home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Получив сигнал, Юлиан посадил катер, на грязный двор позади служебных строений.

Судно резко остановилось, и инерция заставила человека, лежащего чуть позади Юлиана, испуганно и негромко вскрикнуть.

— Доложите губернатору о прибытии Юлиана Аврелия, родственника императора, — приказал Юлиан.

— Да, ваша светлость! — отозвался стражник. Закрывая лица от грязных брызг, поднятых при посадке катера, стражники заторопились к поручням его трапа.

Юлиан выключил двигатели, и катер застыл.

Связанный человек, лежащий позади Юлиана, справа, задрожал. Он не мог сдвинуться с места, только слегка вытянул ноги.

По пути из фестанга Сим-Гьядини начался жестокий мороз, маленький катер изо всех сил боролся с ветром. Иногда было невозможно разглядеть местность на несколько футов перед ветровым стеклом. Им неоднократно приходилось приземляться, часто они отбрасывали снег от катера руками в рукавицах, пока двигатели не начинали облегченную работу, затрачивая на нее немало драгоценного топлива.

— Двор совершенно пуст, — заметил Туво Авзоний. На дворе стояли только два вездехода, закрытые холщовыми чехлами.

В бараках виднелся свет, только барак для рабынь был темным, из его труб не поднимался дым.

Кроме того, оглядевшись, спутники не заметили сваленных в штабеля ящиков с грузами, хотя их могли перенести в один из северных складов.

— И конюшни пусты, — продолжал Туво Авзоний.

— Стой! — крикнул Юлиан стражнику, и тот обернулся. — Вызови Фидия, капитана «Нарконы», и Лисиса, старшего офицера «Нарконы», — потребовал Юлиан.

— Шлюз уже ушел, — ответил стражник. — Фидий улетел с ним. Ли сие и остальные офицеры вместе с оборудованием и товарами уехали.

— Значит, экспедиция уже в пути?

— Да, ваша светлость, — кивнул стражник.

— Ею руководит белокурый капитан Оттоний?

— Варвар?

— Да, он.

— Нет, экспедиция его ищет.

— Значит, его с ними нет?

— Так точно, ваша светлость.

— Мне необходимо немедленно последовать за экспедицией, — требовательно произнес Юлиан. — Мне нужно знать их маршрут, необходимо семь катеров, топливо на месяц, сотня солдат и вьючные животные, две дюжины саней, защитные заграждения, оружие и боеприпасы!

— Гарнизон почти весь ушел с экспедицией, — объяснил стражник. — Осталось всего несколько человек и совсем немного топлива до прибытия следующего корабля.

— Ступай! — прикрикнул Юлиан. Стражник повернулся и торопливо зашагал к высокому строению.

— Значит, не все еще пропало? — спросил Туво Авзоний у Юлиана.

— Мы покинем Веницию через час, — ответил Юлиан.

Оба мужчины оглянулись на связанного человека. Он был закутан в меха и лежал на металлическом полу катера, вытянув ноги. Тонкие цепи образовывали прочную сеть, которая предохраняла этого человека — а им была рабыня — от падения и способствовала безопасной перевозке груза, однако обычно для этого служила веревочная сеть. Цепь же нельзя было перегрызть или перерезать ножом. Рабыню заталкивали в сеть, а затем запирали ее одним массивным замком, прихватывая сеть к кольцам в полу. Так она не могла подняться на ноги, помешать полету катера или даже вытянуть из-под сети руку. Самое важное — сеть обеспечивала ее безопасность, но еще и позволяла ее хозяину сохранить груз, так, чтобы он оставался внутри катера даже при самых резких поворотах — например, маневрах при встрече с противниками, гигантскими насекомыми или насекомоподобными существами некоторых планет, летающими ящерами, магнитными воздушными минами, другими катерами, а также при попадании в мощные воздушные вихри. Иногда при сильном ветре такие легкие, круглые катера переворачивались. Но даже при хорошей погоде меры предосторожности были нелишними — они приносили облегчение хозяевам и давали дополнительный урок рабыням. Не было ничего необычного в том, что рабыни извлекали для себя пользу в тех случаях, когда этим был доволен хозяин.

Пряди рыжих волос Ники растрепались и выбились из-под тяжелого мехового капюшона.

Испуганными, расширенными глазами она через плечо наблюдала за Юлианом.

— Вскоре нам предстоит встреча с госпожой Пабленией, — произнес Юлиан, бросая взгляд на прелестную, покорную рабыню. — Как только ты увидишь ее, ты должна немедленно показать ее нам.

— Но она моя госпожа, господин! — возразила рабыня.

— Она преступница и предательница, у нее больше нет собственности, — объяснил Юлиан. — Ты рабыня, а мы — свободные мужчины. Ты должна повиноваться нам немедленно и беспрекословно.

— Да, господин, — прошептала девушка.

— Значит, как только ты увидишь ее, немедленно покажи ее нам.

— Я постараюсь, господин, — сказала девушка.

Юлиан толкнул ее носком сапога через сеть, слыша, как зазвенели цепи.

— Так будет лучше для тебя, — произнес он.

— Да, господин.

— Или тебя ждет смерть.

— Да, господин, — покорно согласилась девушка.

— Господин, губернатор просит еще раз подтвердить ваше воинское звание, — произнес вернувшийся стражник.

Юлиан сердито назвал его.

— Ваши запросы слишком велики и требуют времени на их выполнение, ваша светлость, — ответил стражник.

— Я Юлиан Аврелий, — повторил Юлиан, — родственник императора! Я прибыл сюда по важному и тайному государственному делу!

— Экспедиция уже в пути, она окружена строжайшей секретностью, — объяснил стражник.

— Мне необходимо знать ее маршрут и получить карты, — настаивал Юлиан.

— Маршрут засекречен, его карты скреплены имперской печатью, — невозмутимо повторял стражник. — Губернатор предлагает вам воспользоваться гостеприимством жилья, предназначенного для младших офицеров. Он готов встретиться с вами завтра.

— Мой катер необходимо перезаправить!

— На это мы не получили разрешения, — возразил стражник.

— А сани и люди — есть они здесь?

— Наши возможности очень ограничены, — ответил стражник. — Мы надеемся только на прочную ограду вокруг города и на то, что экспедиция вскоре вернется.

— А как насчет вон тех вездеходов? — Юлиан указал на покрытые чехлами машины во дворе.

— Они неисправны, в них нет топлива, — объяснил стражник.

Юлиан ударил по поручням катера затянутым в рукавицу кулаком.

— Похоже, губернатор чрезмерно строг, — неуверенно заметил Туво Авзоний.

— Нет, — Юлиан сердито выпрямился, — как раз нет, это-то меня и злит! Мы должны восхищаться им! Невзирая на обстоятельства, он ведет себя чрезвычайно корректно! Такие люди не ошибаются. Он ведет себя согласно не только правилам и требованиям, но и здравому смыслу. Он не согласится взломать имперские печати даже по требованию знатного гостя, в каких бы коротких отношениях тот ни состоял с императором! Он исполняет свою первую задачу — обеспечивает безопасность Вениции. Если он не спешит дать аудиенцию любому младшему офицеру, так почему он должен давать ее мне, с точки зрения моего звания? Мы должны восхищаться им за попытку противопоставить долг преклонению перед аристократией! Если бы у нас было побольше таких людей!

— Тогда бы нам пришлось прибегнуть к лести, — возразил Туво Авзоний. — Меньше всего нам сейчас нужен развращенный представитель власти и предельно честный и исполнительный офицер.

— Губернатор сочтет за честь, если вы и ваш спутник согласитесь неофициально принять его приглашение поужинать сегодня вечером, — добавил стражник.

— Поблагодарите его от моего имени и от имени моего спутника, — ответил Юлиан, — ибо честь в таком случае была бы оказана нам. Но вместо ужина мы бы попросили лыжи, одни, хотя бы самые маленькие сани с запасом продовольствия — такие, которые могла бы тащить рабыня.

— Да, ваша светлость, — ответил стражник.

— Вы, разумеется, не планируете выехать из города сегодня? — удивленно спросил Туво Авзоний.

— Именно таковы мои планы, — ответил Юлиан.

— Но вы не знаете, где искать экспедицию, даже не представляете, куда идти, — возразил Туво Авзоний.

— Мы должны сделать все возможное, — ответил Юлиан. — Он взглянул на Нику, плотно закутанную в меховую одежду. — Я полагал, милая, — обратился он к изящной рабыне, — что мы приедем вовремя и что уже сегодня проведем несколько приятных часов в ярко освещенной, протопленной таверне за хорошим ужином и беседой с твоей бывшей хозяйкой.

— С нами вместе? — удивленно спросила рабыня.

— Да, с вами обеими — свободной женщиной и рабыней этой женщины, чтобы посмотреть, каковы бывают настоящие женщины, изящные, образованные и утонченные.

Ника смотрела на него круглыми от удивления глазами и дрожала.

— Разве обе вы недостойны взглянуть на настоящих женщин, рабынь, одетых в шуршащие шелка, в ошейниках, умоляющих и возбужденных?

— Да, господин, — прошептала рабыня.

— Чтобы и вы обе, свободная женщина и та, что некогда была ее рабыней, почувствовали прикосновение этого шелка и металла к своим телам, освещенным пламенем камина, чтобы вы поняли, что значит повиноваться приказам и власти мужчин.

— Да, господин, — шептала в ответ рабыня.

— Но, — продолжал Юлиан, — мои планы нарушились, и теперь нам предстоит опасное и, несомненно, бесполезное путешествие в зимнюю тангарскую ночь.

— Господин, это безумие — выезжать из города в такую ночь! — воскликнул Туво Авзоний.

— На карту поставлена жизнь Оттония, — возразил Юлиан.

— И тем не менее это безумие, — не отступал Туво Авзоний.

— Тогда оставьте меня, друг Авзоний, — предложил Юлиан.

— Нет, господин, — возразил Туво Авзоний. — Я скорее соглашусь быть соучастником авантюры славного, достойного безумца, чем влачить бесконечное существование червя, считая дни до конца в бесполезном здравом уме.

— Нам нельзя возвращаться, — ответил Юлиан.

— Значит, мы едем, господин.

Вскоре после этого сани и припасы были готовы, в сани впрягли маленькую, устало бредущую фигурку, и Юлиан вместе с Туво Авзонием покинули Веницию.

Они направлялись на северо-восток, вспоминая услышанные ранее слова брата Вениамина из фестанга Сим-Гьядини и руководствуясь догадками, подтвержденными некоторыми из офицеров гарнизона.

На санях, среди других припасов, лежал завернутый в шелк, а поверх него в грубую домотканую ткань маленький предмет, весящий не более полутора фунтов. Этот предмет передал им брат Вениамин в фестанге Сим-Гьядини.

Когда они уже были за оградой и больше часа пробирались по замерзшему, освещенному луной снегу, Туво Авзоний, оглянувшись, заметил:

— Нас преследуют.

— Знаю, — отозвался Юлиан.

Ни они, ни брат Вениамин и ни солдаты гарнизона не знали, где живут отунги, только слышали, где расположены их поля и пастбища, меняющиеся несколько раз в году, в основном, по требованиям герулов. Торговая экспедиция под командованием Лисиса, старшего офицера «Нарконы», имела лучшую информацию, полученную с помощью губернатора Вениции через его секретных агентов, собирающих сведения под видом охотников, торговцев, и тому подобных лиц. Расположение селений герулов и варваров, таких, как отунги и базунги, было, как и на многих планетах, трудно обнаружить, об их местонахождении знали только в общих чертах. Даже торговой экспедиции предстояло уточнять информацию по пути, очевидно, при беседах с местными жителями.

— Что делают наши спутники? — спросил Юлиан у Туво Авзония, когда прошел еще час.

Туво Авзоний оглянулся.

— Теперь они гораздо ближе к нам, — сказал он.

— Значит, они не просто нас преследуют.

— Да, — согласился Туво Авзоний.

— Как вы думаете, каковы их намерения? — спросил Юлиан.

— Не знаю, господин:

— Они не сделали попытки остановить нас с помощью световых сигналов, выстрелов или тому подобного.

— Да, господин.

— Значит, они приближаются, чтобы убить нас, — заключил Юлиан.

— Что же нам делать?

— Пусть привыкнут видеть впереди только следы двух пар лыж, — решил Юлиан. — Некоторое время я проеду на санях. Если вы не против, вы потащите их. Ника пойдет там, где прежде шел я. Потом, в лесу, под прикрытием веток или камней, там, где нет снега, я сойду с саней и обойду их, оказавшись сзади.

— И что же вы собираетесь делать? — спросил Туво Авзоний.

— Убить их, — объяснил Юлиан.


Глава 29 | Король | Глава 31



Loading...