home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

В тени было не меньше девяноста девяти градусов по Фаренгейту. Верх у моего «кадиллака» был опущен, и сиденья раскалились, как сковородки. Глаза мои жгло, голова болела, спину ломило. Практически все части моего тела требовали лечения. В первой попавшейся забегаловке я проглотил чашку кофе и сразу же направил «кадиллак» в город.

В магазине «сюрпризов» Генри демонстрировал какой-то паре художественные слайды. Я прошел в дверь за книжным шкафом и сразу окунулся в шумную атмосферу деловой активности.

Толстый лысый человек в слаксах и белой спортивной рубашке, прислонясь к стене, изучал программу.

— Какой заезд сейчас в Голливуде? — спросил я его.

— Пятый. Начался несколько минут назад. Ты уже поставил? — откликнулся он, подняв на меня глаза.

— Нет. — Я покачал головой. — Я только вошел. Как дела?

— Ужасно. Я закинул хороший кусок в пари на эту Фэнси Дэн и держал пари на Иста. А он выползает из ворот, бежит всю дорожку, сильно отклоняясь на поворотах, и у фотофиниша проигрывает. И я вместе с ним теряю то, что поставил. Ну что это такое, я тебя спрашиваю!

Я сочувственно прищелкнул языком:

— Может быть, поправишь дела в следующем заезде?

— Может быть. — Лысый с сомнением посмотрел на меня. — Эта Джуди Дрим выглядит надежно, как свинцовая труба. Но после этой последней я, право, не знаю. Послушай, — добавил он дружелюбно, — выбери эту Фэнси Дэн в следующий раз. Конечно, они сбавят сумму выигрыша, но, мне кажется, она должна выиграть. Надо выбирать, во всяком случае, то, на что ты уже заключал пари.

— Конечно, — сказал я, листая страницы программы, прикрепленной к стене.

Я просмотрел список лошадей, участвующих в пятом заезде в Голливудском парке, выигрыш в котором составлял пять тысяч долларов. Привлекали внимание неизвестные лошади. Я остановился на Амбассадоре. Это был рысак-трехлетка, что должно было плохо отразиться на сумме пари по сравнению с более старыми лошадьми. Но скакун выглядел как классный рысак. Больше всего, конечно, мне понравилось его имя.

В заезде участвуют десять лошадей, и, естественно, на всех десятерых заключено много пари.

Я давно уже понял, что можно выиграть на бегах, и даже не один раз. Но единственный способ выиграть — это пользоваться неофициальными сведениями. Иначе следует просто отказаться от игры на бегах.

Итак, я подошел к окошечку кассы и поставил на Амбассадора десять долларов. Был субботний вечер, и деньги принимали два парня. Я отдал свои десять долларов парню с большими ушами.

— Номер семь в пятом. Победит Амбассадор. Голливудский парк.

— Как ваши инициалы?

— Ш.С., — сказал я, и ушастый написал их сверху на квадратном белом листочке. Потом он приписал:

«№ 7, в пятом, Г.П.» Под этой загадочной надписью он добавил «10-0-0» и инициалы. Опустив мои десять долларов в щель металлического ящика, он вручил мне копию листка. Итак, у меня теперь было десять жетонов, поставленных на шелковистые ноздри Амбассадора.

Между двумя кассирами на высокой табуретке сидел рослый и плечистый тип с деревянным лицом. Вы, конечно, сталкивались с такими экземплярами.

— В чем дело? — удивленно спросил я кассира, которому отдал деньги. — Дракон ставит теперь над вами, ребята, надзирателя?

В первый раз ушастый открыто посмотрел на меня.

— Это правильно, приятель, — решительно заявил он. — Мне нравится, что он здесь. Каждый знает, что я ухожу с пустыми руками. Гляди, сзади парень, который думает заключить пари.

Я вышел из очереди. Дракон явно не хочет, чтобы повторилась история Брукса — Зеркла. Я понял, что их маленькая уловка могла срабатывать, причем достаточно искусно.

Я осмотрелся. В дальнем углу, небрежно развалясь, сидел мой сердечный друг Эдди Кэш. Я подошел и сел рядом.

— Джуди Дрим, — сказал я. — Верный выигрыш. Он обернулся с полуулыбкой на своем чувственном лице, но, увидев, кому он ее адресует, тут же перестал улыбаться.

— Ты! — выкрикнул он, будто выругался.

— Я, — ответил я приветливо. — Эта Джуди Дрим прямо от ясель.

Эдди приподнялся, свирепо глядя на меня.

— Послушай, ты, соглядатай, — прохрипел он, — твое присутствие не доставляет мне никакого удовольствия. Ты раздражаешь меня. Убирайся с моих глаз!

Я улыбнулся и спокойно закурил сигарету.

— Не понимаю, что ты имеешь против частных детективов, Эдди?

Глава фирмы «Джонсон и Кэш» продолжал смотреть на меня, побледнев от бешенства.

— Я не имею ничего против частных детективов. Я просто не выношу твое общество!

— Ладно. — Я глубоко затянулся сигаретой. — Кстати, Эдди, что произошло с Элиасом? — небрежно спросил я. — Ну, ты знаешь, с твоим покойным компаньоном? Он что, просто свалился замертво или что?

Его рука стиснула ручку кресла. Он холодно посмотрел на меня и, явно сдерживаясь, ничего не ответил.

— Я хотел бы, чтобы ты свалился замертво, — наконец вырвалось у него. Жесткие карие глаза его метали громы и молнии. — Может быть, я сумею тебе это устроить!

И тут запищало в приемнике. Я откинулся на спинку кресла. Время старта. Ведущий передачи сообщил нам последние сведения. Он сказал, что Изи Гэст впереди у барьера. Затем раздался привычный, вызывающий ускоренное биение пульса возглас: «Пошли!»

Я бессознательно нагнулся вперед, отметив внезапно наступившую тишину. На лицах окружающих отражалось возбужденное напряжение.

«Впереди на старте Дэнди Фокс, вторым — Амбассадор, третьим — Ханнес Прайд, Литтл Джо — четвертым, затем Изи Гэст и Холлидей. После четвертого круга Ханнес Прайд вырвался на корпус вперед, потом идет Дэнди Фокс, третьим — Литтл Джо. Он отстал на корпус. Изи Гэст — четвертый. Джуди Дрим быстро бежит по внешнему кругу».

Я ни разу не слышал, чтобы был упомянут Амбассадор. Наконец финиш. Первой пришла Джуди Дрим, обойдя остальных почти на три корпуса. Я взглянул на раздраженное лицо Кэша и едва сдержался. Я чуть не задохнулся, пытаясь удержаться от хохота. Полдюжины разочарованных участников пари сердито посмотрели на меня. Но если бы взглядом можно было убить, то взгляд Эдди просто разрубил бы меня на части. Тут я вспомнил о листке бумаги в моей руке и перестал смеяться. Над чем, собственно говоря, мне было смеяться? Я медленно встал.

— Кое-что понятно, — бросил я Эдди. Я оставил его думать над тем, что я имел в виду, и направился к двери офиса Дракона.

В холле, прислонившись к стене у двери босса, стоял вчерашний краснолицый парень.

— Я хочу видеть Дракона, — заявил я, приблизившись к нему.

Охранник не произнес ни одного слова. Не гаркнул на меня, не стал стрелять. Он подошел к двери Дракона и дважды постучал. Дверь отворилась, он жестом пригласил меня войти и сам последовал за мной.

Дракон сверкнул на меня своими угольно-черными глазами.

— Хэлло, — сказал он, снова усаживаясь за стол. Желтая кушетка не была занята. Я опустился на нее и закинул ногу на ногу.

— Ну, что у тебя на уме, Шелл? — спросил Дракон. Я взглянул на крепкого парня у двери.

— Просто хочу немного поболтать с тобой, — сказал я хозяину тотализатора. — Только попроси молодого человека выйти. Мне не нравится, что он стоит у меня за спиной.

Дракон кивнул, и парень вышел, тихо закрыв за собой дверь. Флеминг положил длинные руки на стол.

— Ну, как идет расследование?

— Неплохо. Я выуживаю кое-что здесь, кое-что там.

— А что ты собираешься узнать здесь?

— Еще не знаю. Пока я подцепил Гарри Зеркла, если это что-нибудь значит.

— Нет, ничего не значит. У меня нет ничего о Джо, что касалось бы тебя.

— Меня касается все, что относится к Джо, — твердо заявил я. — Если же говорить о Зеркле, то мне было неприятно видеть, как он измордован.

Дракон по-волчьи оскалил зубы:

— Да, пожалуй, это было слишком. Ну ничего, как-нибудь переживет.

— Ты уверен, что хотел выбить из этого парня только сведения о том, как они с Джо мошенничали на бегах?

— А что же еще? Тебе могут не нравиться мои методы, Шелл, но они срабатывают. В моем бизнесе нельзя позволять слишком свободно обращаться с деньгами. Пойдут слухи, что меня легко провести, и тогда что будет со мной? Теперь, прослышав о злоключениях Зеркла, никто больше не рискнет поступать так, как он. Ясно?

— Ага. Ясно. А что, если поползут слухи о Джо? — прямо спросил я.

Он перегнулся через стол, углы его рта опустились.

— Послушай, Шелл. Ты позволяешь себе слишком вольные шутки. Тебе не следует вести себя так. Не надо, чтобы я заимел на тебя зуб. Во-первых, о Джо никакие слухи не ходят. Особенно в связи со мной. Во-вторых, если они где-то и возникли, тебе не следовало бы их распространять. — Хозяин тотализатора откинулся на своем вертящемся кресле. — Ты уже добился того, что мои парни обозлились на тебя.

— Они не должны были переходить границ, — запротестовал я.

— Возможно. Но тебе не следовало избивать ребят, Шелл.

— О'кей. Итак, мы квиты, — миролюбиво проговорил я. — Я тоже не заинтересован в том, чтобы обо мне болтали лишнее. Ты знаешь, что в моем бизнесе это не годится.

Он ухмыльнулся, но ничего не сказал.

— Ах да, — как бы вспомнил я, — еще одно. Сегодня утром у меня была посетительница, некая миссис Маддерн. Сказала, что ты посоветовал ей встретиться со мной.

— Правильно. Я не хотел, чтобы она здесь распускала нюни. Это может повредить моему бизнесу. А ты — бойскаут. Кроме того, я думал, что оказываю тебе услугу. Ведь тебя интересует Джо?

— Да, он меня интересует. Меня интересует Джо Брукс, а не Джой Маддерн. Она же искала Джоя Маддерна, а не Джо Брукса. А как ты догадался, Дракон, кого она имела в виду? Ведь на тебя работал парень по имени Джо Брукс, а не Джой Маддерн.

Он не спеша взял сигарету с подноса на столе, прикурил и выпустил колечко дыма.

— Разве я тебе не говорил?

— Нет, раньше ты мне ничего не говорил. — Я отрицательно покачал головой.

— Вероятно, не считал, что это важно. Конечно, я знал, что его настоящее имя Маддерн. Возможно, я один из немногих, кто знал об этом. Когда он появился здесь в первый раз, он сказал, что его зовут Джой Маддерн, но попросил называть его просто Джо. Просто Джо, отбросив фамилию Маддерн, понимаешь? Многие ребята хотят, чтобы их называли просто Джо, или просто Билл, или как-нибудь еще. Я думал, у них есть какие-то грешки. Против них где-то имеются какие-нибудь обвинения. Но какого черта? Пока он О'кей на работе, для меня это не играет роли. Потом этот парень сошелся с этой Брукс, и я выясняю, что он от кого-то скрывается. А мне какое до этого дело? Если он хочет связаться с какой-то куколкой и зацепиться за нее, то меня это не касается…

— Ну а в результате двенадцать тысяч долларов уплывают у тебя из-под носа, — негуманно напомнил я. — Странно, что ты допустил к себе такого парня!

Дракон помотал головой и откинул со лба прядь черных волос.

— Не странно. Он просто себя не обнаружил. Да, я получил урок. Я совершил ошибку. Вот и все. Человек может ошибаться, Шелл. Я обвинил другого парня, а оказалось, что за ним ничего нет. Нельзя быть всегда правым.

Я кивнул:

— Случается, Дракон. Вполне может случиться. Да, еще одно. Хочу удовлетворить свое любопытство. Как тебе удалось узнать, что парни зарабатывают сверху?

— Пустяки, — ухмыльнулся он. — Это было не очень сложно. Кроме того, мне повезло. Понимаешь, я проверяю все листочки, по которым мы платим. Мы храним все копии этих листочков. Но те, которые оплачены, хранятся отдельно. Некоторое время я храню их для контроля, а потом сжигаю. Естественно, когда Джо погиб, я проверил все его жетоны за последнюю неделю. Хотел убедиться, что все в порядке. На каждом листочке указаны инициалы играющего. И вдруг я заметил, что какому-то Г.З. выплачивали неплохие деньги по многим дари. Я заинтересовался. Ведь буква «З» встречается редко, и единственным человеком с именем на эту букву был Зеркл. «Г» — это Гарри. Итак, Гарри Зеркл. Насколько я помнил, это был паршивый человек. Я стал проверять дальше. Оказалось, что я не все сжег и у меня сохранились жетоны за три недели. Я снова увидел этого Г.З. Он выиграл несколько пари, причем каждый раз с хорошим призом. У меня это вызвало любопытство, но больше жетонов не было. Тогда я поинтересовался жетонами, которые были оплачены. Вот тут-то они и попались. — Дракон усмехнулся. — Все закрыто. Все выплаты прикрыты жетонами. Но странная вещь. Этот Г.З. ни разу не поставил на проигравшую лошадь. В общем, я никогда еще не встречал человека, который всегда выбирал только победителя. Играл наверняка. Я пригласил Зеркла для небольшой беседы, и он был так мил, что все мне рассказал.

— Очень разумно с его стороны, — согласился я. — Конечно, ты его очень хорошо попросил! О'кей, Дракон. Спасибо за беседу. Увидимся еще!

— Конечно, Скотт. Только не суй нос куда не следует, — бросил он.

— Пытаюсь. Кстати, я только что заключил пари, поставив на Амбассадора. Мне ничего не заплатили. Можешь проверить и убедиться.

Хозяин тотализатора усмехнулся.

Те, кто еще не потерял надежду разбогатеть, оставались на своих местах. Я оглянулся и заметил, как Кэш, засовывая в карман бумажник, смотрел на свой листок. Он был явно настроен оставаться здесь до конца дня. Я вышел.

В магазине «сюрпризов» я остановился.

— Генри, каждый раз, когда я прихожу сюда, кто-нибудь рассматривает у тебя слайды, — улыбаясь, сказал я хозяину магазина. — Художественные. Как обстоит дело с искусством?

Он хитро взглянул на меня и пропустил к стойке. Затем дал мне маленький пластмассовый диаскоп и полдюжины слайдов из коробки под стойкой. Мне все стало ясно.

На первом слайде была изображена во весь рост романтическая красотка. Она была скромно прикрыта чем-то похожим на сачок для ловли бабочек. При этом, естественно, выглядела совершенно обнаженной. Остальные были экипированы примерно так же и стоили того, чтобы их заказать. Глядя на Генри, я прищелкнул языком.

Он захихикал:

— Ты еще ничего не видел, Шелл. — Он оглянулся, потом сунул руку под стойку.

Он был прав. Я действительно еще ничего не видел. Повернув прибор к свету, я снова посмотрел. Затем вернул ему слайды.

— Генри, — печально сказал я, покачав головой, — ты плохо кончишь!

Он снова хохотнул, будто шлепнул на тарелку омлет.


* * * | Разворошенный муравейник | Глава 11