home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 12

Тэм и его спутники сидели на камне и смотрели в бурлящие воды Львиной Пасти. Пенистый поток метался между разбросанными, разбитыми скалами, а потом уносился в узкую протоку с такой силой, что содрогалась земля. Тэм не мог оторвать глаз от мчащейся внизу воды, которая походила на спину громадного змея, скользящего мимо них. Все остальные тоже застыли в молчаливом благоговении.

— Я с радостью предложу ему мои деньги, — сказал Синддл, стараясь пере кричать рев Льва. — Вы говорите, кому-то удалось миновать пороги?

Тэм кивнул:

— Да, но это совсем не просто. Кое-кто пропал в Львиной Пасти. Впрочем, другого пути нет. На скалы не взобраться, придется оставить лодку — да и без нее вряд ли нам удастся туда влезть. — Тэм показал на пороги. — Вот главное препятствие — каменный выступ. Видишь, Бэйори? Весла нужно убрать назад, чтобы хоть как-то контролировать движение лодки, но перед тем как мы окажемся возле той скалы, нужно занять положение поперек течения, иначе нас разобьет о камни.

Бэйори посмотрел на него, его лицо превратилось в непроницаемую маску.

— Я сяду на весла, если хочешь, — сказал он, — но ты лучше нас управляешь лодкой, Тэм.

Тэм кивнул, хотя ему и не хотелось признавать, что Бэйори прав. Он должен вытащить их отсюда, провести лодку через пороги, несмотря на то что ему еще ни разу не приходилось бывать в подобных ситуациях. Он скорчился у мчащейся мимо реки, словно ему вдруг захотелось почувствовать ее могущество.

— Если нам не повезет и мы перевернемся, — проговорил он, — держитесь за лодку, но будьте осторожны. Если окажетесь между лодкой и камнями, вас раздавит. Лучше плыть самому, чем это.

Тэм снова посмотрел на пороги. Все молчали. Во рту у него пересохло, ему казалось, будто земля содрогается так сильно, что ее боль отзывается в ногах, подступает к горлу.

Синддл достал монету из кармана куртки. Несколько мгновений он смотрел на сверкающие воды реки, где она, подмигнув ему в последний раз, медленно исчезла на дне среди пены. Тэм взвесил в руке свою монету, а потом швырнул ее, словно хотел увидеть, как она упадет — орлом или решкой. Но она тут же исчезла, и он ничего не успел разглядеть. Бэйори последовал примеру Тэма, его монета пролетела дальше остальных, в самое глубокое место.

Еще минуту они стояли, глядя вперед и не спеша вернуться в лодку, которая неожиданно показалась им такой маленькой и ненадежной. Пришла пора двинуться в путь, или придется поселиться на этом камне. Неожиданно Финнол, бледный как полотно, сделал шаг вперед и уронил свою монетку в пену. Она упала совсем близко, как будто ему не хватило сил бросить ее дальше.

Синддл встретился глазами с Тэмом и чуть приподнял бровь. Никто ничего не сказал Финнолу.

— От того, что мы тут стоим, храбрости у меня не прибавляется, — мрачно проворчал Бэйори.

Он отвернулся от воды, несколько секунд его спутники колебались, затем последовали за ним. Они спустили лодку на воду и запрыгнули внутрь. Финнол споткнулся и неловко плюхнулся на свое место. Он сидел напряженно, не шевелясь, глядя вперед и отчаянно цепляясь за борта.

Река протянула к ним свои руки и, подхватив лодку, швырнула ее в бурлящий поток. Тэм изо всех сил старался грести, но реке было на него наплевать. Она бросала их из стороны в сторону, потом вновь тащила вперед. Сидевший на носу Бэйори взял весло, приготовившись отталкиваться от торчащих из воды камней, совсем как Ассал. Финнол опустился на дно, словно надеялся спрятаться от Льва.

Неожиданно они полетели вниз, нос залило водой, но тут же выскочили наверх. Их с ног до головы окатило водой, швыряло из стороны в сторону, точно они вдруг превратились в кости на игровом столе. Лодка мчалась вперед все быстрее, постоянно набирая скорость, и вдруг ее начало сносить в сторону. Отчаянным усилием Тэм вернул ее на прежний курс.

Он пытался избежать столкновения со скалой, но река неуклонно тащила их вперед. Они налетели на подводный камень, раздался скрежет, и всех швырнуло на один борт. Бэйори разбил о камень весло и принялся размахивать обломком, чтобы избежать столкновения с другим.

Но в следующее мгновение они миновали очередной опасный участок и начали быстро падать. Река продолжала швырять их из стороны в сторону, они то погружались в воду, то снова выскакивали на поверхность. Все четверо цеплялись за борта так, будто лодка неожиданно превратилась в норовистую лошадь, во все стороны летела пена, мимо проносились скалистые берега. Они еще дважды налетали на подводные камни, но всякий раз течение подхватывало их и увлекало за собой. На дне лодки плескалась вода, и Тэм решил, что они попали в западню.

Впереди появилась неровная гряда, и Тэм изо всех сил налег на весла, но одно наткнулось на камень и с силой ударило юношу в грудь, отбросив назад, прежде чем уключина вырвалась из паза и весло высвободилось. Скала высилась прямо впереди, но они промчались мимо, едва не задев ее бортом.

Они рухнули вниз, а в следующую секунду оказались в спокойных водах. И хотя страшный рык Льва остался позади, течение здесь тоже было довольно быстрым. Все принялись оглядываться, облегчение еще не успело сменить страх. Тэм слышал, как Финнол отчаянно ругается, выбираясь из воды на дне лодки. Бэйори продолжал держать в руке обломки весла, словно человек, который никак не может поверить в то, что лишился собственной конечности.

— Нужно причалить к берегу, как только появится возможность, — прохрипел он. Волосы облепили его лицо, он задыхался, как человек, который слишком долго не дышал. — Все нужно просушить… и починить лодку. — Он ласково погладил рукой борт. — Кто знает, какие повреждения она получила?

Бэйори и Синддл принялись вычерпывать воду, но она больше не набиралась внутрь, и Тэм успокоился.

— Не зря мы заплатили, чтобы он нас пропустил, — заявил Синддл и посмотрел на Финнола.

— Боюсь только, что Лев, как настоящий прожигатель жизни, потратит наши денежки на какую-нибудь никчемную львицу или напьется, — вымученно улыбнувшись, заметил Финнол. — Надо же ему запить эту мерзкую воду.

Даже серьезный Синддл рассмеялся. Впрочем, перед лицом Льва Финнол почему-то не насмешничал.

Они плыли по протоке еще примерно полчаса, но река вела себя вполне прилично, несмотря на сильное течение. Им даже не попались подводные камни и теснины. В конце концов они оставили за спиной Львиную Пасть, лодку медленно закружило на месте и потянуло в неожиданно появившуюся заводь. После хаоса, царившего в порогах, показалось, что здесь неестественно тихо и спокойно.

На берегу росла тимофеевка, а листья водяных лилий медленно тянулись вслед за лодкой. Тэм вдохнул запах прогретой солнцем земли и гниющих растений. Бэйори встал на ноги, показал Тэму обломком весла место, где следует причалить, и тот подвел лодку к низкому берегу. Когда они выбрались наружу, неподалеку раздался плеск.

— Заплатили Льву, да? — услышали они скрипучий голос.

Тэм поднял голову и увидел, что в тени нависшего над водой дерева стоит какой-то человек. Он был в рваном плаще, а его голову украшала высокая, давно потерявшая форму бархатная шапочка с пером. Потертые штаны, обрезанные у колен, открывали худые ноги. Старик, тощий, но жилистый, с обветренной, потемневшей на солнце кожей. Тэм решил, что у него, наверное, нет дома и он живет где придется. Резкие черты лица и выступающие скулы обращали на себя внимание, но в глазах старика светился ум. В руках он держал что-то вроде копья, на конце которого извивалась маленькая рыбешка.

— Не важно, — заявил незнакомец. — Он вас пропустит или нет, это уж как ему захочется. Знаете, я ему заплатил. Многие утверждают, что нет, но я ему свои денежки отдал. Даже два раза, но я все равно здесь, застрял на берегу, и никакой надежды продолжить путь. Совсем никакой.

— А кто вы такой? — спросил Финнол, выбираясь на берег и с изумлением глядя на незнакомца.

Тот посмотрел на воду и поднял копье. Потом сделал маленький шаг вперед, длинноногий и неловкий, точно журавль, подумал Тэм. Что стало с его рыбой, он не заметил. Мужчина поднял руку, и лохмотья его плаща отбросили на воду тень.

— Я? — переспросил он, сделав еще шаг вперед. — А ты кто такой?

— Ну, я Финнол, а это мои кузены, Тэм и Бэйори. И Синддл, собиратель преданий.

Незнакомец вскинул голову и принялся рассматривать Синддла.

— Река хранит много преданий, уж можете не сомневаться, но многие из них поглотила Львиная Пасть. Он сожрал обоих моих братьев, а меня выплюнул вот сюда. — Он поморщился. — А вас… вас он всех оставил в живых.

Какое-то движение привлекло его внимание, он метнул копье в воду, но ничего не поймал.

Тэм заметил, что Финнолу явно не по себе и он держится так, будто готов в любой момент отскочить подальше от незнакомца.

— А почему вы не можете отправиться дальше по реке? — спросил Финнол. — Ведь самое страшное осталось позади. Мужчина склонил голову набок и взглянул на него.

— Он меня поджидает — Лев. Но не получит.

— Если вы поплывете вниз по течению, он останется у вас за спиной, — заметил Бэйори. — А вы будете в полной безопасности.

Незнакомец снова принялся выслеживать рыбу. Неожиданно Тэм заметил, что на руке, в которой он зажал копье, только три пальца.

— Теперь мне ясно, что вы плохо знаете реку, — проворчал незнакомец. — Мы с братьями отправились в Пасть втроем, но выбрались только двое. А когда поплыли вниз по реке, то вдруг поняли, что снова оказались среди порогов.

— Но ведь их только пять, — быстро проговорил Финнол. — Вы миновали последний.

Мужчина покачал головой:

— У реки в запасе гораздо больше сюрпризов, чем вы думаете, больше притоков, чем вам известно. Мы снова вернулись в Пасть, и на сей раз в живых остался только я один, а наша лодка превратилась в щепки. Лев забрал два моих пальца, с тех пор я тут и живу. — Он отвернулся и медленно, сгорбившись и опустив голову, зашагал вдоль берега. — Я не поплыву вниз по реке, потому что он собирается сожрать и меня. Но я не такой дурак. Нет, здесь я в полной безопасности. Мне хорошо в компании холодной, старой реки, которая поет мне свои песни. Во всяком случае, это лучше, чем смерть.

И он ушел, осторожно ступая по воде и стараясь не нарушить ее неподвижную гладь.

Все были так поражены, что несколько мгновений молча смотрели ему вслед.

— Говорят, что люди, населяющие дикие края, немного странные, — сказал Финнол, — что они не могут жить рядом с другими… Но этот… — Он посмотрел на Тэма, будто только сейчас сообразил, насколько серьезно прозвучали его слова, и широко ухмыльнулся. — Мы миновали Пасть! И если только Лев не умчался вперед по реке, нас ждут спокойные воды — относительно, конечно, отсюда и до самой Песчаной Пустоши!

Финнол и Синддл начали раскладывать мокрые вещи на солнце, а Тэм и Бэйори занялись лодкой. Они вчетвером вытащили ее на берег — следует отметить, что их посудина представляла собой весьма печальное зрелище. Сплошные царапины и шрамы, хотя все доски на месте и ни одной трещины.

— Придется немножко попотеть, — заявил Бэйори. — Но на самом деле ничего страшного. Давайте разобьем здесь лагерь и проведем ночь тут, потому что, когда я все сделаю, лодка должна будет немного просохнуть.

Он достал свой набор инструментов и стащил мокрую рубашку, чтобы приступить к работе. Помочь Бэйори они ничем не могли и потому предоставили ему лечить лодку, а сами отправились купаться и ловить рыбу.

Ночь они провели, завернувшись в одеяла, на берегу, под звездами, под рычание свирепого Льва, которое так или иначе проникало в их сны.

Тэм заснул поздно, и ему приснился неприятный сон. Их лодка перевернулась, и его утащило в водоворот, в зеленые, украшенные белой пеной воды, на самое дно, где он нашел сотни других жертв Львиной Пасти. Их трепало течение, и они походили на тряпичных кукол, исполняющих бесконечный призрачный танец. А вокруг них, точно листья, кружащие на легком ветру, сверкали монеты — плата за право миновать Пасть.

Он проснулся и увидел луну, плывущую в небе, над порогами раздавался устрашающий рев Льва, а ветер шелестел листьями у них над головами.

В тени, чуть дальше того места, где они разбили лагерь, возникло какое-то движение. Сначала Тэм решил, что незнакомец, которого они встретили днем, явился, чтобы совершить какое-нибудь злодеяние, но на свет никто не вышел. Тэм очень медленно приподнялся на локте.

— Ты тоже видел? — спросил Синддл из темноты.

— Да. Может быть, старик, которого мы встретили сегодня?

— Не знаю, что это. Явно не животное. Скорее похоже… ну, не знаю. Мне показалось, что я уловил какое-то движение, но ничего определенного. Так стекло падает в воду…

— Шутки лунного света и тени, наверное, — кивнув, проговорил Тэм.

— Над вершинами деревьев, может быть, — не стал спорить Синддл. — Скоро утро. Спи, а я посторожу.

Тэм собрался возразить, но Синддл уже поднялся, держа в руке свой меч. Тэм закрыл глаза, но заснул не сразу. Его вдруг окутало ощущение невыносимой тоски, но он каким-то непостижимым образом понимал, что эта боль не имеет к нему никакого отношения.

«Дело в моем сне», — подумал он.

Он утонул в печали, точно его нес за собой ее холодный, наполненный горечью поток.


ГЛАВА 11 | Единое королевство | ГЛАВА 13