люка, когда гладиатор готовил капсулу к вылету. Когда неожиданно из шахты появился офицер флота и захватил капсулу, судебный исполнитель переметнулась на его сторону. Прежде офицер участвовал в обороне корабля, которая постепенно становилась все более и более безнадежной. Когда его спутники решили сдаться, покорившись судьбе, офицер спрятался и разыскал капсулы, надеясь с их помощью бежать с корабля. Каково же было его разочарование, когда он обнаружил, что подъемники бездействуют и нет никакой возможности подтащить аппарат к люку! В зале он встретил двух женщин, которые прятались там, пользуясь запасами пищи из капсул. Они были странными компаньонками. Одной из них оказалась привлекательная дама в брючном костюме, соседка судебного исполнителя в вечер зрелищ; другой — продавщица с корабля, у которой в тот день судебный исполнитель покупала необычное белье. Тогда еще судебный исполнитель возмутилась, что продавщица, женщина низкого сословия, служащая корабля, осмелилась присутствовать на представлении для пассажиров.

— Принесите воды, — попросил офицер судебного исполнителя.

— Нет.

— Почему же?

— Я — патрицианка, — надменно ответила она. — Такие люди не носят воду.

— Тогда вы принесите, — обратился офицер к продавщице.

— Если она отказалась, то и я не пойду.

— Я принесу, — вмешалась старшая женщина и направилась к ручью.

Капсула, которой управлял офицер, получила серьезные повреждения от преследующей ее ракеты, которая сначала разбила отсоединенный отсек двигателя. В результате капсула сбилась с курса, затерялась в ветрах космоса и под действием почти незаметных сил ее начало притягивать к одной из планет. Она постепенно попала в поле действия мощных сил гравитации и спустя несколько дней носилась, как щепка в водовороте, по постепенно уменьшающейся орбите возле далекой планеты. Два дня назад благодаря искусству офицера и исправности систем наблюдения, а также неавтоматических посадочных функций им удалось успешно приземлиться.

— Нам скоро понадобится топливо для костра, — сказал офицер судебному исполнителю.

— А вы уже починили передатчик? — вместо ответа спросила она.

Конечно, она знала, что передатчик безнадежно испорчен, что одни его детали разбились при ударе, другие просто расплавились после короткого замыкания. Это было установлено уже через час после атаки.

— Его нельзя починить, — ответил офицер.

Судебный исполнитель гордо подняла свою хорошенькую головку. Почему же тогда от нее ждут работы? К тому же разве офицер не оскорбил ее, отвечая на прямой вопрос так, как будто он кого-то обвинял в неисправности передатчика? Он мог бы поспешить и с отсоединением секции — сделать это на сотню миль раньше, не дожидаясь ракетного удара.

— Тогда идите вы, — предложил офицер продавщице.

— Я обломаю себе ногти, — отказалась она, глядя на судебного исполнителя.

— Если вы не будете работать, — пригрозил офицер, — придется вас не кормить.

— Не смешите! — иронично воскликнула судебный исполнитель. Офицер сжал кулаки.

— Вы обязаны нас кормить. Мы — гражданки Империи.

— Да, — подтвердила продавщица.

— Мы имеем право на еду, — добавила уверенным тоном судебный исполнитель, и продавщица кивнула.

— Лучше бы вы обе остались на «Аларии», на милость ортунгов, — устало проговорил офицер.

— Не смейте так говорить! — вскричала судебный исполнитель.

— Вероятно, они бы научили вас хоть чему-нибудь полезному, — добавил офицер.

— Попридержите язык! — надменно заявила судебный исполнитель.

— Но, скорее всего, сочли бы вас недостойными жизни, — заключил он, — даже жизни рабынь.

Продавщица вздрогнула и закрыла лицо руками. На мгновение судебный исполнитель лишилась дара речи, но тут же оправилась и потребовала:

— Позовите на помощь!

Офицер изумленно уставился на нее.

— Подайте сигнал или сделайте еще что-нибудь!

— Вы думаете, что вы на цивилизованной планете, где транспорт ходит каждый час? — спросил офицер.

— Включите маяк!

— И кто же его увидит?

— Но ведь есть же кто-нибудь на этой планете, — раздраженно пожала плечами женщина.

— Возможно.

— Ну так позовите его!

— Кого позвать? — многозначительно переспросил офицер, махнул рукой и пошел прочь.

Женщины молчали. Продавщица встала и огляделась.

— Здесь красиво! — сказала она. Судебный исполнитель поморщилась. — Такая интересная планета, дикая, нетронутая…

— Я рада, что вам здесь нравится, — сухо перебила судебный исполнитель. — Можете провести здесь всю оставшуюся жизнь.

— Что он имел в виду, когда говорил, что неизвестно, кто увидит маяк? — вдруг вспомнила продавщица.

— Не знаю. Я уверена, что мы одни на этой планете.

— Я так не думаю, — возразила девушка.

— Почему же?

— Мне кажется, вчера в кустах промелькнула какая-то тень…

— Чья именно? — сердито спросила судебный исполнитель.

— Не знаю, — пожала плечами продавщица.

— Вероятно, это был какой-нибудь зверь, — боязливо оглядываясь, произнесла судебный исполнитель. Прошлой ночью, когда они заперлись в капсуле, снаружи из леса раздавались шорохи и глухой рык.

— Наверное, — кивнула продавщица.

— У него есть револьвер, — напомнила судебный исполнитель.

— Но там осталось всего один-два заряда.

— Кто же защитит нас в случае опасности? — в ужасе спросила судебный исполнитель.

— Мы можем спрятаться в капсуле.

— Куда он пошел? — вдруг встрепенулась судебный исполнитель.

— Наверное, за дровами.

— Я голодна, — проворчала судебный исполнитель.

— Интересно, есть ли на этой планете мужчины? — задумчиво спросила продавщица, глядя в темные заросли.

— Понятия не имею.

— А если есть, они наверняка варвары.

— Конечно, — кивнула судебный исполнитель.

— Интересно, как бы они на нас смотрели?

— Как на людей, на знатных дам.

— Но если они настоящие варвары… — начала продавщица.

— Куда подевалась Оона? — перебила судебный исполнитель. Ооной звали женщину в брючном костюме, теперь уже грязном и потрепанном, которая ушла за водой.

— Ей уже пора было вернуться.

Следует объяснить, почему офицер так странно отреагировал на предложение просигналить или включить маяк. Еще раньше он заметил признаки человека — след; у ручья, брошенный наконечник стрелы, а вчера почувствовал запах дыма. Он вскарабкался на дерево и разглядел костер — необычный, огромный, раздувающийся на ветру. Хотя офицер не стал говорить о своих открытиях спутницам, но сомневаться не приходилось: костер был зажжен человеческими руками — так не могло гореть дерево, в которое ударила молния, да и откуда было взяться молнии в чистом небе?

— Я голодна, — повторила судебный исполнитель и начала рыться в припасах, вытащенных из капсулы.

— Не трогай еду! — закричала продавщица.

— Не смей говорить со мной так, гумилиори! — отрезала судебный исполнитель.

— Ты и так толстая!

— Я не толстая! Меня полнит одежда.

— Ты похожа на надутый шар! От тебя воняет! — злобно кричала продавщица.

— Моя одежда разработана по принципам, которых тебе даже не понять, девчонка в штанах в обтяжку! — заявила судебный исполнитель. — От тебя тоже воняет, да еще как! — добавила она.

Обе женщины воздержались от дальнейших нетактичных замечаний по поводу собственного запаха — это было слабым местом и у той, и у другой. Вчера офицер и Оона по очереди искупались в ближайшем ручье. Однако, по мнению судебного исполнителя и продавщицы, вода оказалась слишком холодной. К тому же вдруг за ними станут подглядывать? Мысль об этом встревожила судебного исполнителя. Можно ли доверять офицеру? Обе решили выкупаться завтра, когда потеплеет.

— Твоя одежда предназначена, чтобы скрывать от себя и от других, что ты женщина, — выпалила продавщица.

— Дерзкая сучка!

— Значит, ты не женщина.

— Я — женщина, — вдруг заявила судебный исполнитель, удивившись собственным словам, каких невозможно было ожидать от уроженки Тереннии.

— Толстуха! — поморщилась продавщица.

— Нет!

— Если бы ты была рабыней, — безжалостно продолжала продавщица, — тебя бы заставили худеть до тех пор, пока твое тело не стало бы возбуждать мужчин.

— Не смей говорить так со мной! — вскричала судебный исполнитель. — Я — судебный исполнитель, хонестори. А ты — всего лишь служащая, продавщица на круизном корабле. Ты из гумилиори. Не смей говорить со мной, безмозглая сучка! Я аристократка!

— Посмотрим, что ты запоешь, когда тебя потащат за волосы!

— Не тронь меня! — в ужасе завопила судебный исполнитель.

Продавщица вовремя одумалась — ей совсем не хотелось потерять работу. От гумилиори требовали безукоризненного почтения к высшим сословиям. Продавщице было бы трудно найти другую работу. Конечно, она могла работать в публичном доме, где ее стали бы приковывать к кровати цепью. На некоторых из планет ее бы просто продали в рабство, и кто знает, вдруг бы ее купил человек, которого она когда-то оскорбила.

Судебный исполнитель вскрыла коробку с запасом консервированного шоколада.

— Не ешь его, — угрожающе произнесла продавщица.

— Я буду делать то, что захочу.

— Это для всех нас!

— Успокойся, — небрежно бросила судебный исполнитель.

— Толстуха!

— Я не толстуха, — невозмутимо ответила судебный исполнитель и встала.

— Куда ты идешь? — удивилась продавщица.

— К ручью, чтобы попить.

Вода в капсуле проходила сложный процесс очистки, который требовал времени. Вода из ручья значительно пополнила запасы беглецов, оказавшись чистой, холодной и свежей. Она не отдавала мочой, в ней не было привкуса металла. Она понравилась даже судебному исполнителю. На Тереннии вода из городских резервуаров сильно пахла различными дезинфицирующими химикатами.

Шоколад, который судебный исполнитель жевала по дороге к ручью, вызвал жажду.

— Толстуха! — кричала ей вслед продавщица.

Судебный исполнитель высокомерно не обращала на нее внимания.

Ручей был совсем рядом. Судебный исполнитель прошла между высоких деревьев. Это было тенистое место, даже днем в нем стоял сумрак. У берега она остановилась. Впереди у кромки воды лежал какой-то странный предмет. Подойдя поближе, она рассмотрела ведро, с которым Оона ушла за водой. Почти сразу она услышала справа тихий, сдавленный стон. Повернувшись, она, к собственному изумлению, увидела Оону. Та стояла спиной к толстому дереву, ее запястья были скручены веревкой позади ствола. Нижняя часть лица Ооны была замотана тряпкой.

Судебный исполнитель не знала, что делать. Она шагнула к пленнице, но та решительно задергала головой. Судебному исполнителю показалось, что среди деревьев промелькнула тень. Слабых, сдавленных стонов пленницы было достаточно, чтобы она насторожилась. Судебный исполнитель во весь дух побежала к капсуле. Она ворвалась на маленькую поляну, где располагался лагерь, и подбежала к перепуганной продавщице, сидящей на земле. Вытаращив глаза и задыхаясь от быстрого бега, она несколько раз махнула рукой в сторону ручья.

Едва ей удалось перевести дыхание, как на противоположной стороне поляны показался офицер. Он тут же споткнулся и упал — казалось, его толкнули в спину, тем не менее рядом с ним никого не было. Женщины успели заметить, что торс офицера перехватывали веревки, а еще одна веревка была зажата в зубах.

— Скорее! Прячься! — завопила судебный исполнитель и бросилась к капсуле. Перепуганная до смерти продавщица кинулась за ней.

В капсуле они поспешно закрыли дверь, заперли ее и сжались в темноте.

— Дышать нечем, — простонала продавщица.

— Выходи наружу, — сердито посоветовала судебный исполнитель.

Некоторое время они молчали, а потом обе тревожно вскрикнули, заслышав неожиданный скрежет металла рядом с капсулой.

— Они не смогут войти, — прошептала судебный исполнитель.

— Кто «они»? — спросила продавщица.

Судебный исполнитель подползла к одному из маленьких иллюминаторов.

— Ничего не вижу, — пробормотала она и тут же отпрянула — в иллюминатор ударил кулак с зажатым камнем. — Они не войдут, — еще раз повторила она.

Снаружи усилился шум. Кажется, неизвестные пытались крутить внешнюю ручку, но им не удалось открыть запертую изнутри дверь. По иллюминатору ударили еще несколько раз, и стекловидное вещество растрескалось, осколки посыпались внутрь капсулы.

— Мы в безопасности, — дрожащим голосом повторила судебный исполнитель. — Они не войдут.

Продавщица тяжело вздохнула. Теперь в капсуле было уже не так душно — воздух проникал через разбитый иллюминатор.

— Это мужчины? — спросила продавщица.

— Не знаю, — отмахнулась судебный исполнитель.

— Так посмотри!

— Лучше ты посмотри.

Продавщица встала, осторожно выглянула в ближайший иллюминатор и тут же отдернула голову.

— Кто они? — спросила судебный исполнитель, беспокойно прижимаясь к полу.

— Мужчины.

— Какие мужчины?

— Судя по их одежде — варвары, — еле слышно прошептала продавщица.

— Будь довольна, — горько отозвалась судебный исполнитель. — Ты станешь хорошенькой рабыней.

— Ты тоже, — огрызнулась продавщица.

— Нам повезло, что это варвары. Нам почти нечего бояться.

— Как это? — удивилась продавщица.

— Как все варвары, они тупы, — терпеливо разъяснила судебный исполнитель. — Они нетерпеливы и скоро уйдут.

— А если нет?

— Уйдут, — уверенно заявила судебный исполнитель. — Они глупы.

— Я слышала, что варварам нравится обращать в рабство культурных женщин, — прошептала продавщица.

— Да, когда им это удается.

— Что, если они будут ждать? У нас же нечего есть и пить.

— Они об этом не знают, — возразила судебный исполнитель.

— Мне страшно, — сжалась продавщица.

— Не бойся — это всего лишь варвары. Они глупы. Им скоро надоест ждать, и они уйдут.

— Тогда мы выйдем из капсулы и убежим — ничего сложного!

— Мы должны перехитрить их.

— Конечно, — кивнула судебный исполнитель. — Мы гораздо умнее их. Мы образованные женщины.

— Тогда почему нас продают и покупают на стольких планетах и содержат как беспомощных рабынь? — поинтересовалась продавщица.

— Снаружи все тихо, — заметила судебный исполнитель.

— А что стало с Ооной и офицером? — спросила продавщица.

— Надо подумать о себе. Они были достаточно глупы, чтобы позволить схватить себя.

— Как тихо! — удивилась продавщица.

— Наверное, они уже ушли, — обрадовалась судебный исполнитель.

Продавщица встала и выглянула в иллюминатор.

— Они не ушли… — прошептала она.

— Значит, они не так нетерпеливы, как я считала.

— Нет, — покачала головой девушка. — Они гораздо нетерпеливее, чем ты думаешь.

— Они уходят?

— Нет.

— Не понимаю…

— Они не так глупы, как кажется, — продолжала продавщица.

— Ничего не понимаю!

— Они собирают ветки и раскладывают их вокруг капсулы!

Вскоре капсулу окружило ревущее пламя.

— Я задыхаюсь! — плакала продавщица.

Судебный исполнитель коснулась раскаленной стены и вскрикнула. Вскоре ей пришлось поочередно отдергивать ноги от нагретого пола. Продавщица плакала от боли, дуя на обожженные руки.

— Что же нам делать? — кричала судебный исполнитель.

— Это уже решили за нас, — ответила продавщица.

— И какой у нас выбор?

— У нас нет выбора! Мы можем только стать рабынями!

Судебный исполнитель задохнулась, шатаясь в пекле капсулы. Она увидела, как продавщица пытается открыть дверцу.

— Я первая! Первая! — закричала она и оттолкнула девушку. Она жестоко обожгла руки о стальную ручку, распахнула дверь и чуть не заплакала, коснувшись ногами пылающих железных ступеней лестницы.

Снаружи капсула раскалилась докрасна. Судебный исполнитель с криком вырвалась из двери и глотнула свежего воздуха. Она чувствовала, как мощные руки схватили ее и бросили ничком в грязь рядом с пылающей капсулой. Она отвернула лицо от жара и почувствовала, что ей заламывают назад руки и связывают их. Она поняла, что подобная участь постигла и продавщицу, выпрыгнувшую из капсулы следом за ней. Она дрожала и едва переводила дыхание, лежа на животе, когда ей на шею накинули веревку. Повернувшись в сторону, она увидела, что у продавщицы тоже связаны руки и на ее шее болтается веревка.


Глава 16 | Вождь | Глава 18



Loading...