home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

С нехорошим предчувствием направлялся Аристо в Санта-Лючию. Не то чтобы чего-то боялся, просто сама мысль оказаться в бастионе христианства была ему неприятна. Любые атрибуты религии живо напоминали о Стефано Руджерио, покойном епископе Флоренции, воспитавшем его. И пытавшемся железной волей искалечить душу Аристо.

Единственной причиной, почему карлик вообще собрался в монастырь, была тревога женщины, которую он обожал многие годы. Каресса де Алессандро очень хотела узнать, как живет ее дочь, и услышать это от близкого человека. Такого, с кем она была лучше знакома, чем с Родриго да Валенти. Мать Джульетты не просила Аристо, но, как ни пыталась, не смогла скрыть своего беспокойства ни от него, ни от принца.

Так что, когда Данте подавил свою гордость и нехотя объявил о намерении посетить дочь, Аристо галантно выступил вперед и предложил сделать это вместо него.

Поначалу принц и слышать об этом не хотел. Но когда Аристо намекнул, что такой шаг меньше скомпрометирует Данте, давшего клятву воздерживаться от визитов к Джульетте, пока она томится, как какой-нибудь треклятый мученик в затхлой обители, тот уступил.

И вот снова Аристо подскакивает на лошади, которая, казалось, нарочно выискивает каждую рытвину и каждый ухаб по дороге в Санта-Лючию.

От размышлений его отвлек отдаленный топот копыт. Резко натянув сильными руками небрежно отпущенные поводья, карлик чуть было не свалился через крестец лошади. Ноги взлетели в воздух, волосатые лодыжки оголились, прежде чем всадник сумел восстановить равновесие и заставил животное резко остановиться.

Склонив голову, Аристо прислушался, но в этот момент его лошадка ржанием нарушила окружающую тишину леса. Будь ноги длиннее, карлик лягнул бы скотину в челюсть, чтобы успокоить. А так пришлось ждать, скрипя зубами, пока она утихнет сама.

Расстояние между Аристо и другим всадником, судя по звуку, сокращалось, и верный слуга взялся за рукоять кинжала.

— Кто идет? — выкрикнул он, когда голые ветви деревьев на повороте закачались и стало понятно, что второй путник приближается.

Из-за поворота появился мужчина верхом на гнедом коне.

— Карло, Zingaro.

Всадник тоже остановился, присматриваясь к Аристо.

Слуга облегченно вздохнул и опустил рукоять кинжала. Карло. Брат Родриго да Валенти.

— Что вы здесь делаете, maestro? — спросил Карло, пришпоривая коня. — Может, решили присоединиться к монахиням? — он подмигнул и широко улыбнулся, останавливаясь рядом с Аристо.

— Только вместе с тобой, — парировал карлик, в глазах которого вспыхнули огоньки добродушного смеха. Ему нравился Карло, он вседа обращался с карликом как с равным.

— Так ты думаешь, их на нас хватит?

Аристо вздохнул тяжело, будто держал на сгорбленных плечах весь мир.

— Большинство из них не стоят беспокойства… кроме Моны Джульетты.

— Конечно, — Карло пожал плечами. — Но я слышал, аббатиса недурна.

— Ты не ответил на мой вопрос, Zingaro, — прервал Аристо, ему вдруг стало необходимо увидеть Джульетту лично. — А ты, наверно… — он не закончил фразу, внезапная мысль пришла в голову. — А почему ты не с табором?

Карло снова пожал плечами, поерзал в седле.

— Я перебрался в Верди, maestro, собираюсь работать в отряде Родриго, — он опустил глаза, решая, стоит ли продолжать. — Риго просил меня присмотреть за Санта-Лючией и… Моной Джульеттой.

Аристо нахмурился, вновь охваченный тревогой, хотя очевидное желание собеседника говорить в открытую порадовало его.

— У него есть причины для беспокойства?

Карло, помрачнев, поджал губы.

Карлик вопросительно наклонился, черты его обезьяноподобного лица исказились еще больше. С самого начала мысль о том, что Джульетта де Алессандро находится в Санта-Лючии, причиняла ему беспокойство, но он никому этого не высказывал.

— Ну?

— Риго видел в монастыре Савонаролу. Может, это и не опасно, но сам он планирует задержаться во Флоренции немного дольше обычного, поэтому и попросил меня…

— Почему?

Задетый требовательным тоном Аристо, Карло ограничился немногословным объяснением.

— Он ведь на службе у принца. Ты, наверное, знаешь больше, чем я.

Но, как и Карло, Аристо был Zingaro. И прекрасно знал о том, что цыган легко соврет, если этого требуют обстоятельства.

— Дело не в принце, ведь Валенти пропустил вчерашнее свидание с Его Превосходительством и вообще не должен был уезжать во Флоренцию, не получив указаний. На Родриго это не похоже, так сказал мой хозяин. Он обеспокоен и недоволен.

Прежде чем взяться за поводья, Карло с нарочитой беззаботностью оправил плащ, потом твердо посмотрел в глаза Аристо.

— Я не посвящен в дела брата.

— Этому-то я и не верю. И если ты мне сейчас все подробно не расскажешь, я поеду прямо в Кастелло Монтеверди и сообщу Его Превосходительству, что Родриго обеспокоен и поручил тебе не спускать глаз с Санта-Лючии, он предполагает, что Савонарола и аббатиса замышляют что-то скверное. Можешь быть уверен, ты и глазом моргнуть не успеешь, как принц вытащит Мону Джульетту из монастыря. А это, как я понимаю, идет вразрез с намерениями Валенти преподать ей урок смирения.

У Карло от удивления отвисла челюсть. Но он успел вовремя закрыть рот и спасти свое достоинство.

Ясно, его обошли.

— Риго во Флоренции, ищет Марию, девушку из табора. Она исчезла несколько недель назад, и с тех пор о ней ничего не слышно. Риго чувствует свою ответственность, хотя я считаю это абсурдным, — по лицу Карло пробежала тень раздражения.

Аристо кивнул.

— Тогда пошли. Между нами, мы ведь сможем… э… убедить аббатису позволить повидаться с Моной Джульеттой? В конце концов, я верный слуга принца Монтеверди, а ты — брат ее жениха, — он покачал головой, при упоминании имени цыганки на сердце легло тяжелое предчувствие. — С этой девушкой, Марией, что-то неладное. С Джульеттой тоже… и они обе каким-то образом связаны.

Не говоря больше ни слова, мужчины двинулись к Санта-Лючии.


* * * | Нежный негодяй | * * *



Loading...