home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Я завязал узел галстука.

— Шелл, знаешь, — лениво произнесла Робин, — ты похож на греческого бога. Греческого бога со сломанным носом.

Я повернулся и вопросительно посмотрел на нее. Девушка глубоко вздохнула и медленно потянулась:

— Интересно, сколько сейчас времени? Я взглянул на свои часы:

— Четверть первого. В это время я уже должен быть в центре. Я не был у себя в офисе со вчерашнего вечера. Мой бизнес вылетит в трубу!

— Ну и пусть. Какое нам до этого дело? — капризно сверкнула она глазами.

— Я должен зарабатывать на жизнь, Робин. Иначе на что я буду покупать себе бурбон?

— Но ты вернешься, Шелл? Возвращайся. Я усмехнулся:

— Вернусь, ведьма. Сущая ведьма на помеле. Наваждение.

Она отвернулась.

— Уходи, иди, уходи! — пробормотала она. Я ушел. Солнце сияло прямо над головой. Оно было красное и горячее, совсем ненамного краснее и горячее, чем белки моих глаз. Я завел свой «кадиллак», свернул налево и остановился у первого попавшегося кафе. Я долго и тщательно жевал огромный бифштекс с дыркой посередине. Возможно, от копья матадора. Проглотил пару пожаренных почти до коричневого цвета картофелин и выпил три чашки черного кофе. Я решил, что, если буду вести себя осторожно, продержусь до конца дня. Мне было жарко, и я изрядно вспотел.

Мой офис располагался на втором этаже Гамильтон-Билдинг и выходил окнами на Бродвей, между Третьей и Четвертой улицами, в деловой части Лос-Анджелеса. Я поднялся на лифте на второй этаж и подошел к двери офиса.

— Добрый день, бизнес! — с улыбкой сказал я. На деревянной скамейке слева от двери сидела посетительница. На коленях она держала большую старомодную черную сумку. Это была маленькая сухонькая женщина лет шестидесяти, с белоснежными седыми волосами. Я думаю, ее можно было бы назвать симпатичной, даже привлекательной. На ней было простое, бесформенное черное платье, оставлявшее некоторое расстояние до высоко зашнурованных черных ботинок. Оно позволяло увидеть грубые серые бумажные чулки. Глаза женщины скрывали стекла очков в золотой оправе, изготовленные, вероятно, во время Первой мировой войны.

При моем появлении посетительница встала и, поправив очки морщинистой рукой, вопросительно посмотрела на меня своими близорукими глазами:

— Вы мистер Скотт? Мистер Шелдон Скотт? Голосок у нее был тоненький и слабый, как, впрочем, и все остальное в ней.

— Да, мэм, — ответил я, — пожалуйста, входите. Я отпер дверь офиса, пропустил ее вперед и последовал за ней. Старушка оглядела все вокруг, казалось, с явным удивлением. Я пододвинул ей самый лучший стул поближе к столу. Она уселась. А я обошел стол, устроился в своем кресле и принял профессиональный вид.

— Чем могу быть вам полезен, мэм? Посетительница нервно открыла и тут же закрыла свою большую старомодную сумку.

— Я, право, не знаю… Я миссис Маддерн, — вымолвила она тоненьким голосом.

Я терпеливо ждал продолжения. Наконец переспросил:

— Кто вы?

— Миссис Маддерн…

И тут я как будто проснулся. Глаза этой женщины не были ни мутными, ни близорукими. Она просто плакала. Маленькая пожилая леди плакала о сыне, которого не видела месяцы, может быть, годы. Я внезапно почувствовал себя отвратительно.

— Я рад познакомиться с вами, миссис Маддерн, — сказал я мягко. — Джо был вашим мальчиком?

— Да. Был моим.

Ее глаза снова наполнились слезами, и я быстро продолжил:

— Если смогу вам чем-нибудь помочь, буду рад. Не пойму только, как вы оказались здесь? Я хочу сказать, у меня.

— Это мистер Дракон. Я приехала, чтобы повидать Джозефа. Я не знала, что он убит. Мне сказал об этом мистер Дракон… — Она не могла сдержать дрожи в голосе. — Он рассказал, что Джозефа сбила машина, потом его переехали, и он умер. Когда я стала его расспрашивать, он посоветовал мне обратиться к вам. Кажется, сказал, что вы занимаетесь этим делом и считаете, что это не несчастный случай. Мистер Дракон не был любезен, и мне он не очень понравился.

Я мог себе представить тактичное объяснение Дракона.

— Он мне тоже не нравится, миссис Маддерн. Но что бы вы хотели, чтобы я сделал?

— Ну то, что сказал мистер Дракон. Я хочу знать все, что случилось с Джозефом. Если его кто-то убил, я прошу вас найти этого человека. Я могу заплатить вам. У меня есть кое-какие деньги.

Старая миссис сняла очки и прижала пальцы к закрытым глазам. Она плакала.

Я встал, обошел стол и ласково положил руку на ее хрупкое, худенькое плечо. Я не знал, что ей сказать, и только пробормотал:

— Конечно, миссис Маддерн, конечно. Она подняла на меня глаза. Ее лицо было жалким, в глазах застыла мольба.

— Я здесь с десяти часов. Джозеф был хорошим мальчиком. Бывало, он попадал в небольшие неприятности, но он был хорошим мальчиком.

Женщина порылась в своей черной сумке, вытащила скомканный носовой платок и приложила его к глазам.

— Простите, — проговорила она, — я не хотела так себя вести.

Я успокоил ее, сказав, что все в порядке. Я не мог заставить себя не думать о том, что, каким бы ни был на самом деле Джо, для нее он продолжал оставаться ее мальчиком в коротких штанишках с обгрызенными ногтями и испачканным лицом. Я вернулся на свое место за письменным столом.

— Я не вполне понимаю, миссис Маддерн, — сказал я как можно мягче, — почему вы приехали в Лос-Анджелес и почему отправились к Дракону. Я хочу, чтобы вы объяснили мне это.

Она кивнула, почти успокоенная:

— Джо писал мне иногда. Не регулярно. Я понимаю, что он был занят. Время от времени, когда мог, он присылал мне деньги. Он был внимательным в этом смысле. — Она печально улыбнулась. — Последнее письмо, — продолжала она, — я получила примерно две недели тому назад. И мне показалось, что он чем-то обеспокоен. Я задумалась. Он написал, что сделал несколько выгодных капиталовложений и у него здесь, в Лос-Анджелесе, достаточно денег в «Ситизен-банке». В сейфе. Сын прислал мне один из ключей и карточку, чтобы я ее подписала и отослала обратно в банк. Джозеф написал, что, если с ним что-нибудь случится, я смогу просто забрать деньги. — Она посмотрела на меня. — Правда, хороший мальчик?

Я улыбнулся и кивнул.

— Не знаю, почему я не дала вам просто прочесть это письмо, а рассказываю… Это моя ошибка.

Она извлекла из сумки письмо и передала его мне. Миссис Маддерн действительно рассказала мне главное из того, что там было. Кроме того, что Джо слал ей свою любовь и спрашивал, как у нее дела, он писал буквально следующее: «Если что-нибудь случится, я имею в виду со мной, мамочка, ты сможешь взять деньги из сейфа в депозитарии банка без всяких хлопот».

— Я забеспокоилась после этих слов, — сказала старая женщина. — На него это было совсем не похоже. Он никогда в жизни не болел, только один раз был простужен, и в детстве у него была свинка. И тогда я решила приехать и повидать его. Кроме того, он не был дома уже больше года. Сын писал, чтобы я посылала ему письма на Гранд-стрит. — Она поколебалась, затем медленно произнесла:

— Видите ли, мистер Скотт, это было, собственно говоря, первое письмо от Джозефа за довольно продолжительное время. Дело в том, что у него были некоторые затруднения, небольшая неприятность…

— Я знаю, — прервал я. — Все в порядке. Продолжайте.

— Ну, поэтому я не знала, где он, пока не получила это письмо. Когда приехала сюда сегодня утром, я сразу же отправилась на Гранд. Это оказался магазин всяких забавных вещиц. Когда я спросила Джозефа, человек ушел куда-то в заднее помещение и оттуда вышел мистер Дракон и поговорил со мной. Он сказал, что Джо работал у него.

— Это правда, — сказал я. — Теперь о деньгах. Вы были в банке?

— Нет, еще не была. Я отправилась туда, где работал Джо, потом сняла номер в гостинице. А потом пришла сюда.

— Вы не обращались в полицию?

— Нет. Я думаю, что это надо сделать. Мистер Дракон посоветовал поговорить с вами. Я была в некотором замешательстве. Следует мне обратиться в полицию?

— Я не думаю, что это потребуется, миссис Маддерн, по крайней мере не сейчас, — заявил я. — Вы лучше сначала отдохните. Вероятно, вы захотите увидеть Джо. Потом, всякие там приготовления и так далее…

Она кивнула.

— Мистер Скотт, — вдруг спросила она, — а почему вас интересует Джо? Почему мистер Дракон сказал, что вы можете мне рассказать о нем?

— Это просто обычное расследование, миссис Маддерн. У меня есть клиент, который просил меня проверить этот несчастный случай. В последнее время число подобных несчастных случаев сильно возросло. Я, по правде говоря, только начал заниматься этим делом.

— А я могла бы вас нанять? — в некотором замешательстве спросила мать Джо.

— Нет. У меня уже есть клиент. Но я, конечно, дам вам всю возможную информацию. А теперь, если хотите, я отвезу вас в банк, и вы сможете проверить сейф.

Она сказала, что это было бы хорошо, и поблагодарила.

Я обнаружил свободное место для парковки в полуквартале от «Ситизен-банка» и поторопился его занять.

В банке миссис Маддерн идентифицировала свою личность, и мы вошли в большой подвал, где хранились депозитные сейфы. Джо арендовал сейф совместного владения. Так что миссис Маддерн могла войти в депозитарий. Клерк открыл своим ключом замок и предупредительно впустил нас внутрь.

Миссис Маддерн попросила меня достать нужный ящик. Я поднялся, вставил ключ в замок, повернул его, спустил вниз ящик и вручил его женщине. Мы вошли в одну из изолированных кабин, и она, подняв крышку ящика, заглянула внутрь.

— Боже мой! — Глаза миссис Маддерн расширились. Она передала ящик мне. — Я никогда не видела столько денег!

Я посмотрел и чуть было сам не воскликнул: «Боже мой!» Там лежала основательная кипа зеленых. Я видел и больше, но не часто и не в последнее время. Мы пересчитали деньги. В ящике оказалось восемнадцать тысяч двести долларов. Довольно много денег. Вероятно, Джо действительно сделал какие-то очень выгодные капиталовложения!

Я глядел на эту симпатичную зелень, и колесики в моем мозгу завертелись. Я позволил миссис Маддерн некоторое время полюбоваться этим зрелищем, а затем сказал:

— Может быть, мы сложим все это в вашу сумку? Больше нам здесь нечего делать.

— Я должна их взять? — спросила она еще более тонким, чем обычно, голосом.

— Конечно. Это все ваше. От Джозефа, — подтвердил я. Она благодарно улыбнулась и погладила меня по руке. Неизвестно почему, но мне вдруг стало очень хорошо. Я почувствовал себя как бойскаут, награжденный значком «За заслуги». Старая женщина запихала деньги в объемистую черную сумку. И мы вышли. Я открыл для миссис Маддерн дверцу и втиснул свой «кадиллак» в поток послеобеденного транспорта.

— Если хотите, я высажу вас у отеля или, может быть, вы хотите сначала сделать еще что-то?

— Это было бы чудесно, мистер Скотт. Я остановилась в отеле «Шиффер».

Я оставил женщину у двери ее номера и сказал:

— Неплохо было бы сдать всю зелень в сейф отеля.

— Какую зелень? — не поняла она.

— Деньги, — пояснил я. — Там они будут в большей сохранности.

— Спасибо, мистер Скотт, вы были очень добры.

— Я заскочу повидать вас, как только смогу, — пообещал я. — Вы будете здесь?

— Да, я буду здесь. Я все равно не знаю, куда мне теперь идти.

Простившись, я оставил миссис Маддерн в дверях номера 324. Маленькую, симпатичную и печальную старую женщину, крепко сжимавшую в руках черную сумку с восемнадцатью тысячами долларов.

Но я готов был заключить пари на десять долларов против двухдолларового билета, поставленного на коня Ступендуса, что миссис Маддерн совсем не думала в этот момент о деньгах.


Глава 7 | Разворошенный муравейник | * * *