home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава Х

ОШИБКА УЧИТЕЛЯ ВИКА

Посмотрите, что у меня есть, – похвастался Питер, пулей влетая на кухню с ключом в вытянутых руках. – Ванна сама дала мне его. Вы можете в это поверить? Она только что по своей воле дала мне ключ от кладовки.

– А сейчас ты отдашь его мне, – проговорил уже вернувшийся из подземелья на кухню Керли Ред, выхватывая ключ из рук Питера. – Спасибо, что сэкономил мне время.

В этот момент за спиной у Керли Реда возник учитель Вик. Он выхватил ключ у распорядителя, прежде чем тот успел понять, что происходит.

– Да как ты смеешь… – начал было Керли, поворачиваясь назад и готовясь отделать обидчика когтями так, чтобы тому неповадно было шутить с ним подобным образом. Но его планы изменились, когда он увидел, кто именно отобрал у него ключ. Керли уже слышал новость о помолвке Ванны и Вика, и он надеялся, что его пригласят распорядителем на их свадьбу. Это будет бракосочетание века.

– Что вы сказали? – спросил у него учитель Вик, подняв бровь и вращая ключ вокруг указательного пальца.

– Гм… Гм… Гм… – замялся Керли.

– Неужели? – Учитель Вик поднял другую бровь и перестал вращать ключ.

– Я хотел сказать – добрый вечер. Смею заметить, на вас превосходный плащ, – проговорил Керли. – Ведь он от Кейпера, не так ли?

Учитель Вик кивнул, а Керли продолжал:

– Позвольте мне поздравить вас с помолвкой. Вы с Ванной – изумительно зловещая пара.

– Благодарю вас, – вежливо отозвался Вик.

– Я говорю это совершенно искренне. – Керли поправил Вику воротник плаща. – Даже не знаю, известно ли вам, что я специалист не только по пирам, но и по свадьбам.

– Вы обручены? – спросила у Вика Аманда; остальные школьники напряженно ждали ответа.

– Это длинная история. – Вик округлил глаза, как это делала Аманда в классе, когда желала дать знать своим приятелям, что они не должны принимать всерьез сказанные ею слова. Однако это выражение показалось девочке нелепым и совершенно неуместным на лице вампира.

– Я на вашем месте придерживалась бы старых, испытанных усмешек и ухмылок, – заметила Аманда, потрепав учителя Вика по плечу. – Они вам больше к лицу.

– Я устраиваю праздники, пикники, пиры, балы, маскарады и все такое прочее, но свадьбы – это мой конек, – продолжил свою рекламную кампанию Керли Ред. – Знаете ли вы, что я был распорядителем на свадьбе принцессы Смерти? Есть даже такой слоган: «Хотите кайф поймать от свадьбы и обеда? Нет проще ничего: зовите Керли Реда!»

– Я думаю, ему больше подошел бы другой слоган, – прошептал Питер на ухо Гейбу. – «Как мерзкий кровосос, бесстыдный и лукавый, ты, Керли, заслужил свою дурную славу».

– Большое спасибо, – сердечно поблагодарил Питера Керли, подслушавший сочиненный мальчиком стишок. Вампир-распорядитель так расчувствовался, что пожал Питеру руку. – Вы не будете возражать, если я использую этот слоган в своем новом рекламном ролике?

– Конечно, нет, Ваше Крутейшество, – галантно поклонился Питер. – Более того, вы меня премного обяжете, если воспользуетесь моим слоганом. Почту за честь оказать вам эту маленькую услугу.

– Мне нравится этот паренек, – сказал Керли учителю Вику, кивая на Питера. – Когда-нибудь он станет великим распорядителем.

Вдруг со стороны подземелья раздался какой-то треск, словно телега загромыхала по булыжной мостовой. Ребята повернули головы и увидели, как Ванесса, сестра Керли, выбирается из подвала, толкая перед собой сразу три подноса на колесиках, выстроенные один за другим, как вагоны поезда. На каждом подносе находилось огромное серебряное блюдо, накрытое сверкающей крышкой величиной с купол небольшого собора.

– Если уж зашла речь о великих распорядителях, – проговорила Ванесса, толкая перед собой «поезд» до тех пор, пока передний поднос на колесиках не врезался в ноги ее брата сзади на уровне колен, что заставило Керли присесть в нелепой позе, – то получай, братишка. Короче говоря, первые три блюда готовы. Можно подавать их на стол.

Керли осторожно выпрямился и спросил у сестры:

– Сколько раз ты проделывала со мной этот трюк?

– Шесть тысяч триста семьдесят семь, – не задумываясь, ответила Ванесса и толкнула поднос еще раз, с тем же эффектом. – А теперь уже шесть тысяч триста семьдесят восемь, – подытожила она.

– Дело кончится тем, что я пожалуюсь маме, – пригрозил ей Керли, отодвигаясь в сторону, чтобы лишить сестру возможности увеличить счет.

Когда первый поднос поравнялся с Керли, распорядитель пира снял крышку со стоявшего на нем блюда. Под ней обнаружился полузамороженный отец Лауры, вставший на четвереньки. Его оттопыренный зад, украшенный узором из полумесяцев на фоне ночного неба, возвышался над остальным телом, а на сверкающей стенке блюда отражалось багровое лицо Ibpaция. Его шея была гладко выбрита, тщательно помыта и опрыснута экстрактом петрушки. Изо рта у него торчало большое гнилое яблоко.

– Великолепно! Просто потрясающе! По части оформления это настоящий шедевр кулинарного искусства. – Керли захлопал в ладоши. – Тот, кто недооценивает внешний вид еды, совершает непоправимую ошибку. Я всегда говорю: «Если еда хорошо выглядит, значит, она вкусна».

Керли очень аккуратно, чтобы не задеть кожу Горация своим острым ногтем, провел пальцем по его шее. Затем он облизал палец и посмаковал вкус. После небольшой паузы маэстро облизал еще и губы.

– Немного недосолено, – заключил он. – Ванесса, дорогая, надо исправить эту маленькую оплошность.

– Тебя послушать, так соли всегда не хватает, – проворчала Ванесса, направляясь обратно в подземелье, где осталась солонка. – Сколько бы я ни солила, тебе все мало.

– И добавь капельку умягчителя шеи, дорогая! – крикнул ей вдогонку Керли, еще раз облизав палец. – Ты, как всегда, решила сэкономить на этом лосьоне.

Когда Ванесса скрылась за дверью подземелья, учитель Вик стремительно подошел к Питеру и что-то прошептал ему на ухо. Питер кивнул, улыбнулся и последовал за Ванессой.

– Подождите, Ванесса! – окликнул ее Питер, подходя к двери в подземелье. – Позвольте мне вам помочь. Нельзя заставлять ждать такого человека, как Керли Ред.

– Мне все больше нравится этот парень, – улыбнулся Керли. – Возможно, я разрешу ему прокусить вену на руке, прежде чем мы подадим еду к столу.

Мнение Ванессы о Питере оказалось гораздо более сдержанным, чем мнение ее брата.

– Я и без тебя управлюсь, щенок, – пробурчала она, возвращаясь из дальнего конца подземелья с солью и умягчителем шеи. – Возомнил о себе невесть что. В наше время любая шантрапа воображает, что может стать учеником распорядителя…

Ванесса так и не успела закончить фразу, потому что Питер захлопнул дверь перед самым ее носом. Он быстро схватил ключ, висевший на стене рядом с дверью, и запер ее, прежде чем ошарашенная Ванесса успела хоть как-то отреагировать.

Подземелье Ванны, разрекламированное в последнем номере ежемесячного иллюстрированного журнала «Замки & Подземелья», вызывало зависть у всех вампиров Королевства. Оно было спроектировано таким образом, что могло в течение некоторого времени удерживать в своих стенах даже вампира.

Услышав приглушенные удары кулаков Ванессы, барабанящих по двери подземелья, и ее гневные вопли, Керли Ред подошел к этой двери, заглянул в замочную скважину и злорадно рассмеялся.

– Это отучит тебя экономить на умягчителе шеи, сестричка, – проговорил он, дружески похлопывая Питера по спине.

После того как он вдоволь насмеялся, глядя на разъяренное лицо сестры сквозь замочную скважину, Керли повернулся к Питеру и сказал:

– Хорошая шутка, парень. Но я боюсь, что тебе все же придется ее выпустить. Скоро поступит команда подавать первые блюда, а нам еще предстоит приготовить Лауру.

Питер кинул ключ от подземелья учителю Вику, поймавшему его той же рукой, в которой у него был ключ от кладовки Ванны.

– Я так не считаю, – покачал головой учитель Вик.

– Что здесь происходит? – забеспокоился Керли, переводя взгляд с Вика на Питера и обратно.

После того как учитель кивком подал ему соответствующий знак, Питер улыбнулся и вынул изо рта свои клыки. Гейб, Аманда, Эми и Донни последовали его примеру.

– Вы еда! – воскликнул Керли и помчался к двери, которая вела в столовую. – Еда разгуливает на свободе! Еда на свободе! – завопил он, рассчитывая поднять всех вампиров по тревоге.

Но учитель Вик резко преградил ему путь. Он посмотрел Керли прямо в глаза и сказал:

– Пора распорядиться этим распорядителем.


«Почему он так долго не возвращается?» – недоумевала Ванна, нервно барабаня острыми ногтями по столу и ногами по полу. Ей казалось, что с того момента, как Вик удалился, прошла целая вечность. Вдобавок ко всему ее гости начали проявлять явные признаки нетерпения.

– Холодные закуски были восхитительными, моя дорогая, – пропела ей на ухо Валерия своим вкрадчивым голосом. – Но если мне в самое ближайшее время не удастся вонзить клыки в какую-нибудь кровеносную артерию, я умру от истощения.

– В самом деле. Ванна, – поддержал Валерию Вернон. – Я так голоден, что, кажется, мог бы высосать кровь из быка-производителя.

Как раз в этот момент часы пробили полночь. Ванна не могла больше ждать. «Ладно, Вик, ты мне за это заплатишь, – мысленно пригрозила она своему нерадивому жениху – Тебе не достанется право первого укуса».

Ванна взяла в руку колокольчик, лежавший возле ее тарелки, и громко зазвонила, давая сигнал подавать первое блюдо.

Пока звук колокольчика замирал, распространяясь по длинным коридорам и анфиладам комнат ее замка. Ванна с благосклонной улыбкой посмотрела на дверь кухни. Но дверь и не подумала открыться. Лицо вампирши преобразилось: улыбка превратилась в оскал, а изо рта раздалось злобное рычание.


– Подождите, давайте разберемся, – пролепетал Керли Ред. – Давайте – эээээ – поговорим, как вампир с вампиром. Идет?

Керли и Вик ходили кругами, продолжая смотреть друг другу в глаза. Сначала Керли надеялся переглядеть Вика, однако очень скоро выяснилось, что его вампирская сила не шла ни в какое сравнение с силой учителя Вика. Только Ванна и сестра Вика Вивиана могли победить Вика в состязании кто кого пересмотрит. Керли был ему не соперник.

– Ладно, – выдохнул Керли, отводя взгляд в сторону. Ему припомнился совет, который дала ему мать еще в детстве, когда он только учился летать: «Если не можешь одолеть противника, предложи ему взятку». – Я дам вам дюжину бутылок моего лучшего вина «Человечья кровь» двухтысячелетней выдержки.

Учитель Вик продолжал молча пронизывать его своим парализующим взглядом.

– Хорошо. – Керли почувствовал, что его тело начинает коченеть. – Добавляю еще две дюжины, но это весь мой запас.

Вик едва не дрогнул. Предложенное распорядителем вино было отменным, и учитель давно не имел возможности им насладиться.

– Я вижу, вы настоящий ценитель, – улыбнулся Керли. – На самом деле у меня припасена для вас еще дюжина бутылок «Человечьей крови». Как говорится, кровь людская не водица.

Учитель Вик нахмурился, собрал свою волю в кулак и преодолел искушение.

«Кажется, я опять погорел из-за своей прижимистости, – подумал про себя Керли, чувствуя, что окончательно коченеет. – Надо было сразу предложить ему тринадцать ящиков».


Учитель Вик отвел взгляд от замороженного Керли в ту самую секунду, когда часы пробили полночь. Тут же зазвонил колокольчик Ванны.

Питер, смотревший в столовую сквозь замочную скважину, увидел, как Ванна поднимается из-за стола.

– Ванна идет! – оповестил он своих товарищей.

– Что нам делать? – спросил Донни дрогнувшим голосом.

– Поторапливаться, – ответил учитель Вик, услышав приближающиеся шаги Ванны. – Мы должны действовать решительно и энергично. Берите подносы и…


Ванна сидела во главе длинного стола, в дальнем его конце, если смотреть со стороны кухни. Когда на звон ее колокольчика никто не отозвался, она еще сохраняла присутствие духа. Ей удавалось держать себя в руках, пока она вставала из-за стола и затем летела к двери мимо своих гостей.

– Простите, мне придется вас покинуть, но ненадолго, всего на минутку, – с улыбкой проговорила она, в полете скользя взглядом по рядам вампиров, сидевших по обе стороны стола. – Сейчас я выясню, чем вызвана досадная задержка на кухне. Думаю, дело в том, что Керли приготовил для нас с вами какой-то сногсшибательный сюрприз. Этот кровосос всегда отличался поразительной изобретательностью.

В душе у Ванны кипела ярость, горячая, как вулкан в преисподней. «Как он посмел задержать подачу первого блюда?! – мысленно ревела она, пролетая мимо Ванса и успевая отпустить вампиру-племяннику комплимент по поводу его нового наряда. – Как он решился поставить меня в такое идиотское положение? – беззвучно рычала она, пролетая мимо своей племянницы Вероники и поздравляя ее с защитой красного диплома в колледже. – Он за это поплатится. Я вырву ему клыки и прикажу сделать из них вилку. Будет знать, как со мной шутки шутить».

Ванна улыбалась, мило острила и приветливо кивала своим гостям, пока не подлетела к кухонной двери. Ее ярость клокотала все сильнее и сильнее. Оказавшись у цели, Ванна навострила когти и оскалила клыки, но в этот момент дверь резко отворилась и больно стукнула ее по носу.

– Подается горячая человечина! – прокричала Аманда тоном балаганного зазывалы.

Питер и Аманда устремились в столовую, толкая перед собой поднос на колесиках, на котором располагалось огромное блюдо с сияющей серебром крышкой.


Ванна потрогала нос в надежде, что он не кровоточит. Видя голодный блеск в глазах своих гостей, она понимала, что подобная рана могла иметь самые серьезные последствия.

– Еще минута промедления, и я рассердилась бы, – прошипела Ванна, пристроившись к Питеру и Аманде и сопровождая блюдо на подносе к столу. – Надеюсь, вы приготовили что-то особенное. – И она побарабанила ногтями по куполообразной крышке блюда.

– Да, это нечто, – подтвердила Аманда, не вдаваясь в подробности. Девочка понимала, что лучше покуда замять эту тему, но сдержанность и молчаливость никогда не входили в число ее добродетелей. Поэтому она добавила: – Я уверена, что вы будете от него в восторге. Готова поклясться, что ни в одно из своих блюд Керли Ред не вкладывал столько души.

Аманда прикусила язык, чтобы не хихикнуть, совершенно позабыв о том, что они с Питером перед выходом в столовую водрузили клыки обратно, как того требовал наскоро переработанный учителем Виком план действий. Должно быть, она слегка оцарапала себе губу, потому что реакция всех находившихся в столовой вампиров на приближение гастрономического кортежа оказалась очень бурной: одни из них громко вздыхали, другие рычали, а некоторые даже упали в обморок от избытка чувств, почуяв запах свежей крови. К счастью, все присутствующие, включая Ванну, решили, что аромат просачивается из-под крышки серебряного блюда.

– Запах изумительный, – вынуждена была признать Ванна дрогнувшим от волнения голосом. – Вы действительно думаете, что Керли превзошел самого себя ради моей скромной особы? – спросила она достаточно громко, чтобы ее могли услышать все гости.

Питер подтвердил:

– Готов побиться об заклад, что это истинная правда.


Все еще прятавшаяся под мешковиной Лаура дрожала от холода и страха. Изможденная до предела, она тем не менее не могла себе позволить сомкнуть глаза. Однажды она совершила такую ошибку и задремала. И что же? Ей приснилось, что она – ощипанная индейка накануне Дня благодарения. И за ней гонится толпа пилигримов. Но это были не простые паломники. За ней гнались пилигримы с клыками и пылающими красным огнем глазами.

Впрочем, реальность казалась теперь Лауре куда более ужасающей, чем любой кошмар. Девочка замерла, услышав стук приближающихся к кладовке шагов. Этот звук отзывался у нее в ушах громким эхом. Шаги приближались, пока не затихли перед самой дверью в кладовку. Через мгновение дверь распахнулась. Чтобы сдержать крик, Лаура вгрызлась зубами в мешковину, которая покрывала ее голову.

Стук шагов возобновился. На этот раз они звучали уже внутри кладовки. Поднялся такой шум, будто по крайней мере дюжина вампиров рыскала из одного конца кладовки в другой, без конца повторяя при этом имя девочки:

– Лаура, Лаура, где ты? Лаура, отзовись!

Это были именно те слова, которые произносили пилигримы в ее сне. Лаура вообразила, как вампиры будут высасывать из нее кровь. Она заткнула уши мешковиной. «Дорогой боженька, сжалься надо мной. Сделай так, чтобы они меня не нашли, – беззвучно молилась она. – Пожалуйста, не позволяй им меня найти».

– Я ее нашел. – Голос, который произнес эти слова, был приглушен мешковиной и ладонями девочки. Лаура хотела свернуться калачиком и каким-то образом затеряться. Или вдавиться в камень. Конечно, она понимала, что у нее нет ни малейшего шанса на успех.

– Она под этими мешками! – воскликнул взволнованный голос. – Видите, она дышит!

– Подождите минутку, – проговорила Лаура вслух. – Я узнаю этот голос. Это…

– Донни, – произнес учитель Вик с порога кладовки. – Забирай ее скорее. Нам пора сматываться отсюда.

Лаура не стала дожидаться, когда Донни выполнит указание учителя. Она сама скинула с себя мешки, подпрыгнула и поцеловала мальчика, приземлившись рядом с ним. Донни замер на месте как вкопанный.

– Она меня поцеловала! – произнес он лихорадочным шепотом. – Она меня поцеловала! – повторял Донни снова и снова, пока Лаура поочередно стискивала в объятиях Эми и Гейба. Затем она подскочила к Вику и сделала то, чего никак от себя не ожидала: крепко обняла своего учителя.

– Не торопись, крошка, – улыбнулся Вик. – Ты пока еще значишься в меню сегодняшнего ужина в качестве десертного блюда.

Хотя учитель Вик вел себя довольно сдержанно, но в глубине души он был преисполнен оптимизма: все складывалось прекрасно. Пока они бежали по коридору к кухне, чтобы забрать троих замороженных подопечных и двоих школьников, в голове у Вика вертелась только одна мысль: «Все идет по плану».

Но ребятам, находившимся в столовой у Ванны, будущее не представлялось таким лучезарным. Предполагалось, что Питер и Аманда доставят блюдо и сразу после этого вернутся на кухню, чтобы дождаться там учителя Вика, пока Ванна будет произносить свою коронную речь. На всех своих предыдущих приемах Ванна не менее получаса объясняла гостям, какую честь она им оказала, пригласив на пир в свой замок, и как они должны быть ей за это благодарны. Еда оказывалась такой вкусной, что гости готовы были подождать.

Вот поэтому учитель и надеялся на успех. Вик рассчитывал, что у него будет достаточно времени, чтобы освободить Лауру, вернуться за Питером, Амандой, Горацием Истоном и Дрейперами и незаметно вылететь домой.

Но, как назло, Ванна именно на этот раз решила нарушить традицию. Пока Питер и Аманда подкатывали поднос к краю освещенного свечами пространства вокруг стола, Ванна ограничила свою вступительную речь всего двумя фразами:

– Ура, кровь! Приступим.

Под дикие возгласы своих гостей Ванна повернулась к Аманде и Питеру и отдала заветное распоряжение:

– Подавайте еду.

Питер и Аманда переглянулись, затем посмотрели на Ванну.

– А? – выдохнули они одновременно.

– Подавайте еду, – повторила Ванна властным тоном. – Сию минуту!

Питер и Аманда понимали, что у них нет выбора. Напрягаясь из последних сил, они подняли блюдо с подноса. Два вампира, сидевшие перед ними, раздвинулись, чтобы ребята смогли поставить блюдо на стол.

Для настоящих вампиров-скаутов подобная операция не составила бы труда. Но для Питера и Аманды поднятие блюда было равноценно победе в соревнованиях по штанге на Олимпийских играх. Они задержали дыхание, нагнулись к блюду, напрягли мускулы…

И тут Вероника пронзительно завизжала.

Судя по всему, произошло нечто непоправимое. И дело было не в маскировке Питера и Аманды. С ней-то как раз был полный порядок: учитель Вик предусмотрел все – от фасона клыков до самого модного в нынешнем сезоне зловония. Но он упустил из виду одну маленькую деталь.

Вероника вопила, показывая пальцем на блюдо:

– Крышка! Посмотрите на крышку!

И все вампиры уставились на серебряную крышку. В ее гладкой поверхности четко отражались испуганные лица Аманды и Питера. Через мгновение весь зал заполнился яростными воплями, перемешанными с руганью и диким визгом.


Глава IX ТИЛИ-ТИЛИ ТЕСТО: УЧИТЕЛЬ И ЕГО НЕВЕСТА | Пир вампиров | Глава XI КУШАТЬ ПОДАНО!