home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



3

Фаэтон был очень раздражен беседой с Гелием. Сначала он хотел отредактировать ее, чтобы в памяти остался только ритуал посвящения, сверкающий, совершенный, незамутненный сарказмом и сомнениями Гелия. Разве нет у него на это права, если так ему хочется?

Но так вышло, что он не решился вырезать это воспоминание, и теперь понял, что никогда не станет делать этого. То раздражение, которое он испытывал тогда, было настоящим, оно – часть его «я», часть его жизни. Подкрашивание событий лишь сделает их ложными, сделает фальшивым его самого.

Он сохранил воспоминания в первоначальном виде. Он даже не стал сдавать их в архив, а оставил в голове.



предыдущая глава | Золотой век | cледующая глава