home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Последовавшая неловкая пауза подобно надвигающейся буре нарушила атмосферу непринужденности. В зале явственно ощущалось напряжение.

Никто не смотрел на Родриго — только Леон, в ожидании ответа на свой вопрос… и Джульетта.

Прежде чем Данте успел встать на его защиту, Родриго заговорил. Его голос звучал спокойно.

— Это был… это я, — он не удержался и взглянул на Джульетту. Ее глаза были очень близко и выжидательно смотрели на него. Отвечая Леону, он обращался к ней.

— Уверяю вас, Леон, я не убивал Марио ди Корсини. Это был несчастный случай. Здесь, за столом, есть три свидетеля, которые могут подтвердить мои слова.

Включая вас, сказали девушке его глаза, прежде чем Родриго повернулся к Леону.

— Если Родриго и виноват в чем-то, — вмешался Данте, — так только потому, что хотел защитить моего племянника Бернардо. Они с Марио фехтовали, а потом Бернардо отвернулся, и Марио в шутку — как мы предполагаем — напал на него. Риго, видевший все это, подумал другое.

Нардо! Родриго как будто снова услышал тревожный крик Джульетты. Страх, прозвучавший в нем, был таким же явным, как и нападение Марио на Бернардо де Алессандро.

— Должно быть, мы дали ему повод так думать, — холодно заметила Джульетта.

Никко подался вперед, собираясь ответить сестре, но его опередил Родриго.

— Я никогда не забуду, как вы вскрикнули, Мона Джульетта, пытаясь предупредить вашего кузена, — спокойно проговорил он.

— Si, — кивнул Никко, — теперь я тоже вспомнил. А ты, Джетта? Ты так закричала, словно его убивали, — он усмехнулся с выражением превосходства. — Конечно, ты тогда была юная и импульсивная, sorella… и тебе не следовало быть с нами.

Джульетта в смущении покраснела. Ей действительно не следовало быть с молодыми людьми, и конечно, хотя бы перед самой собой нужно признать, что лицемерно обвинять Родриго да Валенти, когда она сама на какое-то мгновение засомневалась в намерениях Марио.

— Мой сын говорил, что Корсини потерял равновесие и налетел на дерево. Неудачно упал и это стоило ему жизни, — Витторио де Алессандро обращался к Леону. — Бернардо всегда утверждал, что это был лишь несчастный случай. Данте с этим согласен, — он взглянул на Джульетту и потянулся за кувшином с вином.

В комнату вошел слуга и что-то сказал на ухо Карессе. Та кивнула. В углу столовой был заранее приготовленный помост. Чтобы обратить на себя внимание гостей, Каресса хлопнула в ладоши.

— Друзья мои, сегодня у нас есть для вас сюрприз. Оцените кулинарное искусство Марко за десертом, а Пьеро покажет нам, что умеет Лили.

Предвкушая новое зрелище, гости повернулись в сторону помоста, а Джульетте захотелось спрятаться, вжаться в сиденье, соскользнуть под стол.

Madre dio, мало того, что она сидит рядом с Родриго да Валенти, теперь ей еще навязывают это варварское развлечение. И еще одного Zingaro?

Или ты просто боишься других напоминаний о том, что случилось прошлой ночью?

Взоры всех были прикованы к маленькой сцене. Всех, кроме Джульетты. Прикрыв глаза, девушка мельком взглянула на Родриго… он смотрел на нее. Весело, как. показалось Джульетте. Она открыто посмотрела ему в глаза. Пусть увидит ее гнев, почувствует всю степень возмущения. Как смеет он смеяться над ней! Цыган! Бродяга!

Будто прочитав ее мысли, Родриго наклонился — слишком близко, как показалось Джульетте, — и тихо сказал:

— Я не смеюсь над вами, cara. Просто думаю, какое удовольствие доставит вам это представление, если Лили уже очаровала вас, — улыбка стала еще шире, а белизна зубов подчеркивала смуглый оттенок кожи. — Вам ведь нравятся животные?

Джульетта отважилась — принимая во внимание окружающую компанию и, особенно, всевидящего отца — повернуться и бросить тихо и раздраженно:

— Мошенник! Как вы смеете…

Возгласы удивления и восхищения заглушили ее слова. Родриго повернулся к сцене, так что ее шипение не достигло его ушей.

—… подарок Родриго, — объяснял Пьеро. Он стоял перед ними, держа Лили на поводке. — А ему медведицу отдал французский дворянин, когда игрушка переросла детей. Как я понял, бедняга собирался предоставить охотникам решать ее судьбу, но опасался гнева семьи, узнай они об этом правду. Совершенно случайно Родриго услышал об обреченном животном и выпросил «сюрприз» для своих родных в Италии — Лили к нему особенно привязана. Стоит Родриго заиграть на лютне, как она приходит в восторг… как и многие другие, насколько я заметил, — в его голосе звучала гордость.

Да он, как и Валенти, просто раздулся от сознания собственной важности, думала Джульетта. Это у них в крови.

Смуглый плотный Пьеро сказал медведице что-то непонятное, и животное село на огромные задние лапы, загребая воздух передними, что делало его похожим на большую собаку. Маленькие глазки осматривали комнату.

— Просит что-нибудь с вашего богатого стола, principe, — обратился Пьеро к Данте, повернувшему свой стул к помосту. — Простите ее, манеры восприняла от бывших французских хозяев.

Зрители рассмеялись.

— Она быстрее слушается, если команды на французском, — хитро подмигнул Пьеро, — но и цыганскому учится быстро.

— Двуязычный медведь! — воскликнул Никко, смеясь. — Да о ней будет говорить вся Тоскания!

— А лучшего учителя, чем Сандро, не найдешь, — сказал Данте, обращаясь к Пьеро. — Маэстро Боттичелли хорошо делает все, за что бы ни взялся. И к тому же дешево.

Джульетте, ничего не оставалось, как присоединиться ко всеобщему смеху и добродушному подшучиванию. Просидеть остаток вечера с угрюмым лицом — неприличная грубость. Даже она знала, когда нужно расслабиться в присутствии отца. Единственная дочь, Джульетта чаще всего могла полностью его очаровать, но чувствовала, когда заходила слишком далеко. Данте добрый и любящий, но не зря же его прозвали Leone, и она очень опасалась, что до него дойдет известие о ее побеге из замка прошлой ночью.

Кроме того, с чувством уязвленной гордости мрачно думала девушка, если Родриго да Валенти смог с такой легкостью выбросить из головы вчерашнюю встречу, если он ведет себя так, словно ничего значительного не произошло, то и она поступит так же.

Пьеро дал Лили тамбурин, и та принялась изо всех сил трясти его. Последовала еще одна команда, и медведица тяжело задвигалась по сцене, натягивая поводок. Какой громадный зверь по сравнению с Пьеро, подумала Джульетта. Однако, кажется, беспрекословно слушается его. Ужимки Лили сопровождались аплодисментами. Пьеро гордо улыбался.

— Вы бы видели ее с Риго, — как бы по секрету, вполголоса сообщил он.

Против воли Джульетта была очарована медведем. Ее так захватил неуклюжий танец зверя, что слов Пьеро она не услышала.

— Животное воняет, — шепнул ей Леон, сморщив нос. Джульетта кивнула, хотя и не обращала на это внимания. Смешно! Медведи же не моются в ванне, чтобы пощадить чувствительность людей!

— Может быть, побрызгать на нее розовой водой Аристо? — девушка бросила озорной взгляд в сторону слуги. Леон что-то проворчал, не поняв юмора.

Родриго отодвинул стул и встал. Джульетта видела, как он берет лютню и идет к сцене. Она поймала себя на том, что рассматривает его ноги, облаченные в штаны сапфирового цвета, грудь под двухцветным — сапфировым и алым — камзолом. Неудивительно, что глаза кажутся такими голубыми, размышляла девушка. Затем, будто опомнившись, перенесла внимание на Леона.

Первые же нежные аккорды вызвали аплодисменты, но также привлекли внимание Лили. Животное повернулось на звук и с очевидным интересом затопало к Родриго. Тот усмехнулся, а Пьеро воскликнул:

— Видите! Она просто преобразилась при звуках музыки, а может, сам Родриго так на нее действует.

По комнате прокатились смешки.

Несомненно, горько подумала Джульетта, чувствуя, как уходит хорошее настроение. Несомненно, он способен очаровать кого угодно, Включая тебя… И тут это произошло. Произошло пугающе быстро.

Отбросив тамбурин, Лили подняла огромную лапу как раз в тот момент, когда Родриго опустил голову к лютне.

— Риго! — тревожно воскликнул Данте.

Слишком поздно. Тот поднял голову, а медведица махнула лапой. Когти зверя задели щеку, прежде чем Родриго отклонился.

На лице мгновенно проступили две алые борозды. На долю секунды Джульетта остолбенела, и тут же ее охватил страх — медведь мог напасть снова.

Пьеро двумя руками изо всех сил тянул поводок, а Лили недовольно заворчала. Родриго отрицательно покачал головой и продолжал играть на лютне, тихонько напевая, будто ничего не случилось. Слова были французские, казалось, они успокоили животное.

Возвышаясь над ним, Лили стояла на площадке и пристально смотрела маленькими глазками. Ее огромное тело начало слегка раскачиваться из стороны в сторону под тихое, успокоительное пение. Все с облегчением вздохнули.

Джульетта не отрывала взгляда от раны на лице Родриго да Валенти, но страх постепенно ослабевал.

Ему будет больно улыбаться, а без этой светлой прекрасной улыбки мир потускнеет, внезапно подумала она.

Ты, как и медведица, попала под его чары… И сама прекрасно это понимаешь! Или нет?

Данте стоял, внимательно наблюдая за медведицей. Витторио тоже вскочил, а озабоченная Каресса смочила чистую салфетку в кувшине с водой и только ждала сигнала от мужа.

Вскоре песня закончилась, Лили спокойно уселась на задние лапы, не сводя глаз с Родриго. Когда замерли последние звуки, он обернулся.

— Пожалуйста, не беспокойтесь, — его голос звучал весело. — Она не хотела сделать что-то плохое, скорее, выражала свое… э… понимание музыки и языка детей, у которых росла еще малышкой.

Пьеро отвел Лили, теперь совершенно покорную, к краю сцены. Под вежливые негромкие аплодисменты в сопровождении слуги они вышли через боковую дверь. Родриго прислонил лютню к сцене, Данте и Каресса подошли к нему.

— Что с ней произошло? — спросил Данте, наблюдая, как его жена мягко вытирает кровь со щеки Родриго. Молодой человек улыбнулся и взял салфетку из рук Карессы.

— Неприятная работа для такой прекрасной дамы, principessa. А царапины пустячные.

— Животное опасно, — нахмурившись, заявил Леон. Данте проводил Карессу и Родриго к их местам.

— В общем-то, нет, — возразил гость, усаживаясь рядом с Джульеттой. — Пьеро хотел обрезать ей когти, но этим бы уменьшил ее ценность. А ведь с ее помощью он зарабатывает на жизнь. Потом, возможно, пожелал бы лишить ее клыков, хотя у Лили намордник… а кто будет платить, чтобы увидеть медведя без когтей и клыков?

Отвечая Леону, он почувствовал взгляд Джульетты и посмотрел на нее. На мгновение Родриго заметил в прекрасных глазах девушки тревогу. Как, должно быть, восхитительно быть любимым такой женщиной!

Что-то более нежное промелькнуло на ее лице, когда Джульетта взяла из его руки салфетку и коснулась раны на щеке, подражая матери. Их глаза встретились. Легкий румянец оживил лицо девушки.

Как в трансе, она вдруг оказалась не в силах отвести взгляд и с опозданием заметила рубиновую каплю крови, стекающую вниз на белую рубашку. Когда же спохватилась и вытерла кровь, одежда уже была испачкана.

Как раз в этот момент в комнату с маленьким ящичком в руках вошел Аристо. Вопросительно посмотрев на Данте, он по знаку хозяина направился к Родриго. Появление карлика разрушило чары, Джульетта опустила руку и положила салфетку.

— Это действительно необходимо? — уныло спросил Родриго.

— У вас кровотечение, сеньор, — просто ответил Аристо.

— Тогда я вас покину, — Родриго вопросительно посмотрел на хозяев.

— Этого не потребуется, — успокоил его Данте. — Аристо просто прижжет раны, чтобы остановить кровь, и ты будешь в полном порядке.

Именно это Аристо и делал. Процедура была неприятной, и Родриго стал смотреть на Джульетту, от резкой боли на глазах выступили слезы, жемчуг в волосах девушки начал расплываться, и, опустив взгляд, Валенти увидел, как сжались пальцы его соседки. Потом ее заслонил Аристо.

Родители старались сгладить ситуацию, но до сознания Джульетты доходили только обрывки разговора, сосредоточиться на нем девушка не могла. Не могла, пока слева, совсем рядом, Аристо обрабатывал рану Родриго да Валенти.

— Все, — карлик аккуратно поставил баночку с кровоостанавливающим бальзамом в ящик, сунул его под мышку и удалился. Родриго слегка поклонился ему.

— Спасибо, maestro, — и, обращаясь к гостям, добавил: — Простите за то, что отвлек от обеда.

— Не беспокойся, — Данте усмехнулся. — С момента твоего возвращения из Франции я все думал, а есть ли у тебя боевые шрамы. Теперь уж точно есть.

Никко и Леон рассмеялись, подавленное настроение исчезло.

— А правда, у вас есть боевые шрамы? — спросил Никко. Родриго рассмеялся.

— Посмотришь, когда пойдем купаться, у меня нет привычки… их демонстрировать.

— А у Никко не должно войти в привычку задавать такие вопросы… особенно в компании, где есть женщины, — упрекнула Каресса.

Никко вздохнул, получив заслуженное порицание, но его сестра этого не заметила. Она представила обнаженного Родриго да Валенти. Кровь застучала в висках, изгоняя заботу и сострадание, место которых заняло пьянящее чувство запретного желания. Воспоминания о прошлой ночи, о лунном свете, о береге реки… и их страсти возникли совершенно явственно.

Она резко обернулась к Леону Сарцано.


Глава 5 | Нежный негодяй | * * *



Loading...