home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Ни у кого не возникало сомнений в том, что шнелльбот с подводной лодкой справится, хотя ее требовалось не просто победить, но победить бескровно, так, чтобы люди в ней, если таковые еще имелись, не пострадали. Разумеется, предпринимались дополнительные меры предосторожности. Для верности «Вихрь» подтянулся к планете на двести тысяч километров. Он повис на стационарной орбите прямо над Зеленым океаном, его оружие привели в боевую готовность. Кроме того, непосредственную страховку осуществлял еще один шнелльбот.

И все же группа захвата отправлялась в неизвестность, скрывающую судьбу двух звездных кораблей и тринадцати миллионов человек. Поэтому лейтенант Бертран Ли, командир «Гепарда-1», имел разрешение применять оружие на поражение.

— Надеюсь, до этого не дойдет, — сказал Мбойе.

Бертран молча опустил веки.

— Ну, иди, — сказал старпом. — Народ ждет героев.

Народ ждал в одной из осевых шахт цилиндрического корпуса. Проводы получились почти торжественными. По пути в ангар все свободные от вахты члены команды образовали живой коридор. Откинув колпаки скафандров, по нему прошествовал экипаж первого шнелльбота, принимая по пути добрые пожелания и дружеские похлопывания. Луизе даже подарили букет астр, традиционных цветов-символов Космофлота.

Но старт «Гепарда» пришлось задержать. Океанолог Ван Вервен настаивал на своем предложении — захватить батискаф, намереваясь не откладывать обследование субмарины в «канатный ящик». Для размещения подводного аппарата в трюме дестроера убрали пару переборок, а часть ракетного топлива откачали, иначе корабль получался чересчур тяжелым.

Бертран согласился на это без особого восторга. После одной истории в окрестностях Проксимы Центавра, когда своим ходом пришлось добираться почти до соседней звезды, он весьма недолюбливал дефицит горючего. Но дело предстояло морское.

— Что ж, Голландцу виднее, — вздохнул он.

— Нам же не к другой звезде лететь, как в тот раз, — утешил второй пилот.

— Мало ли что, — проворчал Бертран.

Но возражать не стал. Прошел вместо этого на камбуз, интересуясь, чем там занята Луиза, хотя это можно было предсказать заранее.

Через двадцать минут работы были завершены. Проворные арбайтеры покинули шнелльбот.

— Все на борту? — спросил Бертран.

— Луиза на месте, — ответил второй пилот.

— Это я и сам знаю.

— А кто еще должен быть?

— Летучий Голландец, кто же еще.

— Тогда — комплект.

— Хорошо. Пристегивайся.

Второй пилот сделал скучное лицо.

— Реджинальд, — сухо произнес Бертран.

— Сэр?

— Пожалуйста, без чудачеств.

— А порулить дашь?

— Посмотрим на твое поведение.

— Я послушный мальчик.

Бертран молча раскрыл панель пульта, проигнорировав утверждение. Знал он этого пай-мальчика, который не выносил и минуты без проказ. Реджинальд со вздохом потянулся, зевнул и демонстративно уставился в потолочный экран на красивую планету по имени Кампанелла.

— Перестань вздыхать.

— Это у меня скафандр шуршит.

— Значит, перестань шуршать. Бр-р! Ну и скрип. На нервы же действует! Что ты все складки на коленях разглаживаешь как курсистка перед профессором?

— О! Так ты и экзамены принимал? Расскажешь о своих похож...

Бертран был вынужден шлепнуть его по затылку. Только тогда Реджинальд выключился. Вместо него включилось переговорное устройство.

— Чего копаетесь? — любезно осведомился Мбойе.

— Тс-с! — прошипел Реджинальд. — Командир не в духе.

— Не — в чем? — удивился Мбойе.

— Слушай ты его, — сказал Бертран с мукой в голосе.

— Только его одного и слышно. Так вы готовы?

— Мы всегда готовы

— Да, — подтвердил Реджинальд. — Они завсегда к чему-нибудь, да готовы. За исключением неожиданностей, конечно.

— Второй пилот! — рявкнул Мбойе.

— Я!

— Не засоряйте эфир. Я тоже не в настроении.

Реджинальд отдал честь.

— Вас понял, сэр. Съеживаюсь.

— Уже лучше. Бертран, тамбур я съежи... тьфу, пропасть! Короче, переходный тамбур убираю.

— Убирай. Прошу разрешения на старт.

— Старт разрешаю.

В двигательном отсеке «Гепарда» заработали турбонасосы, включились контрольные видеокамеры реактора. Черные стержни графита медленно поползли из пазов.

— Есть разогрев, — с неожиданной серьезностью доложил Реджинальд.

— Хорошо, — сказал Бертран.

— Что хорошо?

— Хорошо, что хоть реакции деления ядер ты уважаешь.

— О! Реакции ядерного синтеза я уважаю не в пример больше. Хочешь, поклянусь?

— Лучше перестань шуршать. Если не очень трудно.


СПРАВОЧНЫЕ ДАННЫЕ: | Эпсилон Эридана | * * *