home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Монтеверди, 1491 г.

— Пронзи его!

Укрывшись за деревьями, Родриго да Валенти наблюдал за происходящим на поляне. Опасаясь, что не сможет ускользнуть незаметно, он в то же время не мог оторвать глаз от захватившего его зрелища.

Два юноши, оба немного старше, чем он сам, один с волосами светло-каштанового цвета, другой — блондин, упражнялись в фехтовании, том самом искусстве, которое так привлекало Родриго. То самое искусство, овладению которым il principe часами обучал его за пределами табора. Но здесь… здесь перед ним соревновались юноши, совершенно не подозревавшие о его присутствии, мастерски владевшие и техникой, и стратегией. Очевидно, сыновья аристократов. А потому, несомненно, одни из лучших фехтовальщиков.

Двое детей помоложе — мальчик и девочка — наблюдали за поединком и подбадривали сражающихся.

— Проткни его, Марио! — снова воскликнул мальчик.

Родриго машинально перевел взгляд на девочку в ожидании ее возгласа.

Но так и не расслышал, что именно она сказала, — только звук приятного, мелодичного, ангельского, по его представлению, голоса донесся до него.

На какое-то время он замер, забыв о соревновании и глядя только на девочку, на длинные, с мягкими завитками волосы и лицо, как у миниатюрной мадонны. От избытка чувств она подпрыгнула, хлопнув в ладоши, неопределенного цвета глаза возбуждено сверкали. Розовые губки сложились в восторженную улыбку, на щечках появились очаровательные ямочки, когда юноше, которого она подбадривала, удалось выбить шпагу из рук светловолосого противника.

— Bravo! — воскликнула девочка, но тут же прикрыла рот ладошкой и бросила взгляд на стоящего рядом мальчика.

— Тихо, Джульетта! — одернул тот. — А то еще узнают, что ты здесь, а не на занятиях, и папа отправит тебя в монастырь.

Девочка мгновенно притихла. Родриго видел, как радость сошла с нежного лица и на нем появилось, хотя и не сразу, более взрослое выражение — сдержанной, воспитанной дамы. Когда огонек в ее глазах померк, ему показалось, что тучка заволокла солнце. Он хотел крикнуть мальчику, чтобы тот оставил девочку в покое. Однако Родриго хорошо расслышал имя. Джульетта. Дочь принца. Тогда он — ее брат Никколо.

Юноша с каштановыми волосами отвернулся от своего обезоруженного противника и вложил шпагу в ножны.

— Придется тебе поработать над этим приемом, Марио, кажется, я совершенно…

— Нардо! — отчаянный крик Джульетты прорезал воздух. Марио схватил с земли свою шпагу и бросился на молодого человека, только что одержавшего над ним победу. Бернардо — сразу же промелькнула мысль в голове Родриго. Бернардо де Алессандро. Племянник принца.

Не раздумывая, Родриго выпрыгнул из-за кустов, чтобы прийти на помощь Бернардо. Нападать на человека со спины — верх трусости, так говорил Дюранте де Алессандро. Родриго никогда не сомневался в том, что говорил или делал принц Монтеверди… как и в серьезности намерений Марио.

Джульетта де Алессандро была поражена, когда из-за деревьев на краю поляны внезапно появился Родриго и атаковал Марио ди Корсини, с которым она была помолвлена.

Ее брат Никко попытался вмешаться, но Бернардо де Алессандро, быстро обернувшийся на крик, удержал своего младшего кузена за плечи.

— Нет, — тихо сказал он ему на ухо.

Тем временем Марио, будучи старше и опытнее напавшего, прижал его к земле. Родриго плюнул ему в лицо.

— Трус, — прорычал он, из разбитого носа текла кровь. — Ты напал со спины!

Прежде чем разъяренный Марио успел ответить, вмешался Бернардо.

— Ты поступил так же, — спокойно обратился он к Родриго и протянул Марио руку, помогая подняться. — Кроме того, ты ошибся, Марио — не трус. Просто любит иногда пошутить, — в карих глазах промелькнула снисходительная улыбка, он покачал головой и протянул руку Родриго.

Однако юноша был слишком потрясен совершенной ошибкой в отношении знатных молодых людей. Да еще в присутствии прекрасной женщины-ребенка, которая, бросив взгляд открытого обожания на Марио, презрительно посмотрела на Родриго как на пресмыкающееся.

Подчеркнуто отказавшись от протянутой руки Бернардо, Родриго неуклюже поднялся на ноги, внезапно осознав, как, должно быть, нелепо выглядит. И пахнет. Перед этим он чистил лошадей, которых Анд-реа, его приемный отец, получил в оплату за работу. Их нужно было привести в порядок, подкормить, обучить, а потом выгодно продать.

Родриго любил лошадей и умел обращаться с ними. После нескольких часов тяжелой работы он как раз шел к ручью в восточной части земель Монтеверди, чтобы искупаться. Сегодня ему исполнилось восемнадцать лет, и принц намекнул о сюрпризе. И вот в какое нелепое положение поставило его собственное любопытство.

Он уже открыл рот, собираясь извиниться, хотя всей душой противился проявлять сожаление перед надменным Марио, но тот не дал ему такой возможности.

— Ты выглядишь — и пахнешь — как Zingaro, — с презрительной гримасой заявил Марио и сморщил нос, будто почувствовал противный запах.

— Ты из табора? Того, которому Его Превосходительство щедро позволил пользоваться своей землей?

Родриго шумно втянул воздух, а Бернардо изумленно взглянул на друга. Джульетта продолжала смотреть на Родриго нахмурившись и поджав губки — явно неодобрительно.

Быстро наклонившись, Родриго схватил упавшую шпагу Марио и повернулся к нему.

— По крайней мере, мы достаточно тактичны, чтобы не оскорблять невольно ошибившегося человека.

— Человека? — Марио презрительно усмехнулся. — Я вижу не человека, а вонючего цыганенка с претензией на мужественность.

— Марио, — негромко предупредил Бернардо. — Хватит.

Марио отмахнулся от друга.

— А теперь, мальчик… верни мою шпагу! — он уверенно протянул руку.

— Почему бы тебе не позаимствовать ее у своего друга Бернардо? — Родриго бросил вызов вопреки здравому смыслу, пытаясь сдержать внезапно охвативший его гнев. — Посмотрим, обязательно ли мужчине пахнуть розами, чтобы уметь владеть оружием.

Марио ди Корсини воплощал в себе все, что, вопреки влиянию Дюранте де Алессандро, возмущало Родриго: богатство, положение в обществе, надменность и врожденное высокомерие.

Гнев, вызванный оскорблением, охватил его с такой силой, что под мышками и на лбу выступил пот. Он чувствовал, что волосы прилипли к влажному лицу, как у грязного мальчишки, стащившего товар из лавки и спасающегося бегством.

Но у него в руках шпага. Благодаря урокам Данте, она — как естественное продолжение его руки. По крайней мере, у него есть оружие против усмехающегося хлыща.

— Да кто ты такой? — спросил Никко. — Может, тот Zingaro, которого папа взял под свое покровительство? Родриго?

Этот вопрос на мгновение отвлек внимание Родриго. Он не подозревал, что кто-то за пределами табора знает о его отношениях с принцем.

— Si, — внезапно сказала Джульетта. — Внук Маддалены, цыганки, спасшей жизнь Аристо.

Родриго перевел взгляд на девочку и ее брата, но тут Марио язвительно добавил:

— Вероятно, родственничек этого кривого карлика? — он поднял одно плечо, сгорбился и заковылял вокруг Бернардо и Никколо, имитируя неуклюжую походку Аристо.

Родриго не заметил, как нахмурилась Джульетта при столь явном оскорблении слуги Алессандро, потому что в это мгновение Марио выхватил шпагу из ножен Бернардо, прежде чем тот распознал его намерения.

— Ну, Zingaro, вор, посмотрим, как ты защищаешься!

Джульетта тихо вскрикнула, а Бернардо шагнул к Родриго с намерением вмешаться. Очень необдуманно…

Родриго, чьи рефлексы обострились до предела, непроизвольно взмахнул шпагой в направлении Бернардо. Ее острие рассекло шелковый рукав, моментально наполнившийся кровью.

— Ну, ты… — Марио прыгнул вперед, направив оружие прямо в живот противника. Родриго отступил в сторону, на его рубашке показалась кровь. Он даже не почувствовал укола, но Марио воспользовался удачным приемом и напал снова. Родриго увернулся, шпага противника рассекла воздух возле его уха. Как сквозь туман до него донесся смех Никко.

— Посмотри, крутится, как волчок. У него нет ни одного шанса против Марио.

«Верно», — со злостью подумал Родриго, пригибаясь и не очень удачно парируя удар.

Не то чтобы у него не было шансов, скорее, более опытный соперник переигрывал его тактически. Хотя принц и давал Родриго уроки фехтования, но ведь Марио ди Корсини получил таких уроков в несколько раз больше. Кажется, признал Родриго, он откусил больше, чем сможет проглотить.

И все из-за гордости.

— Maledizione! — выругался Бернардо, сжимая окровавленную руку.

— Хватит!

Но Марио снова сделал выпад, целясь в живот Родриго, — смертельный удар.

В это мгновение Родриго вспомнил оборонительный прием, которому его научил Данте: ухватившись за рукоятку своей шпаги двумя руками, он из всех сил ударил по шпаге Марио, выбивая оружие из его рук. Свою шпагу он выронил тоже и вцепился в глотку врага. Тот отскочил назад, поскользнулся на лежащей ветке и, замахав руками, упал на ствол дуба.

Родриго отступил назад и остановился. Падая, Марио сильно ударился о дерево головой, дернулся и замер. Безвольное тело согнулось и сползло на землю, шея неестественно изогнулась.

Какое-то мгновение тишина казалась оглушительной. Молчание нарушил еще один свидетель драки. Не веря своим глазам, он только произнес:

— Madre dio![8]

Прежде чем кто-либо смог что-то сказать или сделать, Родриго оглянулся на говорившего.

И увидел принца Монтеверди верхом на крупном белом жеребце, красивое лицо всадника было искажено яростью.


* * * | Нежный негодяй | * * *



Loading...