home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 50

Принц Майкл пробирался сквозь толпу. Он не мог принять на веру слова лорда Каррала, но чувствовал, что этот человек не мог лгать. Каких же шпионов имеют Уиллсы, если лорд Каррал узнал, что Элиз находится в лагере принца Иннесского, раньше принца Майкла!

Неужели Хафидда абсолютно не волнуют понятия чести? Отец принца Майкла поставил свое имя на хартии, гарантирующей мир на ярмарке. А теперь его советник нарушил мир и напал на фаэлей!

Как только принц оказался на территории своего лагеря, он сразу направился к шатру отца.

— Где принц? — резко спросил он у стражников.

— Сегодня вечером он обедает с герцогом Варрном, — с поклоном ответил стражник.

Принц Майкл колебался всего несколько мгновений. Хафидд дал ему хороший урок: слабые духом погибнут, а дерзкие будут процветать.

— Я не могу его ждать, — заявил он. — Соберите двадцать вооруженных воинов. Мне они нужны немедленно. Стражник склонил голову:

— С какой целью?

— Мы должны обеспечить безопасность моей невесты.

— Ваша светлость, мне необходимо получить разрешение своего командира, чтобы выполнить такой приказ. Куда мы отправимся?

— Чистить конюшни! Вот где ты проведешь остатки своих дней, если через полчаса здесь не будет двадцати вооруженных воинов. Ты выполнишь мой приказ, или жизнь в куче навоза тебе нравится больше?

Стражник вытянулся в струнку, а его лицо стало пунцовым.

— Я соберу двадцать воинов, — ответил он.

— И позаботься о том, чтобы они надели доспехи, — прорычал принц Майкл, после чего сам отправился на поиски кольчуги и оружия.

Через полчаса он вел за собой отряд из двадцати человек, их путь озаряли факелы, которые колебались точно так же, как воля самого принца. Он боялся не только Хафидда, но и последствий своей выходки. Он не сможет отступить после того, как столкнется с Хафиддом лицом к лицу. Возможно, прольется кровь. Принц сомневался, что у него хватит решимости довести дело до конца.

Почему люди так боятся Хафидда? Почему он сам так трусит?

Майкл вдруг вспомнил, что Хафидд ударил лорда Каррала. Ударил слепого человека, который даже не мог защититься, ударил гениального менестреля — принц Майкл гордился, что живет в одно время со столь замечательным музыкантом. При мысли о медленном пламени, которое уже давно втайне горело в его сердце, постепенно превращаясь в костер гнева, принц Майкл постарался забыть обо всех своих сомнениях. Другого пути не существует. Только ярость поможет ему преодолеть неуверенность и страх.

Он решительно вел свой отряд к шатру Хафидда, возмущенный тем, что рыцарь устроился в лагере его отца, словно лорд, хотя ему не принадлежит ни клочка земли.

Двое воинов Хафидда встали перед ним, как только принц Майкл переступил через невидимую линию, отмечающую территорию советника. Оба воина молча преграждали ему путь.

— Я буду говорить с Хафиддом, — заявил принц Майкл, удивленный тем, как уверенно звучит его голос.

— Здесь нет человека с таким именем, — возразил воин.

— Тогда я буду говорить с сэром Эремоном. Это лагерь моего отца, и у вас здесь нет никаких прав. Отойдите в сторону.

Стражники переглянулись и положили руки на рукояти мечей, словно рядом не стояли двадцать вооруженных воинов. Их дерзость была невыносимой, и принц, не раздумывая, обнажил свой меч.

— Если они не отступят, убейте их, — сказал он, поднимая свой меч.

Он услышал, как двадцать клинков одновременно покинули ножны. Люди его отца презирали воинов Хафидда… к тому же они имели численное преимущество.

Воины Хафидда попытались обнажить мечи, но принц нанес удар по правой руке первого воина прежде, чем тот успел вытащить оружие из ножен. Второй направил удар в голову принца, но Майкл успел отскочить в сторону. Шестеро его воинов бросилось к стражнику, и через мгновение ему пришел бы конец, если бы принц Майкл не остановил своих людей:

— Возьмите его в плен. Он ослушался моего приказа и обратил против меня оружие. Всякий человек, осмелившийся так поступить, предстанет перед моим отцом, и ему придется объяснить, почему он поднял руку на его сына. — Острие меча принца Майкла прикоснулось к горлу стражника Хафидда. — Кричи, но я советую тебе выбрать подходящие слова.

Стражник сглотнул.

— Где Элиз Уиллс?

Стражник стоял и молча смотрел на принца.

Принц Майкл обернулся к своим людям.

— Здесь должно быть только две охраняемые палатки — одна сэра Эремона, а вторая — та, которая мне нужна. Разбейтесь на пары и отправляйтесь на поиски.

Воины разошлись в разные стороны, их доспехи зловеще звенели в тишине ночи. Очень скоро они вернулись.

— Здесь действительно две охраняемые палатки, над одной из них развевается знамя сэра Эремона, над другой двойной лебедь Уиллсов.

— Какой странный знак уважения! — сказал принц Майкл. Он указал на воинов Хафидда. — Уведите этих людей. Когда мой отец вернется, он разберется с ними. А теперь покажите мне шатер, над которым развевается знамя с двойным лебедем.

Идти пришлось недолго. Перед шатром стояли на страже еще двое воинов в черных плащах. Когда они увидели отряд принца, один из них сразу бросился бежать. Второй выступил вперед, но принц Майкл решил не терять времени на переговоры.

— Окружите его, — приказал он. — Если будет сопротивляться, убейте.

Однако воин сразу понял, что происходит. Он тут же убрал меч в ножны и развел руки в стороны. Принц остановился у входа в шатер и откашлялся.

— Леди Элиз?

Через мгновение в мерцающем свете факелов появилась Элиз Уилле.

— О, Майкл, вы меня нашли, — тихо проговорила она, и на ее ресницах блеснули слезы.

— Мы не можем терять ни секунды. Оставьте все и следуйте за нами. Хафидд знает, что я здесь.

Элиз кивнула и решительно зашагала рядом с принцем, отряд его воинов следовал за ними. Майкл почувствовал, как в нем просыпается надежда на успех. Еще двадцать ярдов — и они окажутся на территории лагеря его отца. Пусть тогда Хафидд попытается отбить Элиз!

Они обошли шатер и увидели Хафидда, стоящего перед дюжиной своих призрачных воинов, которые успели обнажить мечи.

— Принц Майкл? — сказал Хафидд, словно не верил своим глазам. — Что вы делаете? Мне сказали, что один из моих людей ранен.

— Я забираю свою невесту, она будет жить с моей тетушкой.

— Весьма разумный шаг. Я ждал вашего отца, чтобы узнать его мнение по данному вопросу. Леди Элиз, безусловно, не может оставаться в моем лагере. — Хафидд удивленно приподнял брови. — Но почему вы не пришли ко мне, чтобы решить этот вопрос? Зачем взяли с собой вооруженных людей и ранили одного из моих воинов?

Принц Майкл почувствовал, как его ладонь сжала рукоять меча. Он мог бы предвидеть, что Хафидд постарается сделать так, что любой поступок Майкла будет выглядеть глупым и незрелым.

— Потому что я знаю, кто вы такой, сэр Хафидд, и кому вы однажды служили. И я знаю, чем вы заняты в лагере моего отца. И вы называете себя советником! Ваши советы приведут моего отца к разорению и гибели, если вам это будет выгодно. Отойдите с моего пути. Мы отведем леди Элиз к моей тетушке.

Принц Майкл заставил себя сделать первый шаг, а потом повел своих людей дальше, обходя Хафидда и его отряд, чтобы избежать столкновения. Хафидд бросил на него свирепый взгляд, но Майкл сделал вид, что ничего не заметил. На самом деле он едва дышал от страха.

Только после того, как они оказались в лагере его отца, принц Майкл с облегчением вздохнул. Элиз взяла его под руку.

— Он бы никогда меня не отпустил, если бы вы не пришли с отрядом воинов, — сказала она. — Вас не должно смущать то, что он вдруг заговорил как здравомыслящий человек. Он не таков.

Они сидели на стульях возле навеса и смотрели в небо, где сияли луна и звезды. Элиз поплотнее закуталась в одолженную ей шаль. В дюжине футов от них, возле шатра, сидела тетушка принца Майкла и вышивала.

— Вас действительно похитили из лагеря фаэлей? — понизив голос, спросил принц.

Элиз кивнула.

— Одна из моих спутниц — она мне помогала — убита… — Девушка закрыла глаза, и по щекам покатились горячие слезы.

Элиз почувствовала, как рука принца Майкла осторожно сжала ее ладонь. Несколько долгих мгновений Элиз продолжала плакать.

— Должно быть, вы меня презираете. Такая несдержанность…

— Наоборот, ваше поведение вызывает уважение. А реакция на гибель друзей вполне естественна. Хафидд всегда мстит тем, кто встает на его пути. Ему удалось отыскать человека, которого он называет «мой уист»?

— Его зовут Алаан, — сказала Элиз. — Нет, его с нами не было. Со мной оставалась только Элффен. — Слезы вновь брызнули из ее глаз, но на сей раз она быстро с ними справилась. — Что теперь со мной будет? — спросила она, вытирая глаза.

В ее руках тут же оказался платочек.

Принц откинулся на спинку стула.

— Полагаю, мой отец сообщит вашей семье, что вас нашли, но, если быть честным до конца, я сомневаюсь, что он согласится вас вернуть.

— Наверное, вы правы, — ответила Элиз, думая, как ужасно она сейчас выглядит рядом с прекрасно одетым и уверенным в себе принцем.

Она забыла о своей красоте. Да, она была красива, но сейчас выглядит несчастной.

— Я ужасно сожалею, что вы вовлечены в эту историю против вашей воли, — неожиданно заявил принц.

— А я ужасно сожалею, что мы оба были вовлечены в эту историю, — призналась Элиз. — Они развяжут войну, мои глупые родственники и ваша честолюбивая семья, а мы будем ее частью. Вы, я и ребенок, которого ваш отец хочет посадить на несуществующий трон.

Принц опустил плечи, словно тяжесть сказанного Элиз придавила его к земле.

— О, мой отец тут ни при чем. Нет, я не совсем честен. Он хотел бы восстановить старое королевство и посадить на трон своего внука. Но его поступками руководит Хафидд. Без Хафидда мечты моего отца о славе навсегда остались бы мечтами.

Элиз закрыла глаза, вспоминая слова Хафидда.

— Он угрожал мне, — едва слышно проговорила она, словно Хафидд мог ее услышать. — Он сказал, что если я откажусь родить ребенка… то у меня есть выбор: родить ребенка от вас… или от него.

Принц выпрямился.

— И еще кое-что, — продолжала Элиз. — Я очень боюсь за помогавших мне юношей. Хафидд так мстителен, а они всего лишь наивные молодые люди из небольшого поселения на севере.

— Я постараюсь их предупредить, — быстро обещал принц. — Где они сейчас?

— Они находились в лагере фаэлей, — ответила Элиз, а потом тихо спросила: — У нас остается хоть какая-то надежда?

Принц сделал глубокий вдох и собрался ответить, но в последний момент передумал. Он не станет говорить банальности, они оба заслуживают большего. Элиз Уиллс слишком умна.

— Я не знаю, Элиз. Такова правда. Если у Хафидда и есть слабости, мне о них пока узнать не удалось.


ГЛАВА 49 | Единое королевство | ГЛАВА 51