home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Долон, принявший облик породистого рысака, трусил впереди. Ши откинулся в седле и, внимательно поглядывая на уши рысака, пробормотал:

– А мы молодцы, правда, док?

– Я тоже так считаю, но должен признаться, что меня терзают нехорошие предчувствия. Представляете, что будет, если или кавалеры, или Орден Чародеев прознают, что мы якшаемся с противником? Как бы такое... э-э... хождение по канату не довело нас до беды.

– Это уж точно, – согласился Ши, после чего они поехали в молчании.

Раз из-за деревьев прямо перед ними выскользнул тигр. Густавус с Адольфусом, у которых, естественно, не выдержали нервы, тут же сделали попытку ломануть в лес, не разбирая дороги. Долон сразу превратился из коня в громадного буйвола, и тигр, рыча, убрался с дороги.

Солнце опустилось уже совсем низко, когда тропа неожиданно повернула под прямым углом и привела их к подножию крутого откоса. Прямо в его земляной стенке вырисовывалась огромная дубовая дверь.

Долон, вновь принявший нормальный облик, взмахнул рукой, и дверь отворилась.

– За скакунов своих не беспокойтесь, – сказал он. – Место это окружает невидимая стена, и без моего разрешения никто сюда не пролезет.

Ши спешился и заметил:

– Было бы неплохо, если бы она и комаров не пускала.

Долон послушно рассмеялся, после чего покачал головой.

– Эх, добрый подмастерье, твоими бы устами да мед пить! Ну разве не печально, что человек, венец созданья, вынужден терпеть этих зудящих и кусающихся тварей?

Воздух внутри оказался довольно спертым. Первым, что попалось Ши на глаза, была груда грязных тарелок. Долон явно не относился к холостякам-аккуратистам. А дальше обнаружилось еще кое-что, от чего на голове у Ши зашевелились волосы. Это была статуя, изображавшая задушенного молодого человека в натуральную величину, светящаяся слабым голубоватым светом. В руке она держала светильник, который Долон тут же зажег.

Колдун перехватил вопросительный взгляд Ши.

– Мой бывший подмастерье, – бросил он. – Я выяснил, что он шпионил в пользу двора царицы Глорианы. У них там кое-кто из этих великосветских выскочек балуется магией, которую они именуют «белой». Вот так вот и стоит, все органы чувств работают, а сам мертвяк мертвяком. А, Роджер? – похлопал он игриво статую по спине и расхохотался. – Когда я в ударе, другого такого юмориста, как я, во всем Ордене не сыщешь? Хотите взглянуть на мою коллекцию Маллами?

– Какого еще Маллами? – не понял Чалмерс.

Долон недоверчиво уставился на него, но решил, что это было что-то вроде шутки и расхохотался. Снимая со шкафа какие-то бутылки, он подносил их к свету. Внутри каждой размещалась человеческая фигурка не больше дюйма ростом.

– Гомункулы руки великого мастера, самого Маллами, – пояснил он. – Он специализировался на этом искусстве, и никому пока еще не удавалось съеживать людишек до такого крошечного размера. Даже я, Долон, не в состоянии сотворить что-нибудь подобное. Перед вами лучшая существующая коллекция его фигурок. Не хватает только светловолосого сарацина. У Базирана такая есть, да он не отдает, даже в обмен на водяную фею – ему как раз такая нужна. Все твердит, мол, водяная фея – штука непостоянная, вот она есть, а вот ее и нет, попади ненароком вода в бутылку – и кранты, фея сама сработает заклинание и смоется.

Он вздохнул.

– Видите, что творят увлечения даже с величайшими из нас? Но ладно входите в кабинет, добрые сэры, устраивайтесь. Да, аккуратней с василиском* [15], когда пойдете по коридору.

– С василиском?! – переспросил Ши.

– Угу. Здорово все-таки Базиран придумал. У нас в Ордене уже все магистры ими обзавелись. Их ставят обычно прямо у входа во внутренние помещения. На членов Ордена и их друзей они ноль внимания, но стоит войти кому-нибудь из людей Глорианы... Как глянет – и готово, сразу в камень превращаешься.


* * * | Математика волшебства | * * *